Жена да убоится мужа своего толкование: Жена да убоится мужа | Храм Покрова Пресвятой Богородицы с.Оса – Меня весьма смущает утверждение «… да убоится жена мужа своего». Что это значит? / Православие.Ru

Жена да убоится мужа | Храм Покрова Пресвятой Богородицы с.Оса

Священник Николай Емельянов,
заместитель декана Богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

 

«Жена да боится своего мужа…» (Послание к Ефесянам, 5:33). Пожалуй, нет более непопулярного и сложного для современного человека представления об отношениях мужчины и женщины в браке. Неужели, счастливые семейные отношения можно выстроить на страхе?

Конечно, я не претендую на какое-то оригинальное или новое толкование, тем более что это место из послания апостола Павла к Ефессянам не раз комментировали знаменитые христианские авторы. Однако я хорошо помню, как когда-то давно обсуждал эту тему в беседе с одной юной девушкой, церковной и православной. Реакция моей собеседницы была очень характерной: «Апостол Павел много чего писал. Например, что надо обязательно платок носить на голове. Это все давно устарело, это было написано в условиях древнего патриархального общества, а современная жизнь требует совсем иных подходов и иных норм!» Из слов моей юной собеседницы следовало, что в современном обществе скорее муж должен бояться свою жену и уж в любом случае обязан ее слушаться. Несмотря на весь комизм подобных утверждений, встает очень серьезный вопрос: как же все-таки понимать эти слова современным молодым людям, вступающим в брак? Может, они действительно безнадежно устарели?

Чтобы попытаться разобраться в этом вопросе, нужно вспомнить, о чем идет речь в послании к Ефесянам. В нем апостол сравнивает отношения мужчины и женщины в браке с тем единством, которое связывает Христа с Церковью. В этой параллели есть два ключевых момента. С одной стороны Церковь повинуется Христу, как и жена должна повиноваться мужу. С другой стороны, Христос так возлюбил Церковь, что отдал Себя на крестную смерть за Нее. И муж должен любить свою жену, вплоть до готовности отдать за нее свою жизнь.

Становится понятным, что речь идет не о боязни какого-либо насилия – духовного или, тем более, физического, а об уважении к мужу, которое должно выражаться в повиновении и послушании ему. Так что, бояться нужно не мужа, а своего неуважения к нему. Однако такое понимание семейных отношений далеко не для всех является понятным или самоочевидным. Получается, что жена должна уважать своего мужа и бояться его огорчить или унизить, а муж разве не должен? Конечно, нужно, чтобы уважение и бережное отношение друг к другу в семье было взаимным. Но в чем оно должно выражаться со стороны мужа? Почему заповедь послушания как выражение истинной семейной любви относится именно к женщине?

Одна прихожанка нашего храма, между прочим, мать пятерых детей, как-то заявила: «А как же мне слушаться моего мужа, если я лучше, чем он, знаю как нам надо поступать?» Сложность этого вопроса вовсе не в том, что бывают семьи, где женщины умнее своих мужей. Как раз умной женщине слушаться бывает проще. Обычно, трудности возникают в другом случае, когда у женщины с твердым или жестким характером муж имеет характер мягкий и смиренный. В этой ситуации слушаться, а заодно и уважать мужа, гораздо сложнее. Причем внешне все может выглядеть более чем благополучно. Жена по привычке в силу своего характера настаивает на своем, муж по мягкости соглашается, и, вроде бы, все хорошо. Однако, в этой ситуации всегда скрыта некая опасность, разрушительная для семейных отношений. Для женщины это – опасность потерять уважение к мужу, без которого любить становиться очень трудно. Для мужа – опасность утратить чувство ответственности за свою семью, без которого он перестает быть ее главой, выполнять свою роль в семейных отношениях. Любому священнику приходиться постоянно слышать на исповеди жалобы женщин на безответственность своих мужей. Эта безответственность всегда бывает очень болезненной, поскольку в ней проявляется неумение беречь семью и защищать свою любовь. В ответ на эти жалобы всегда хочется спросить: «А дала ли ты своему мужу шанс почувствовать эту ответственность, научила ли его беречь свою семью?» Ведь научить этому мужа должна женщина, и другого способа сделать это, кроме как через послушание мужу, просто не существует.

Опыт показывает, что твердый женский характер тут совсем не помеха. Мне хорошо знакома одна большая счастливая многодетная семья, где жена и муж обладают ярко выраженными очень твердым женским и очень мягким мужским характерами. Весь быт, все мелочи детского воспитания определяются в этой семье женой, властной, умной и образованной женщиной. Иногда со стороны может показаться, что муж в некотором смысле у нее «под каблуком». При этом те, кто знаком с этой семьей поближе, знают, что глава семьи пользуется в ней непререкаемым авторитетом. Правда, он почти всегда молчит и со всем соглашается, но как человеку мужественному и не мелочному ему чаще всего вообще все равно, что и как хочет организовать его жена в их семейном быту. Однако если уж он высказывает какое-либо замечание, что делает очень редко и только по очень важным вопросам, то и жена и дети слушаются его беспрекословно. Причем, если с мамой, жесткой и очень властной, дети могут спорить или пытаться сделать по-своему, то с мягким и смиренным папой – никогда.

Меня этот пример всегда очень удивлял и вдохновлял. Дело в том, что в этой семье муж и жена очень строго стараются следовать христианскому идеалу. Муж, человек в высшей степени ответственный, никогда не пропускает ни одного принципиального момента в семейной жизни, но, хорошо сознавая особенности характера своей супруги, уступает во всех второстепенных вопросах. Жена, в свою очередь, искренне уважая своего мужа и ценя его бережное к ней отношение, боится не выполнить малейшую его просьбу, потому что знает, как редко он ее о чем-либо просит и видит, как много он с ней смиряется. Она прекрасно понимает, что легко могла бы ослушаться мужа, причем без всякого выражения неудовольствия с его стороны, но, зная свой характер, категорически себе это запрещает.

Есть еще один не «специфически церковный», а скорее исторический пример христианской семьи, который показывает, насколько внешние условия не являются определяющими в семейных отношениях. Это семья знаменитой английской королевы Виктории и ее мужа принца Альберта. Королева Виктория с тринадцатилетнего возраста вела подробный дневник. Кроме того, она написала бесчисленное количество писем и записок – они составляют свыше ста (!) томов. Не столь огромная, но тоже многотомная переписка принца Альберта существенно дополняет картину. Поэтому развитие их семейных взаимоотношений можно проследить буквально по дням.

Поражает, в первую очередь, то, что этот брак с самого начала был очень необычный, если не сказать «неправильный». Известно, что Виктория сама сделала предложение. Если бы принц заговорил с ней первым, это было бы расценено ею как недопустимая вольность. При этом, Виктория, которой Альберт очень нравился, прекрасно знала, что он в нее не влюблен. Есть письма будущих супругов друг другу, в которых они обсуждают вопросы обустройства своего семейного быта. В них невеста всегда выступает как твердая и властная королева. Она категорически запрещает своему жениху взять себе секретаря из близких ему доверенных людей в Германии и сама выбирает ему помощника. Королева определяет, что жить они будут в Лондоне, а не в Виндзоре, чего так хотел принц Альберт. Есть в ее дневнике и такие записи, сделанные уже после свадьбы: «Я читаю и подписываю бумаги, а Альберт их промокает…»

Ситуация, в которой оказалась эта семья, была действительно парадоксальной. Жизнь королевы была настолько подчинена интересам государства, что она просто не могла принадлежать ни сама себе, ни своей семье и мужу. Положение принца в первые годы их совместной жизни было крайне двусмысленным. С одной стороны, его официальный статус никак не был определен, он не имел никакой, даже чисто формальной, функции при королевском дворе. С другой стороны, не только правительство, но и общественность ревниво следили за тем, чтобы королева даже близко не подпускала немецкого принца к своим делам, включая вопросы их общего семейного быта! Достаточно вспомнить, что уже после признания принца англичанами, во время Крымской войны, активным сторонником которой он был, его все равно обвиняли в том, что он «агент русского медведя». Казалось бы, нормальная семейная жизнь в такой ситуации просто невозможна. Однако, эти замечательные супруги сумели научиться любить друг друга.

Способ, с помощью которого им это удалось, был очень простой и, видимо, он единственно возможный. Королева научилась, поначалу переламывая свой характер, слушаться принца, а принц, забывая о своих удобстве и желаниях, а зачастую и о так называемой «мужской гордости», научился беречь королеву. Известно, что принц Альберт, уважая долг королевы перед своим народом и понимая всю сложность положения королевской власти после очень непопулярного и скандального правления Георга III, совершенно смирился со своим более чем скромным положением при дворе. При этом он искренне заботился о своей жене и сумел многое улучшить в ее личной жизни, а потом и в жизни всей своей большой семьи, состоявшей из восьми детей. Он помог королеве Виктории наладить отношения с некоторыми людьми, к которым она испытывала неприязнь, включая свою собственную мать. Он со свойственной немцам дотошностью вникал во все принципиальные вопросы воспитания детей. В свою очередь, королева в том, что касалось частной жизни, постепенно научилась слушаться и во всем доверять своему мужу.

Постепенно это доверие и любовь стали для них настолько естественными, что они научились все в своей жизни делить друг с другом. Принц Альберт активно участвовал в политической и общественной жизни и заслужил уважение англичан, а королева смогла совмещать свое общественное служение с обязанностями преданной жены и любящей матери. Хочу подчеркнуть, что их отношение и к королевским обязанностям и к семейной жизни было не просто традиционным или патриархальным, оно было осознанно христианским. Это ясно видно из переписки и дневниковых записей. Они счастливо прожили вместе более двадцати лет, до смерти принца Альберта в 1861 году. Королева Виктория царствовала после этого еще сорок лет, не снимая траура и постоянно вспоминая мужа. Умирая, принц Альберт повторял: «Любимая жена…»

В этой истории ключевой момент – это доверие, без которого настоящая любовь невозможна. Любовь предполагает взаимопроникновение, которого не бывает без открытости. Но открыться другому страшно, потому что это всегда риск. Быть открытым значит быть незащищенным. Поэтому доверие и верность друг другу и есть тот самый мостик, без которого нельзя преодолеть пропасть разделяющую людей, невозможно любить. С двух сторон этого мостика мужчина и женщина движутся навстречу любви и друг другу. Два ключевых момента, которые выделяет апостол Павел в послании к Ефесянам, указывают на концы этого мостика. Для женщины – это послушание, а для мужчины – ответственность. Как без послушания, так и без ответственности не может быть ни доверия, ни любви. Действительно, как может женщина слушаться, то есть доверять своему мужу в решении важных вопросов семейной жизни, если она не чувствует, что он готов в самом высоком смысле отвечать за последствия своих решений? И как можно требовать от мужчины ответственности, если жена его не слушается? За что и за кого ему тогда отвечать? Отвечать можно только за свой выбор и за тех, кто верен тебе, иными словами, целиком тебе доверился.

Здесь возникает еще одна очень важная проблема. Ее как-то сформулировала другая прихожанка нашего храма, живущая счастливой семейной жизнью, имеющая детей и сделавшая научную карьеру. Она как-то сказала: «Мне очень легко слушаться мужа во всем, что касается каких-то внешних сторон нашей жизни, и я ему очень доверяю и очень его люблю. Но иногда мне начинает казаться, что в своих жизненных устремлениях он перестает видеть Бога как главный ориентир своей жизни, и тогда мне становится очень трудно». Это чувство вполне естественно. Ведь абсолютное доверие возможно между людьми только тогда, когда оно чем-то подкреплено. Нельзя абсолютно доверять другому человеку как какому-то идолу. Абсолютное доверие возможно только тогда, когда он в своей жизни руководствуется не эгоизмом и даже не умом или другими талантами, а стремится к абсолютной Истине и Любви, то есть доверяет Богу. Поэтому настоящее доверие, а значит и настоящая любовь, возможны только тогда, когда и мужчина и женщина вместе учатся доверять Богу и стремиться к Нему.

Так нужно ли чтобы жена «боялась своего мужа»? У апостола Иоанна Богослова мы находим такие слова: «Боящийся несовершен в любви» (1 Послание Иоанна, 4:18). А начинается эта фраза еще более сильными словами: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение». И когда Господь призовет к Себе, Он не спросит женщину, как она слушалась и «боялась» своего мужа. Он спросит: «А как ты любила?» Здесь нет противоречия, потому что апостол Павел говорит о том единственном пути, о том средстве или способе, которым эта любовь достигается и сохраняется – через послушание, доверие и ответственность. Когда же человек достигнет или хотя бы прикоснется настоящей Любви, она «изгонит страх». То есть все эти понятия: послушание, доверие, ответственность, – вовсе не носят характер закона, которому необходимо мучительно заставлять себя подчиняться. Когда человек любит по-настоящему, все это становится абсолютно свободным и естественным выражением его любви. Именно к такой любви стремятся христиане, прекрасно сознавая, что пока еще в ней «несовершенны» и поэтому сегодня, как и две тысячи лет назад, необходимо просто очень ее беречь и «бояться» потерять.

Толкования Священного Писания. Толкования на Еф. 5:33

Свт. Иоанн Златоуст

«Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа»

Подлинно, это – таинство, и великое таинство, потому что человек, оставив произведшего его, родившего, воспитавшего, и ту, которая зачала его, в болезнях родила, (оставивши) тех, которые столько благодетельствовали ему, к которым он привык, – сочетается с той, которой прежде не видал, которая ничего не имеет с ним общего, и предпочитает ее всему. Подлинно, это – таинство. И родители не печалятся, когда так делается, но напротив печалятся, когда этого не бывает, и, в знак радости, не жалеют денежных издержек и расходов. Поистине, это – великое таинство, заключающее в себе какую-то сокровенную мудрость. Это показал и древний пророк Моисей; об этом и ныне вопиет Павел, говоря: «По отношению ко Христу и к Церкви». Впрочем, так сказано не по отношению только к мужу, но и к жене, чтобы он согревал ее, как плоть свою, как и Христос Церковь, а жена чтобы боялась мужа. Говорит не только о любви, – но что? «Да боится своего мужа». Жена – вторичная власть; значит не должна требовать равенства (с мужем), так как стоит под главой; и он не должен высокомерно смотреть на нее, как на подчиненную, потому что она – тело его, а если голова станет пренебрегать телом, то пропадет и сама; взамен послушания она должна привносить любовь. Как глава, так и тело: тело отдает в услужение главе руки, ноги и все прочие члены; а глава заботится о теле, посвящая ему все свое разумение. Нет ничего лучше такого супружества. Но какая, скажут, может быть, любовь там, где страх? Там-то собственно она и будет. Которая боится, та и любит: любя, она боится, как главы, и любит, как член, потому что и голова есть член всего тела. Для того он и подчиняет ее, а мужа возносит над нею, чтобы был мир. Где равенство, там не может быть мира, народное ли то будет управление, или все будут повелевать, – необходимо, чтобы было одно начальство. Так всегда бывает с существами телесными; если бы люди были духовные, тогда был бы мир. Было некогда пять тысяч душ, и «никто ничего из имения своего не называл своим», но всем делились друг с другом (Деян. 4:32). Вот – знак мудрости и страха Божьего. Таким образом (апостол) показал образ любви, но образ страха – нет.

Замечаешь ли, как он распространяется о любви, приводит в пример Христа, упоминает о собственной плоти, говорит: «Посему оставит человек отца своего и мать», а о страхе не распространяется? Почему это? Потому что хочет, чтобы преобладала любовь. Если будет она, то за нею последует все остальное; а если будет страх, то – не вполне. Кто любит свою жену, тот, хотя бы она была и не очень послушна, все перенесет; но если (супруги) не связаны силою любви, то единомыслие между ними – дело неудобное и трудное. Страх же совсем не производит такого действия. Потому (апостол) и останавливается преимущественно на том, что сильнее. И жена, хотя ей, по-видимому, наносится ущерб тем, что предписывается страх, ничего не теряет, потому что мужу предписывается то, что особенно важно – любовь. Но, скажут, что, если жена не будет бояться мужа? Ты люби, ты исполняй свой долг; пусть другие не исполняют того, что следует, – мы должны исполнять. Укажу пример: «Повинуясь», – сказано, – «друг другу в страхе» Христове (Еф. 5:21). Что же? Пусть иные не повинуются, – ты покоряйся закону Божьему. Так и здесь: хотя бы муж и не любил своей жены, она должна бояться его, чтобы не быть ей в долгу у него; равным образом и наоборот, если бы жена и не боялась мужа, он должен любить ее, чтобы ему не быть в долгу у нее. Каждый имеет свои обязанности. Таков брак о Христе, брак духовный и рождение духовное, не от кровей, не от болезней рождения. Отчего не сказано и о жене: прилепится к мужу своему? Почему это? Потому, что о любви уже было говорено, и говорено мужу. Жене же (апостол) внушает страх и при этом говорит: «Муж есть глава жены», и еще: «И Христос глава Церкви». С мужем он рассуждает о любви и вручает ему то, что (имеет отношение) к ней; говорит ему о любви, соединяя и сочетая его (с женой). В самом деле, оставивший отца для жены и потом оставляющий ее и отпускающий от себя может ли быть достоин какого-нибудь снисхождения? Видишь, какой, по воле Божьей, она должна пользоваться честью, когда Бог, отвлекая тебя от отца, соединяет с нею?

Гомилии на Послание к Ефесянам.

Свт. Феофан Затворник

Обаче и вы по единому, кийждо свою жену еще да любит якоже и себе, а жена да боится своего мужа

Апостолу, кажется, пришло на мысль, как бы кто не злоупотребил его словом о прилеплении верующих к Господу до того, чтобы стать едино с Ним, — и не стал учить, что для христиан совсем неуместна любовь брачная к женам, а следовательно, и самый брак. Почему и оговаривает: обаче… Однако ж это не мешает каждому из вас любить свою жену; люби всякий свою жену, как себя, и жена да боится мужа. Надо прибавить: только все о Господе, — чтоб не допускать такой любви стать препятствием к прилеплению к Господу. Святой Златоуст говорит: «Как будто бы сказал: это иносказательное доказательство не уничтожает необходимости любви». «Хотя слова те я принял в таинственном смысле, однако ж это не отменяет того, буквально высказанного здесь закона, коим определяются отношения мужа и жены» (Феофилакт). То же говорят Феодорит и Экумений.

Слова: жена да боится своего мужа, не предполагают страха рабыни, но обязывают жену к почитанию и уважению мужа, будто благоговению пред ним. Так блаженный Иероним: «Да боится, то есть да чтит мужа и благоговеет пред ним». В этом значении тут то же говорится, что выше: повинуйтеся, — чтоб жены не выходили из воли мужа, а чтили его распоряжения и строго исполняли их. Святой Златоуст говорит: «Жена есть второе начало; значит, не должна требовать равенства с мужем, так как стоит под главою, ни он не должен высокомерно смотреть на нее, как на подчиненную, ибо она — тело его. Если голова станет пренебрегать телом, то пропадет и сама; но взамен послушания должна она (глава — муж) привносить любовь: как глава, так и тело. Но какая, скажут, может быть любовь там, где есть страх? — Там-то, собственно, она и будет. Ибо та, которая боится, и любит, и, которая любит, боится, как главы, и любит, как член: так как голова есть член всего тела. Для того он и подчинил ее, а мужа превознес над нею, чтобы был мир. Апостол показал образ любви, а образ страха — нет.— Почему же это? — Потому что хочет, чтобы преимуществовала любовь. Если будет она, то за нею последует все остальное, а если будет страх, то не вполне. Кто любит свою жену, тот, хотя бы она была и не очень послушна, все переносит; но если супруги не связаны силою любви, то единомыслие между ними — дело трудное. Страх в этом случае не производит такого действия. Потому Апостол и останавливается преимущественно на том, что сильнее. И жена, хотя ей, по видимому, назначается худшая доля в том, что ей предписывается страх, но она ничего не теряет от этого, потому что мужу предписывается то, что особенно важно, — предписывается любить ее. — И ты, муж, слыша о страхе, требуй страха, приличного свободной, а не как от рабы: так как она — тело твое. А если будешь поступать не так, то опозоришь себя самого, бесчестя свое тело. Что же это за страх? — Чтобы она не противоречила, чтобы не выходила у тебя из послушания, чтобы не стремилась к первенству. Довольно возбуждать только такого рода страх. Если же ты любишь как должно, то достигнешь гораздо большего почтения себе, и достигнешь этого не столько угрозами, но собственно любовию. Женский пол весьма слаб; ему нужна большая помощь, особенное снисхождение. Снисходя к ее немощи, доставляй ей все, все для нее делай и терпи: это необходимо тебе. Хотя жене принадлежит также власть в доме, — вторая; хотя она имеет начальство и равночестна мужу, но при всем том муж имеет нечто большее, именно — преимущественное попечение о доме. Соответственно со Христом, он получил и то, чтобы не только любить свою жену как должно, но и благоустроять жизнь ее. Да будет, говорит, свята и непорочна. Если ты сделаешь ее святою и непорочною, то за сим последует все. Ищи того, что Божие, а человеческое последует весьма легко. Управляй женою, и дом твой будет благоустроен. — Вспомни об Аврааме, о Сарре, об Исааке, о трехстах осьмидесяти домочадцах: как благоустроен был дом их, как он весь был полон благочестия. Сарра исполняла апостольскую заповедь и боялась мужа (господина того зовущи). И Авраам так любил ее, что слушал ее во всем, чего она желала справедливо».

Послание святого апостола Павла к Ефесянам, истолкованное святителем Феофаном.

Блж. Феофилакт Болгарский

Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя

Впрочем, говорит, хотя я и аллегорически изложил это, однако и ради жены это сказано, и аллегория не уничтожает заключающегося в букве указания на отношение мужа к жене. Ибо должен каждый любить свою жену и лелеять, как самого себя. И не говори мне, что жена имеет тот или другой недостаток, потому что и в теле твоем много недостатков, например, вывихнутая рука, хромая нога, попорченный глаз — но ты не отсекаешь их, а еще большего удостаиваешь попечения.

а жена да боится своего мужа

Так как равенство производит беспорядок, поэтому он вводит страх, чтобы один был начальник — муж. Страхом же здесь называется особенное почтение и сдержанность, — страх, приличный свободным, а не рабский. В таком страхе и любовь найдет себе поддержку и сама, в свою очередь, его поддержит. И будет жена любить мужа, как часть тела — главу, и бояться его, то есть почитать, как главу. Ну, а если жена не будет бояться? Ты все-таки люби и делай свое, подобным образом и жена, если и не будет любима, все же пусть питает страх. И заметь, о том, что мужу должно любить свою жену, говорил подробно, о страхе же не распространяется, потому что желает, чтобы первое имело перевес, именно любовь. Да и жена, как сказано, должна бояться страхом, происходящим из любви, не возбуждающим трепета и боязни, из которых проистекает скорее ненависть; но так, чтобы не противоречить, не восставать и не домогаться первенства. Ибо, хотя и одна плоть, и имеет власть и равночестна в этом отношении; но жена есть вторая власть, муж же имеет большее значение.

Толкование на послание к Ефесянам святого апостола Павла.

Марий Викторин

Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа

Хотя ранее Павел уже дал общие предписания относительно того, как мужу относиться к жене, а жене — к мужу, теперь он обращает к ефесянам особые предписания… Он добавляет: Так и каждый из вас… подразумевая, что как Христос и Церковь суть двое одна плоть, так и вы должны этому следовать и подражать, чтобы каждому любить свою жену.

Комментарий на Послание к Ефесянам.

Лопухин А.П.

Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа

Так — по греч. πλὴν собственно значит: «впрочем», «однако», но имеет значение и простого переходного союза: «но». «И» здесь вместо «так» и поэтому можно поставить союз «но». Апостол так проникнут мыслью о важности тайны брака, и соединенных с браком обязанностей мужа, что считает нужным еще раз сказать о них в заключение речи о браке. — Да боится. Здесь имеется в виду не рабский страх, боязнь наказания, а боязнь, какую мы чувствуем, когда думаем, как бы не оскорбить любимого человека нашим поступком. Это тоже, что добровольное повиновение [Что глагол «бояться» (φοβει̃σθαι) имеет здесь действительно такой смысл, а вовсе не обозначает положение жены как невольницы в доме мужа, — это видно уже из всего того, что выше сказано о значении брака. Кроме того, и в классическом греческом языке глагол φοβει̃σθαι имеет иногда смысл «уважать», «заботиться». Так, Платон говорит, что мы должны φοβει̃σθαι τт σω̃μα — уважать, чтить тело (см. у Эвальда, стр. 243)].

Толковая Библия.

См. также Толкование на Еф. 5:22

Жена да убоится мужа

«Жена да убоится своего мужа» — эти слова апостола Павла из Послания к Ефесянам очень часто вызывают у женщин недоумение и даже возмущение, а у мужчин — определённую гордость и чувство превосходства.

Большинство жён, услышав эти слова, удивляются: почему христианство сло­вами первоверховного апостола запо­ведует нам бояться своих супругов? А как же любовь и взаимоуважение? Раз­ве на страхе можно построить крепкую семью? А мужья — чаще всего не самые «добросовестные» — ещё любят под­лить масла в огонь: мол, тебе сам Бог велел меня слушаться и повиноваться, бойся — это я в доме хозяин, как скажу, так и будет. Такое нередко можно услы­шать от неверующих супругов тех жен­щин, которые только начинают ходить в храм. И сразу же возникает праведное возмущение: что же это за принижение женщин? Неужели ещё со времён Евы Бог «не может простить» жён, «старает­ся принизить» их и дать мужчинам боль­ше власти? Ну а дальше в своём гневе можно перейти уже на весь мужской род, Бога и Церковь.

Говорить и рассуждать о конфликтах, которые способна породить эта фраза в семье, на самом деле можно долго. А сказать необходимо только одно: читай­те первоисточник. Как известно, отдельная фраза, вырванная из контекста, способна полностью поменять свой первоначальный смысл в зависимости от толкователя. Конкретно эти слова — вовсе не полное предложение, а лишь вторая часть 33 стиха из 5-й главы По­слания апостола Павла к Ефесянам. Полностью она звучит так: «Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа». А если посмотреть ещё на несколько сти­хов выше, то можно очень многое по­черпнуть о том, как апостол Павел со­ветовал супругам-христианам строить отношения в семье: «Жёны, повинуй­тесь своим мужьям, как Господу, пото­му что муж есть глава жены, как и Хри­стос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Хри­сту, так и жёны своим мужьям во всём. Мужья, любите своих жён, как и Хри­стос возлюбил Церковь и предал Себя за неё…» (глава 5, стихи 22-25).

— Это апостольское чтение не зря чи­тается во время Таинства Венчания, — поясняет священник Димитрий ФЕТИ­СОВ, ключарь Николо-Ямского храма Рязани. — Это фактически руководство для супругов, вступающих в брак. Под словом «убоится» нужно понимать не просто страх, а скорее благоговение, почитание, боязнь обидеть, проявить неуважение. В то же время, обращаясь к мужу, апостол Павел говорит, что женщина — это «хрустальный сосуд», который мужчина должен беречь и к ко­торому должен относиться с любовью.

Конечно, христианство устанавливает в семье определённый патриархат — муж однозначно ставится на позицию главы семьи, а жена должна ему пови­новаться. Но и здесь не стоит сразу говорить о несправедливости по отноше­нию к женщинам и скорее бросаться на борьбу за равноправие. Христианский патриархат вовсе не говорит о тирании в семье, когда мужчина, как господин, возлежит на диване, а жена хлопочет вокруг, исполняя все его желания.

— Мы говорим здесь в первую оче­редь об ответственности супругов, — уточняет отец Димитрий, — о том, кто должен взять на себя обязанность принимать все важные и ответ­ственные решения. Библия гово­рит нам, что это должен сделать муж — как глава, «патриарх». Но не стукнув кулаком по столу — «я так решил!» — а посоветовавшись сперва со всеми членами семьи, а лучше ещё и с духовником. Более того, в каких-то ситуациях у супру­ги должно быть право вето, пото­му что есть в семейной жизни во­просы, в которых женщины по при­роде своей разбираются лучше. Например, материнство — это бо­лее чуткое понятие, чем отцов­ство. Муж же должен полностью брать на себя ответственность за всех членов своей семьи и за всё, что происходит с ними. На самом деле пра­вославный патриархат — это понятие очень гармоничное, интересное, но ко­торое, к сожалению, часто неправильно трактуется.

Поэтому уж если вспоминать в своей семье эту фразу апостола Павла, то только в полном контексте, обращаясь одновременно к мужу и жене. А ещё лучше вспомнить слова этого же апо­стола из Первого Послания к Коринфя­нам: «Любовь долго терпит, милосерд­ствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчин­ствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла…» (глава 13, стихи 4-5, и дальше). Руководствуясь этими словами, супруги смогут, преодолев многие недопонимания и разногласия, жить в мире и гармонии, показывая взаимоуважением и взаимной любовью пример настоящей христианской семьи своим детям и внукам.

 

Светлана Исаева

Жена да убоится мужа своего… — Покинул нас — Дневник — Православные знакомства «Азбука верности»

Цитата —

 

Когда нам лет по четырнадцать, мы мечтательно закатывая глаза, представляем себе принца. И жить мы будем в любви и согласии, в вечной душевной гармонии и взаимном уважении. 
Скажете, мы дуры? Ага, тут я соглашусь на все сто. Потому что жить в сказке возможно, только для этого требуется несколько лет тяжелого труда на поприще строительства собственной семьи. Но мы все сами портим своими руками. Или отсутствием жизненной мудрости.


Труд со стороны женщины это – вовремя закрыть пасть, даже если рвет башню, как хочется поорать на мужа, послать его в неведомые дали. Труд, это быть с ним рядом и поддержать в трудную минуту, когда его, к примеру, сократили на работе. А не добивать лежачего, что бы он от безысходности и горя пить не начал. Труд – готовить ему вкусно и от души, следить за тем, чтобы внешне он выглядел так, как будто его только что из коробки вынули. Труд – говорить ему ласковые слова и нежности, целовать и обнимать, даже когда самой тоскливо настолько, что хочется выйти во двор и повыть на луну, обнявшись с дворовыми собаками. Труд – делать маленькие подарки по незначительным датам, будь то 23 февраля или Международный день мужчин. Кстати, мало женщин вообще в курсе, что такой праздник есть, и проходит он 5 ноября. Поздравляли своего? А я поздравила, подарила махонькую фигнюшку, он и радовался как ребенок. 

Возвращаясь к тому, что еще должна делать женщина. 
Так вот, трудиться надо много, первые пару лет, а потом все станет привычно, как вода в кране. И, главное, никогда мужу нельзя отказывать. Вообще, возьмите на вооружение правило – секс это не поощрение за хорошее поведение, не метод наказания, и не предмет торга. 
И вообще, введите святые правила в доме – все размолвки остаются за порогом спальни, в кровать вы должны лечь обнявшись, поцеловав друг друга на ночь. Не повышайте никогда голос на мужа и не позволяйте ему это делать, уважайте друг друга настолько, что даже мысленно не ругайтесь с ним. И, уж тем более не оскорбляйте его, даже в своей голове. Потому что любовь заканчивается в тот момент, когда вы его впервые обозвали «козлом», мысленно. Ну, или другим таким же ласковым словом.
А обсудить предмет размолвки можно тихо и спокойно. И, поверьте, придете к взаимному согласию минут за пять, а не за трое суток ссоры и скандалов.


Лучше хвалите его, за каждый его хороший поступок. Забил гвоздь? Умничка моя, ты мое золотце. Сходил в магазин за продуктами? Ах, ты мой добытчик, солнышко мое трудолюбивое. И тому подобное. Никогда не упрекайте за промашки. И, ни в коем случае не сравнивайте его неудачи с Васиными\Петиными успехами. Не воспитывайте собственноручно мужа лузера, ибо именно это вы получите в конечном результате. Лучше хвалите его, и, желательно при всех.

А что вы получите после столь прилежного труда? Замечательного мужа, который и вовремя поможет, и цветы не забудет подарить, и будет вас холить и лелеять, заваливать любовью, лаской, благодарностью, и, что самое важное – уважением.

Будьте уверенны, что при такой жене муж никогда не заметит другую женщину и отсутствие конкуренции вам обеспеченно априори.
Трудно? Пи***, как трудно. Но не для чужого строите же семью, для себя любимых.

Можно, конечно, ***ь на все это, и делать так, как привычно – наорать, кинуть в него тапком, привести кучу аргументов в пользу собственной правоты, и, рано или поздно, муж с этим согласится. Только соберет манатки и сольется с горизонтом. Иногда, в объятиях вашей лучшей подруги. Но зато вы останетесь правой во всем.
И тогда… велкам, одинокая вонючая жизнь. Когда придется платить нереальные деньги какому-то алкашу, чтобы он кран подкрутил, терпеть ухмылки и издевки соседей, упреки родителей, боль в глазах собственных детей, и одиночество долгими зимними вечерами. Шанс на второй брак, тем более удачный, равен шансу попасть под копыта слепой лошади во дворе многоэтажки, но мы ведь этому не верим. Потому что мы пи***, как красивы, уникальны, своеобразны, милы, полны шарма и тд и тп. И, конечно же, найдется целый вагон и маленькая тележка желающих воспитать наших детей от другого мужчины. Причем, воспитать достойно. {#emotionsyahoo_dlg.day_dreaming}

Вот, что в моем понимании означает «жена да убоится мужа своего». Тут есть глубокий смысл – убояться потерять, остаться без него, того, кто казался нам единственным на всей Земле в тот день, когда мы согласились идти с ним рука об руку всю дальнейшую жизнь.
И, кстати, для тех, кто не в курсе.. слова эти вырваны из контекста. 
А полный текст звучит так : «Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа» (Послание к Евесянам 5.33)

 

© МарфаВасильна

«Жена да боится своего мужа…»

Священник Николай Емельянов,
заместитель декана Богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

 

«Жена да боится своего мужа…» (Послание к Ефесянам, 5:33). Пожалуй, нет более непопулярного и сложного для современного человека представления об отношениях мужчины и женщины в браке. Неужели, счастливые семейные отношения можно выстроить на страхе?

Конечно, я не претендую на какое-то оригинальное или новое толкование, тем более что это место из послания апостола Павла к Ефессянам не раз комментировали знаменитые христианские авторы. Однако я хорошо помню, как когда-то давно обсуждал эту тему в беседе с одной юной девушкой, церковной и православной. Реакция моей собеседницы была очень характерной: «Апостол Павел много чего писал. Например, что надо обязательно платок носить на голове. Это все давно устарело, это было написано в условиях древнего патриархального общества, а современная жизнь требует совсем иных подходов и иных норм!» Из слов моей юной собеседницы следовало, что в современном обществе скорее муж должен бояться свою жену и уж в любом случае обязан ее слушаться. Несмотря на весь комизм подобных утверждений, встает очень серьезный вопрос: как же все-таки понимать эти слова современным молодым людям, вступающим в брак? Может, они действительно безнадежно устарели?

Чтобы попытаться разобраться в этом вопросе, нужно вспомнить, о чем идет речь в послании к Ефесянам. В нем апостол сравнивает отношения мужчины и женщины в браке с тем единством, которое связывает Христа с Церковью. В этой параллели есть два ключевых момента. С одной стороны Церковь повинуется Христу, как и жена должна повиноваться мужу. С другой стороны, Христос так возлюбил Церковь, что отдал Себя на крестную смерть за Нее. И муж должен любить свою жену, вплоть до готовности отдать за нее свою жизнь.

Становится понятным, что речь идет не о боязни какого-либо насилия – духовного или, тем более, физического, а об уважении к мужу, которое должно выражаться в повиновении и послушании ему. Так что, бояться нужно не мужа, а своего неуважения к нему. Однако такое понимание семейных отношений далеко не для всех является понятным или самоочевидным. Получается, что жена должна уважать своего мужа и бояться его огорчить или унизить, а муж разве не должен? Конечно, нужно, чтобы уважение и бережное отношение друг к другу в семье было взаимным. Но в чем оно должно выражаться со стороны мужа? Почему заповедь послушания как выражение истинной семейной любви относится именно к женщине?

Одна прихожанка нашего храма, между прочим, мать пятерых детей, как-то заявила: «А как же мне слушаться моего мужа, если я лучше, чем он, знаю как нам надо поступать?» Сложность этого вопроса вовсе не в том, что бывают семьи, где женщины умнее своих мужей. Как раз умной женщине слушаться бывает проще. Обычно, трудности возникают в другом случае, когда у женщины с твердым или жестким характером муж имеет характер мягкий и смиренный. В этой ситуации слушаться, а заодно и уважать мужа, гораздо сложнее. Причем внешне все может выглядеть более чем благополучно. Жена по привычке в силу своего характера настаивает на своем, муж по мягкости соглашается, и, вроде бы, все хорошо. Однако, в этой ситуации всегда скрыта некая опасность, разрушительная для семейных отношений. Для женщины это – опасность потерять уважение к мужу, без которого любить становиться очень трудно. Для мужа – опасность утратить чувство ответственности за свою семью, без которого он перестает быть ее главой, выполнять свою роль в семейных отношениях. Любому священнику приходится постоянно слышать на исповеди жалобы женщин на безответственность своих мужей. Эта безответственность всегда бывает очень болезненной, поскольку в ней проявляется неумение беречь семью и защищать свою любовь. В ответ на эти жалобы всегда хочется спросить: «А дала ли ты своему мужу шанс почувствовать эту ответственность, научила ли его беречь свою семью?» Ведь научить этому мужа должна женщина, и другого способа сделать это, кроме как через послушание мужу, просто не существует.

Опыт показывает, что твердый женский характер тут совсем не помеха. Мне хорошо знакома одна большая счастливая многодетная семья, где жена и муж обладают ярко выраженными очень твердым женским и очень мягким мужским характерами. Весь быт, все мелочи детского воспитания определяются в этой семье женой, властной, умной и образованной женщиной. Иногда со стороны может показаться, что муж в некотором смысле у нее «под каблуком». При этом те, кто знаком с этой семьей поближе, знают, что глава семьи пользуется в ней непререкаемым авторитетом. Правда, он почти всегда молчит и со всем соглашается, но как человеку мужественному и не мелочному ему чаще всего вообще все равно, что и как хочет организовать его жена в их семейном быту. Однако если уж он высказывает какое-либо замечание, что делает очень редко и только по очень важным вопросам, то и жена и дети слушаются его беспрекословно. Причем, если с мамой, жесткой и очень властной, дети могут спорить или пытаться сделать по-своему, то с мягким и смиренным папой – никогда.

Меня этот пример всегда очень удивлял и вдохновлял. Дело в том, что в этой семье муж и жена очень строго стараются следовать христианскому идеалу. Муж, человек в высшей степени ответственный, никогда не пропускает ни одного принципиального момента в семейной жизни, но, хорошо сознавая особенности характера своей супруги, уступает во всех второстепенных вопросах. Жена, в свою очередь, искренне уважая своего мужа и ценя его бережное к ней отношение, боится не выполнить малейшую его просьбу, потому что знает, как редко он ее о чем-либо просит и видит, как много он с ней смиряется. Она прекрасно понимает, что легко могла бы ослушаться мужа, причем без всякого выражения неудовольствия с его стороны, но, зная свой характер, категорически себе это запрещает.

Есть еще один не «специфически церковный», а скорее исторический пример христианской семьи, который показывает, насколько внешние условия не являются определяющими в семейных отношениях. Это семья знаменитой английской королевы Виктории и ее мужа принца Альберта. Королева Виктория с тринадцатилетнего возраста вела подробный дневник. Кроме того, она написала бесчисленное количество писем и записок – они составляют свыше ста (!) томов. Не столь огромная, но тоже многотомная переписка принца Альберта существенно дополняет картину. Поэтому развитие их семейных взаимоотношений можно проследить буквально по дням.

Поражает, в первую очередь, то, что этот брак с самого начала был очень необычный, если не сказать «неправильный». Известно, что Виктория сама сделала предложение. Если бы принц заговорил с ней первым, это было бы расценено ею как недопустимая вольность. При этом, Виктория, которой Альберт очень нравился, прекрасно знала, что он в нее не влюблен. Есть письма будущих супругов друг другу, в которых они обсуждают вопросы обустройства своего семейного быта. В них невеста всегда выступает как твердая и властная королева. Она категорически запрещает своему жениху взять себе секретаря из близких ему доверенных людей в Германии и сама выбирает ему помощника. Королева определяет, что жить они будут в Лондоне, а не в Виндзоре, чего так хотел принц Альберт. Есть в ее дневнике и такие записи, сделанные уже после свадьбы: «Я читаю и подписываю бумаги, а Альберт их промокает…»

Ситуация, в которой оказалась эта семья, была действительно парадоксальной. Жизнь королевы была настолько подчинена интересам государства, что она просто не могла принадлежать ни сама себе, ни своей семье и мужу. Положение принца в первые годы их совместной жизни было крайне двусмысленным. С одной стороны, его официальный статус никак не был определен, он не имел никакой, даже чисто формальной, функции при королевском дворе. С другой стороны, не только правительство, но и общественность ревниво следили за тем, чтобы королева даже близко не подпускала немецкого принца к своим делам, включая вопросы их общего семейного быта! Достаточно вспомнить, что уже после признания принца англичанами, во время Крымской войны, активным сторонником которой он был, его все равно обвиняли в том, что он «агент русского медведя». Казалось бы, нормальная семейная жизнь в такой ситуации просто невозможна. Однако, эти замечательные супруги сумели научиться любить друг друга.

Способ, с помощью которого им это удалось, был очень простой и, видимо, он единственно возможный. Королева научилась, поначалу переламывая свой характер, слушаться принца, а принц, забывая о своих удобстве и желаниях, а зачастую и о так называемой «мужской гордости», научился беречь королеву. Известно, что принц Альберт, уважая долг королевы перед своим народом и понимая всю сложность положения королевской власти после очень непопулярного и скандального правления Георга III, совершенно смирился со своим более чем скромным положением при дворе. При этом он искренне заботился о своей жене и сумел многое улучшить в ее личной жизни, а потом и в жизни всей своей большой семьи, состоявшей из восьми детей. Он помог королеве Виктории наладить отношения с некоторыми людьми, к которым она испытывала неприязнь, включая свою собственную мать. Он со свойственной немцам дотошностью вникал во все принципиальные вопросы воспитания детей. В свою очередь, королева в том, что касалось частной жизни, постепенно научилась слушаться и во всем доверять своему мужу.

Постепенно это доверие и любовь стали для них настолько естественными, что они научились все в своей жизни делить друг с другом. Принц Альберт активно участвовал в политической и общественной жизни и заслужил уважение англичан, а королева смогла совмещать свое общественное служение с обязанностями преданной жены и любящей матери. Хочу подчеркнуть, что их отношение и к королевским обязанностям и к семейной жизни было не просто традиционным или патриархальным, оно было осознанно христианским. Это ясно видно из переписки и дневниковых записей. Они счастливо прожили вместе более двадцати лет, до смерти принца Альберта в 1861 году. Королева Виктория царствовала после этого еще сорок лет, не снимая траура и постоянно вспоминая мужа. Умирая, принц Альберт повторял: «Любимая жена…»

В этой истории ключевой момент – это доверие, без которого настоящая любовь невозможна. Любовь предполагает взаимопроникновение, которого не бывает без открытости. Но открыться другому страшно, потому что это всегда риск. Быть открытым значит быть незащищенным. Поэтому доверие и верность друг другу и есть тот самый мостик, без которого нельзя преодолеть пропасть разделяющую людей, невозможно любить. С двух сторон этого мостика мужчина и женщина движутся навстречу любви и друг другу. Два ключевых момента, которые выделяет апостол Павел в послании к Ефесянам, указывают на концы этого мостика. Для женщины – это послушание, а для мужчины – ответственность. Как без послушания, так и без ответственности не может быть ни доверия, ни любви. Действительно, как может женщина слушаться, то есть доверять своему мужу в решении важных вопросов семейной жизни, если она не чувствует, что он готов в самом высоком смысле отвечать за последствия своих решений? И как можно требовать от мужчины ответственности, если жена его не слушается? За что и за кого ему тогда отвечать? Отвечать можно только за свой выбор и за тех, кто верен тебе, иными словами, целиком тебе доверился.

Здесь возникает еще одна очень важная проблема. Ее как-то сформулировала другая прихожанка нашего храма, живущая счастливой семейной жизнью, имеющая детей и сделавшая научную карьеру. Она как-то сказала: «Мне очень легко слушаться мужа во всем, что касается каких-то внешних сторон нашей жизни, и я ему очень доверяю и очень его люблю. Но иногда мне начинает казаться, что в своих жизненных устремлениях он перестает видеть Бога как главный ориентир своей жизни, и тогда мне становится очень трудно». Это чувство вполне естественно. Ведь абсолютное доверие возможно между людьми только тогда, когда оно чем-то подкреплено. Нельзя абсолютно доверять другому человеку как какому-то идолу. Абсолютное доверие возможно только тогда, когда он в своей жизни руководствуется не эгоизмом и даже не умом или другими талантами, а стремится к абсолютной Истине и Любви, то есть доверяет Богу. Поэтому настоящее доверие, а значит и настоящая любовь, возможны только тогда, когда и мужчина и женщина вместе учатся доверять Богу и стремиться к Нему.

Так нужно ли чтобы жена «боялась своего мужа»? У апостола Иоанна Богослова мы находим такие слова: «Боящийся несовершен в любви» (1 Послание Иоанна, 4:18). А начинается эта фраза еще более сильными словами: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение». И когда Господь призовет к Себе, Он не спросит женщину, как она слушалась и «боялась» своего мужа. Он спросит: «А как ты любила?» Здесь нет противоречия, потому что апостол Павел говорит о том единственном пути, о том средстве или способе, которым эта любовь достигается и сохраняется – через послушание, доверие и ответственность. Когда же человек достигнет или хотя бы прикоснется настоящей Любви, она «изгонит страх». То есть все эти понятия: послушание, доверие, ответственность, – вовсе не носят характер закона, которому необходимо мучительно заставлять себя подчиняться. Когда человек любит по-настоящему, все это становится абсолютно свободным и естественным выражением его любви. Именно к такой любви стремятся христиане, прекрасно сознавая, что пока еще в ней «несовершенны» и поэтому сегодня, как и две тысячи лет назад, необходимо просто очень ее беречь и «бояться» потерять.

Да убоится жена мужа своего евангелие

Жена да убоится мужа своего

Цитата из Библии. В Послании святого апостола Павла к Ефесянам (гл. 5) сказано об отношениях мужа и жены:

«1. Итак, подражайте Богу, как чада возлюбленные,
2. и живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное.
3. А блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым.
4. Также сквернословие и пустословие и смехотворство не приличны вам, а, напротив, благодарение;
5. ибо знайте, что никакой блудник, или нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога.
6. Никто да не обольщает вас пустыми словами, ибо за это приходит гнев Божий на сынов противления;
7. итак, не будьте сообщниками их.
8. Вы были некогда тьма, а теперь — свет в Господе: поступайте, как чада света,
9. потому что плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине.
10. Испытывайте, что благоугодно Богу,
11. и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте.
12. Ибо о том, что они делают тайно, стыдно и говорить.
13. Все же обнаруживаемое делается явным от света, ибо все, делающееся явным, свет есть.
14. Посему сказано: «встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос».
15. Итак, смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые,
16. дорожа временем, потому что дни лукавы.
17. Итак, не будьте нерассудительны, но познавайте, что есть воля Божия.
18. И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство; но исполняйтесь Духом,
19. назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу,
20. благодаря всегда за все Бога и Отца, во имя Господа нашего Иисуса Христа,
21.

повинуясь друг другу в страхе Божием.
22. Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу,
23. потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела.
24. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем.
25. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее,
26. чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова;
27. чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна.
28. Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя.
29. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь,
30. потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его.
31. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть.
32. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви.
33. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа

Примеры

Чехов Антон Павлович (1860 — 1904)

«Татьяна Репина» (1889 г.):

«Дьячок. Тайна сия велика есть. Аз же глаголю во Христа и во церковь. Обаче и вы по единому, кийждо свою жену сице да любит, якоже и себя, а жена да убоится мужа своего!!

Соборный хор (поет). Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя…

В толпе. Слышите, Наталья Сергеевна? Жена да убоится мужа своего

«Необходимое предисловие» (1885 г.) — муж говорит жене:

«— Теперь, мой друг, — резюмирует муж, — ты видишь, что я во много раз сильнее и выносливее тебя. Это тебе необходимо знать на случай, если когда-нибудь в будущем полезешь на меня с кулаками или пообещаешь выцарапать мне глаза… Одним словом, жена да убоится мужа своего!«

Дополнительно

Цитаты: Библия   |   Семья   |   Женщины   |   Люди   |   Жизнь   |   Любовь   |   Знаменитые

Еще три цитаты о семье

Быть мужем, это работа на полный день. Вот почему многие мужья проваливают ее. Они не могут уделять ей должное внимание ➤ Арнольд Беннет

Если бы мы, мужчины, женились только на женщинах, которых заслуживаем, плохо бы нам пришлось ➤ Оскар Уайльд

Жена рассуждать не должна: на это есть молчи! ➤ Александр Чехов

Библия — о мужьях и женах

(Слова, вставленные в квадратные скобки и выделенные курсивом, взяты из церковно-славянской редакции)

От жены начало греха, и через нее все мы умираем (Сир. 25. 27).

Ибо прежде создан Адам, а потом Ева. И не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление; впрочем спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием (1 Тим. 2. 13-15).

Добродетельная жена — венец для мужа своего, а позорная — как гниль в костях его (Притч. 12. 4).

Жена добродетельная радует своего мужа, и лета его исполнит миром (Сир. 26. 2).

Опущенные руки и расслабленные колени — жена, которая не счастливит своего мужа (Сир. 25. 26).

Любезность жены усладит ее мужа, и благоразумие ее утучнит кости его (Сир. 26. 16).

Мудрая жена устроит дом свой, а глупая разрушит его своими руками (Притч. 14. 1).

При худой жене хорошо иметь печать, и, где много рук, там запирай (Сир. 42. 6).

Что солнце, восходящее на высотах Господних, то красота доброй жены в убранстве дома ее (Сир. 26. 20-21).

Миловидность обманчива и красота суетна; но жена, боящаяся Господа, достойна хвалы (Притч. 31. 30).

Что золотое кольцо в носу у свиньи, то женщина красивая и — безрассудная (Притч. И. 22).

Кроткая жена — дар Господа, и нет цены благовоспитанной душе (Сир. 26. 17).

Наклонность женщины к блуду узнается по поднятию глаз и век ее (Сир. 26. 11).

Благодать на благодать — жена стыдливая, и нет достойной меры для воздержанной души (Сир. 26. 18-19).

Большая досада — жена, преданная пьянству, и она не скроет своего срама (Сир. 26. 10).

Непрестанная капель в дождливый день и сварливая жена — равны; кто хочет скрыть ее, тот хочет скрыть ветер (Притч. 27. 16).

Сварливая жена — сточная труба .., а разумная жена — от Господа (Притч. 19. 13-14).

Что хождение по песку для ног старика, то сварливая жена для тихого мужа (Сир. 25. 22).

Блажен, кто живет с женою разумною (Сир. 25. 11).

Лучше жить в углу на кровле, нежели со сварливою женою в пространном доме (Притч. 21. 9).

Дети и построение города увековечивают имя, но превосходнее того и другого считается безукоризненная {непорочная] жена (Сир. 40. 19).

Движущееся туда и сюда воловье ярмо — злая жена; берущий ее — то же, что хватающий скорпиона (Сир. 26. 9).

Кто нашел добрую жену, тот нашел благо и получил благодать от Господа (Притч. 18. 22).

Как из одежд выходит моль, так от женщины — лукавство женское (Сир. 42. 13).

Добрая жена — счастливая доля (Сир. 26. 3).

Злость жены изменяет взгляд ее и делает лицо ее мрачным, как у медведя. Сядет муж ее среди друзей своих, и, услышав о ней, горько вздохнет. Всякая злость мала в сравнении со злостью жены (Сир. 25. 19-21).

Счастлив муж доброй жены, и число дней его — сугубое (Сир. 26. 1).

Сердце унылое и лице печальное и рана сердечная — злая жена (Сир. 25. 25).

Жене… не давай власти над собою при жизни твоей… Во всех делах твоих будь главным, не клади пятна на честь твою (Сир. 33. 19, 23).

Жена да боится своего мужа (Еф. 5. 33).

Войти на сайт

Не муж создан для жены, но жена для мужа. Посему жена должна иметь на голове своей знак власти над нею (1 Кор. 11. 9-10).

Господь Бог жене сказал: … к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою (Быт. 3. 16).

Досада, стыд и большой срам, когда жена будет преобладать над своим мужем (Сир. 25. 24).

Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем (1 Тим. 2. 11-12).

Что сообразно с здравым учением: чтобы… любить мужей, любить детей, быть целомудренными, чистыми, попечительными о доме, добрыми , покорными своим мужьям, да не порицается слово Божие (Тит. 2. 1, 4-5).

Не отдавай жене души твоей, чтобы она не восстала против власти твоей (Сир. 9. 2).

Жены, повинуйтесь своим мужьям, потому что муж есть глава жены (Еф. 5. 22-23).

Не давай воде выхода, ни злой жене — власти . Если она не ходит под рукою твоею, то отсеки ее от плоти твоей (Сир. 25. 29).

Кто изгоняет добрую жену, тот изгоняет счастье, а содержащий прелюбодейку — безумен и нечестив (Притч. 18. 23).

Не оставляй умной и доброй жены, ибо достоинство ее драгоценнее золота (Сир. 7. 21).

Соглашусь лучше жить со львом и драконом , нежели жить со злою женою (Сир. 25. 18).

Жены, повинуйтесь своим мужьям… Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом. Так некогда и святые жены, уповавшие на Бога, украшали себя, повинуясь своим мужьям. Так Сарра повиновалась Аврааму, называя его господином (1 Пет. 3. 1, 3-6).

Вряд ли какой-либо другой эпизод церковного брака привлекал так советских режиссеров, как чтение Апостола. Помните, каким громовым голосом, заставляя съежиться всех женщин и расправить плечи мужчин, кинематографический дьяк провозглашал: ?Да убоится жена мужа своего??? Что-то не припоминается, звучали ли в фильме слова, которые раньше идут в обряде венчания: ?Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь? (Ефес. 5:25).
Наше мифологизированное сознание, погруженное в мир утопических иллюзий, воспринимало и продолжает воспринимать Церковь как составляющую архаического быта. И даже для относительно здоровой части общества, искренне проникшейся идеей собственного воцерковления, венчание в православном храме до сих пор нередко означает принятие воображаемых правил поведения русских бояр эпохи? Домостроя?. А подавляющее большинство венчанных в наших храмах после 1991 г. вообще не задумывались над смыслом принятого таинства, пережив его как красивый обряд, ставший модным дополнением к привычным светским? торжественным регистрациям брака?.
Православное же венчание отличается не только эстетичной красотой и гармоничностью. Оно отображает глубокий духовный смысл христианской супружеской пары — создавать новое единство свободных личностей, которое позволило бы каждому из них реализоваться сполна, что нельзя сделать поодиночке.

И слова апостола Павла? А жена да боится своего мужа? (Ефес. 5:33) приобретают в этой системе понятий иной смысл. ?Бояться? мужа надлежит, как надлежит бояться Бога, то есть уважать и любить его, относиться к нему с абсолютным доверием.
Безусловной основой для понимания христианского брака является старозаветная Книга Бытия. В ней речь идет о человеке как носителе сознания и свободы, который стремится овладеть своей внутренней жизнью, когда принимает Заповедь не вкушать плод с Дерева Познания добра и зла. Человек проявляет творческую свободу, создавая язык и подчиняя себе животных (Быт. 2:19−20). И только после этого, когда Адам уже подтвердил свой свободный творческий потенциал, брак появляется как его наиболее яркое воплощение. Как высший этап человеческого совершенствования.
Переход каждой личности на этот этап рассматривается Церковью как большая радость. Ведь, по свидетельству богословов, брак является наследием рая на земле, не уничтоженным крупными мировыми катастрофами и не оскверненным грехом праотцов. Во время венчания снова и снова звучит призыв проникнуться радостным ощущением этого таинства. Но вместе с тем мы неожиданно слышим пение о святых мучениках, которые? славно страдали и венчались?. Ведь брак — это добровольная жертва, отречение от человеческой самодостаточности, посвящение себя другому лицу, проявление готовности отдать за него жизнь и принять на себя его недостатки.
Посредством брака человек поднимается на сверхличностный уровень. Тот уровень, который отображает преодоление индивидуальной ограниченности, готовность подняться в собственном практическом бытии к постижению самой большой из тайн — тайны Трехипостасного Божества. Настоящая полнота бытия человека как образа и подобия Бога, Единого во Святой Троице, достигается через благодатное единение мужчины и женщины в супружеской паре, в которую их соединяет Бог. Монашеские обеты являются не отрицанием брака, а иной формой союза любви, осуществляемой в большой семье — Христовой Церкви.
Я знаю смешной случай с? новым русским?, предлагавшим одному священнику деньги за то, чтобы в бракосочетании была опущена присяга со словами: ?и не оставлю тебя до самой смерти?. Мужчина готовился к браку, но хотел иметь шанс пренебречь им… Между тем дословно? шлюб? и означает? присяга? (от староукраинского? шлюбувати? — присягать, давать обет). И когда в украинском обряде традиционное византийское венчание дополнилось присягой молодоженов — а во времена св. Петра Могилы (XVII в.) это была общая практика — наряду со старым названием стало употребляться слово? шлюб?.
Христианская супружеская пара уникальна и абсолютно моногамна. Ее идеалы наиболее полно сохранились в требованиях, предъявляемых и ныне к семейному положению священников. По канонам, рукоположение не может принять не только состоящий в браке во второй раз, но и мужчина, взявший в жены разведенную женщину. И хотя Православная Церковь со временем вынуждена была разрешить разводы, но они позволяются в исключительных случаях и только лишь правящим архиереем. Единственным юридическим основанием для развода может считаться прелюбодеяние одного из супругов. Поместные Церкви могут несколько детализировать основания для разводов, добавляя к ним, скажем, выявленные извращения или бесплодие, исчезновение одного из супругов бесследно и тому подобное. В любом случае для Церкви фраза?

А жена да убоится мужа

не сошлись характерами? не является достаточным аргументом для развода. И если уж церковный развод дан и разрешается вступить в брак вторично, то венчание вступающих в брак во второй раз приобретает покаянные черты, а каждый, кто венчается вторично, должен отбыть церковное наказание — эпитимию. Это может касаться и третьего брака, в редчайших случаях разрешенного Церковью. Четвертый же брак Православная Церковь однозначно и категорически запрещает.
Кажущаяся суровость требований к христианскому браку обусловлена очень важной ролью семейного положения в перспективе спасения. В апостольских посланиях встречается очень характерное определение семьи: домашняя церковь. Скажем, апостол Павел в послании к коринфянам вспоминает? Акилу и Прискиллу с домашнею их церковью? (1 Кор. 16:19), а желая Филимону мира и благодати, пересылает те же пожелания его? домашней… Церкви? (Флм. 1:2). И это не просто красивая метафора. Супружеская пара — прообраз Церкви, ведь она является первым собранием созванных Божьей волей людей. Уже первых людей, праотцов Адама и Евы.
За тридцать три года до таинственного образования Церкви посредством сошествия Святого Духа, новорожденного Спасителя встречает в пещере Святая Семья — Пречистая Мать Иисуса и праведный Иосиф Обручник. Божий Сын приходит в земную семью, благословляя ее Своим присутствием. Когда же тридцатилетний Иисус отправляется на проповедь Слова, Свое первое чудо Он творит, благословляя молодую семью на свадьбе в маленьком галилейском городке Кане. Эпизод из Евангелия от Иоанна о превращении воды в вино во время этой свадьбы (Ин. 2:1−11) обязательно зачитывается на православном венчании.
Но супружеская пара не только прообраз Церкви. Именно она становится? домашней Церковью?, поскольку открывает простор для осуществления человеком своей основной миссии в мире — деятельной любви к ближнему. Христос постоянно учил апостолов критически относиться к показной абстрактной любви к высшим ценностям — образцом которой были фарисеи, — если она не воплощается в любви к другому человеку, не исполнена конкретными проявлениями. Любимый ученик Христа, Иоанн Богослов, дал замечательную формулу, которую неутомимо повторяют в Церкви: ?Кто говорит: я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, которого не видит?? (1 Ин. 4:20). Христианская семья и призвана прежде всего даже не к рождению и воспитанию детей — хотя это также ее важная миссия, — а к испытанию любви, которому подвергается каждый из супругов перед Богом.
Муж и жена проходят это испытание, учась видеть и ценить в партнере личность с ее собственными правами, индивидуальным характером, мнением, которое далеко не всегда совпадает со взглядами другого. Первые проблемы в семье нередко появляются из-за недостатка уважения к личности партнера, навязывания отношениям формы диктата лидера или постоянного состязания взглядов. В подавляющем большинстве сложных недоразумений оказывается, что их можно было бы предотвратить, если бы в соответствующий момент прозвучало самое нужное слово: ?извини?.
Слова ?домашняя Церковь? отнюдь не означают перенесение на семью молитвенного строя Церкви. Ведь семья не подражает Церкви, а входит в нее как составляющая со своими уникальными особенностями. Не существует единых предписаний для каждой семьи, которые касались бы совместных духовных упражнений. Но православная традиция выработала богатый опыт укрепления семьи посредством общего участия в церковном богослужении, налаженной дисциплины поста, родственной молитвы.
Библия дает пример высокого уважения к тайне супружеской телесной жизни. Ее чистота возносится к мистическим вершинам сопоставления с отношениями Небесного Жениха и Его народа в? Песне песней?. И именно уважение к дару супружеской любви побуждает Церковь учить бережному отношению к ее чистоте, хранить от разрушительных влияний извне. Православная мораль требует сохранять девственность до брака вовсе не из-за непонимания силы полового инстинкта, о котором так много говорилось в последние десятилетия. Античные Греция и Рим, где происходило становление Церкви, были не менее распущенным обществом, чем современное западное. Культ чувственности и силы уже тогда определял образ жизни общественных элит, становясь главной причиной вырождения патрицианских родов. Христианское целомудрие было чем-то абсолютно чуждым и непривычным в этом мире моральной вседозволенности. Но именно новая культура семейной жизни оказалась силой, выстоявшей во время гибели античной цивилизации, сформировавшей мораль новой Европы с системой приоритетов, которые опирались на евангельские основы.
Психологическая защищенность семьи непременно включает отстаивание права на интимность супружеских отношений. Каждый ответственный психиатр подтвердит, что акцентирование внимания на внешних, физиологических, сторонах семейной жизни оказывает разрушающее действие на родственные взаимоотношения. Церковь учит властвовать над инстинктами, строить семейную жизнь как гармоничное целое, где приоритет принадлежит духовному единению супругов, а телесные отношения, как и хозяйственные, вырастают на этом единении любви, входят в него как важный, но не первоочередной компонент. Отсюда — рекомендации во время поста воздерживаться от супружеских интимных отношений, запрет искусственных методов предотвращения беременности.
Излишне напоминать о категорическом неприятии Церковью идеи искусственного прерывания беременности. Убийство нерожденного ребенка еще ужаснее, чем убийство взрослого человека, и влечет за собой неминуемую кару. Каждый сделанный аборт тяжким бременем ложится на душу обоих родителей, виновных в умерщвлении младенца, и фатально сказывается на будущем их семьи.
Семья — уникальная среда, где лелеют дар взаимной открытости и абсолютного доверия друг к другу члены супружеской пары. Не всем легко научиться находить в себе и реализовывать этот дар. Подготовка к браку требует прежде всего глубокого самоанализа, осознания себя как личности, способной любить, оберегать, уважать другого человека. Бывает, что эту подготовку берут на себя приходские священники, проводя обучение молодых супружеских пар. К сожалению, в Украине такая практика все еще недостаточно распространена. Но каждый из членов будущей супружеской пары должен сам позаботиться о том, чтобы перед венчанием посвятить несколько дней испытанию совести, которое завершилось бы исповедью.
Еще до XV в. сохранялся обычай причащения молодоженов в день бракосочетания. Реликтом этого обычая осталась общая чаша, которую выпивают молодожены в конце венчания. К сожалению, ныне в день брака у будущих супругов совсем другие хлопоты, скорее, материальные, нежели духовные. Поэтому лучше перенести исповедь и причащение на последние воскресенья перед венчанием, чтобы приступить к браку в состоянии освящающей Божьей благодати. Православный священник имеет право отказаться венчать лиц, не исповедовавшихся и не причащавшихся больше года.
?…Оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть?, — промолвил Адам, впервые созерцая созданное из его ребра существо (Быт. 2:26). Этим единым телом и должна стать православная семья. Семья, создание которой благословил Христос в Кане Галилейской и которую апостол называет? домашней Церковью?. Единство свободных личностей, объединенных Святым Духом и преисполненных творческой силы любви.

«Жена да боится своего мужа…»

Фото священника Сергия Новожилова

«Жена да боится своего мужа…» (Послание к Ефесянам, 5:33). Пожалуй, нет более непопулярного и сложного для современного человека представления об отношениях мужчины и женщины в браке. Неужели счастливые семейные отношения можно выстроить на страхе? 

Конечно, я не претендую на какое-то оригинальное или новое толкование, тем более что это место из послания апостола Павла к Ефесянам не раз комментировали знаменитые христианские авторы. Однако я хорошо помню, как когда-то давно обсуждал эту тему в беседе с одной юной девушкой, церковной и православной. Реакция моей собеседницы была очень характерной: «Апостол Павел много чего писал. Например, что надо обязательно платок носить на голове. Это все давно устарело, это было написано в условиях древнего патриархального общества, а современная жизнь требует совсем иных подходов и иных норм!» Из слов моей юной собеседницы следовало, что в современном обществе скорее муж должен бояться свою жену и уж в любом случае обязан ее слушаться. Несмотря на весь комизм подобных утверждений, встает очень серьезный вопрос: как же все-таки понимать эти слова современным молодым людям, вступающим в брак? Может, они действительно безнадежно устарели? 

Чтобы попытаться разобраться в этом вопросе, нужно вспомнить, о чем идет речь в послании к Ефесянам. В нем апостол сравнивает отношения мужчины и женщины в браке с тем единством, которое связывает Христа с Церковью. В этой параллели есть два ключевых момента. С одной стороны, Церковь повинуется Христу, как и жена должна повиноваться мужу. С другой стороны, Христос так возлюбил Церковь, что отдал Себя на крестную смерть за Нее. И муж должен любить свою жену, вплоть до готовности отдать за нее свою жизнь. 

Становится понятным, что речь идет не о боязни какого-либо насилия – духовного или, тем более, физического, а об уважении к мужу, которое должно выражаться в повиновении и послушании ему. Так что, бояться нужно не мужа, а своего неуважения к нему. Однако такое понимание семейных отношений далеко не для всех является понятным или самоочевидным. Получается, что жена должна уважать своего мужа и бояться его огорчить или унизить, а муж разве не должен? Конечно, нужно, чтобы уважение и бережное отношение друг к другу в семье было взаимным. Но в чем оно должно выражаться со стороны мужа? Почему заповедь послушания как выражение истинной семейной любви относится именно к женщине? 

Одна прихожанка нашего храма, между прочим, мать пятерых детей, как-то заявила: «А как же мне слушаться моего мужа, если я лучше, чем он, знаю как нам надо поступать?» Сложность этого вопроса вовсе не в том, что бывают семьи, где женщины умнее своих мужей. Как раз умной женщине слушаться бывает проще. Обычно трудности возникают в другом случае, когда у женщины с твердым или жестким характером муж имеет характер мягкий и смиренный. В этой ситуации слушаться, а заодно и уважать мужа, гораздо сложнее. Причем внешне все может выглядеть более чем благополучно. Жена по привычке, в силу своего характера настаивает на своем, муж по мягкости соглашается, и, вроде бы, все хорошо. Однако, в этой ситуации всегда скрыта некая опасность, разрушительная для семейных отношений. Для женщины это – опасность потерять уважение к мужу, без которого любить становиться очень трудно. Для мужа – опасность утратить чувство ответственности за свою семью, без которого он перестает быть ее главой, выполнять свою роль в семейных отношениях. Любому священнику приходиться постоянно слышать на исповеди жалобы женщин на безответственность своих мужей. Эта безответственность всегда бывает очень болезненной, поскольку в ней проявляется неумение беречь семью и защищать свою любовь. В ответ на эти жалобы всегда хочется спросить: «А дала ли ты своему мужу шанс почувствовать эту ответственность, научила ли его беречь свою семью?» Ведь научить этому мужа должна женщина, и другого способа сделать это, кроме как через послушание мужу, просто не существует. 

Опыт показывает, что твердый женский характер тут совсем не помеха. Мне хорошо знакома одна большая счастливая многодетная семья, где жена и муж обладают ярко выраженными очень твердым женским и очень мягким мужским характерами. Весь быт, все мелочи детского воспитания определяются в этой семье женой, властной, умной и образованной женщиной. Иногда со стороны может показаться, что муж в некотором смысле у нее «под каблуком». При этом те, кто знаком с этой семьей поближе, знают, что глава семьи пользуется в ней непререкаемым авторитетом. Правда, он почти всегда молчит и со всем соглашается, но как человеку мужественному и не мелочному, ему чаще всего вообще все равно, что и как хочет организовать его жена в их семейном быту. Однако если уж он высказывает какое-либо замечание, что делает очень редко и только по очень важным вопросам, то и жена и дети слушаются его беспрекословно. Причем, если с мамой, жесткой и очень властной, дети могут спорить или пытаться сделать по-своему, то с мягким и смиренным папой – никогда. 

Меня этот пример всегда очень удивлял и вдохновлял. Дело в том, что в этой семье муж и жена очень строго стараются следовать христианскому идеалу. Муж, человек в высшей степени ответственный, никогда не пропускает ни одного принципиального момента в семейной жизни, но, хорошо сознавая особенности характера своей супруги, уступает во всех второстепенных вопросах. Жена, в свою очередь, искренне уважая своего мужа и ценя его бережное к ней отношение, боится не выполнить малейшую его просьбу, потому что знает, как редко он ее о чем-либо просит и видит, как много он с ней смиряется. Она прекрасно понимает, что легко могла бы ослушаться мужа, причем без всякого выражения неудовольствия с его стороны, но, зная свой характер, категорически себе это запрещает. 

Есть еще один не «специфически церковный», а скорее исторический пример христианской семьи, который показывает, насколько внешние условия не являются определяющими в семейных отношениях. Это семья знаменитой английской королевы Виктории и ее мужа принца Альберта. Королева Виктория с тринадцатилетнего возраста вела подробный дневник. Кроме того, она написала бесчисленное количество писем и записок – они составляют свыше ста (!) томов. Не столь огромная, но тоже многотомная переписка принца Альберта существенно дополняет картину. Поэтому развитие их семейных взаимоотношений можно проследить буквально по дням. 

"Жена да боится своего мужа..."

Поражает, в первую очередь, то, что этот брак с самого начала был очень необычный, если не сказать «неправильный». Известно, что Виктория сама сделала предложение. Если бы принц заговорил с ней первым, это было бы расценено ею как недопустимая вольность. При этом, Виктория, которой Альберт очень нравился, прекрасно знала, что он в нее не влюблен. Есть письма будущих супругов друг другу, в которых они обсуждают вопросы обустройства своего семейного быта. В них невеста всегда выступает как твердая и властная королева. Она категорически запрещает своему жениху взять себе секретаря из близких ему доверенных людей в Германии и сама выбирает ему помощника. Королева определяет, что жить они будут в Лондоне, а не в Виндзоре, чего так хотел принц Альберт. Есть в ее дневнике и такие записи, сделанные уже после свадьбы: «Я читаю и подписываю бумаги, а Альберт их промокает…» 

Ситуация, в которой оказалась эта семья, была действительно парадоксальной. Жизнь королевы была настолько подчинена интересам государства, что она просто не могла принадлежать ни сама себе, ни своей семье и мужу. Положение принца в первые годы их совместной жизни было крайне двусмысленным. С одной стороны, его официальный статус никак не был определен, он не имел никакой, даже чисто формальной, функции при королевском дворе. С другой стороны, не только правительство, но и общественность ревниво следили за тем, чтобы королева даже близко не подпускала немецкого принца к своим делам, включая вопросы их общего семейного быта! Достаточно вспомнить, что уже после признания принца англичанами, во время Крымской войны, активным сторонником которой он был, его все равно обвиняли в том, что он «агент русского медведя». Казалось бы, нормальная семейная жизнь в такой ситуации просто невозможна. Однако, эти замечательные супруги сумели научиться любить друг друга. 

Способ, с помощью которого им это удалось, был очень простой и, видимо, он единственно возможный. Королева научилась, поначалу переламывая свой характер, слушаться принца, а принц, забывая о своих удобстве и желаниях, а зачастую и о так называемой «мужской гордости», научился беречь королеву. Известно, что принц Альберт, уважая долг королевы перед своим народом и понимая всю сложность положения королевской власти после очень непопулярного и скандального правления Георга III, совершенно смирился со своим более чем скромным положением при дворе. При этом он искренне заботился о своей жене и сумел многое улучшить в ее личной жизни, а потом и в жизни всей своей большой семьи, состоявшей из восьми детей. Он помог королеве Виктории наладить отношения с некоторыми людьми, к которым она испытывала неприязнь, включая свою собственную мать. Он со свойственной немцам дотошностью вникал во все принципиальные вопросы воспитания детей. В свою очередь, королева в том, что касалось частной жизни, постепенно научилась слушаться и во всем доверять своему мужу. 

Постепенно это доверие и любовь стали для них настолько естественными, что они научились все в своей жизни делить друг с другом. Принц Альберт активно участвовал в политической и общественной жизни и заслужил уважение англичан, а королева смогла совмещать свое общественное служение с обязанностями преданной жены и любящей матери. Хочу подчеркнуть, что их отношение и к королевским обязанностям и к семейной жизни было не просто традиционным или патриархальным, оно было осознанно христианским. Это ясно видно из переписки и дневниковых записей. Они счастливо прожили вместе более двадцати лет до смерти принца Альберта в 1861 году. Королева Виктория царствовала после его этого еще сорок лет, не снимая траура и постоянно вспоминая мужа. Умирая, принц Альберт повторял: «Любимая жена…» 

В этой истории ключевой момент – это доверие, без которого настоящая любовь невозможна. Любовь предполагает взаимопроникновение, которого не бывает без открытости. Но открыться другому страшно, потому что это всегда риск. Быть открытым значит быть незащищенным. Поэтому доверие и верность друг другу и есть тот самый мостик, без которого нельзя преодолеть пропасть, разделяющую людей, невозможно любить. С двух сторон этого мостика мужчина и женщина движутся навстречу любви и друг другу. Два ключевых момента, которые выделяет апостол Павел в послании к Ефесянам, указывают на концы этого мостика. Для женщины – это послушание, а для мужчины – ответственность. Как без послушания, так и без ответственности не может быть ни доверия, ни любви. Действительно, как может женщина слушаться, то есть доверять своему мужу в решении важных вопросов семейной жизни, если она не чувствует, что он готов в самом высоком смысле отвечать за последствия своих решений? И как можно требовать от мужчины ответственности, если жена его не слушается? За что и за кого ему тогда отвечать? Отвечать можно только за свой выбор и за тех, кто верен тебе, иными словами, целиком тебе доверился. 

Здесь возникает еще одна очень важная проблема. Ее как-то сформулировала другая прихожанка нашего храма, живущая счастливой семейной жизнью, имеющая детей и сделавшая научную карьеру. Она как-то сказала: «Мне очень легко слушаться мужа во всем, что касается каких-то внешних сторон нашей жизни, и я ему очень доверяю и очень его люблю. Но иногда мне начинает казаться, что в своих жизненных устремлениях он перестает видеть Бога как главный ориентир своей жизни, и тогда мне становится очень трудно». Это чувство вполне естественно. Ведь абсолютное доверие возможно между людьми только тогда, когда оно чем-то подкреплено. Нельзя абсолютно доверять другому человеку как какому-то идолу. Абсолютное доверие возможно только тогда, когда он в своей жизни руководствуется не эгоизмом и даже не умом или другими талантами, а стремится к абсолютной Истине и Любви, то есть доверяет Богу. Поэтому настоящее доверие, а значит и настоящая любовь, возможны только тогда, когда и мужчина и женщина вместе учатся доверять Богу и стремиться к Нему. 

Так нужно ли чтобы жена «боялась своего мужа»? У апостола Иоанна Богослова мы находим такие слова: «Боящийся несовершен в любви» (1 Послание Иоанна, 4:18). А начинается эта фраза еще более сильными словами: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение». И когда Господь призовет к Себе, Он не спросит женщину, как она слушалась и «боялась» своего мужа. ОН спросит: «А как ты любила?» Здесь нет противоречия, потому что апостол Павел говорит о том единственном пути, о том средстве или способе, которым эта любовь достигается и сохраняется – через послушание, доверие и ответственность. Когда же человек достигнет или хотя бы прикоснется настоящей Любви, она «изгонит страх». То есть все эти понятия: послушание, доверие, ответственность, – вовсе не носят характер закона, которому необходимо мучительно заставлять себя подчиняться. Когда человек любит по-настоящему, все это становится абсолютно свободным и естественным выражением его любви. Именно к такой любви стремятся христиане, прекрасно сознавая, что пока еще в ней «несовершенны» и поэтому сегодня, как и две тысячи лет назад, необходимо просто очень ее беречь и «бояться» потерять. 

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о