Женщины в плену у пиратов – Казни и пытки у пиратов XVI—XVIII века

3 года в плену у сомалийских пиратов: голод, пытки и изнасилования

Канадская журналистка Аманда Линдхаут, которая 15 месяцев провела в плену у сомалийских террористов, рассказала о насилии, которому подвергалась в заточении. Она поведала о пережитом в своей книге «Дом на небе», пишет Daily Mail.

А.Линдхаут была похищена в 2008г. в возрасте 27 лет вместе с бывшим возлюбленным, 36-летним австралийским фотографом Найджелом Бреннаном. Боевики схватили их на третий день пребывания в столице Сомали Могадишо.

Вместе с иностранцами был похищен сомалийский журналист Абдифатах Мухаммед Элми, который исполнял функции переводчика. Впрочем, террористы отпустили его спустя несколько месяцев.

Отметим, что Н.Бреннан ранее не ездил в горячие точки, а А.Линдхаут провела некоторое время в Ираке, где также успела побывать в плену. В Могадишо она поразила опытных журналистов своей бравадой и наивностью. Один из них даже сказал: «Она либо сама погибнет, либо из-за нее кто-нибудь умрет».

Иностранцы были похищены 23 августа 2008г., когда вышли из отеля. Террористы потребовали 3 млн долларов за освобождение заложников. В заключении их морили голодом, избивали, а А.Линдхаут неоднократно подвергалась групповому изнасилованию. При этом Н.Бреннан слышал через тонкие стены своей камеры стоны возлюбленной, над которой надругались боевики.

Пленники даже приняли ислам, надеясь, что это улучшит их положение, однако отношение к ним осталось прежним. Спустя 100 дней заключения А.Линдхаут вывезли в пустыню, приставили нож к горлу и велели звонить своей матери с просьбой о миллионе долларов выкупа. «Я рыдала в грязи, словно раненое животное, которое не может говорить», — описывает канадка свои муки.

Заложники пытались бежать. Выбравшись из тюрьмы, они укрылись в местной мечети, но там помочь им не смогли. Правда, один из местных жителей дал Н.Бреннану автомат, но тот отказался стрелять. За попытку побега пленники были жестоко избиты, их заковали в цепи и посадили в камеры с крысами.

По неподтвержденным данным, в заточении А.Линдхаут родила мальчика, которого назвали Осама. Однако женщина отказалась говорить об этом, сказав лишь, что пережила в плену «отвратительные вещи».

Пленники были освобождены лишь в ноябре 2009г., после того как их семьи собрали миллион долларов — террористы снизили сумму выкупа. «Меня избивали и пытали. Это была очень, очень трудная ситуация», — заявила А.Линдхаут после освобождения.

Н.Бреннан в 2011г. выпустил книгу о пережитом под названием «Цена жизни». Книга А.Линдхаут выходит в этом месяце. Она также основала благотворительный фонд, который помогает женщинам в Сомали и Кении. Бывшие возлюбленные больше не общаются между собой.© Отсюда

kolyaseg.livejournal.com

В плену у пиратов

Многие боялись пиратского плена, но на деле угодить в трюм к морским разбойникам — совсем не так страшно.

Безумный пират Эдвард Лоу.jpg

Безумный пират Эдвард Лоу. (pinterest.com)

Когда пираты наводнили моря и океаны Европы и Нового Света, у многих сложилось представление, что нет ничего страшнее, чем попасть к ним в руки живым. Повешение на рее, пускание по доске, пытки… По доске, правда, пираты пускали в основном изменников, а вздернуть на рее — это не про них, это для них. Капитанов, которые убивали и мучали беззащитных пленных можно пересчитать по пальцам. Строго говоря, их таких было ровно двое. Франсуа Олонэ — флибустьер с каперским патентом — который убивал исключительно испанцев, потому что имел к ним личный счет.

Как правило, француз казнил всех, кроме одного. Этого счастливчика оставляли в живых для того, чтобы он распускал слух о свирепом капитане Олонэ, который поклялся убить каждого испанца в Новом Свете. Другим любителем кровавых расправ был англичанин Эдвард Лоу. Он жил уже в XVIII-м веке и был не капером, а полноценным пиратом, тем самым, которого в случае поимки ждет виселица. Лоу действительно убивал пленных, причем со собой жестокостью. Описавший его похождения капитан Чарльз Джонсон уверял, что Лоу был безумен. Скорее всего, так оно и есть, ибо другие пираты не вырезали тех, кто попал к ним в плен.

Отдать за выкуп

Олонэ. (pinterest.com)

Большинство пиратов стремились получить за пленных выкуп. Другое дело, что далеко не каждый пленник стоил больших денег. Знатный вельможа, чей-нибудь родственник, губернатор, видный военный — вот те пленники, за которых можно было получить солидный выкуп. Увы, но такие люди крайне редко попадали в руки пиратов или флибустьеров. А вот простые матросы не стоили ничего. Получение выкупа практиковал в XVII-м веке, когда пиратство пользовалось государственной поддержкой.

При захвате города (а такое случалось часто) буканьеры попросту собирали граждан и называли им сумму, за которую они могут спасти свои жизни и недвижимое имущество. Что любопытно, делалось это уже после грабежа. Пираты сначала сами собирали то, что плохо лежит, а потом требовали, чтобы им отдали содержимое тайников. Жителям предлагалось выкупить свои жизни и, надо сказать, они не пренебрегали такой возможностью. Прием использовали и Франсуа Олонэ, и Мишель де Граммон, и Генри Морган. Все они, в итоге, получали желаемое.

Продать в рабство

Работорговля.jpg

Работорговля. (pinterest.com)

В Новом Свете и Европе такое не практиковалось. Церковь даже индейцев признавала людьми, запрещая, таким образом, продавать их в рабство. Что уж говорить о европейцах. Были, конечно, каторжане, которых, одно время, отправляли на плантации и рудники Нового Света, но, с правовой точки зрения, они не считались рабами. Продать белого человека просто так было нельзя.

Промышляли эти в основном берберы, о которых мы рассказали в прошлый раз. Именно торговля на невольничьих рынках составляла основную часть их дохода. Впрочем, наиболее жесткое и беспринципные христиане иногда пренебрегали моралью, ради выгоды. В конце концов, на карте мира были места, где белую кость охотно покупали. Местами этими были Мадагаскар, Занзибар и Индия. Специально ты туда, конечно, не поплывешь, но, если уже оказался по близости… Эдвард Ингленд продал нескольких христиан в рабство на Занзибаре. Есть версия, что именно этот поступок вызвал бунт на его корабле.

Набрать в команду

Барт Робертс.png

Барт Робертс. (pinterest.com)

На захваченном корабле, конечно, мог оказаться знатный пассажир, еще там всегда были капитан и несколько офицеров. Однако основную массу пленных всегда составляли простые матросы. Многие из них охотно соглашались стать пиратами и пойти в команду к своим пленителям. В XVII-м веке такое происходило нечасто, а в XVIII-м — регулярно.

Матросы и пираты, как правило, принадлежали к одной и той же социальной группе. Жалование простого моряка на торговом корабле было довольно смешным. Стимул поднять черный флаг имелся всегда. Больше того, некоторые такие добровольцы сами потом становились капитанами. Подобный случай произошел с Бартом Робертсом. Он был плотником на торговом корабле, пока не попал в плен к Хауэллу Дэвису. Робертс вступил в пиратскую команду, а после того как Дэвис погиб, сам стал капитаном. Впрочем, пиратами не рождаются. Более или менее все пираты XVIII-го века изначально были людьми честными и законопослушными. На дурную дорожку их толкнула жизнь.

Отпустить

Стид Боннет.gif

Стид Боннет. (pinterest.com)

Никакого резона убивать пленников не было. Конечно, всегда существовала вероятность, что, оказавшись на свободе, они сообщат властям о пиратах. Вот только ничего нового в такой информации нет. Если мы говорим о XVII-м веке, то корсары того времени были, по сути, военными. Что же касается морских разбойников восемнадцатого столетия, то о них власти и так прекрасно знали.

К тому же, пираты никогда не задерживались надолго в одном месте. Ограбив несколько кораблей, они уходили подальше. Зачастую бывало так, что пленников просто высаживали на каком-то безлюдном берегу. Как правило, на необитаемом острове, где их могли бы подобрать. Но случалось и так, что это был материк или остров вполне обитаемый.

diletant.media

что не написали в книгах

Главным оружие пиратов был страх. Черная борода, например, внушал такой ужас, что нередко ему достаточно было просто поднять свой флаг, как незадачливый противник тут же сдавался, не вступив в бой. Как-то раз Бартоломью «Черный Барт» Робертс, войдя в нью-фаундленскую бухту Трэспеси, ограбил и потопил там 21 корабль, не встретив никакого сопротивления: экипажи просто-напросто разбежались увидев, что он подходит.

Среди пиратов попадались откровенные садисты, такие, как Черная Борода или Эдвард Лоу, которые мучили своих пленников в качестве развлечения. Для большинства же, однако, пытки являлись лишь средством поддержать свою репутацию. Прослыв чудовищами, нагоняющими страх, жестокие пиратские капитаны встречали меньше сопротивления, а это означало экономию людей и амуниции. Тем не менее многие из них успели побывать в свое время матросами, и издевательства, которыми они подвергались на борту торговых судов, превратили их в безжалостных и очень опасных убийц. Как писал Дэвид Кордингли в своей книге «Жизнь среди пиратов», «истинный мир пиратов часто был ближе к сегодняшним фильмам ужасов, чем к романтическим пьесам и приключенческим романам на эту тему».

Вообще, те, кто кладет пиратские истории в основу собственных произведений, как правило, снабжают их романтическим ореолом и добавляют благопристойности. Например, был такой Джон Гау, известный также как Джон Смит. Ему как раз исполнилось тридцать пять лет, когда 3 ноября 1724 года он поднял мятеж на борту «Джорджа Гэли», а потом повел корабль к Оклендским островам. По пути он похитил трех женщин с острова Кава. Вот что писал Даниэль Дефо об отношении этого жестокого пирата к женщинам: «женщин некоторое время держали на борту, используя столь бесчеловечным образом, что, когда их высадили на берег, они не могли не только идти, но и даже стоять; потом мы узнали, что одна из них умерла прямо на берегу, где мы их и оставили«. Несмотря на это свидетельство, столетием позже Вальтер Скотт, используя историю Гау для своего исторического романа «Пират», опустил эти жестокости.

Кордингли, в качестве примера жестокости, обычной среди пиратов, приводит показания, данные под присягой двумя моряками о том, как обошелся с ними Чарльз Вейн. Один из них, Натаниэль Кэтлинг, был на борту бермудского судна «Даймонд», когда в апреле 1718 года оно было атаковано «Рейнджером» Вэйна. Капитан и команды были убиты, пираты забрали одного чернокожего и 300 монет. Кэтлинг притворился мертвым, но по неосторожности подал признаки жизни, и один человек из команды Вэйна разрубил ему саблей плече. После этого пираты сожгли «Даймонд». Второй свидетель, Эдупрд Норт с бермудского корабля «Вильям и Марта», своими глазами видел, как одного из членов экипажа пираты привязали к бушприту, сунули в рот пистолет, а затем жгли ему глаза запальным фитилем, чтобы заставить его сказать, сколько денег было на борту.

Такое обращение с людьми иначе, как жестоким, и не назовешь, однако мотивы его были ясны: запугать пленников и быстро выведать у них где находятся ценности. Кордингли называет и третий мотив: «Пираты безжалостно мстили за любые попытки пересечь их деятельность и зверствовали больше обычного, когда нападали на острова, где были повешены их товарищи, или на корабли, захватившие их».

Эдвард Лоу превзошел в жестокости всех прочих пиратов. Его садизм стал притчей во языцех на Карибах. В марте 1742 года губернатор Харт оставил описание захвата Лоу португальского корабля, возвращавшегося в Бразилию. После того как капитан выбросил в море огромный мешок с золотом, Лоу отрезал ему губы, зажарил их у него на глазах, и предложил съесть в замен на помилование. Получив отказ, Лоу прикончил как капитана, так и всех тридцати двух членов его команды.

Есть свидетельство, что даже Генри Морган, который хвалился тем, что хорошо обращался с пленными, жестоко пытал людей, захваченных им в испанском городе Порто-Белло. Он прижигал женщинам их интимные места, а одну вообще сжег в печи за то, что та отказалась сказать ему где спрятано золото.

Пытки и наказания пиратов, были весьма разнообразны. Иногда жертву растягивали веревками, привязанными к рукам и ногам, а потом были палками и саблями. Иногда клали на грудь тяжелые камни до тех пор, пока человек не терял возможность дышать.

Эксквемелин описывает пиратскую пытку пленников под названием «вулдинг»: «тонкий шнурок или запальный фитиль обматывался вокруг головы и затягивался до тех пор, пока у несчастного глаза не вылезали из орбит». Одна особенно ужасная пытка была изобретена Монбарсом Лангедокским. Он прибивал гвоздями выходное отверстие прямой кишки человека к мачте, а затем заставлял ее плясать джигу вокруг нее, пока весь кишечник не наматывался на мачту; одновременно с эти несчастного били горящими палками.

Монбар Лангедокский

Я полагаю, любой из читателей легко сможет понять этого человека: будучи пылким и благородным по своей натуре, и однажды начитавшись до отвала писанины Бартоломе де Лас Кассаса, который повествовал о зверствах испанских конкистадоров, этот молодой человек воспылал к испанцам лютой ненавистью как к жестоким убийцам и садистам. Масла в огонь подбавила гибель его дяди у Санто-Доминго, когда отправившись в Новый Свет дабы служить в Королевском флоте в войне с Испанией, их корабль был атакован испанцами. С тех пор Монбар исполнял обет мести, и подавшись в пиратскую бухту, вскоре стал знаменит и обрел кличку «Монбар-Истребитель» за то, что наводил ужас на всё испанское побережье, убивая и пытая испанцев всюду, где он их встречал.

Описанная казнь, к слову говоря, представляла собой разновидность почетной казни у викингов, а именно: пленному вспарывали живот, прибивали прямую кишку к мачте, а затем гоняли вокруг неё пока тот не падал замертво. Как-то это не очень похоже на поведение благородного человека, верно? Эта история учит нас о том, во что превращается человек, свершающий месть. Монбар Лангедокский пропал без вести в начале XVIII века, и никто не знает, какое из морей упокоило его прах, и сколько сокровищ он после себя оставил.

Такими была большая часть настоящих, жестоких пиратов. Если у вас есть маленькие дети, то хорошо подумайте прежде прежде чем отпускать ваше чадо на детский утренник в образе морского разбойника.

Об этом стоит знать:

pirate-islands.com

Каково побывать в плену у сомалийских пиратов: Общество: Мир: Lenta.ru

«Нам приходилось есть крыс» — с такими заголовками вышли статьи в ведущих мировых газетах об освобождении из плена сомалийских пиратов 26 моряков из Азии. Пока подробностей того, как их держали в заточении, не так много, однако за годы морского разбоя в прессе было опубликовано несколько рассказов бывших узников. «Лента.ру» решила вспомнить некоторые из них и разобраться, каково это — побывать в заточении у флибустьеров.

«Мы очень рады сообщить, что сегодня рано утром освобожден экипаж судна Naham 3», — заявил 23 октября Джон Стид, руководитель регионального отделения НКО Oceans Beyond Piracy, занимающегося борьбой с морским разбоем.

26 человек — граждане Филиппин, Индонезии, Вьетнама и Тайваня, а также подданные Камбоджи — провели в неволе у сомалийских морских разбойников более четырех лет. Пленников было больше — за эти годы два моряка умерли от болезней. А капитан был застрелен еще при абордаже.

Подробностей о том, как и на каких условиях произошло освобождение, не сообщается. Сами пираты говорят, что им было передано почти полтора миллиона долларов, однако официальных подтверждений тому нет.

Материалы по теме

17:32 — 15 марта 2011

«К нам относились, как к животным. Так хорошо снова почувствовать себя человеком!» — рассказал один из спасенных, филиппинец Антонио Либреф в интервью The Guardian. По словам бывших узников, захватчики были чрезвычайно жестоки, неоднократно били и пытали их.

Поначалу заложников держали прямо на борту их судна, но спустя полтора года оно затонуло, и всех перевели на берег. Либреф вспоминает: «Нам было очень тяжело. Питались одним рисом, бобами, мукой, пшеницей, приходилось ловить и есть крыс… Старались выжить!»

По его словам, пленники делали сети из веревок и ловили не только крыс, но и птиц, используя рис как приманку. Воды давали примерно литр в день, и это учитывая, что температура воздуха могла подниматься почти до 40 градусов.

Его товарищ по несчастью Арнель Бальберо рассказал BBC News, что сейчас бывшие заложники больше походят на живых мертвецов, чем на людей. «Не знаю, что будет, когда все это закончится, начать жить снова очень трудно», — признался он.

Видео: ODN / YouTube

В день освобождения в СМИ тайваньскими властями была опубликована видеозапись, сделанная пиратами два года назад, чтобы доказать, что пленники все еще живы. На ней старший механик корабля, тайванец Шэнь Цзюйчан говорит о нелегкой судьбе узников: «Пираты нам даже лекарств никаких не дадут, говорят, денег на них нет! У нас уже два молодых парня умерли ни за грош!»

The South China Morning Post описывает прибытие освобожденных китайцев и одного тайваньца в КНР: в аэропорту Гуанчжоу их приняли в VIP-зале ожидания, украшенном баннерами с приветствием «Добро пожаловать домой!». МИД КНР выразил благодарность всем задействованным в операции по спасению.

Видео: Cheng-Yuan Tsai / Facebook

Ожидается, что гражданин Тайваня вернется на родину уже 26 октября. В Китай прилетели восемь моряков, один остался в Кении для лечения: именно в эту африканскую страну доставили всех спасенных после освобождения.

Среди тех, кто встречал их в Найроби, был и американский журналист Майкл Скотт Мур. В свое время он сам побывал в плену у пиратов: отправившись в 2012-м в Сомали изучать нравы местных морских разбойников, он был предан приютившим его кланом и оказался в заложниках.

«Да, я тоже голодал, очень отощал, но мне не было настолько плохо, чтобы думать о ловле птиц, — рассказал он. — Из их команды двое умерли от болезней. Обычно пираты предлагают заболевшим наркотики, но когда мне было действительно плохо и я обратился к своим охранникам, они проверили мою кровь. Оказалось — малярия, и мне дали нормальные лекарства. С этими же ребятами было совсем иначе — то есть их условия были гораздо хуже».

Мура освободили в 2014 году, 977 дней своего заключения он подробно изложил в The Guardian. Там он описывает, как иногда задумывался о самоубийстве, как беседовал об исламе с простыми охранниками и как его перевозили с места на место, опасаясь рейда американского спецназа.

«Офицер турецкого ВМФ однажды сказал мне, что пираты по определению не мусульмане и вряд ли будут соблюдать Рамадан. Но те, с которыми я сталкивался, были на удивление набожны» — вспоминал он. Мур подчеркивает, что пираты — мусульмане-суфии и противопоставляют себя салафитам из организаций вроде «Аш-Шабаб»: «Они считали фундаменталистов чужеродными вторженцами, и когда по радио сказали, что ударом с беспилотника убит один из главарей салафитов, они поделились со мной этой новостью, подняли большие пальцы вверх и радостно воскликнули: «Америка, хорошо!»»

Майкл Скотт Мур (в центре)

Майкл Скотт Мур (в центре)

Фото опубликовано сомалийскими пиратами в доказательство сохранности жизни журналиста

Мура несколько раз били, но одно из самых гнетущих воспоминаний — о том, как очередная группа пиратов, которой его передали, на ночь сковывала ему ноги велосипедной цепью. Это вызывало невероятную ярость и ощущение бессилия. «Они относились ко мне как к животному. Они ходили около меня, курили, хихикали, молились лицом по направлению к Мекке — так странники в пустыне проводят время около своих верблюдов», — делился Мур.

По его словам, продержаться ему помогли мысли о семье, понимание, что рядовые охранники были обычными парнями, которые просто делают, что им сказано, а также сила воли, необходимая, чтобы не относиться к себе как к жертве. В конце концов его родственники и ряд общественных организаций из США и Германии (Мур также был немецким гражданином) собрали 1,6 миллиона долларов, и журналиста выпустили на свободу.

Другим повезло меньше — веб-сайт Save our seafarers («Спасите наших мореходов») описывает судьбу одного из захваченных сомалийцами индийских моряков. Он попал в плен в 2011 году неподалеку от территориальных вод Омана, когда его судно совершало переход из Индии в Норвегию. Дипендра Ратхоур рассказал, что всю команду держали в штурманской рубке.

Материалы по теме

08:58 — 3 марта 2015

Майкл Скотт Мур (в центре)

«Условия были невыносимыми. Все окна закрыты, очень душно. Гигиена ужасная — нам разрешали ходить в туалет, но он скоро превратился в одно большое воняющее нечто. Почти все заболели. Кормили нас только так, чтобы не умерли от голода, луком с картошкой. Раз в пару недель выпускали на палубу размять ноги», — вспоминал бывший узник.

По его словам, бандиты всегда держали их на мушке, избивали металлическими прутами, прикрепляли к гениталиям электроды и пускали ток, а одного пленника привязали веревками к мачте и оставили висеть на несколько часов.

«Раз в несколько дней одному из нас давали позвонить представителю компании-владельца судна с просьбой выкупить нас. Первые четыре месяца нам изредка давали поговорить и с родными. Звонок прерывали после нескольких слов — это было невыносимо», — рассказал Ратхоур. В итоге злоумышленники получили, что хотели — они сообщили узникам, что за них заплатили пять миллионов евро, и немецкое судно уже идет им на помощь. Пираты ретировались, и команда была освобождена.

Расцвет сомалийского пиратства в прошлом — с 2012 года количество попыток захвата судов сократилось на 90 процентов. Уже почти четыре года злодеям не удается взять на абордаж ни один коммерческий корабль, нападают лишь на мелкие рыбацкие лодки.

Тем не менее в плену у флибустьеров наших дней томятся еще несколько человек, и об окончательной победе над морским разбоем в Сомали говорить пока рано. Тем более есть опасения, что, когда страсти поулягутся, судовладельцы снимут вооруженную охрану, патрулирующие акваторию боевые корабли уйдут в порты приписки и пираты вновь поднимут голову и вернутся к своему жестокому промыслу.

lenta.ru

Восемь месяцев в плену у пиратов

Рассказ украинскиого экипажа сухогруза Ariana, захваченного пиратами в мае 2009 года и освобожденного спустя восемь месяцев.

Капитан судна Геннадий Воронов и старший механик Владимир Стрешный, как оказалось, предчувствовали недоброе. «1 мая стармех заявил: «Молитесь. Впереди пираты». И рассказал, что идут многочисленные захваты судов в Аденском заливе», — вспоминает второй помощник капитана Сергей Лупачев.

Опасения подтвердились на следующий же день, 2 мая 2009 года. «На нас напали девять человек. Сомалийцы догнали «Ариану» на двух скоростных катерах, оснащенных мощными японскими моторами. Перевес в скорости был громадный — мы шли максимум 11 узлов, а они — 20. На судне была объявлена тревога, капитан начал маневрировать, пытаясь не подпустить катера к судну. Но это не помогло», — констатирует вахтенный матрос Юрий Васильченко.

Один из пиратов попытался забросить с кормы небольшой трап с крюками, но с первого раза у него это не получилось. Команда сопротивлялась захвату как могла. «Старпом выскочил на палубу и стал отстреливаться судовой пиротехникой — ракетницами и линеметом (устройство для подачи каната на расстоянии). Мы подали сигнал тревоги, а капитан нажал секретную кнопку, которая сигнализирует судовладельцу о том, что судно захвачено пиратами», — рассказывает Лупачев. Но сопротивление оказалось тщетным, стоило сомалийцам сделать несколько выстрелов из гранатомета и автоматов.

Взобравшись на судно, пираты построили команду на палубе и принялись уточнять количество моряков. По словам второго механика Андрея Муругова, экипаж хотел спрятать от бандитов двух женщин — кока Ларису Салынскую и дневальную Наталью Лось. Однако вскоре стало понятно: их все равно найдут. Пришлось вывести женщин на палубу.

 Пиратам была известна численность экипажа

 «Их предводитель сразу заявил, что нас 24, и потребовал предъявить всех членов экипажа», — вспоминают моряки. После построения большую часть команды загнали в пустующую просторную каюту судовладельца. «Второго механика и меня закрыли в машинном отделении, чтобы мы могли поддерживать судно на ходу», — говорит третий механик Александр Лупачев. Наталью и Ларису с мужем — штурманом Константином Крупским — поселили в отдельную каюту. Там они пробыли все восемь месяцев. Сразу после захвата моряки стали планировать освобождение. На это больше других подбивал Константин Крупский, жена которого была в положении. (Впоследствии она пережила выкидыш). Но моряки не решились добиваться освобождения самостоятельно — они опасались за женщин, которые могли стать жертвами перестрелки.

Моряки решили ограничиться пассивным сопротивлением — обесточили судно и заявили пиратам, что закончилось топливо. Тогда бандиты выгнали весь экипаж на палубу и сказали, что все будут жить здесь под палящим солнцем. Так что команда вынуждена была восстановить электроснабжение. За 223 дня плена морякам пришлось пережить регулярное физическое насилие, голод и постоянный страх за свои жизни. Уже в течение месяца после захвата начали поступать сообщения о пытках, которым подвергались заложники.

 Капитана и стармеха били за пассивное сопротивление, судовладелец торговался

 В первые дни пираты «воспитывали» экипаж прикладами. «Капитана избивали до полусмерти, а старпома однажды забили так, что ему пришлось почти неделю отлеживаться в отдельной каюте», — с ужасом вспоминает Васильченко. Так пираты мстили за обесточенное судно и добивались от капитана и механика покорности.

К концу июня, по словам штурмана Сергея Лупачева, пираты поняли, что желаемой суммы они от грека-судовладельца не получат. «Сначала они требовали 10 миллионов, потом согласились на семь. Однако судовладелец предлагал только 820 тысяч долларов. Поэтому Мохаммед (вожак банды) решил превратить «Ариану» в плавучую базу пиратов и с нее захватывать другие суда, — рассказывает Сергей Лупачев. — 28 июня он приказал экипажу готовиться к выходу в океан. Мы тогда стояли на рейде у городка Хобьо». Бандиты привезли на «Ариану» боеприпасы и бочки с горючим. Прибыла и подмога — еще десяток-полтора пиратов, вооруженных до зубов. Один из новоприбывших похвастался, что участвовал в захвате судна Faina.

Напомним, судно Faina с грузом военной техники и боеприпасов было захвачено сомалийскими пиратами 25 сентября 2008 года. Кроме 17 украинцев, в команде сухогруза находились латыш и три россиянина, один из которых — 48-летний капитан — умер от сердечного приступа 5 февраля пираты, получив 3,2 млн долларов выкупа, покинули судно. При этом один из освобожденных членов экипажа Ariana сказал, что кто-то из моряков захваченного пиратами судна Faina остался в сомалийском плену.

«О «Фаине» разговор был, но никто у пиратов не оставался, — опроверг слух шеф пресс-центра Службы внешней разведки Александр Скрыпник. — Капитан Владимир Колобков скончался сразу после захвата, но его тело находилось на борту, а после освобождения было предано земле в Петербурге». Старпом Faina Виктор Никольский отнесся к сообщению как к курьезу, предположив, что сказать так «мог человек, у которого от пережитого сорвало крышу».

В первых числах июля сомалийцы заставили капитана повести судно в океан. «Мохаммед пообещал, мол, если он с нашей помощью захватит в плен другое судно, то тут же отпустит нас «всего» за один миллион. Но на расстоянии 70 миль от Хобьо к нам «на хвост» сел военный корабль НАТО, оттуда приказали поворачивать обратно. Так мы и вернулись».

 Пираты носили женское белье и смотрели русские фильмы

 Уже к середине лета вода продовольствие и топливо на судне закончились. Пираты кормили экипаж судна своими продуктами, которые привозили с берега. Иногда сомалийцы проявляли невиданную щедрость и подкармливали двоих пленниц — Салынскую и Лось — сухим молоком.

Моряки, запертые в каюте судовладельца, поначалу травили анекдоты и играли в карты — в дурака, покер — кто во что умел, лишь бы хоть как-то заполнить время. Вскоре им разрешили принести в каюту телевизор с DVD-плеером и десяток дисков с фильмами. Также моряки смастерили из хлеба нарды. Не обошлось и без «запретных» удовольствий. По признанию одного из членов экипажа, пару раз из «подручных припасов» экипаж варил слабоалкогольную бражку. «Впрочем, браги для достижения нужной «кондиции» нам все равно не хватало. Поэтому варить ее перестали, чтобы не переводить продукты», — улыбается моряк.

Самым страшным испытанием, по словам третьего механика Александра Лупачева, стала заправка судового двигателя близ Хобьо: «В танках (емкостях для топлива) осталось совсем мало горючего. Поэтому мотористам приходилось спускаться на дно танков и выгребать ведрами топливо. Делать это категорически запрещается, можно вдохнуть ядовитый газ и умереть. Но пираты ничего не хотели слышать, поэтому мы зажимали в зубах шланги и дышали через них, работая на дне резервуаров».

К началу августа пираты продолжали настаивать на сумме выкупа в три миллиона. Но судовладелец Минос Спирос готов был лишь на 820 тысяч долларов. В связи с этим паек морякам был резко ограничен, пираты стали угрожать украинцам, что продадут их в рабство.

Сразу после захвата судна экипаж был ограблен — пираты надели одежду моряков. По мнению моряков, злодеи выглядели «голодными оборванцами». Одетые в обтрепанный камуфляж и подпоясанные обрывками веревочек, бандиты все 8 месяцев рыскали по сухогрузу в поисках добычи, вскрывая потолки и переборки на судне. Разницы между женской и мужской одеждой не делали – надевали все, начиная от грязных рабочих шорт, до женского нижнего белья. Главным трофеем для бандитов были деньги, но, обнаружив украинские гривны, пираты равнодушно выбрасывали их на пол. После захвата на судно высадился дополнительный пиратский десант, до 17 человек. Они по очереди охраняли пленников.

Отдыхали пираты своеобразно. «Иногда напоминали коров — пропускали между зубов веточки с листиками. Из-за постоянного обгладывания веток чата зубов у них просто нет — одни пеньки черные, — поделился третий механик Александр Лупачев. — Они клянчили у нас диски с фильмами. Особенно ленты о войне. Диск с сериалом «Штрафбат» засмотрели до дыр! Своего предводителя Мохаммеда пираты боялись до колик. Однажды не поделили мешок чата и стали ругаться, наставляя друг на друга «калаши». А при появлении Мухаммеда стали вести себя как нашкодившие школьники. Тот выразительно показал им ствол автомата, и спор закончился».

Кроме вожака, никто из пиратов английским не владел, но к концу плена многие сомалийцы уже говорили «спасибо» и «хорошо». Большая часть экипажа от пиратов не пострадала, кроме капитана Геннадия Воронова и стармеха Владимира Стрешного. Их пираты били почти каждый день, а однажды связали капитана и продержали его на палубе пять часов. Так пираты добивались ускорения выкупа и постановки сухогруза «на ход».

Однажды моряка с Ariana помогли испанские моряки, которые сами только освободились из пиратского плена. Они по требованию сомалийцев доставили украинцам немного воды, витаминов и пять огромных тунцов, которые стали настоящим праздником для пленников. К слову, именно капитан «испанца» увидел на палубе Наталью Лось и принял ее за 12-летнюю девочку . Испанский капитан рассказывал, что «ее мать умоляла меня взять девочку с собой».

 При получении пиратами выкупа моряки испугались за свою жизнь

 Последним стрессом, по словам механика Андрея Муругова, стала передача выкупа: «10 декабря нас вывели на палубу и заставили расставить руки в стороны, чтобы можно было увидеть и пересчитать с высоты. А потом с самолета упал красный цилиндр, который раскололся о воду. Пираты подплыли к нему на лодке, подобрали, но еще минут 20 не возвращались. А когда поднялись на борт, начали возмущаться, что не нашли денег! И тут нам стало по-настоящему страшно, ведь они могли в ярости нас всех перестрелять. Но деньги все-таки нашлись — во внутренней поверхности цилиндра».

Сутки бандиты считали и делили выкуп, и только тогда покинули «Ариану». Через полчаса на борт с вертолета высадились натовские военные, которые обыскали судно на предмет взрывчатки. Вскоре доставили продовольствие и медикаменты. Через несколько дней к «Ариане» подошел бункеровщик. Одновременно с топливом на «Ариану» прибыли и частные охранники. Когда Ariana уже подходила к Оману, охрана избавилась от своих автоматов, бросив их за борт. Иначе в султанате им грозил бы немалый тюремный срок.

Пленники ступили на родную землю 6 января. В одесском аэропорту их встречали родные и близкие. Кроме них в здании толпились многочисленные чиновники из Секретариата президента, МИД и обладминистрации. У трапа моряков встречал одесский губернатор Николай Сердюк. Отметим, что не так давно моряки все же жаловались на чиновников, в частности на главу государства, который не выполнил обещание и не помог украинцам с возвращением на родину.

Инспектор компании «Укркрюинг» Ирина Дегтяр заверила, что моряки получат компенсации: «Судовладелец выплатит всем по 1000 долларов за каждый месяц плена — всего по 8 тысяч долларов. Моряки уже получили деньги за вещи, украденные пиратами. Получат и зарплаты за весь период».


Посмотреть сериал дневники вампира, а так же узнать подробности о графике выхода новых серий, актерском составе и многом другом, вы сможете на сайте — www.vampiretv.ru


 

navoine.info

Все рассказы про: «В плену у пирата» — Эротические рассказы

Результатов: 1000

губы жадным поцелуем, прижимая к ложу. Его сильные руки блуждали по моему телу. Плечи, грудь, живот, бедра… Он срывал с меня обрывки платья. Я дрожала и таяла от его прикосновений. Мне было страшно и в тоже время хотелось чего-то непонятного мне, неизведанного. Я снова попыталась вырваться. Тогда капитан взял мои руки, больно сжав запястья, и завел за голову. Ногой он развел мне колени, устраиваясь между моих ног. Я закричала, рванулась изо всех сил. Он грозно …

… на меня…
О себе Дюваль рассказал ему, что они с Анной, находясь в свадебном путешествии, попали в плен к пиратам и потом были высажены сюда.
— Да, в этих местах когда-то орудовала команда Карлоса Блэка, — заметил …

как он разразился гомерическим хохотом. Анна в растерянности смотрела на него. Наконец, он закончил смеяться и сел на табурет.
— Ну, и глупенькая же вы, мадам, — сказал тихо, качая головой. — В вашей хорошенькой головке бродят одни глупости… Помните, чего вы хотели тем утром, когда я оставил вас? — спросил он, улыбаясь.
Анна, вспыхнув, опустила глаза.
— А я сказал, что… нужно подождать. Вы полагаете, если бы я остался, мы смогли бы удержаться? — он вновь улыбнулся широко и по-доброму, задорно блеснув …

4 глава.
Сознание медленно возвращалось к Тому. Тело болело, дышать было тяжело.
«Но главное, что руки-ноги целы», — подумал Том, садясь и разминая конечности.
В каюту заглянул Хитрый Дуг и, противно ухмыляясь, проговорил:
 — Пойдем, посмотришь как действуют настоящие мужчины! Пора бы и тебе уже учиться!
Том вскочил на ноги, перед глазами все поплыло, но он не упал, вышел на палубу. Его глазам предстало необычное зрелище: Николас, беленький с внешностью ангела, стоял на четвереньках, и его …

выше, Маша достала из шкафа рулон ремонтного скотча, и с треском отодрала первый метр. Немало понадобится…
****
Алиша лежала головой на груди Юнги, и гладила его бицепс. Юнга когтями нежно перебирал ее кудри, и тайком, думая, что она не видит, нюхал их.
— Тебе было со мной хорошо?, — робко спросила Алиша.
— О да, очень, очень хорошо, — горячо подтвердил тот.
— Правда, правда?, — все еще со сомнением продолжала она вымогать у него признания.
— Очень правда, самый …

на уютном ложе и поспешила привести себя в порядок. Мана после воздействия на меня магии Фельилландера стала скапливаться очень быстро. К тому же мне показалось, что мои энергетические каналы расширились. В них появилась эльфийская нотка. Я довольно улыбнулась: хотя эльфы, как маги, были пока на порядок сильнее меня, однако я уже могла почувствовать структуру их заклинаний. Еще немного наблюдений и подсматриваний, и мне будет вполне по силам противостоять большинству эльфов один на один. Это было странно, …

Следующие несколько недель изо дня в день проходили одинаково. Утром меня будили девушки из гарема, в который я попала. Зарина и Фатима. Ко мне приставили русскоговорящих девушек из средней Азии, но были и другие. Молодые, ухоженные, каждый вечер они наряжались и уходили. В их обязанности входило «обслуживание» членов организации и их гостей. Нам не говорили её названия и чем занимается, но и без того понятно, что это какая-то нелегальная банда.«Обслуживать» — вовсе не означало банальное раздвигание …

и все еще широко расставлены. Откуда-то сверху тянуться нити к моим соскам и промежности. В самой промежности торчит толстый сук, по нему стекает моя собственная смазка вперемежку с соком дерева. Рот растянут побегами, из него льется сперма, капая на груди и скользя по животу к лобку…
Фельилландер оценил все в общем-то правильно. Не говоря ни слова, он наотмашь ударил Эндермерона мечом. Маны защититься у последнего не было, а его эндер защитить от стали не успел. Мой любовник рухнул как подкошенный.
Я …

с другим бандитом, европейцем диковатого вида с темной щетиной. Он расположился на кровати, поджав ноги под себя. В его руках была цифровая видеокамера, с помощью которой он снимал все происходящее.
Алиса внутренне содрогнулась, представляя как данные с этой камеры через неделю — две распространяться в мировой сети.
Появление девушки заставило темнокожего гиганта оживиться. Он небрежно оттолкнул блондинку и, сладко потягиваясь, поднялся на ноги. Блондиночка тихонько отползла в сторону и замерла, стараясь, …

проник в мое узкое отверстие.
Я потрясенно выдохнул, погружая член в себя. Этих ощущений я то ли давно не ведал, то ли не ведал вообще — внутри моей попки он казался просто огромным, твердым, заполняющим меня всего. Я стиснул зубы, насаживаясь осторожными движениями все дальше — от его размеров я даже ощутил легкое жжение, как в первый раз. Но это скоро прекратилось, и, впадая в экстаз, я начал делать свои движения плавными, но одновременно четкими и быстрыми.
Сидя на члене Стаса, я поглаживал …

Она подвела меня к огромной кровати, занимавшей большую часть спальни. Кровать была накрыто мягким пушистым покрывалом с длинным ворсом. Поверх него лежало бесчисленное множество всевозможных форм и размеров бархатных подушек и две огромные подушки из коричневого тонкой выделки меха. Хозяйка достало из шкафа большие женские панталоны из удивительно мягкой и нежной ткани, и стала надевать их на меня. Когда она натянула на мои ноги штанины панталон, я заметил что они были не простыми. Внутри на уровне члена …

приказания».
 — «Причем молча» — добавила Катя.
Я испугалась, но вместе с испугом пришло чувство, напоминающее некоторое возбуждение. — «А, будь что будет» — подумала я и расслабилась.
Катя достала из пакетика моток веревки и передала его Лене. Закрыла глаза. Лена зашла мне за спину, завела назад руки и связала их, потом с помощью Кати сделала несколько витков, следя за тем, чтобы витки ложились сверху и снизу грудей. Два витка сверху и два снизу. После чего продела конец веревки оставшийся от …

sexlib.org

10 пиратских наказаний, показывающих тяжело жилось преступникам в открытом море

Всем известно, что пираты это беспринципные преступники, захватывающие и грабящие морские судна. Несмотря на всю беспринципность и то, что каждый пират является законченным бандитом, среди пиратов также существовала своя система поощрений и наказаний. Пиратство является коллективной работой, в которой каждый должен доверять друг другу, поэтому пираты придумали более десятка творческих наказаний для тех, кто не следует общим правилам или отказывается выполнять свои обязанности. Жёсткие, но действенные методы пиратских наказаний ждут вас далее!

 

Потение

Жертва привязывалась короткой верёвкой к матче корабля, а в это время другие пираты по очереди резко тыкали в неё мечами. Чтобы понести как можно меньшее количество травм, наказуемый был вынужден быстро двигаться, а иногда даже танцевать. Активные движения вызывали такое же активное потоотделение, поэтому эту меру наказаний пираты так и прозвали.

 

Прогулка по доске

Всем до боли известный метод пиратского наказания, заканчивающегося смертью жертвы. Пираты, конечно, практиковали этот метод не так часто, как нам показывают в фильмах, но тем не менее он и вправду существовал.

В соответствии с традициями жертва должна была пройти по доске с завязанными глазами и руками, после чего спрыгнуть в океан.

Видимо голландским пиратам 1829 года эта мера казалась недостаточно жестокой, поэтому вдобавок ко всему вышеописанному они также стреляли жертвам в ноги.

 

Бичевание

Пожалуй одно из самых незатейливых, но жестоких наказаний. В отличии от стандартного бичевания, в котором жертву просто избивали кнутами и плетьми, в пиратской версии наказуемому в рану насыпали соль или наливали уксус для максимизации боли.

 

Выбрасывание за борт

Наименее творческое наказание в списке. Провинившегося просто сбрасывали за борт в океан, кишащий акулами.

Иногда пираты всё-таки придумывали более творческий способ, они привязывали жертву верёвкой к кораблю, после чего та следовала за ним пока не умирала.

 

Длительное погружение в воду

Как правило это наказание не заканчивалось смертью, но тем не менее было малоприятным.

Нарушителя порядка привязывали к балке, после чего окунали под воду на различное количество времени. Сколько раз и на какое время зависело от тяжести преступления.

 

Продажа в рабство

Пираты продавали члена своей команды в рабство, после чего тратили вырученные деньги на выпивку и женщин.

Это был самый любимый метод наказания среди пиратов по весьма понятным причинам.

 

Высаживание на необитаемом острове

Если вы смотрели фильм «Пираты Карибского моря» и знакомы с капитаном Джеком Воробьем, то этот метод наказания вам знаком.

Провинившегося пирата высаживали на необитаемом острове, а иногда даже вручали пистолет, заряженный одной пулей, чтобы он мог покончить с жизнью, не дожидаясь мучительной смерти от голода.

 

Кандалы

Ещё один не смертельный, но жестокий метод.

Провинившегося приковывали кандалами за ноги на нижней палубе, менее же гуманные пираты оставляли жертву мучиться под палящими лучами солнца наверху.

 

Повешение

Ничего нового и удивительного. Пираты вешали жертву, оставляя её после смерти болтаться на верёвке как напоминание о том, что не стоит нарушать их пиратские законы.

 

Протаскивание под килем

Пожалуй, самый творческий метод наказания, в подавляющем большинстве случаев заканчивающегося смертью.

Жертву привязывали к двум подкильным концам (верёвкам) с обоих сторон корабля, после чего протягивали под днищем корабля с борта на борт.

Осуждённого опускали в воду вниз головой и протягивали через днище, пока тот не захлёбывался или не оказывался порезанным ракушками и не умирал от кровотечения.

4tololo.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о