Ядерное стратегическое оружие – Стратегические ядерные вооружения Википедия

Содержание

Стратегические ядерные вооружения Википедия

«Я́дерная триа́да» (англ. Nuclear triad) — общепринятый международный термин, обозначающий оснащённые ядерным оружием стратегические вооружённые силы государства, включающие в себя три компонента:

Разделение стратегических ядерных зарядов государства между несколькими видами ядерных вооружённых сил стратегического назначения обеспечивает невозможность уничтожения всего боеспособного арсенала ядерного оружия в случае внезапного нападения противника и предоставляет большую гибкость в его применении. Даже при полном уничтожении арсеналов двух любых компонентов, третий должен быть способен нанести ответный удар, гарантирующий уничтожение противника или причинение ему неприемлемого ущерба.

Классическая «ядерная триада»

Классическая «ядерная триада» состоит из сухопутного, морского и воздушного компонентов. Считается, что полноценной ядерной триадой в XX веке обладали имевшие ядерный паритет сверхдержавы СССР и США, и в настоящее время из всех ядерных держав ядерной триадой обладают только США и Россия .

Тактические ядерные заряды не входят в ядерную триаду, так как не предназначаются для использования в нанесении «второго удара».

Компоненты

Сухопутный

Межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) стационарного и мобильного базирования являются главным компонентом стратегических ядерных сил. Малая уязвимость МБР обеспечивается за счёт высокой защищённости стационарных шахтных пусковых установок, способных выдержать близкий (до нескольких сотен метров) ядерный взрыв средней мощности и рассредоточения их на местности. Мобильные грунтовые и железнодорожные пусковые установки способны быстро менять позиции и маневрировать в пределах всей дорожной сети страны, что затрудняет их обнаружение и уничтожение.

Морской

Основным носителем межконтинентальных баллистических ракет на флоте являются атомные подводные лодки. Они имеют большой срок автономности и способны скрытно маневрировать в пределах всего мирового океана и проводить запуски ракет из подводного положения, а также всплывая из-подо льдов Северного Ледовитого океана, что делает их обнаружение и уничтожение до момента запуска ракет очень сложной задачей. Существуют подводные лодки, способные нести до 24-х МБР с четырнадцатью боевыми частями индивидуального наведения каждая (лодки типа «Огайо»), что делает даже одиночную подводную лодку крайне опасной.

Некоторые надводные корабли также способны нести крылатые ракеты с ядерными боевыми частями.

Воздушный

Носителем крылатых ракет воздушного базирования с ядерными боеголовками и ядерных бомб являются стратегические бомбардировщики, способные совершать дальние перелёты и длительное время находиться в воздухе на патрулировании, в том числе и возле границ потенциального противника. Это даёт возможность политического давления на противника, обеспечивает быстрое нанесение удара в случае начала войны. Также достоинством таких бомбардировщиков является возможность оперативного манёвра силами и поражения цели практически в любой точке мира.

«Ядерная триада» России

«Ядерную триаду» России, согласно актуальному составу стратегических ядерных сил Российской Федерации, составляют[2]:

По состоянию на 1 октября 2016 года в боевой состав ракетных войск стратегического назначения России (РВСН) входит около 300 ракетных комплексов, способных нести более 1000 ядерных боевых зарядов. На боевом дежурстве РВСН находятся: 46 тяжёлых ракет Р-36М2 (SS-18, Satan), 20 (30?) ракет УР-100Н УТТХ (SS-19), 72 подвижных грунтовых комплекса РТ-2ПМ «Тополь» (SS-25), 60 комплексов РТ-2ПМ2 «Тополь-М» шахтного базирования (SS-27), 18 мобильных комплексов РТ-2ПМ2 «Тополь-М» (SS-27), 78 мобильных комплекса РС-24 «Ярс» и 18 РС-24 «Ярс» шахтного базирования[3][4]. Треть всех ракет — новейших типов, с дальностью 11-13 тысяч километров. Все МБР наземного базирования развёрнуты в позиционных районах одиннадцати ракетных дивизий трёх ракетных армий. Географически соединения ракетных войск России расположены таким образом, что никакой глобальный удар не может разом вывести из строя группировку РВСН

[5].

С 2013 года в России началось обновление морского компонента «ядерной триады». 10 января 2013 года на вооружение ВМФ РФ были приняты новый стратегический атомный подводный крейсер «Юрий Долгорукий» (проекта 955 «Борей») и его основное оружие — межконтинентальная баллистическая ракета морского базирования Р-30 «Булава-30»[6], 23 декабря 2013 года — вторая подводная лодка проекта 955 «Борей» «Александр Невский»[7], 19 декабря 2014 года — третья АПЛ этого же проекта «Владимир Мономах»[8].

Таким образом, в строю морских стратегических сил РФ по состоянию на 1 марта 2017 года находятся 13 атомных подводных лодок с баллистическими ракетами ПЛАРБ с 212 пусковыми установками, способных нести до 936 ядерных боевых блоков, из них боевое дежурство несут 10 ПЛАРБ со 160 носителями. Основу морских стратегических сил России составляют 5 ракетоносцев проекта 667БДРМ «Дельфин» (Delta IV), оснащённых 80 (16 х 5) пусковыми установками (ПУ) с баллистическим ракетами подводных лодок (БРПЛ) Р-29РМУ2 «Синева» (SS-23) и их модификацией Р-29РМУ2.1 «Лайнер», ещё одна подлодка этого проекта находится на плановом перевооружении

[9]. В строю остаются 3 подводные лодки проекта 667БДР «Кальмар» (Delta III), оснащённых 32 (16 х 2) ПУ ракет Р-29Р, причём одна лодка данного проекта прошла ремонт и модернизацию в 2011-2016 годах[10] и вернулась в строй в феврале 2017 года[11]. Также на боевую вахту заступили 3 подводные лодки проекта 955A «Борей», оснащённых 48 (16 х 3) ПУ со стратегическими ракетами Р-30 «Булава». Тяжёлый ракетоносец проекта 941 «Акула» (Typhoon) переделан под испытания ракет Р-30 «Булава». На ПЛАРБ размещено более 700 ядерных боевых блоков. Дальность ракет — 8-9,3 тысяч километров
[12]
. К 2020 году основу морского компонента «ядерной триады» России составят восемь «Бореев» (на каждой — 16 БРПЛ «Булава»)[5].

Стратегическая авиация «ядерной триады» России по состоянию на 1 мая 2017 года состоит из 60[13]стратегических бомбардировщиков Ту-95МС и 16[14]Ту-160, дислоцированных на трёх авиабазах. От других компонентов «триады» российскую дальнюю авиацию, называемую «длинной рукой», отличает гибкость применения, ведь перенацелить самолёт можно прямо в воздухе. В 2015 году пять «Ту-160» вернулись в строй обновлёнными, должны пройти модернизацию и все остальные боевые стратегические самолёты этой модели[5].

Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу, выступая 11 декабря 2015 года на заседании расширенной коллегии Министерства обороны Российской Федерации, об оснащении «ядерной триады» России сообщил

[15]:

«Доля современных вооружений в наземных стратегических ядерных силах составила 51 %. Авиационные стратегические ядерные силы в 2015 году пополнились десятью самолётами, из них два Ту-160, три Ту-95МС и пять Ту-22М3. Усилилась боевая мощь стратегических ядерных сил. В состав постоянной готовности введены два ракетных крейсера — „Александр Невский“ и „Владимир Мономах“. Всего в ВС РФ поставлено 35 баллистических ракет, что позволило добиться уровня оснащения современными вооружениями „ядерной триады“ в 55 %».

20 декабря 2015 года президент Российской Федерации Владимир Путин в интервью Владимиру Соловьёву, показанном в документальном фильме Саиды Медведевой «Миропорядок» в эфире телеканала «Россия-1», по вопросу ядерного оружия сделал следующее заявление

[16][17]:

«Как фактор сдерживания Россия, как одна из ведущих ядерных держав, будет это оружие совершенствовать… Ядерная триада лежит в основе нашей политики ядерной безопасности, но мы никогда не размахивали и никогда не будем размахивать этой ядерной дубиной, но в нашей военной доктрине ей отводится надлежащее место и надлежащая роль».

По данным Государственного департамента США, по состоянию на 1 марта 2017 года в составе стратегических ядерных сил России находилось 1765 ядерных боезарядов на 523 развёрнутых стратегических носителях, общее же количество носителей, развёрнутых и неразвёрнутых, составляло 816 штук[18].

«Ядерная триада» США

В течение 2020-х гг. США намереваются формировать новую ядерную триаду, которая прослужит до конца XXI века.

[19]

2 февраля 2018 года Министерство обороны США опубликовало новую ядерную доктрину Соединённых Штатов Америки под названием «Обзор ядерной политики»[20], исходя из которой США намерены продолжать предложенную в 2010 году бывшим президентом Бараком Обамой концепцию модернизации ядерных сил в связи с «развитием российского ядерного потенциала». Ключевые места в стратегии занимают также ядерные силы КНР, Ирана и КНДР[21][22].
В своём заявлении от 2 февраля 2018 года Президент США Дональд Трамп отметил[23][24]:

«На протяжении последнего десятилетия, несмотря на попытки США снизить роль и арсенал ядерного оружия, другие ядерные державы наращивали свой арсенал, увеличивали значение ядерного оружия в своих стратегиях безопасности, а также — в ряде случаев — продолжали развивать новые ядерные возможности, чтобы угрожать другим народам. Последующие администрации США воздерживались от крайне необходимой модернизации ядерного оружия, инфраструктуры и средств доставки… Ядерная доктрина 2018 года направлена на то, чтобы справиться с этими вызовами».

Согласно этой новой ядерной доктрине, материально-техническую основу вновь создаваемой стратегической ядерной триады страны составят 400 моноблочных МБР наземного базирования, предположительно под названием «Минитмен-4», первая из которых появится в 2029 году, для размещения которых будет оставлено повышенное количество шахтных пусковых установок (450), что позволит рассредоточить этот компонент стратегических ядерных сил и создать до 50 ложных шахт под такие ракеты[25].

На начальном этапе в ядерную триаду США должны войти до 240 БРПЛ «Трайдент-2» (D-5), установленных на 12 ПЛАРБ типа «Колумбия» с большим водоизмещением по сравнению с ПЛАРБ типа «Огайо» (соответственно, 21 тыс. тонн против около 19 тыс. тонн). Впоследствии названные БРПЛ будут заменены на новые типы. Первая атомная субмарина нового класса должна выйти на боевое патрулирование в 2031 году.

Третьей составляющей обновлённой триады станут 60 тяжёлых бомбардировщиков типа «B-21 Рейдер» («B-3») с ядерными крылатыми ракетами воздушного базирования и корректируемыми ядерными авиабомбами. Первый такой бомбардировщик должен быть сооружён в 2025 году. Впоследствии на этих бомбардировщиках будет размещена новая крылатая ракета повышенной дальности с ядерным боезарядом. Кроме того, триаду усилят неназванное количество бомбардировщиков средней дальности двойного назначения, то есть способных нести авиабомбы в ядерном или неядерном снаряжении. Основу последних составят уже поступающие в ВВС США новые многофункциональные истребители-бомбардировщики «F-35» передового наземного и авианосного базирования, что означает, что они появятся на аэродромах многих государств Североатлантического альянса (НАТО) и его внеблоковых союзников, прилегающих к территории России и КНР.

17 февраля 2018 года на Мюнхенской конференции по безопасности первый заместитель госсекретаря США Джон Салливан заявил[26]:

«Мы не собираемся представлять новые виды вооружений, мы собираемся реализовывать договор о стратегических наступательных вооружениях (СНВ). Мы планируем — как Китай и Россия — модернизировать нашу ядерную триаду. В противном случае у нас будут системы, которые устарели на десятки лет, у которых давно вышел срок годности. Если у нас не будет надёжного сдерживания, то в такой ситуации угроза возникновения ядерной войны будет куда больше, чем в той ситуации, когда у нас есть модернизированные системы, когда мы поддерживаем установленные соглашениями уровни [боезарядов]»

См. также

Примечания

  1. Никонов А. Д. «Гонка вооружений: причины, тенденции, пути прекращения». — М.: Издательство «Международные отношения», 1986. — С. 56. — 302 с.
  2. ↑ Состояние стратегических сил России. Сайт «Стратегическое ядерное вооружение России» // russianforces.org (20 июня 2017 года)
  3. Hans M. Kristensen, Robert S. Norris. Russian nuclear forces, 2016. «Taylor & Francis Online» // tandfonline.com (April 15, 2016) (англ.)
  4. ↑ Ракетные войска стратегического назначения России. Сайт «Стратегическое ядерное вооружение России» // russianforces.org (22 июня 2017 года)
  5. 1 2 3 Михаил Тимошенко, военный обозреватель. Ударная триада: чем наш ядерный щит отличается от американского. Телеканал «Звезда» // tvzvezda.ru (25 марта 2015 года)
  6. ↑ Полный комплект. — Россия начала обновление морского компонента ядерной триады. // lenta.ru (11 января 2013 года)
  7. ↑ ВМФ России принял вторую подлодку проекта «Борей». // lenta.ru (23 декабря 2013 года)
  8. ↑ АПЛ «Владимир Мономах», третья в серии «Бореев», вошла в состав ВМФ РФ. «РИА Новости» // ria.ru (19 декабря 2014 года)
  9. ↑ Подлодки «Тула», «Орёл» и «Дмитров» вернутся в строй в 2017 году. Сайт «Защищать Россию» // defendingrussia.ru (14 марта 2017 года)
  10. ↑ Атомный подводный ракетоносец «Рязань» обещают вернуть в строй до 2017 года. Морской военно-промышленный комплекс // flotprom.ru (18 ноября 2016 года)
  11. ↑ Атомная подлодка ТОФ «Рязань» вернулась на Камчатку после модернизации. «Интерфакс — Агентство военных новостей» // militarynews.ru (15 февраля 2017 года)
  12. ↑ Морские стратегические силы России. Сайт «Стратегическое ядерное вооружение России» // russianforces.org (22 июня 2017 года)
  13. ↑ «The Military Balance 2017». — P. 217. (англ.)
  14. ↑ Все 16 самолётов «Ту-160» ВКС России будут полностью модернизированы. Официальный сайт Министерства обороны Российской Федерации // function.mil.ru (27 апреля 2017 года)
  15. ↑ Шойгу: «Ядерная триада России на 55 % оснащена современными вооружениями». «РИА Новости» // ria.ru (11 декабря 2015 года)
  16. ↑ Путин: «РФ будет совершенствовать ядерное оружие как фактор сдерживания». «РИА Новости» // ria.ru (20 декабря 2015 года)
  17. ↑ Владимир Путин: «Россия не собирается „размахивать ядерной дубиной“». Российский международный многоязычный информационный телеканал «RT» // russian.rt.com (20 декабря 2015 года)
  18. ↑ New Start Treaty Aggregate Numbers of Strategic Offensive Arms. «The U. S. State Department» // state.gov (April 1, 2017)
  19. ↑ Описан план развития ядерной «стратегической триады» США до конца века // Лента. Ру, 7 декабря 2019
  20. ↑ Nuclear Posture Review Final Report (February 2018). — Office Of The Secretary Of Defense. // documentcloud.org
  21. Александра Трифонова. Пентагон обнародовал новую ядерную доктрину США // «Коммерсантъ», 3 февраля 2018
  22. Алексей Богдановский. США представили новую ядерную доктрину // «РИА Новости», 3 февраля 2018
  23. ↑ Statement by President Donald J. Trump on the Nuclear Posture Review. // whitehouse.gov (February 2, 2018)
  24. ↑ Трамп: новая ядерная доктрина США направлена на снижение риска применения ядерного оружия. — По словам американского лидера, она укрепляет сдерживание стратегических атак против Соединённых Штатов, а также их партнёров и союзников // «ТАСС», 3 февраля 2018
  25. Козин Владимир Петрович, ведущий эксперт Центра военно-политических исследований. «Ядерная доктрина Трампа»: перезагрузка на подрыв стратегической стабильности // МГИМО (У) МИД России, 9 февраля 2018
  26. ↑ Госдеп: если США не обновят свой ядерный арсенал, риск конфликтов будет больше // «ТАСС», 17 февраля 2018

Ссылки

wikiredia.ru

Стратегическое конвенциональное оружие. Нанесение ущерба

Ядерное оружие


Появление атомной бомбы породило новый класс вооружений – стратегический. Некоторое время после появления ядерного оружия (ЯО) в США, а затем и в СССР, оно рассматривалось как оружие «поля боя», активно прорабатывались сценарии его использования, проводились масштабные учения. Считалось, что применение ядерного оружия в ходе реальных боевых действий — это всего лишь вопрос времени.

Атомные бомбы «Малыш» (на переднем плане) и «Толстяк» — начало эпохи стратегического оружия

Тем временем количество ядерного оружия у США и СССР стремительно увеличивалось. В определённый момент стало понятно, что его применение грозит не только взаимным уничтожением противоборствующих сторон, но и возникновением существенных рисков для самого существования человеческой цивилизации. Ядерное оружие превратилось из «оружия войны» в «оружие устрашения», был достигнут ядерный паритет, не позволяющий холодной войне перейти в горячую фазу. На пике холодной войны количество ядерных боезарядов в США составляло порядка 30 000 единиц, в СССР – 40 000 единиц.

Несмотря на то, что между США и СССР шла холодная война, в мире практически непрерывно шли «горячие» военные конфликты, в которых обе сверхдержавы принимали непосредственное участие и зачастую несли весьма ощутимые потери. Тем не менее, ни одна из сверхдержав, не считая бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, ни разу не применяла в военных конфликтах ядерное оружие. Таким образом, ядерное оружие стало первым оружием, которое фактически не используется, но при этом затраты на его создание и содержание весьма высоки.

В зависимости от носителей ядерное оружие или выделено в отдельный вид вооружённых сил, как это сделано в России – ракетные войска стратегического назначения (РВСН), или входит в состав военно-воздушных сил (ВВС) / военно-морского флота (ВМФ). Существует также тактическое ядерное оружие (ТЯО) различного назначения, впрочем, так или иначе, в существующих условиях его применение может быть оправдано только в случае глобального конфликта, так что и его в какой-то мере можно отнести к оружию стратегического характера.

Как уже говорилось ранее, ядерное оружие, используемое для сдерживания противника от полномасштабной агрессии, бесполезно в локальных конфликтах. Периодически всплывает информация о готовности военных применять тактическое ядерное оружие в локальных конфликтах, такие заявление в частности звучали из уст некоторых военных и политиков США. Иногда даже озвучивалась информация, что тактическое ядерное оружие уже применялось теми же США или Израилем, однако какие-либо доказательства такого применения отсутствуют.

Одним из интересных направлений является создание так называемого «чистого» ядерного оружия, обеспечивающего минимальное загрязнение окружающей местности продуктами радиоактивного распада, однако судя по всему в настоящий момент такие исследования зашли в тупик. В попытках уменьшить габариты ядерного оружия в качестве «начинки» рассматривались различные экзотические делящиеся материалы, например, такие, как изомер гафния 178m2Hf, однако по различным причинам реальное оружие на базе этих исследования создано не было.

Бывший глава штаба ВВС США Генерал Нортон Шварц заявлял, что у Америки есть высокоточное тактическое ядерное оружие с малым выбросом радиации и с минимально возможными «побочными потерями» для мирного населения. Очевидно, что имелось в виду не «чистое» ядерное оружие, а новейшая модификация ядерной бомбы В61-12 с точностью попадания от 5 до 30 метров и с мощностью в тротиловом эквиваленте регулируемой от 0,3 до 300 килотонн.

Стратегическое конвенциональное оружие. Нанесение ущерба

Ядерная бомба В61-12 с регулируемой в широких пределах мощностью

Несмотря на оптимизм американских военных, скорее всего, маломощные ядерные бомбы останутся лежать на складах, если конечно ситуация в мире совсем не пойдёт «в разнос», поскольку их применение приведёт к крайне негативным последствиям с политической точки зрения и может стать причиной глобального конфликта. В случае, если США всё же решаться на применение ТЯО, то это автоматически выпустит «джина из бутылки», что можно одному, то можно и другим, вслед за США применять ТЯО могут начать и другие страны – Россия, КНР, Израиль.

Носители ядерного оружия


Помимо самих ядерных зарядов, стратегические ядерные силы включают в себя ещё их носители. Для РВСН и ВМФ такими носителями являются межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), размещаемые соответственно в шахтах, на мобильных наземных платформах или на ракетных подводных крейсерах стратегического назначения. Для ВВС носителями ЯО в первую очередь являются стратегические бомбардировщики-ракетоносцы.

Наибольшую вовлеченность в локальных войнах имеют стратегические бомбардировщики-ракетоносцы, активно применяющиеся для нанесения по противнику массированных ударов свободнопадающими и управляемыми боеприпасами с конвенциональной боевой частью. Можно отметить, что с точки зрения ядерного сдерживания бомбардировщики-ракетоносцы являются самым бесполезным компонентом ядерной триады в первую очередь потому, что в случае внезапного нападения, самолёты с вероятностью близкой к 100% не будут заправлены и оснащены ЯО. С учётом компактного базирования бомбардировщиков-ракетоносцев на нескольких авиабазах это позволит противнику уничтожить их первым обезоруживающим ударом. Помимо этого, их вооружение – крылатые ракеты (КР) большой дальности могут быть обнаружены и уничтожены практически всеми типами самолётов тактической авиации и средств противовоздушной обороны (ПВО) противника. Отчасти ситуацию может исправить разработка аэробаллистических ракет большой дальности с ядерной боеголовкой, но с учётом остающейся проблемы уничтожения носителей прямо на аэродромах, целесообразность этого можно поставить под вопрос.

Наиболее активно в локальных конфликтах используют свои бомбардировщики США, вплоть до того, что некоторые самолёты полностью выведены из состава стратегических ядерных сил и предназначены только для нанесения ударов конвенциональным оружием.

Стратегическое конвенциональное оружие. Нанесение ущерба

Американские стратегические бомбардировщики B-52, B-1B, B-2

Российская стратегическая авиация также отметилась в ходе военной операции в Сирии, применяя крылатые ракеты (что можно скорее считать полевыми испытаниями и демонстрацией силы) и свободнопадающие бомбы.

Стратегическое конвенциональное оружие. Нанесение ущерба

Российский дальний бомбардировщик-ракетоносец Ту-22М3, стратегические бомбардировщики-ракетоносцы Ту-95МС и Ту-160

С применение МБР в локальных конфликтах всё гораздо сложнее. В США существует программа «Быстрый глобальный удар» (БГУ). В рамках программы БГУ предполагалось предоставить вооружённым США возможность нанесения удара по цели в любой точке планеты в течение 60 минут с моменты отдачи приказа на уничтожение. В качестве основных средств поражения БГУ рассматривались МБР в неядерном оснащении, гиперзвуковое оружие и космические платформы.

Создание космический ударных платформ в настоящее время, судя по всему, находится в стадии предварительных исследования, хотя и может стать серьёзной угрозой в перспективе. Первые образцы гиперзвукового оружия проходят испытания и могут быть приняты на вооружение в ближайшие годы.

Стратегическое конвенциональное оружие. Нанесение ущерба

Концепт орбитальной ударной платформы и гиперзвуковая ракета X-51A

Однако наиболее простым решением являются МБР в неядерном оснащении. В США рассматривается возможность оснащения стратегических подводных лодок типа «Огайо» МБР «Трайдент II» с неядерной боевой частью, включающей четыре боеголовки со спутниковой системой навигации и несколькими тысячами вольфрамовых стержней или моноблочную боевую часть массой до двух тонн. По расчётам скорость подлёта к цели должна составлять порядка 20 000 км/ч что исключает необходимость в наличии взрывчатых веществ, обеспечивая уничтожение целей кинетической энергией поражающих элементов. При применении боеголовок с поражающими элементами в виде вольфрамовых штырей непосредственно над целью происходит подрыв боеголовок, после чего вольфрамовый ливень с высокой вероятностью уничтожит все живое на площади примерно в один квадратный километр.

Стратегическое конвенциональное оружие. Нанесение ущерба

Схема нанесения быстрого глобального удара

На пути реализации концепции БГУ, помимо технических сложностей, встали политические препятствия. В частности, применение США МБР в неядерном оснащении в некоторых ситуациях способно спровоцировать нанесение массированного ответного удара Россией или КНР. Тем не менее, разработки в этом направлении продолжаются, в договоре СНВ-3 МБР с неядерным оснащением засчитывается как обычная МБР с ядерными боеголовками. По мнению командования США количество МБР в неядерном оснащении будет ограничено, поэтому они не способны существенно ослабить оборонительные возможности США, при этом реальная угроза применения такого оружия даст куда больше как военных, так и политических дивидендов.

До тех пор, пока планы по развёртыванию МБР в неядерном оснащении не реализованы, единственным их реальным применением является нечастый вывод на орбиту спутников, и утилизация путём запуска в рамках проводимых учений.

Стратегическое конвенциональное оружие. Нанесение ущерба

Ракета-носитель РС-20 Днепр (SS-18 Сатана по классификации НАТО) успешно вывела на орбиту 33 частных спутника из 17 разных стран

Стратегическое конвенциональное оружие


Насколько применение стратегического оружия в неядерном оснащении может быть эффективным в рамках деятельности российских вооружённых сил? Можно предположить, что в некоторых случаях сдерживающий от недружественных действий эффект, достигаемый оснащением стратегических носителей конвенциональными боевыми частями, может быть выше, чем от ядерного оружия.

Осознание руководством любой недружественной неядерной страны того, что оно в любой момент может быть уничтожено оружием, от которого практически нет защиты, будет в значительной степени способствовать принятию ими разумных и взвешенных решений. В качестве целей второго уровня можно рассматривать военные базу, корабли у пирса, крупные промышленные объекты, элементы инфраструктуры топливно-энергетического комплекса.

Таким образом, задача стратегического конвенционального оружия может быть сформулирована как нанесение противнику ущерба, существенно снижающего его организационные, промышленные и военные возможности с расстояния, минимизирующего или исключающего вероятность непосредственного боевого столкновения с вооружёнными силами противника.

Исходя из решаемой задачи может быть сформирован ориентировочный состав сил и средств, которые могут эффективно применяться для решения задач стратегическим конвенциональным оружием, о чём мы поговорим в следующем материале.

topwar.ru

Стратегические конвенциональные силы: носители и вооружение

В первой статье, «Стратегическое конвенциональное оружие», задача стратегического конвенционального оружия сформулирована как нанесение противнику ущерба, существенно снижающего его организационные, промышленные и военные возможности с расстояния, минимизирующего или исключающего вероятность непосредственного боевого столкновения с вооружёнными силами противника. Исходя из этой задачи необходимо определить состав стратегических конвенциональных сил (СКС) для её решения.

МБР Р-36М «Сатана», УР-100Н УТТХ «Стилет», РТ-2ПМ «Тополь»

Стратегическое конвенциональное оружие на базе вооружений РВСН


Наиболее логичным решением в данном случае является создание неядерных боевых блоков для существующих баллистических ракет по примеру предполагаемой реализации американской программы «Быстрый глобальный удар».

Основой стратегического конвенционального оружия на базе межконтинентальных баллистических ракет (МБР) должны стать управляемые неядерные боевые блоки с различными типами снаряжения для поражения точечных и площадных целей. Наиболее предпочтительным решением является разработка универсального боевого блока (если это технически реализуемо), который может быть установлен на носители различного типа: Р-36М «Сатана», УР-100Н УТТХ «Стилет», РТ-2ПМ «Тополь», РС-24 «Ярс», то есть МБР, выводимые или близкие к выводу из состава войск РВСН. В зависимости от грузоподъёмности и размеров головного отсека носителя может варьироваться число выводимых универсальных конвенциональных боевых блоков. С учётом ограничений договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-III), с целью недопущения существенного ослабления «ядерного щита», для решения задач нанесения ударов стратегическим конвенциональным оружием могут быть задействовано порядка тридцати МБР различного класса.

Другим перспективным вариантом неядерного боевого блока является создание конвенциональной версии гиперзвукового изделия «Авангард». Особенности траектории полёта данного блока уменьшают вероятность его обнаружения РЛС противника, что в сочетании с возможностью корректировки траектории полёта усложняет определение конечных координат цели и затрудняет противодействие атаке. Блок «Авангард» планируется размещать на тридцати двух полученных за долги от Украины МБР УР-100Н УТТХ «Стилет». Вполне оправданным решением может быть размещение на данных МБР десяти блоков «Авангард» в неядерном оснащении.


Изделие «Авангард»

Основной предполагаемой проблемой при реализации конвенциональных боевых блоков МБР может стать низкая точность наведения российских боевых блоков. К сожалению эта проблема длительное время была характерна для российских РВСН, в настоящий момент достоверные сведения о круговом вероятном отклонении (КВО) российских МБР последнего поколения отсутствую. Предположительно, по данным зарубежных источников, КВО МБР «Булава» составляет 350 м, КВО МБР «Синева» 250 м, КВО МБР «Ярс» 150 м, при этом, например, КВО МБР «Trident-II» D5 составляет 90 м. Для гарантированного поражения цели конвенциональным боевым блоком должно быть обеспечено КВО порядка 10-30 м. Обеспечение необходимой точности наведения боевых блоков является критичным для принятия решения о создании данного типа оружия. Максимальная унификация конвенциональных боевых блоков позволит обеспечить снижение их себестоимости за счёт строительства большой серии однотипных изделий. Получат «второе дыхание» МБР, которые в ином случае могут быть отправлены на утилизацию.

Из положительных моментов можно отметить исследование Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии при МФТИ, в котором утверждается, что условия СНВ-III делают возможным развертывание МБР в неядерном оснащении без каких-либо ограничений. В частности, пусковая установка (ПУ) на незащищённой позиции не попадает ни в категорию развёрнутых, ни в категорию неразвёрнутых, и потому такие ПУ не попадают под установленный потолок вооружений. Если в таких ПУ будут находиться МБР, то такие МБР будут считаться как неразвёрнутые, а потому ни количество МБР в незащищённых ПУ, ни количество боеголовок на них не подлежат ограничению. Учитывая то, что стратегическое конвенциональное оружие является оружием первого удара, требования к его боевой устойчивости заведомо ниже чем к МБР для нанесения ответно-встречного ядерного удара, поэтому размещение МБР с неядерными боевыми блоками на незащищённых позициях можно считать вполне оправданным.

С учётом выхода США и РФ из договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) вторым элементом стратегического конвенционального оружия могут стать крылатые ракеты (КР) большой дальности, размещённые на мобильных носителях. В этом направлении наибольший интерес вызывает возможность размещения КР в контейнерах, подобно тому, как это реализовано в комплексе Club-K с крылатыми ракетами «Калибр».

Стратегические конвенциональные силы: носители и вооружение

Комплекс Club-K с крылатыми ракетами «Калибр»

В свою очередь, контейнеры могут быть размещены в составе боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК). В одном контейнере размещается четыре ракеты комплекса «Калибр», соответственно в грузовом составе из двадцати вагонов будет размещено восемьдесят крылатых ракет, в составе из сорока вагонов – сто шестьдесят крылатых ракет, что превышает ударную мощь эсминца, крейсера или атомной подводной лодки с крылатыми ракетами (ПЛАРК). При этом максимальная длина состава может достигать шестьдесят вагонов, а для новых локомотивов и до ста вагонов (зависит от массы вагона).

Стратегические конвенциональные силы: носители и вооружение

БЖРК с межконтинентальными баллистическими ракетами

Размещение на железнодорожной платформе позволит обеспечить высокую мобильность и скрытность комплекса.

Стратегические конвенциональные силы: носители и вооружение

Крупные грузовые железнодорожные узлы. Отследить в них БЖРК практически нереально

Использование контейнеров в составе одного БЖРК позволит упростить и удешевить конструкцию комплексов Club-K за счёт размещения пункта управления/наведения только в одном/двух контейнерах. Под действие каких-либо международных договоров такой комплекс уже не попадёт. Десять комплексов в составе сорока вагонов могут обрушить на противника до 1600 крылатых ракет на дальности порядка 3000-4000 км или больше, для перспективных КР.

При размещении БЖРК в крайних точках европейской части РФ в зоне поражения КР окажется вся Европа, Исландия, часть Африки, Персидский залив, Средняя Азия.

Стратегические конвенциональные силы: носители и вооружение

Зона поражения «Запад» БЖРК с КР

При размещении БЖРК в крайних точках восточной части РФ в зоне поражения КР окажется Китай, Япония, обе Кореи.

Стратегические конвенциональные силы: носители и вооружение

Зона поражения «Восток» БЖРК с КР

Стратегическое конвенциональное оружие на базе ВМФ


Из состава Военно-морского флота РФ в состав стратегических конвенциональных сил могут быть переведены наиболее современные ракетные подводные крейсера стратегического назначения (РПКСН) проекта 667БДРМ «Дельфин» по мере того, как они будут заменяться на РПКСН проекта 955А «Борей». Последними из построенных являются РПКСН К-18 и РПКСН «Карелия» К-407 «Новомосковск», спущенные на воду в 1989 и 1990 годах, или К-117 «Брянск», которая сейчас проходит средний ремонт. Соответственно остальные четыре подводных ракетоносца этого проекта могут быть использованы в качестве доноров запасных частей для поддержания боеспособности РПКСН К-18 и К-407 или К-117. Для этих подводных лодок должны быть адаптированы ракеты Р-29РМУ2.1«Лайнер» с размещением на них универсальных конвенциональных боевых блоков, с достижением КВО блоков 10-30 метров. Суммарный боекомплект двух РПКСН с конвенциональным вооружением составит 32 ракеты.Стратегические конвенциональные силы: носители и вооружение

РПКСН проекта 667БДРМ «Дельфин» и МБР Р-29РМУ2.1«Лайнер»

Поскольку стратегические конвенциональные силы должны применяться как оружие первого удара, то устаревшие характеристики РПКСН проекта 667БДРМ «Дельфин» не окажут отрицательного эффекта на эффективность боевого применения этого типа вооружения.

По аналогии с РВСН вторым компонентом морских стратегических конвенциональных сил должны стать ПЛАРК с ракетами комплекса «Калибр». Вопрос создания ПЛАРК на базе РПКСН проекта 955А «Борей», аналогичных по характеристикам американским ПЛАРК «Огайо», подробно рассматривался в статье «Атомные подводные лодки — носители крылатых ракет: реальность и перспективы». В настоящий момент Министерством обороны РФ рассматривается возможность продолжения серии РПКСН проекта 955А «Борей» в качестве носителя крылатых ракет большой дальности – «ВМФ может получить две субмарины нового проекта «Борей-К»». Таким образом, этот элемент стратегических конвенциональных сил обретает вполне реальные очертания.

Стратегические конвенциональные силы: носители и вооружение

ПЛАРК «Борей-К» сможет нести порядка ста или более крылатых и противокорабельных ракет типа «Калибр», «Оникс» («Яхонт»), «Циркон»

Стратегическое конвенциональное оружие на базе ВВС


С ВВС всё существенно проще. Как уже говорилось в предыдущей статье стратегическая авиация является самым бесполезным компонентом стратегических ядерных сил (СЯС), поскольку она крайне уязвима для первого удара. Все размышления о возможности перенацеливания в полёте, отмены нанесения удара не выдерживают никакой критики, поскольку в экстренной ситуации события будут развиваться куда быстрее, чем сможет отреагировать авиация, в для оказания политического давления неважно, что находится на борту бомбардировщика-ракетоносца, тем более что с ядерным оружием они на такие задания не летают. Тем не менее, возможности стратегической авиации с точки зрения нанесения массированных ударов конвенциональным оружием уникальны. Никакой другой вид вооруженных сил не сравниться с ними в возможности оперативного нанесения концентрированных ударов на большом расстоянии, по крайней мере до тех пор, пока не будут приняты на вооружение МБР с неядерными боевыми блоками.

Основные бомбардировщики-ракетоносцы России это Ту-160М и Ту-95МС/МСМ. Обе машины проходят своевременную модернизацию в части продления сроков службы, повышения характеристик и расширения номенклатуры вооружения. В настоящий момент запланировано возобновление производства самолётов Ту-160 в количестве 50 единиц, в модернизированном варианте Ту-160М2. Основным вооружением бомбардировщиков-ракетоносцев в рамках стратегических конвенциональных сил должны стать крылатые ракеты большой дальности типа Х-101. Сочетание радиуса действия бомбардировщиков-ракетоносцев порядка шести-восьми тысяч километров и дальности крылатых ракет до пяти с половиной тысяч километров позволяет наносить удары по практически любым целям на планете.

Стратегические конвенциональные силы: носители и вооружение

Ту-95МСМ с крылатыми ракетами Х-101

Одним из важнейших элементов стратегических конвенциональных сил должны стать сверхзвуковые бомбардировщики ракетоносцы Ту-160М2 с гиперзвуковыми аэробаллистическими ракетами «Кинжал». Возможность и необходимость адаптации Ту-160М2 под ракеты «Кинжал» подробно рассматривалась в статье «Гиперзвуковой «Кинжал» на Ту-160. Реальность или вымысел?» Сочетание сверхзвуковой крейсерской скорости полёта Ту-160М2, составляющей 1,5М и скоростных характеристик ракеты «Кинжал», позволит наносить стремительные удары по противнику. Радиус действия Ту-160М2 на сверхзвуковой скорости составляет 2000 километров без дозаправки, что в сочетании с дальностью полёта ракеты «Кинжал», составляющей порядка 1000 километров, позволит наносить удары по целям расположенным в 3000 километров от аэродрома. С учётом указанных скорости и дальности полёта носителя и боеприпаса общее время нанесения удара по цели составит менее получаса, без учёта подготовки к вылету.

Стратегические конвенциональные силы: носители и вооружение

Бомбардировщик-ракетоносец Ту-160 и гиперзвуковая аэробаллистическая ракета «Кинжал»

Почему ракета «Кинжал», а не перспективная гиперзвуковая ракета «Циркон»? По той причине, что «Кинжал» базируется на отработанной ракете наземного комплекса «Искандер», выпускающейся достаточно большой серией. Можно предположить, что стоимость ракет «Циркон» будет существенно выше, а продвижение в войска будет замедляться не только высокой ценой, но и отработкой выявленных в процессе эксплуатации недостатков принципиально нового оружия. Тем не менее, ракеты «Циркон» также должны быть адаптированы для бомбардировщиков ракетоносцев Ту-160М2, а, возможно, и Ту-95МС/МСМ, для решения задач противодействия авиационным и корабельным ударным группам в океане.

Бомбардировщики-ракетоносцы – это многофункциональное оружие, так или иначе, но в СНВ-III они засчитываются как один носитель и один боевой блок. Таким образом, их отнесение к стратегическим конвенциональным силам это скорее организационный вопрос. При необходимости они легко могут быть возвращены в состав СЯС.

Таким образом в рамках стратегических конвенциональных сил может быть сформирована полноценная стратегическая неядерная триада, позволяющая в кратчайшие сроки нанести по противнику, находящемуся на значительном удалении, массированный удар высокоточным неядерным оружием.

Юридические и организационные моменты


Боевое применение стратегических конвенциональных сил в некоторых случаях, например, при запуске МБР с неядерным оснащением, потребует ответственного взаимодействия с «партнёрами», в первую очередь США, для исключения возникновения риска полномасштабной ядерной войны.

Учитывая заинтересованность США в развитие аналогичного класса вооружений, в будущих договорах СНВ они могут быть вынесены в отдельный класс для того, чтобы обе страны не уменьшали свой потенциал ядерного сдерживания, это конечно в том случае, если договора СНВ не станут историей вслед за договором о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) или договором о противоракетной обороне (ПРО).

Как бы цинично это ни звучало, но вполне приемлемым можно считать заключение открытых договоров или секретных договорённостей с США, КНР и некоторыми другими странами о недопущении неконтролируемого развития стратегического конвенционального оружия, включая возможность совместного нанесения упреждающих неядерных ударов по странам, пытающимся его создать.

Общий состав стратегических конвенциональных сил


Предположительно в состав СКС могут войти:
— тридцать МБР типа Р-36М «Сатана», РТ-2ПМ «Тополь», РС-24 «Ярс» с тремя (в среднем) неядерными боевыми блоками каждая;
— десять МБР УР-100Н УТТХ «Стилет» с гиперзвуковым маневрирующим неядерным блоком на базе изделия «Авангард»»
— десять БЖРК с сорока вагонами и суммарным боекомплектом 160 КР «Калибр» на каждом БЖРК;
— тридцать две МБР на базе ракеты Р-29РМУ2.1«Лайнер» с тремя неядерными боевыми блоками каждая, на РПКСН 667БДРМ «Дельфин»;
— четыре ПЛАРК «Борей-К» и/или ПЛАРК проекта 949АМ с 72-100 КР «Калибр» на каждой подводной лодке;
— шестьдесят бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-95МС/МСМ с восемью ракетами Х-101 на каждом;
— пятьдесят сверхзвуковых бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-160М2 (при строительстве полноценной серии в пятьдесят машин считаем, что стоящие на вооружении шестнадцать Т-160 к моменту завершения строительства серии исчерпают свой ресурс) с двенадцатью КР Х-101 на каждом или с шестью-восемью гиперзвуковыми аэробаллистическими ракетами «Кинжал».

Таким образом единовременный удар стратегическими конвенциональными силами может составить от 2864 до 3276 неядерных боевых блоков, крылатых и аэробаллистических ракет.

С учётом нанесения удара по одной цели двумя-четырьмя блоками/КР общее количество может составить от 716/819 до 1432/1638 поражаемых целей. Разумеется, авиационная компонента СКС может осуществлять повторные вылеты с нанесением ударов по целям вплоть до исчерпания боезапаса крылатых и аэробаллистических ракет на авиабазах.

По существующему договору СНВ-III состав СЯС уменьшится на 182 носителя, при этом необходимо учитывать, что бомбардировщики ракетоносцы могут быть вооружены КР с ядерными зарядами в те-же сроки, что и неядерными, то есть по сути 60 носителей не исключаются. Если же МБР, развёрнутые на незащищённых позициях не будут учтены согласно договора СНВ-III, то состав СЯС сократиться всего лишь на 32 МБР, размещённые на РПКСН 667БДРМ «Дельфин».

Сценарии применения и цели стратегических конвенциональных сил


Самый простой пример – война 08.08.08. Вместо трёх дней война могла продлиться три часа с момента принятия решения о нанесении ответного удара. В это срок были бы уничтожены основные административные здания, здания Министерства обороны Грузии, самолёты на аэродромах, крупные хранилища топлива и склады боеприпасов. При необходимости к ним могут добавиться крупные электростанции, элементы транспортно-энергетической инфраструктуры. Можно предположить, что уцелевшие остатки руководства Грузии объявили бы о прекращении любых боевых действий в течении нескольких часов после нанесения удара. Не было бы потерь самолётов тактической и дальней авиации, вряд ли бы потребовался героический переход Рокского тоннеля. Но главное, в случае гибели большей части высшего руководства страны, включая М. Саакашвили, его последователи на постсоветском пространстве задали бы своим западным кураторам простой вопрос: как они могут гарантировать их безопасность? И вряд ли бы получили убедительный ответ. Исходя их этого ответа могли совершенно иначе развиваться события, например, в Украине, что сэкономило бы тысячи жизней военных и гражданских по обе стороны конфликта.

Другим примером может служить ситуация, возникшая после того, как Турция сбила наш самолёт из состава сирийской авиагруппы, оправдывая это тем, что он нарушил её государственную границу. Руководство РФ не стало интенсифицировать конфликт, ограничившись экономическими и дипломатическими мерами. Но что если бы ситуация развивалась иначе? Например, в ответ на наш сбитый самолёт мы сбиваем турецкий, они наносят ракетно-бомбовый удар по базе Хмеймим – десятки единиц потерянной техники, сотни жертв. Турция – это достаточно крепкий орешек, если их сухопутные силы не представляют угрозы из-за географического положения, то авиация и флот вполне боеспособны и могут нанести значительный урон силам общего назначения РФ, в первую очередь Черноморскому флоту. Хуже всего то, что в случае затягивания конфликта силы НАТО начнут оказывать вооружённым силам Турции всё большую поддержку. Даже если не будет прямого вмешательства из-за опасения перехода к глобальному конфликту, то определённо будет организовано снабжение Турции разведданными и обеспечены поставки вооружений, что в конечном итоге может привести Россию к поражению, аналогичному произошедшему в Русско-японской войне 1904-1905 года.

В данной ситуации стратегические конвенциональные силы способны в кратчайший срок вывести из строя все корабли у причалов, разрушить крупнейшие авиабазы, уничтожив авиацию, склады боеприпасов и топлива. Ну и, разумеется, уничтожить основные правительственные объекты и объекты Министерства обороны Турции. Как минимум после такого удара работа сил общего назначения РФ существенно упростится, как максимум — боевые действия завершатся в течение суток. В такой временной интервал структуры НАТО, скорее всего, просто не успеют выработать консолидированное решение по вмешательству в ситуацию, что даст РФ пространство для военного и политического маневрирования.

В случае агрессивных действий США и блока НАТО, а также угрозы перерастания конфликта в ядерный СКС могут уничтожить зарубежные базы США в зоне поражения, в первую очередь базы противоракет и радиолокационных станций американской системы ПРО. Их поражение на территории Польши, Румынии, Норвегии наглядно покажет бесполезность системы ПРО в случае глобального ядерного конфликта, охладит пыл «оппонентов» и их младших союзников.

Стратегические конвенциональные силы: носители и вооружение

Базы ПРО США в Европе и возможное расположение кораблей ПРО США в Мировом океане

Наконец, стратегические конвенциональные силы представляют собой эффективное оружие для создания огромной зоны A2/AD, в которой любые стационарные и малоподвижные цели, такие как корабли в портах, самолёты на авиабазах, а при использовании ПКР «Кинжал» и «Циркон» и авианосные/корабельные ударные группы (АУГ/КУГ) в открытом океане подвержены постоянному риску уничтожения, практически без возможности защититься от удара или избежать его.

В мире достаточно недружественно настроенных к России стран, которые, обладая относительно небольшим военным потенциалом, но используя удалённое географическое положение, могут безнаказанно наносить ущерб интересам Российской Федерации. Где гарантия, что в ходе продвижения интересов РФ где-то в удалённом регионе планеты снова не будет сбит наш самолёт? Стратегические конвенциональные силы – это эффективный инструмент для разрешения подобных ситуаций в свою пользу. Вместе с тем надо чётко понимать, что стратегические конвенциональные силы – это не инструмент для ведения затяжных конфликтов. Например, в ситуации противостояний боевикам в Сирии этот инструмент практически не применим, но здесь уже должны работать силы общего назначения РФ. Задача стратегических конвенциональных сил в том, чтобы по уровню технического оснащения вооружённых сил противник быстро скатился до уровня боевиков в Сирии, с разрушенной структурой управления, без флота, авиационной поддержки и резервов.

topwar.ru

Стратегическое ядерное вооружение России

По состоянию на начало 2017 г. в составе стратегических сил России предположительно находилось 528 стратегических носителей, способных нести около 1800 ядерных боезарядов. В составе Ракетных войск стратегического назначения находится 286 ракетных комплексов, способных нести 958 ядерных боезарядов. В составе Военно-морского флота находится 12 стратегических ракетоносцев с баллистическими ракетами на борту. Эти баллистические ракеты способны нести 752 ядерных боезаряда. В состав стратегической авиации входит 66 тяжелых бомбардировщиков и около 200 ядерных боезарядов. В составе космического эшелона системы раннего предупреждения работают два спутника новой системы ЕКС.

28 ноября 2011 г. в 12:25:58 мск (08:25:58 UTC) расчеты Космических войск произвели успешный пуск ракеты носителя Союз-2.1б с космодрома Плесецк. Ракета, оснащенная разгонным блоком Фрегат, доставила на орбиту космический аппарат Глонасс-М. КА получил обозначение Космос-2478, международное обозначение 2011-071A и…

4 ноября 2011 г. в 16:41:51 мск (12:41:51 UTC) расчеты Космических войск осуществили успешный пуск ракеты-носителя Протон-М с пусковой установки №24 пусковой площадки №81 космодрома Байконур. Ракета-носитель, оснащенная разгонным блоком Бриз-М, вывела на орбиту три КА Глонасс-М. Согласно сообщению Новостей…

3 октября 2011 г. в 00:15:14 мск (2 октября 2011 г., 20:15:14 UTC) расчеты Космических войск произвели успешный пуск ракеты носителя Союз-2.1б с космодрома Плесецк. Ракета, оснащенная разгонным блоком Фрегат, доставила на орбиту космический аппарат Глонасс-М. Космические войска официально не…

21 сентября 2011 г. в 02:47 мск (20 сентября 2011 г., 22:47 UTC) Космические войска осуществили успешный пуск ракеты-носителя Протон-М. Пуск был произведен с пусковой установки №24 пусковой площадки №81 космодрома Байконур. Ракета-носитель, оснащенная разгонным блоком Бриз-М, доставила на переходную…

26 февраля 2011 г. в 06:07 мск (03:07 UTC) расчеты Космических войск осуществили успешный пуск ракеты носителя Союз-2.1б. Пуск былп произведен с пусковой установки №4 площадки № 43 космодрома Плесецк. Ракета носитель, оснащенная разгонным блоком Фрегат, успешно вывела на целевую…

2 ноября 2010 г. Космические войска осуществили успешный пуск ракеты-носителя Союз-2.1а, оснащенной разгонным блоком Фрегат. Пуск, в ходе которого на орбиту был доставлен спутник связи двойного назначения Меридиан, был произведен в 03:58:39 мск (00:58:39 UTC) с пусковой установки №3 площадки…

30 сентября 2010 г. с космодрома Плесецк был произведен успешный запуск ракеты-носителя Молния-М. Ракета доставила на орбиту спутник Космос-2469, который по всей видимости является космическим аппаратом систе

russianforces.org

Тактическое ядерное оружие в Европе

В конце сентября на сайте «Военное обозрение» появился ряд публикаций, посвященных планируемому размещению в Германии на авиабазе Бюхель 20 американских ядерных бомб B61-12. Эту новость, подхваченную другими мировыми СМИ, опубликовал немецкий телеканал ZDF.

Дошло до того, что это неподтвержденное сообщение журналистов телеканала ZDF прокомментировал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Он заявил буквально следующее: «Это потребует от России принятия соответствующих контршагов, контрмер для восстановления этого стратегического баланса и паритета».

Попробуем разобраться, о каком «нарушении баланса» идёт речь, и что наша страна может этому противопоставить.

С момента обретения ядерной монополии США атомная бомба рассматривалась как стратегическое «супероружие» для уничтожения крупных административно-политических и промышленных центров и о применении её на поле боя речь первоначально не шла. Это обусловлено несколькими причинами. Носителями первых американских ядерных бомб, которые весили порядка 5 тонн, были стратегические бомбардировщики Boeing B-29 Superfortress, сбрасывавшие свой смертоносный груз с высоты 10-11 км. Понятно, что точность бомбометания при этом была не слишком высокой, и существовал риск нанесения удара по своим войскам. Кроме того, поначалу ядерные заряды были «штучным товаром», другими словами их было недостаточно даже для «стратегических целей».

Одновременно с разработкой ядерных бомб и боеголовок большой мощности для стратегических бомбардировщиков и баллистических ракет в США велись работы по миниатюризации ядерных зарядов.

В начале 50-х американские военные стали рассматривать ядерное оружие как средство поражения на поле боя. Это было обусловлено разными причинами.

С одной стороны, применение ядерного заряда мощностью даже в несколько килотонн позволяло создать брешь в обороне противника или уничтожить одним внезапным ударом скопление войск в местах сосредоточения. С другой стороны после утраты «ядерной монополии» в 1949 году американцы прекрасно понимали, что применение «стратегических ядерных зарядов» по территории СССР немедленно вызовет ответный удар по США.

В связи с этим в головах американских генералов и политиков возникла доктрина «ограниченной ядерной войны». Согласно этой доктрине применение ядерного оружия должно было ограничиться локальной территорией за пределами США. В качестве ТВД для применения тактического ядерного оружия (ТЯО) рассматривались: Западная Европа, Корея, Индокитай и Куба.

Основными носителями тактических ядерных бомб стали истребители-бомбардировщики. Впрочем, на флоте первым палубным носителем ядерной бомбы был относительно малоскоростной P2V-3С с поршневыми двигателями. Этот самолёт был создан на базе базового патрульного самолёта Lockheed P-2 Neptune.

На самолёте вместо частично демонтированного вооружения с целью увеличения радиуса действия установили дополнительны топливные баки. В хвостовой части для сокращения разбега при взлёте крепились пороховые ускорители. Все выпущенные в количестве 16 единиц « атомные палубные бомбардировщики» оборудовались радиолокационным бомбардировочным прицелом AN/ASB-1.

Тактическое ядерное оружие в Европе

Испытательный взлёт P2V-3С с палубы авианосца «Корал Си»

Впервые взлёт с авианосца «Корал Си» с нагрузкой на борту весом 4500 кг состоялся 7 марта 1949 года. Взлётный вес P2V-3С составил более 33 тонн. На тот момент это был самый тяжёлый самолет, взлетавший с авианосца.

Никаких средств для посадки на авианосец самолёт не имел. В случае боевого вылета бомбардировщик был одноразовым, он должен был сесть на сухопутный аэродром или лётчики выбрасывались на парашютах.

Какова была вероятность выжить в случае встречи с реактивными МиГами у этого достаточно крупного самолёта, развивавшего скорость чуть более 500 км/ч, можно только догадываться. Скорее всего американские адмиралы тоже задумывались об этом. После появления достаточно компактных ядерных бомб, которые могли нести палубные реактивные ударные самолёты и крылатые ракеты, все P2V-3B были исключены из списка палубных носителей ядерного оружия.

При всех многочисленных достоинствах реактивных истребителей-бомбардировщиков в качестве носителей тактических ядерных бомб они имели и недостатки. Например, точность бомбометания позволяла наносить удары только в глубине обороны противника, эффективность применения боевой авиации находится в прямой зависимости от погоды и времени суток, к тому же боевые самолёты уязвимы от средств ПВО.

Для «ядерного оружия поля боя» требовались достаточно точные, всепогодные, неуязвимые для средств ПВО и по возможности мобильные и компактные средства доставки.

Такими носителями стали тактические (ТР) и оперативно-тактические (ОТР) ракеты. В 50-70-е годы в США был создан ряд ракет с двигателями, работающими как на твёрдом, так и на жидком топливе.

Ракеты «Онест Джон», «Литтл Джон», «Сержант», «Капрал», «Лакросс», «Ланс» имели достаточно высокую мобильность, их точность позволяла наносить удары по объектам, расположенным вблизи линии боевого соприкосновения войск.

Тактическое ядерное оружие в Европе

Самоходная пусковая ТР «Ланс»

Часть этих ракет была передана американским союзникам. Например, ракеты «Ланс» (дальность пуска с ЯБЧ -120 км) поставлялись в Великобританию, ФРГ, Нидерланды, Италию, Бельгию.

Следуя соглашениям, заключённым США с этими странами, ядерные боевые части, хранящиеся на американских базах в Европе, передавались в ракетные подразделения стран — сателлитов в случае угрозы начала войны. В том числе предполагалось передавать и «нейтронные заряды», производство которых было налажено в начале 80-х. Всего было изготовлено 380 нейтронных боевых частей к ракетам «Ланс».

Успехи, достигнутые в области миниатюризации ядерных зарядов, позволили создать «атомные снаряды» для артиллерийских орудий.

В начале 50-х для усиления армейских корпусов армии США в Европе поступило 280 мм «атомное орудие» М-65 со снарядом Т-124 (с ядерным зарядом мощностью 15 кт).

Тактическое ядерное оружие в Европе

Орудие М-65

Это орудие могло вести огонь на дальность до 24 км, при этом половина снарядов попадала в круг диаметром 130 метров. Вес артиллерийской системы в походном положении составлял 75 тонн.

Пушка М-65 состояла на вооружении не долго, из-за чрезмерной массы её проходимость и мобильность были неудовлетворительными.
Оборудование огневой позиции занимало несколько часов.

В 1957 года на вооружение был принят 203 мм артиллерийский снаряд М-422 с ЯБЧ, мощность которого в зависимости от модификации составляла 5-40 кт. 203 мм ядерными снарядами могут вести огонь 203 мм самоходные артиллерийские установки М55 и M 110.

Специально для гаубиц типа M 110 в конце 70-х создан активно-реактивный снаряд М753 с ЯБЧ мощностью до 1,1 кт. Ядерная боевая часть изготавливалась в двух вариантах: с «обычным» ядерным зарядом и с ядерным зарядом, который имеет при взрыве повышенный выход нейтронов.

В 1963 году на вооружение поступил 155-мм снаряд М-454, оснащенный ядерной боевой частью W-48 мощностью 0,1 кт. В 1989 году был принят на вооружение 155-мм снаряд М-785 с ядерной боевой частью W-82 мощность 1,5 кт.

Тактическое ядерное оружие в Европе

Эти 155-мм снаряды могут входить в боекомплект наиболее распространенных в НАТО самоходных гаубиц М109 и FH70, а также буксируемых гаубиц М114А1 и М198.

Самыми лёгкими и необычными стали американские «ядерные безоткатки» системы «Деви Крокет»: 120-мм М28 и 155-мм М29. В 1962 году они поступили на вооружение американских пехотных дивизий в Европе.

Тактическое ядерное оружие в Европе

155 мм безоткатное орудие М29

Оба орудия, стрелявшие одинаковым надкалиберным снарядом М-388 с ядерным зарядом мощностью до 1 кт, были системами «ближнего боя» с дальностью стрельбы до 2 км у М28 и до 4 км у М29.

В 60-е годы тактическое ядерное оружие поступало во все рода войск американских вооруженных сил. Кроме наступательных вооружений ядерными боеголовками оснащались и сугубо оборонительные системы.

Так более половины американских зенитных ракет противовоздушных комплексов «Найк Аякс» и «Найк Геркулес» несли ядерные боеголовки. Размещённые в США и Канаде сверхдальние ЗРК «Бомарк» были вооружены только ими.

Дело дошло до того, что ядерными боевыми частями снабжались авиационные неуправляемые реактивные снаряды, которые предполагалось применять по советским дальним бомбардировщикам.

В Западной Германии вдоль транспортных магистралей была создана сеть колодцев для закладки американских ядерных фугасов. Таким образом, командование военными силами НАТО предполагало бороться с советскими таковыми клиньями, рвущимися к Ламаншу. Правда, мнением по этому поводу немцев, живущих в ФРГ, никто не интересовался.

Тактическое ядерное оружие в Европе

Запуск ракеты советского тактического ракетного комплекса «Луна-М»

До начала 70-х годов СССР значительно уступал США по насыщенности войск тактическим ядерным оружием. Советским ответом на массовое развёртывание американского ТЯО в Европе стали твёрдотопливные ракеты мобильных комплексов «Марс», «Филин» и «Луна», а также жидкостные, имеющие большую дальность стрельбы Р-11 и Р-17. Свою нишу заняли крылатые ракеты ФКР-1 (КС-7) и ФКР-2 (С-5).

Тактическое ядерное оружие в Европе

Самоходная пусковая установка ФКР-2

Носителями советских тактических «спецбоеприпасов» стали бомбардировщики Ил-28 и Як-28Б, истребители-бомбардировщики Су-7Б и специально «заточенные» для применения ядерной бомбы РН-25 истребители МиГ-21СН и МиГ-21СМТ.

Ядерными зарядами оснащались противокорабельные ракеты морского и воздушного базирования, торпеды и глубинные бомбы.

Для поражения групповых целей в условиях сложной помеховой обстановки зенитные ракеты со «спецбоеприпасами» были введены в боекомплект ЗРК: С-25, С-75, С-200 и С-125. Причем С-125 мог применять их по морским и наземным радиоконтрастным целям.

По всей видимости, первыми отечественными «атомными» артиллерийскими системами стали 240 мм самоходные миномёты «Тюльпан» и 203 мм гаубицы Б-4М. Вскоре снаряды с ЯБЧ получили 152 мм самоходные «Акация» и буксируемые Д-20.

В 80-е годы Советский Союз обогнал по количеству развёрнутых тактических ядерных зарядов США. По некоторым данным по состоянию на конец 80-х годов в советских вооруженных силах имелось около 22000 единиц ТЯО.

В 1990-2000 годы количество американского и российского тактического ядерного оружия сократилось в разы. Так как этот вид ядерного оружия не попадает под какие либо международные договорённости, США и Россия не публикуют официальной статистики, касающейся этой области.

По экспертным оценкам в вооруженных силах США имеется около 500 единиц ТЯО. В это число входят примерно 100 ЯБЧ для крылатых ракет (на складах) и 400 ядерных свободнопадающих авиабомб В61 разных модификаций. Около 200 таких авиабомб находится в хранилищах американских авиабаз в Европе.

Стоит подробней остановиться на семействе американских ядерных свободнопадающих бомб В61. Этот тип ядерного оружия средней мощности разработан Лос-Аламосской научной лабораторией специально как боеприпас, который мог бы доставляться фронтовой авиацией на внешней подвеске.

Это была достаточно совершенная конструкция, за прошедшие годы техническая и технологическая часть бомб мало изменилась. Основные изменения в конструкции коснулись повышения уровня надёжности и безопасности. В настоящее время свободнопадающие ядерные авиабомбы В61 практически вытеснили все остальные образцы из ВВС США.

Тактическое ядерное оружие в Европе

Ядерная бомба B-61

Первая модификация В61-0 поступила на вооружение в далёком 1967 году. С тех пор появилось 9 серийных модификаций и в общей сложности собрано более 3000 ядерных бомб этого типа, которые поступили на вооружение тактической и стратегической авиации.

Особенностью В61 является возможность изменения уровня мощности заряда перед боевым применением в зависимости от типа цели и тактической обстановки. Максимальная мощность бомб этого семейства находится в пределах 340 кт.

Бомба имеет сварной металлический корпус, длиной 3580 мм и шириной 330 мм. Вес большинства В61 находится в пределах 330 кг, но может изменяться в зависимости от конкретной модификации. По некоторым данным масса перспективной разрабатываемой В61-12 будет превышать 500 кг.

Большинство бомб семейства В61 снабжены тормозным нейлоново-кевларовым парашютом. Он нужен для того, чтобы дать время самолёту-носителю безопасно покинуть зону поражения, что существенно облегчает боевое применение.

В 50-60-годы основным приёмом применения ядерных свободнопадающих бомб истребителями-бомбардировщиками, было бомбометание с кабрирования (так называемая «петля самоубийцы). Для выполнения этого манёвра требовалось очень хорошая натренированность и лётная подготовка пилотов, но риск при этом был весьма существенным.

Тактическое ядерное оружие в Европе

Ядерная бомба B-61 на разных стадиях сборки

В настоящее время из 9 модификаций В61, 5 остаются на вооружении. Это бомбы моделей: В61-3, В61-4, В61-7, В61-10(в резерве), В61-11. Последняя 11-я самая современная модификация весом около 540 кг принята на вооружение в 1997 году. Всего было собрано около 50 бомб В61-11.

Больший вес 11-й модификации по сравнению с более ранними объясняется более прочным и толстым корпусом бомбы, специально созданной для разрушения хорошо укреплённых бункеров. Эта бомба рассчитана на подрыв с задержкой после заглубления в твёрдый грунт на глубину несколько метров.

По своей эффективности по подземным укрытиям взрыв В61-11 эквивалентен 9-мегатонному заряду, подорванному на поверхности без заглубления. Но в зависимости от задачи взрыватель бомбы может быть установлен на наземный или воздушный подрыв.

После окончания «холодной войны» США и Россия существенно сократили свои ядерные потенциалы, это коснулось и тактического ядерного оружия, размещённого в Европе.

В начале 2000-х были вывезены ядерные бомбы В61 с крупнейшей американской авиабазы в Европе — «Рамштайн» в Рейнланд-Пфальце. В настоящее время эта авиабаза ВВС США в ФРГ используется только самолётами военно-транспортной авиации.

Тактическое ядерное оружие в Европе

«Торнадо» IDS 33-й тактической авиационной эскадры Люфтваффе

Ядерные бомбы В61 в количестве, приблизительно, 20 единиц остались на территории Германии в хранилище немецкой военно-воздушной базы в Бюхеле, где располагается 33-я авиаэскадра люфтваффе, на вооружении которой состоят истребители-бомбардировщики «Торнадо».

Тактическое ядерное оружие в Европе
Спутниковый снимок Google earth: предполагаемое место размещения хранилища ядерных бомб на авиабазе Бюхель

Впрочем, в ФРГ размещено не самое большое количество американских ядерных бомб. Примерно 90 В61 хранятся в Италии и Турции. Также они имеются на территории Бельгии и Нидерландов.

Может показаться странным, но в сохранении тактического ядерного оружия в Европе заинтересована в первую очередь Россия. В настоящее время наши «партнёры» по НАТО имеют значительное превосходство в области обычных вооружений. Тактическое ядерное оружие, которого в распоряжении российской армии значительно больше, чем в американской, является тем козырем, которым можно это превосходство свести к нулю.

Официальные сведения по российскому ТЯО никогда не публиковались и являются закрытой информацией. Согласно большинству экспертных оценок, в настоящее время российский тактический ядерный потенциал оценивается примерно в 2000 боеголовок.

Сюда входят около 500 свободнопадающих ядерных бомб и авиационных ракет для бомбардировщиков Ту-22М3 и Су-24М и М2. Ещё около 1000 единиц — это боевые части, устанавливаемые на противокорабельные, противовоздушные и ракеты системы ПРО А-135, торпеды, глубинные бомбы и крылатые ракеты большой дальности многоцелевых АПЛ. Остальное — это ядерные мины и снаряды для ствольной артиллерии, а также боеголовки для оперативно тактических ракетных комплексов.

В мирное время большая часть тактических ядерных зарядов хранится на объектах ядерно-технических подразделений 12-го ГУМО, которые отвечают за обслуживание и безопасность российского ядерного оружия. Но доставка и подготовка российского ТЯО к боевому применению отрабатывается в войсках ежегодно.

США неоднократно подымали вопрос о сокращении российского тактического ядерного оружия до «приемлемого уровня международной безопасности», стремясь лишить российскую армию этого козыря.

Грань между тактическим и стратегическим ядерным оружием достаточна условна. Можно вспомнить события «Карибского кризиса», когда на Кубе помимо баллистических ракет были размещены крылатые ракеты ФКР-1 и фронтовые бомбардировщики Ил-28, которые в силу близкого базирования к США стали, по сути, стратегическими носителями.

Тоже относится и к планам развёртывания в Калининградской области ОТР «Искандер». С их помощью можно успешно решать стратегические задачи по нейтрализации элементов американской ПРО в Европе.

Таким образом, базы НАТО в Европе куда уязвимей для более многочисленного российского тактического ядерного оружия, чем объекты на нашей территории.

Что касается американских ядерных бомб в ФРГ, из-за которых началась шумиха, то они не играют особой роли в ядерном балансе на континенте. В конце концов, та же Франция, являющаяся активным членом военной структуры НАТО, обладает куда более внушительным тактическим ядерным арсеналом, но почему-то этот факт никаких заявлений «пресс-секретаря» это не вызывает. Очевидно, что в данном случае речь идёт о новом витке «информационной войны».

Новая модификация американских ядерных бомб В61-12 только проходит цикл испытаний, завершение которых планируется в 2018 году. Реализация этого проекта должна уменьшить расходы на содержание и обслуживание тактических ядерных бомб.

Американские военные намерены поэтапно заменить модификацией B61-12 все ядерные бомбы этого семейства, за исключением В61-11. Кроме того, предполагается повысить надёжность и безопасность новых бомб.

Тактическое ядерное оружие в Европе

Испытательный сброс В61-12

В61-12 должны также стать первыми корректируемыми ядерными бомбами. В зависимости от боевой обстановки предполагается использовать инерциальную или систему наведения аналогичную JDAM.

В целом речь идёт не об усилении тактического ядерного арсенала США, а о попытке создания унифицированного образца, более гибкого в применении, призванного заменить большинство ранних вариантов В61.

Но немецким истребителям-бомбардировщикам «Торнадо» вряд ли суждено стать носителями новых ядерных бомб В61-12. К 2020 году ввиду выработки ресурса планируется списать все самолёты этого типа. Только журналисты телеканала ZDF, опубликовавшие очередную «сенсацию», очевидно, этого не знали.

По материалам:
http://atomas.ru/milit/mk61.htm
https://www.flightglobal.com
http://www.nationaldefense.ru/includes/periodics/geopolitics/2011/0310/10165834/detail.shtml

topwar.ru

Стратегическое конвенциональное оружие: нанесение ущерба

Стратегическое конвенциональное оружие: нанесение ущерба

Ядерное оружие

Появление атомной бомбы породило новый класс вооружений – стратегический. Некоторое время после появления ядерного оружия (ЯО) в США, а затем и в СССР, оно рассматривалось как оружие «поля боя», активно прорабатывались сценарии его использования, проводились масштабные учения. Считалось, что применение ядерного оружия в ходе реальных боевых действий — это всего лишь вопрос времени.

Тем временем количество ядерного оружия у США и СССР стремительно увеличивалось. В определённый момент стало понятно, что его применение грозит не только взаимным уничтожением противоборствующих сторон, но и возникновением существенных рисков для самого существования человеческой цивилизации. Ядерное оружие превратилось из «оружия войны» в «оружие устрашения», был достигнут ядерный паритет, не позволяющий холодной войне перейти в горячую фазу. На пике холодной войны количество ядерных боезарядов в США составляло порядка 30 000 единиц, в СССР – 40 000 единиц. 

Несмотря на то, что между США и СССР шла холодная война, в мире практически непрерывно шли «горячие» военные конфликты, в которых обе сверхдержавы принимали непосредственное участие и зачастую несли весьма ощутимые потери. Тем не менее, ни одна из сверхдержав, не считая бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, ни разу не применяла в военных конфликтах ядерное оружие. Таким образом, ядерное оружие стало первым оружием, которое фактически не используется, но при этом затраты на его создание и содержание весьма высоки.

Стратегическое конвенциональное оружие: нанесение ущербаАтомные бомбы «Малыш» (на переднем плане) и «Толстяк» — начало эпохи стратегического оружия

В зависимости от носителей ядерное оружие или выделено в отдельный вид вооружённых сил, как это сделано в России – ракетные войска стратегического назначения (РВСН), или как в США входит в состав военно-воздушных сил (ВВС) / военно-морского флота (ВМФ). Существует также тактическое ядерное оружие (ТЯО) различного назначения, впрочем, так или иначе, в существующих условиях его применение может быть оправдано только в случае глобального конфликта, так что и его в какой-то мере можно отнести к оружию стратегического характера.

Как уже говорилось ранее, ядерное оружие, используемое для сдерживания противника от полномасштабной агрессии, бесполезно в локальных конфликтах. Периодически всплывает информация о готовности военных применять тактическое ядерное оружие в локальных конфликтах, такие заявление в частности звучали из уст некоторых военных и политиков США. Иногда даже озвучивалась информация, что тактическое ядерное оружие уже применялось теми же США или Израилем, однако какие-либо доказательства такого применения отсутствуют.

Одним из интересных направлений является создание так называемого «чистого» ядерного оружия, обеспечивающего минимальное загрязнение окружающей местности продуктами радиоактивного распада, однако судя по всему в настоящий момент такие исследования зашли в тупик. В попытках уменьшить габариты ядерного оружия в качестве «начинки» рассматривались различные экзотические делящиеся материалы, например, такие, как изомер гафния 178m2Hf, однако по различным причинам реальное оружие на базе этих исследования создано не было.

Бывший глава штаба ВВС США Генерал Нортон Шварц заявлял, что у Америки есть высокоточное тактическое ядерное оружие с малым выбросом радиации и с минимально возможными «побочными потерями» для мирного населения. Очевидно, что имелось в виду не «чистое» ядерное оружие, а новейшая модификация ядерной бомбы В61-12 с точностью попадания от 5 до 30 метров и с мощностью в тротиловом эквиваленте регулируемой от 0,3 до 300 килотонн.

Стратегическое конвенциональное оружие: нанесение ущербаЯдерная бомба В61-12 с регулируемой в широких пределах мощностью

Несмотря на оптимизм американских военных, скорее всего, маломощные ядерные бомбы останутся лежать на складах, если конечно ситуация в мире совсем не пойдёт «в разнос», поскольку их применение приведёт к крайне негативным последствиям с политической точки зрения и может стать причиной глобального конфликта.

В случае, если США всё же решаться на применение ТЯО, то это автоматически выпустит «джина из бутылки», ведь что можно одному, то можно и другим, вслед за США применять ТЯО могут начать и другие страны – Россия, КНР, Израиль.

Носители ядерного оружия

Помимо самих ядерных зарядов, стратегические ядерные силы включают в себя ещё их носители. Для РВСН и ВМФ такими носителями являются межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), размещаемые соответственно в шахтах, на мобильных наземных платформах или на ракетных подводных крейсерах стратегического назначения. Для ВВС носителями ЯО в первую очередь являются стратегические бомбардировщики-ракетоносцы.

Наибольшую вовлеченность в локальных войнах имеют стратегические бомбардировщики-ракетоносцы, активно применяющиеся для нанесения по противнику массированных ударов свободнопадающими и управляемыми боеприпасами с конвенциональной боевой частью.

Можно отметить, что с точки зрения ядерного сдерживания бомбардировщики-ракетоносцы являются самым бесполезным компонентом ядерной триады в первую очередь потому, что в случае внезапного нападения, самолёты с вероятностью близкой к 100% не будут заправлены и оснащены ЯО. С учётом компактного базирования бомбардировщиков-ракетоносцев на нескольких авиабазах это позволит противнику уничтожить их первым обезоруживающим ударом.

Помимо этого, их вооружение – крылатые ракеты (КР) большой дальности могут быть обнаружены и уничтожены практически всеми типами самолётов тактической авиации и средств противовоздушной обороны (ПВО) противника. Отчасти ситуацию может исправить разработка аэробаллистических ракет большой дальности с ядерной боеголовкой, но с учётом остающейся проблемы уничтожения носителей прямо на аэродромах, целесообразность этого можно поставить под вопрос.

Наиболее активно в локальных конфликтах используют свои бомбардировщики США, вплоть до того, что некоторые самолёты полностью выведены из состава стратегических ядерных сил и предназначены только для нанесения ударов конвенциональным оружием.

Стратегическое конвенциональное оружие: нанесение ущербаАмериканские стратегические бомбардировщики B-52, B-1B, B-2

Российская стратегическая авиация также отметилась в ходе военной операции в Сирии, применяя крылатые ракеты (что можно скорее считать полевыми испытаниями и демонстрацией силы) и свободнопадающие бомбы.

Стратегическое конвенциональное оружие: нанесение ущербаРоссийский дальний бомбардировщик-ракетоносец Ту-23М3, стратегические бомбардировщики-ракетоносцы Ту-95МС и Ту-160

С применением МБР в локальных конфликтах всё гораздо сложнее. В США существует программа «Быстрый глобальный удар» (БГУ). В рамках программы БГУ предполагалось предоставить вооружённым США возможность нанесения удара по цели в любой точке планеты в течение 60 минут с моменты отдачи приказа на уничтожение. В качестве основных средств поражения БГУ рассматривались МБР в неядерном оснащении, гиперзвуковое оружие и космические платформы. 

Создание космический ударных платформ в настоящее время, судя по всему, находится в стадии предварительных исследований, хотя и может стать серьёзной угрозой в перспективе. Первые образцы гиперзвукового оружия проходят испытания и могут быть приняты на вооружение в ближайшие годы. 

Стратегическое конвенциональное оружие: нанесение ущербаКонцепт орбитальной ударной платформы и гиперзвуковая ракета X-51A

Однако наиболее простым решением являются МБР в неядерном оснащении. В США рассматривается возможность оснащения стратегических подводных лодок типа «Огайо» МБР «Трайдент II» с неядерной боевой частью, включающей четыре боеголовки со спутниковой системой навигации и несколькими тысячами вольфрамовых стержней или моноблочную боевую часть массой до двух тонн.

По расчётам скорость подлёта к цели должна составлять порядка 20 000 км/ч что исключает необходимость в наличии взрывчатых веществ, обеспечивая уничтожение целей кинетической энергией поражающих элементов. При применении боеголовок с поражающими элементами в виде вольфрамовых штырей непосредственно над целью происходит подрыв боеголовок, после чего вольфрамовый ливень с высокой вероятностью уничтожит все живое на площади примерно в один квадратный километр.

Стратегическое конвенциональное оружие: нанесение ущербаСхема нанесения быстрого глобального удара

На пути реализации концепции БГУ, помимо технических сложностей, встали политические препятствия. В частности, применение США МБР в неядерном оснащении в некоторых ситуациях способно спровоцировать нанесение массированного ядерного ответного удара Россией или КНР. Тем не менее, разработки в этом направлении продолжаются, в договоре СНВ-3 МБР с неядерным оснащением засчитывается как обычная МБР с ядерными боеголовками.

По мнению командования США количество МБР в неядерном оснащении будет ограничено, поэтому они не способны существенно ослабить оборонительные возможности США, при этом реальная угроза применения такого оружия даст куда больше как военных, так и политических дивидендов.

До тех пор, пока планы по развёртыванию МБР в неядерном оснащении не реализованы, единственным их реальным применением является нечастый вывод на орбиту спутников, и утилизация путём запуска в рамках проводимых учений.

Стратегическое конвенциональное оружие: нанесение ущербаРакета-носитель РС-20 Днепр (SS-18 Сатана по классификации НАТО) успешно вывела на орбиту 33 частных спутника из 17 разных стран

Стратегическое конвенциональное оружие

Насколько применение стратегического оружия в неядерном оснащении может быть эффективным в рамках деятельности российских вооружённых сил? Можно предположить, что в некоторых случаях сдерживающий от недружественных действий эффект, достигаемый оснащением стратегических носителей конвенциональными боевыми частями, может быть выше, чем от ядерного оружия. 

Осознание руководством любой недружественной неядерной страны того, что оно в любой момент может быть уничтожено оружием, от которого практически нет защиты, будет в значительной степени способствовать принятию ими разумных и взвешенных решений. В качестве целей второго уровня можно рассматривать военные базы, корабли у пирса, крупные промышленные объекты, элементы инфраструктуры топливно-энергетического комплекса.

Таким образом, задача стратегического конвенционального оружия может быть сформулирована как нанесение противнику ущерба, существенно снижающего его организационные, промышленные и военные возможности с расстояния, минимизирующего или исключающего вероятность непосредственного боевого столкновения с вооружёнными силами противника.

Исходя из решаемой задачи может быть сформирован ориентировочный состав сил и средств, которые могут эффективно применяться для решения задач стратегическим конвенциональным оружием, о чём мы поговорим в следующем материале.

/Андрей Митрофанов, topwar.ru/

army-news.ru

Стратегические ядерные силы России и США. Сегодня и завтра

Стратегические ядерные силы России и США

Часть I. Сухопутный компонент

Обострение политического противостояния России и США, совпавшее по времени с активной фазой обновления отечественной ядерной триады, обострило интерес общества к стратегическим ядерным силам (СЯС) ведущих держав. В ближайшее время он будет только подогреваться, так как в фазу обновления вступает американская триада.

Ядерным оружием (ЯО) располагают девять стран: США, Россия, Великобритания, Франция и Китай легально, а Индия, Израиль, Пакистан и КНДР – нелегально: первые три не подписали Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), а Северная Корея вышла из него. Арсеналы России и США, несмотря на значительные сокращения, подавляюще превосходят остальные. При обсуждении современных и будущих ядерных арсеналов этих стран нельзя не рассмотреть кратко условия договора СНВ-3, так как он в значительно степени определяет их вид.

Договор СНВ-3 был подписан в апреле 2010 года и вступил в силу в феврале 2011. Срок действия текущего договора ограничен февралем 2021 года, однако предусмотрено его продление, по взаимной договоренности, еще на пять лет. Осторожное обсуждение перспектив договоров в области сокращения наступательных вооружений ведется, но оно будет затруднено причинами как субъективного (ухудшение отношений), так и объективного характера – так, дальнейшие сокращения увеличивают роль тактического ЯО, по которому четких договоренностей нет, других стран ядерного клуба, которых придется подключать к переговорному процессу; возрастает роль ПРО и перспективных неядерных высокоточных средств поражения. Позитивным моментом стоит назвать то, что обсуждение продления действующего договора СНВ-3 началось.

Целью СНВ-3 является выход к февралю 2018 года на уровни:

— 700 развернутых носителей, то есть суммарно развернутых межконтинентальных баллистических ракет сухопутного базирования (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и стратегических бомбардировщиков;

— 800 носителей, считая неразвернутые, то есть находящиеся на хранении или предназначенные для испытаний;

— 1550 боезарядов, считая боеголовки на МБР и БРПЛ и бомбардировщики. Последние учитываются не только как один носитель, но и как один заряд.

На данный момент, согласно опубликованным по состоянию на 1 марта 2016 года данным, стороны близки к требуемым показателям, а местами и уже достигли их. Так, количество развернутых носителей у России равно 521, а количество боеголовок у США – 1481. Парадоксально, но, начиная с сентября 2013 года количество боеголовок в российском арсенале практически непрерывно растет – этот факт объясняется тем, что поступление на вооружение новых ракетных комплексов, которые оснащены разделяемой головной частью с блоками индивидуального наведения (РГЧ ИН), опережает списывание старых моноблочных.

Для выхода на ограничения, заложенные в СНВ-3, отечественным военным придется за полтора года если не завершить полностью обновление арсенала (этот процесс в нашей традиции практически непрерывный), то провести активные работы по снятию с вооружения устаревших комплексов, при этом обеспечивая им достойную замену.

Традиционно основой отечественных СЯС являются Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) – сухопутный компонент ядерной триады. Важность РВСН подчеркнута тем, что это отдельный род войск, подчиняющийся непосредственно Генеральному штабу Вооруженных сил России и Верховному Главнокомандующему. Кроме того, они первыми и наиболее успешно проходят модернизацию.

Меч, мир приносящий

Точные данные по составу РВСН в России не публикуются, но область относительно широко освещается в СМИ, и на основании открытых отечественных и зарубежных публикаций можно сделать общие выводы.

На вооружении РВСН состоят МБР сухопутного базирования, установленные в шахтных пусковых установках (ШПУ) и на подвижных грунтовых ракетных комплексах (ПГРК), – вторых чуть больше. Оба варианта являются разными ответами на вопрос максимальной выживаемости при нападении и, как следствие, обеспечении ответного удара, неотвратимая угроза которого является основой всей концепции ядерного сдерживания. Современная ШПУ обладает высочайшей защищенностью, и, учитывая размещение их в отдалении друг от друга, противнику придется расходовать на каждую по боеголовке, а для гарантии (технический отказ атакующей МБР или значительный промах) – возможно, и несколько.

Эксплуатация ракетной шахты относительно проста и дешева. Недостаток состоит в том, что координаты всех ШПУ противнику наверняка известны и они потенциально уязвимы для высокоточного неядерного оружия. Однако эта проблема актуальна все же для относительно отдаленного будущего, так как современные стратегические крылатые ракеты обладают дозвуковой скоростью и внезапно поразить ими все ШПУ практически невозможно.

ПГРК, напротив, предполагаются для выживания не на устойчивость, а на мобильность, – будучи рассредоточенными в угрожающий период, они становятся малоуязвимы для точечных ударов, и эффективно бороться с ними можно массированными ударами по районам базирования, предпочтительно зарядами большой мощности. Устойчивость мобильной платформы к поражающим факторам ядерного взрыва намного ниже, чем у шахты, но и в этом случае для надежного их поражения противнику придется потратить большое количество своих боезарядов.

Выше мы рассматривали самый худший вариант. Оптимальным же является не ответный, а встречный удар, при котором ракеты атакованной стороны успеют взлететь до того, как вражеские боеголовки повалятся на районы базирования. Обеспечение этого – вопрос средств предупреждения о ракетном нападении, системы управления СЯС и оперативности применения их средств, что является отдельной большой темой.

С 1987 по 2005 год в России в ограниченной эксплуатации находилось небольшое количество боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК) «Молодец» (выпущено 12 составов, по три ПУ в каждом) – единственных БЖРК, доведенных до серийного производства и боевого дежурства. С тактической точки зрения БЖРК можно считать частным случаем ПГРК: главное отличие состоит в использовании для рассредоточения в угрожающий период протяженной сети железных дорог. С одной стороны, это обеспечивает высокую мобильность, с другой, использование гражданской инфраструктуры усложняет вопросы обеспечения безопасности и в известной степени «подставляет» под первый удар крупные транспортные узлы, т.е. города. Болезнен также и вопрос заметности для средств разведки, поскольку, будучи один раз обнаруженным, поезду уже непросто вновь скрыться – по понятным причинам.

На стадии проектирования находится новый БЖРК «Баргузин». Использование менее габаритных ракет позволит снизить массу, что увеличит скрытность – в отличие от «Молодца», ему не понадобятся сразу три тепловоза. Однако перспективы «Баргузина» пока неясны, так как критике, в том числе и со стороны заказчика, подвергаются трудности в эксплуатации и крупные затраты в условиях сокращения бюджета, при оспариваемых преимуществах по сравнению с широко используемыми колесными ПГРК.

Основу РВСН составляют сейчас именно они, а именно обширное семейство МБР «Тополь»: РС-12М «Тополь», РС-12М2 «Тополь-М» и РС-24 «Ярс». Оригинальные «Тополи» начали заступать на боевое дежурство с 1985 года и сейчас снимаются с вооружения. Окончить этот процесс планируют в начале следующего десятилетия. Регулярно проводятся пуски ракет, как для подтверждения исправности парка, так и для испытаний новых технических решений (учитывая, что их все равно планируется уничтожать, летающая лаборатория в этой ситуации достается «даром»). По различным оценкам, на вооружении остаются от 54 до 72 таких ПГРК: учитывая непрерывный процесс перехода «Тополей» в «неразвернутые» и последующую утилизацию, точно определить их количество в конкретный момент времени затруднительно.

Комплексы РС-12М2 «Тополь-М» (начало развертывания – 2006 год) и РС-24 «Ярс» (начало развертывания – 2010 год) являются развитием «Тополя» с усовершенствованной ракетой. Ввиду несколько увеличившейся массы количество осей возросло с семи до восьми. Между собой «Тополь-М» и «Ярс» близки – наиболее важным является отличие в боевом снаряжении. Если «Тополь-М», как и оригинальный «Тополь», оснащен одной боеголовкой мощностью 550 кТ, то на «Ярсе» стоит РГЧ ИН с тремя или четырьмя блоками по 150–300 кТ (по разным оценкам). Использование одной боеголовки на «Тополе-М» обусловлено тем, что он создавался с учетом требований СНВ-2, запрещавших комплексы с РГЧ ИН. После провала СНВ-2 он был стремительно модернизирован за счет заложенного технического задела.

До перехода на «Ярсы» было развернуто только 18 единиц ПГРК «Тополь-М». Однако его ракета широко (поставлено 60 единиц) использовалась еще с 1998 года для замены МБР УР-100Н УТТХ (РС-18А), с исчерпанным сроком службы, в ШПУ. «Ярсов» развернуто в мобильном варианте как минимум 63. Кроме того, они используются для продолжающейся замены УР-100Н в ШПУ – таковых не менее 10.

Создается ПГРК РС-26 «Рубеж» с малогабаритной ракетой и шестиосным шасси. Меньшие габариты кардинально увеличат маневренность комплекса, так как «Ярсы» для обычных дорог все же великоваты. По заявлениям, «Рубеж» уже готов к развертыванию, однако оно, возможно, ограничивается политическими вопросами, поскольку, по мнению США, его возможно применять по целям на дальности значительно менее 5500 км, а это нарушает Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Кроме «Тополей-М» и «Ярсов» на вооружении имеются и МБР исключительно шахтного базирования. УР-100Н УТТХ, вставшие на дежурство в 1979 году, почти сняты с вооружения – осталось не более 20–30 единиц, и этот процесс будет завершен в ближайшие два-три года. Дольше задержатся Р-36М2 «Воевода» (РС-20В, больше известна по звучному американскому имени SS-18 «Satan») – самая большая МБР в мире, вместе с мощным комплексом преодоления ПРО несущая либо боевой блок мощностью 8,3 МТ, либо десять легких боевых блоков по 800 кт. Р-36М2 встали на боевое дежурство в 1988 году. На данный момент на вооружении сохраняется 46 ракет этого типа. В начале следующего десятилетия им на смену должны прийти перспективные тяжелые РС-28 «Сармат», также способные нести не менее восьми боевых блоков, в том числе и перспективные маневрирующие.

В России РВСН являются важнейшей частью СЯС. Приоритетом в оснащении все больше становятся ПГРК, обладающие высокой устойчивостью, но сохраняются и ШПУ – как экономичный вариант и как средство размещения ракет особо высокой мощности. В РВСН не только находится большее количество носителей, чем на флоте, но и несут они большее количество боевых блоков. При этом РВСН успешно насыщаются новой техникой и, насколько можно судить, благополучно ее осваивают на многочисленных учениях.

На флоте же освоение новых БРПЛ и ПЛАРБ, похоже, сопровождается проблемами и задержками. Подводный флот продолжает преследовать традиционная болезнь ВМФ СССР – низкий коэффициент наплаванности (процент времени нахождения в море). В сочетании с сокращением численного состава это приводит к тому, что на патрулировании находятся одномоментно одна-две ПЛАРБ, что несравнимо с находящимися в готовности многими десятками ПГРК и ШПУ.

Гадкие утята

В США сухопутная часть триады является, в противоположность нашей, наиболее слабым компонентом. Это проявляется и в том, что сухопутные МБР шахтного базирования находятся в структуре Военно-воздушных сил – в Командовании Глобального удара находятся так называемые 20-е Воздушные силы, в которые входят, соответственно, «Ракетные эскадрильи» (буквально Missile Squadron), объединенные в «Ракетные крылья».

На вооружении ВС США состоит единственный тип МБР – LGM-30G «Minuteman III». Первые Minuteman III встали на дежурство еще в далеком 1970 году и для своего времени стали революционным прорывом – в них впервые использовалась РГЧ ИН. Разумеется, с тех пор прошел целый ряд программ модернизации, в первую очередь направленных на увеличение надежности и безопасности эксплуатации. Одна из наиболее серьезных «доработок» лишила Minuteman III РГЧ ИН – вместо трех боеголовок мощностью 350 кТ была установлена одна мощностью 300 кТ. Официально этим действием США продемонстрировали оборонительный характер своего ЯО – в первую очередь РГЧ ИН полезны при нанесении первого удара, когда один свой носитель может уничтожить несколько вражеских. Однако истинная причина, вероятно, заключалась в первую очередь в оптимизации распределения «пула», доступного в СНВ-3: без этих мероприятий пришлось бы урезать «святое» – ПЛАРБ и ракеты Trident II.

«Новые» боеголовки были сняты с LGM-118 «Peacekeeper» – значительно более новых (начало развертывания – 1986 год) и совершенных МБР. Каждый «Миротворец» мог доставить не три, а десять боеголовок с большей точностью и на несколько большую дальность. Его заслуженно считали американским аналогом советского «Сатаны». Однако трудности при создании и окончание холодной войны привели к тому, что Peacekeeper оказались выпущены довольно малой серией – на дежурство было поставлено только 50. По этим же причинам не были реализованы американские программы создания ПГРК и БЖРК. В конце 1980-х, во многом под влиянием советских разработок, в активной фазе разработки находились БРЖК с ракетами Peacekeeper и ПГРК с новой малогабаритной ракетой MGM-134 «Midgetman». Обе программы были закрыты в 1991–1992 годах, на стадии испытания прототипов. Сами Peacekeeper сняты с вооружения в 2005 году в рамках мероприятий по выполнению условий СНВ-2.

К 2018 году США планируют оставить на вооружении 400 Minuteman III. Для выполнения этого условия 50 единиц будет переведено в «неразвернутые» – ракеты отправлены на склад, а ШПУ засыпаны. Таким образом, сухопутные МБР занимают значительную долю (более половины) в пуле носителей, при этом увеличивать количество ПЛАРБ и бомбардировщиков никто не планирует. Однако при этом на морской компонент приходится в два с лишним раза больше боеголовок.

Основную задачу сухопутного компонента в новых условиях США видят в «создании угрозы» – для надежного поражения ШПУ противник будет вынужден потратить боезарядов даже больше, чем в них суммарно хранится. При таком подходе требования к ракетам невелики – главное, чтобы противник верил, что они способны взлететь. Однако даже это рано или поздно может стать слишком сложным для Minuteman III. Программа их замены носит название Ground-Based Strategic Deterrent (GBSD). Оценивалась возможность создания ПГРК или БРЖК, однако в итоге остановились на максимально дешевом и простом размещении в ШПУ.

Активное финансирование создания GBSD началось в 2016 году. Стоимость создания, производства и модернизации наземной инфраструктуры оценивается в 62,3 млрд. долларов, растянутые на три десятилетия. По планам, первая «эскадрилья» GBSD встанет на дежурство в 2029 году, а полностью заменить Minuteman III удастся к 2036, однако большинству оборонных программ свойственны задержки.

Впрочем, вряд ли GBSD будет реализована в полном объеме – при заключении дальнейших договоренностей в области сокращения ЯО американский сухопутный компонент первый в очереди на сокращения. И сейчас, при относительно комфортном формате СНВ-3, раздаются предложения уменьшить долю сухопутного компонента или даже полностью отказаться от него в пользу более устойчивых ПЛАРБ и многозадачных бомбардировщиков.

Использованные сокращения:
СЯС — стратегические ядерные силы
ЯО — ядерное оружие
ДНЯО — Договор о нераспространении ядерного оружия
МБР — межконтинентальная баллистическая ракета
БРПЛ — баллистическая ракета подводной лодки
РГЧ ИН — разделяемая головная часть с блоками индивидуального наведения\
РВСН — Ракетные войска стратегического назначения
ШПУ — шахтные пусковые установки
ПГРК — подвижные грунтовые ракетные комплексы
БЖРК — боевой железнодорожный ракетный комплекс.

/Александр Ермаков, независимый военный эксперт, dfnc.ru/

army-news.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о