Ванька каин биография – Неизвестный Ванька Каин. Повседневная жизнь воровского мира Москвы во времена Ваньки Каина

Ванька-Каин — Википедия

Ва́нька-Ка́ин (Ива́н О́сипов, 1718 (1718) — после 1756) — вор, разбойник и московский сыщик, ставший легендарным героем воровских приключений и удальства.

Сын крестьянина села Иваново (позднее относилось к Ростовскому уезду Ярославской губернии), принадлежавшего купцу Филатьеву. Родился в 1718 году, в 13 лет переехал в Москву к владельцу деревни. Обокрав своего господина, Ванька Осипов бежал из господского дома, но вскоре был схвачен и возвращён обратно. За донос на своего барина, к которому подкинули труп солдата, Ванька-Каин получил свободу и попал в воровской притон «под Каменным мостом», где жил известный дворянин — вор Болховитинов. После целого ряда смелых похождений в Москве Ванька отправился на Волгу, где примкнул к понизовой вольнице и разбойничал в шайке известного атамана Михаила Зари.

В конце 1741 года Ванька-Каин вновь оказался в Москве, где в Сыскном приказе объявил, что он является вором и знает других воров и разбойников, не только в Москве, но и в других городах и предложил помощь в их поимке. Предложение Ваньки-Каина было принято, ему было присвоено звание доносителя сыскного приказа, в распоряжение его дана была военная команда. Ванька выдавал и ловил мелких воришек, но укрывал крупных воров; преследуя раскольников, вымогал у них деньги; открыл в своём купленном в московском Зарядье доме игорный дом; не останавливался и перед открытым грабежом. Большинство служащих Сыскного приказа, от членов приказа до мелких писцов, были у него на откупе и способствовали ему. Под покровительством Ваньки-Каина число беглых, воров, мошенников, грабителей увеличивалось в Москве с каждым днём.

Это скопление огромного числа людей, живших воровством, грабежом, а иногда и убийствами, в конце концов выразилось общественным бедствием. Весною 1748 года начались в Москве повсеместные пожары и разбои, наведшие ужас и на Петербург. В паническом страхе жители Москвы выбирались из домов, выезжали из города и ночевали в поле. В Москву послан был с войском генерал-майор А. И. Ушаков, под председательством которого была учреждена особая следственная комиссия, действующая 3 месяца. Во время существования этой комиссии, Ванька-Каин всё равно продолжал свою преступную деятельность, но уже не так свободно, как прежде. Тем временем появлялись новые деятели, которые уже не способствовали ему. К тому же он столкнулся с сильной в то время сектой скопцов. Команда Ушакова, предупреждая поджоги, ловила всех подозрительных людей и приводила их не в сыскной приказ, а в комиссию. Благодаря чему и стала раскрываться преступная активность Ваньки-Каина. Убедившись, что вся московская полиция была в заговоре с ним, преемник Ушакова, генерал-полициймейстер А. Д. Татищев, ходатайствовал об учреждении по делу Ваньки-Каина особой комиссии. Комиссия эта просуществовала 4 года, с июня 1749 по июль 1753 года, когда дело Ваньки-Каина передано было в сыскной приказ, весь личный состав которого за это время сменился. В сыскном приказе дело длилось ещё 2 года до июля 1755 года, когда Ваньке был вынесен приговор к смертной казни, но, по указу Сената, заменен наказанием кнутом и ссылкой на каторгу, сначала в Рогервик, а потом в Сибирь.

Вскоре после ссылки Ваньки-Каина появились его жизнеописания в нескольких редакциях, под различными заглавиями; жизнеописания эти выдерживали много изданий, даже в XIX веке. Первоначально появилась «О Ваньке-Каине, славном воре и мошеннике, краткая повесть» (1775) — краткий безграмотный рассказ, перепечатанный впоследствии под заглавием «История Ваньки-Каина со всеми его сысками, розысками и сумасбродною свадьбою» (СПб., 1815 и 1830).

Более подробный рассказ появился под заглавием «Обстоятельная и верная история двух мошенников: первого — российского славного вора… Ваньки-Каина, со всеми его сысками, забавными разными его песнями и портретом его; второго — французского мошенника Картуша и его сотоварищей» (Матвей Комаров,

СПб., 1779 и позже). Многие песни были известны в народе под именем Каиновых; последней из них по времени считается знаменитая песня «Не шуми, мати, зелёная дубравушка». Песни эти включил в свой роман о Ваньке-Каине Матвей Комаров. Многие из них явно литературного происхождения. Уже из романа Комарова эти песни перешли в анонимную автобиографию Ваньки-Каина при позднейшей переработке; при этом количество песен с каждым изданием менялось от 54 до 64.

Большой интерес представляет жизнеописание Ваньки-Каина, изданное в виде автобиографии, хотя из архивных данных известно, что Ванька-Каин писать не умел. Автобиография эта, написанная народным слогом, была издана под названием: «Жизнь и похождения российского Картуша, именуемого Каином, известного мошенника и того ремесла людей сыщика, за раскаяние в злодействах получившего от казни свободу, но за обращение в прежний промысел сосланного вечно в Рогервик, а потом в Сибирь. Писана им самим при Балтийском порте, в 1764 г.» (

СПб., 1785, с приложением песен; под другим заглавием, 1788 и М., 1792). Жизнеописание Ваньки-Каина в этой последней редакции, по изданию 1785 года перепечатано, без песен, Григорием Книжником (Г. Геннади), под заглавием: «Жизнь Ваньки-Каина, им самим рассказанная» (СПб., 1859), а с приложением песен — Бессоновым, в «Собрании песен П. В. Киреевского» (вып. 9, Москва, 1872).

Лубочной переделкой этой последней редакции является «История известного пройдохи Ваньки-Каина и постигшего его наказания» (М., 1858; 2-е изд. М., 1870). Лубочные сочинения о Ваньке-Каине и роман Комарова в XVIII веке были особенно популярны среди купечества, а через некоторое время популярность дошла и в мещанскую и частично крестьянскую среду.

Ванька-Каин — не только сыщик-грабитель; он воплощает в себе и тип народного мошенника, разудалого добра молодца. Он не только грабит, но и забавляется, не только хоронит концы, но и глумится над полицией; речь он держит прибаутками, сказками да присказками, душу отводит в песне. Литературный образ в значительной мере ассимилировался с французским разбойником Картушем.

Ваньке-Каину посвящена историческая пьеса драматурга Константина Скворцова «Ванька-Каин»[1]. Он является персонажем романа В. Пикуля «Слово и дело».

  • Исследование о Ваньке-Каине по архивным материалам Есипова в сб. «Осьмнадцатый век», П. Бартенева, т. III, М., 1869.
  • Мордовцев Д. Ванька Каин, Исторический очерк, журн. «Древняя и новая Россия», 1876, Ї 9—10 и отд.; 2-е изд., СПБ., 1887
  • Сиповский В. В. Из истории романа XVIII в. (Ванька Каин), «Известия Отд. русск. яз. и словесности Ак. наук», т. VII, кн. 2, СПБ., 1902, стр. 97—191
  • Сиповский В. В. Очерки по истории романа, т. I, вып. 2 (XVIII в.), СПБ., 1910 (здесь же и библиография)
  • Шкловский В. Матвей Комаров — московский житель. — М., 1929.
  • Эмин Ф., Курганов Н., Комаров М., Новиков И. Ванька Каин. — М.: Эксмо, 2008. — 640 с. — 4000 экз. ISBN 978-5-699-30261-1
  • Акельев Е. В. Повседневная жизнь воровского мира Москвы во времена Ваньки Каина. — М.: Молодая гвардия, 2012.

Ванька Каин. Биография. История жизни

История Ваньки Каина

История Ваньки Каина

Интересные факты жизни Ваньки Каина

Ванька Каин (Иван Осипов, рожд. 1718 год — смерть после 1756 года) — легендарный вор, разбойник и московский сыщик.

Имя вора и разбойника Ваньки Каина стало нарицательным еще в XVIII столетии. Интересно, что Каин прославился не только беспримерными злодеяниями, убийствами, обманами, но и… писательством, литературной деятельностью. Нет, не надо пытаться представить себе идиллическую картину, изображающую старого заслуженного вора, пишущего свои мемуары на покое, в тихой уютной вилле где-то в Швейцарии. Каин редко выбрался из каторги и сгинул где-то в Сибири.

Однако в какой-то момент, отбывая каторгу в Рогервике (сейчас порт Палтийски, в Эстонии), он надиктовал одному из своих грамотных товарищей рифмованные записки о своих головокружительных приключениях. Мемуары эти были такие же лихие, талантливые и нахальные, как и сам старый вор. Их переписывали множество раз, и, переходя из рук в руки, записки эти разошлись по всей России, а в 1770 г. их даже напечатали, чем и увековечили отчаянные похождения Ваньки.

История эта начинается тривиально – с доноса. 1741 год, декабрь – вор и разбойник Ванька Каин добровольно явился в московскую полицию (так называемый Сыскной приказ) и подал челобитную, в которой признался, что он страшный грешник, вор и грабитель и что, горько раскаиваясь в бесчисленных своих злодеяниях, он просил власти дать ему шанс «ко исправлению» и «во искупление» содеянных им преступлений готов выдать полиции всех своих сотоварищей. Потом в сопровождении отряда солдат он стал шастать по известным ему «малинам» и хватать преступников, которых до этого безрезультатно искали по всей стране. Забегая вперед, скажем, что за свою «службу в полиции» он сдал несколько сотен своих товарищей, так сказать, «романтиков с большой дороги».

Что произошло? С какой это стати известный разбойник вступил на стезю добродетели? К идее праведной жизни он пришел не сразу, а под давлением многих суровых обстоятельств. Известна старинная арестантская песня, которую якобы сочинил Ванька, находясь в тюрьме:

Мне-да ни пить-да, ни есть, добру молодцу, не хочется,

Мне сахарная, сладкая ества, братцы-да, на ум не нейдет-да,

Мне Московское сильное царство, братцы-да, с ума нейдет…

Не правда ли, знакомая песенка Бутырок, Матросской Тишины и Крестов? Песня эта передает душевный настрой легендарного вора, который уже устал бегать от «Московского сильного царства» и захотел заключить с ним взаимовыгодное соглашение…

А до этого биография Ваньки Каина (в миру Ивана Осипова) была довольно банальна. Крепостного крестьянина купца Филатьева, привезли из Ростовского уезда в Москву ко двору своего помещика и определили в дворовые. Осипов жил у помещика несколько лет, а после решил бежать. Предоставим слово самому Ваньке:

«Служил в Москве у гостя Петра Дмитриевича господина Филатьева, и что до услуг моих принадлежало, то с усердием должность мою отправлял, токмо вместо награждения и милостей несносные от него бои получал. Чего ради вздумал: встать поране и шагнуть со двора его подале. В одно время, видя его спящаго, отважился тронуть в той спальне стоявшего ларца ево, из которого взял денег столько довольно, чтоб нести по силе моей было полно, а хотя прежде оного на одну только соль промышлял, а где увижу и мед, то пальчиком лизал… (на воровском языке означает – воровал по мелочи. – Е.А. ). Висящее на стене платье ево на себя надел и из дому тот же час, не мешкав, пошел, а более затем торопился, чтоб от сна он не пробудился и не учинил бы за то мне зла… Вышед со двора, подписал на воротах: “Пей воду как гусь, ешь хлеб как свинья, а работай черт, а не я”».

Читатель не удивится, если узнает, что нагруженного хозяйским добром Ваньку ожидал сообщник – такие кражи не бывают результатом неожиданного порыва. Сообщник был опытный, он давно научал Ваньку, как действовать. Его звали Петром Романовым, но всем была известна его воровская кличка – Камчатка (вероятно, он побывал на этой самой дальней в тогдашней России ссылке»). Друзья скрылись в московских развалинах…

Москва середины XVIII столетия представляла из себя печальное зрелище. 1737 год – она пережила страшную катастрофу. 29 мая в доме отставного прапорщика Милославского солдатская вдова Марья Михайлова поставила перед иконой свечку, отвлеклась по некой надобности, свечка упала, начался пожар, жаркая погода ему благоприятствовала, и… громадный город сгорел за несколько часов. Пожар, породивший знаменитую горькую пословицу «Москва сгорела от копеечной свечки», унес несколько тысяч жизней, превратив город в развалины, которые многие годы не были заселены, зарастали кустами, образовывая своеобразные дикие острова и архипелаги, в которых и укрывалась различная шпана.

Так бывало неоднократно в Европе: к примеру, несколько десятилетий стоял запустевшим Лондон после того, как в 1666 г. лишняя охапка дров в пекарне на Пудинг-лейн уничтожила много лондонских кварталов. В особенности опасны были для людей московские овраги. От их названий мурашки шли по коже: Греховный, Страшный, Бедовый.

Ванька Каин

Ванька Каин

В оврагах, развалинах, среди трущоб находились притоны и воровские «малины», которые особо многолюдны были в зимнее время, когда «братва» возвращалась с больших дорог и рек, где летом они «работали». «Героев» встречали скупщики краденого, «боевые подружки» – содержательницы притонов, проститутки, воровки, портнихи – перелицовщицы краденого. Вот на это московское дно и опустился, вслед за Камчаткой, Ванька Каин.

Так он описал в мемуарах свое приобщение к воровскому миру: «И пошли мы под Каменный мост, где воришкам был погост, кои требовали от меня денег (так называемые влазные. – Е.А. ), но я, хотя и отговаривался, но дал им 20 копеек, на которые принесли вина, потом напоили и меня. Выпивши, говорили: “Пол да серед сами съели, печь да полати в наем отдаем, а идущему по сему мосту тихую милостыню подаем (то есть грабим. – Е.А. ), и ты будешь, брат, нашему сукну епанча (то есть такой же вор. – Е.А. ), поживи в нашем доме, в котором всего довольно: наготы и босоты извешены шесты, а голоду и холоду амбары стоят. Пыль да копоть, притом нечего и лопать”. Погодя немного, они на черную работу пошли».

Просидев до рассвета в одиночестве, Каин надумал осмотреться, вышел из убежища – и вот незадача! – сразу же нарвался на дворового Филатьева, который сгреб юношу и поволок его домой, к разъяренному барину. Филатьев избил Ваньку, требовал от него возвратить деньги и вещи, но Каин молчал как скала. Тогда его посадили в холодную на заднем дворе.

Одна дворовая девка тайком кормила Ваньку – следует отдать проходимцу должное: женщины ему симпатизировали всегда. Она-то и поведала Ваньке, что дворовые Филатьева в драке убили караульного солдата и от греха подальше сбросили его в старый колодец. Ванька воспрял духом, завопил: «Слово и дело!» – клич доносчиков. Его доставили в «Стукалов приказ» – тайную полицию, где он обвинил Филатьева в преступлении – сокрытии убийства государева человека. Донос подтвердился, и Ванька в награду за «доведенный» (то есть доказанный) извет вышел на свободу, держа в руке «для житья вольное письмо».

Почти сразу же Ванька Каин повстречался с другом своим Камчаткой, и той же ночью они отправились «на дело» – обокрали дворцового портного Рекса, да при этом ловко и довольно жутковато: днем их молодой сообщник незаметно пробрался в дом, залез под кровать, а когда все уснули в надежно запертом доме, парень вылез из укрытия, тихо отворил двери и впустил в дом своих сотоварищей.

Идея засады была Ванькиной. Он сразу же начал выделяться среди московского ворья редкой изобретательностью, тонким знанием психологии, умел импровизировать. Вот к примеру. Задумала банда Ваньки ограбить богатый купеческий дом, да к нему не подступиться: высокий забор, дворники, ночные сторожа, а главное – неясно, где же хозяева добро держали. Задача неразрешима, но только не для Каина!

Он действовал гениально просто: купил (или своровал) где-то курицу, перебросил ее через забор, пошел к воротам и потребовал от охраны возвратить его собственность. А потом вместе с дворниками он долго и безуспешно ловил шуструю курицу и за это время осматривал все запоры, двери и помещения. А ночью казенка – глухая комната для хранения добра – оказалась непостижимым образом ограбленной!

В другой раз ночью за Каином и его людьми, шедшими с трофеями после успешного «дела», увязалась погоня, да такая назойливая, что довелось ворам бросить украденное в грязную лужу в центре столицы и налегке улепетывать в разные стороны.

Опять, казалась бы, нерешаемая задача: вытащить ценности днем, прилюдно – немыслимо. Но не тут-то было! Ванька угнал карету, посадил в нее переодетую барыней свою «боевую подругу» и с сотоварищами поехал в центр Москвы. И вот прохожие уже видят обыкновенную для грязных столичных улиц картину: посредине лужи стоит накренившаяся карета, у которой – надо же так произойти! – отвалилось колесо, барыня из окна на чем свет стоит ругает слуг, которые копаются в грязи и все никак не могут поставить назад колесо, бездельники! А тем временем ворованные пожитки потихоньку уложили в карету, нацепили колесо – и были таковы! И таким хитростям – несть числа!

Над многими проделками Каина можно от души посмеяться – до такой степени оригинальны, остроумны они были. Однако бывали и мошенничества отвратительные. Однажды воскресным день он переоделся богатым подьяческим сыном, надел шляпу с черным позументом и подошел к стоявшей у базара коляске, в которой сидела девица, что в торговых «рядах уж нагулялася, отца-мать тут, сидя, дожидалася», и сказал ей, что родители ее якобы зашли к его родителям в гости, пьют чай и что, мол, ему, добру молодцу, поручили девицу в застолье привести. «Красна-девица в обман далась, повели ее на мытный двор, на квартиру к Ваньке Каину», да там и изнасиловали.

Особенных успехов Каин достиг в тонком, требовавшем тренировки и таланта «карманном мастерстве», мог ловко и незаметно вытаскивать из карманов ротозеев деньги, платки, табакерки и часы – в те времена настоящее состояние. Работал он не в одиночку, уже тогда была воровская специализация. Пойманный в последствии сообщник Каина Елахов клялся на допросе, что он сам по карманам не шарил, а «только стеснял народ, чтоб товарищам его вынимывать было способно» – прием, известный каждому умному читателю: в автобусной давке смотри не за тем, кто хамски лезет по ногам и бранится, а за тем, кто к тебе как бы ненароком прижимается.

Биография Ваньки Каина

Биография Ваньки Каина

Воровская кооперация, солидарность играли в преступной жизни Ваньки Каина и его сообщников большую роль. Однажды, выданный скупщицей краденого, Ванька загремел в тюрьму, и перед ним открылась перспектива, как тогда говорили, «охотиться на соболей» в Сибири. Спас его верный друг и учитель Камчатка.

«Прислал ко мне, – вспоминал Ванька, – Камчатка старуху, которая, пришедши в тюрьму, ко мне говорила: “У Ивана в лавке по два гроша лапти” (на жаргоне – «Нет ли возможности бежать?»). Я ей сказал: “Чай примечай, куды чайки летят” («Подбираю время для побега вслед за бежавшим ранее товарищем”)». Перед очередным престольным праздником в тюрьму пришел «добрый самаритянин» (Камчатка) с милостыней для «несчастненьких», каждому дал по калачу, а Ваньке – самому «несчастненькому» – аж два и при этом тихонько сказал: «Триока калач ела, стромык сверлюк страктирила» ( на жаргоне – «Тут в калаче ключ от твоей цепи»).

А дальше все развивалось как в приключенческом фильме: «Погодя малое время, послал я драгуна (охранника. – Е.А. ) купить товару из безумного ряду (вина из кабака. – Е.А. ), как оной купил и я выпил для смелости красовулю, пошел в нужник (заключенных выводили в сортир на цепи, при этом охранник оставался снаружи. – Е.А. ), в котором поднял доску, отомкнул цепной замок и из того заходу ушел. Хотя погоня за мной и была, токмо за случившимся тогда кулачным боем (традиционное развлечение народа на праздник. – Е.А. ) от той погони я спасся; прибежал в татарский табун, где усмотрел татарского мурзу, который тогда в своей кибитке крепко спал, а головах у него подголовок (сундучок с деньгами. – Е.А. ) стоял. Я привязал того татарина ногу к стоящей при ево кибитке на аркане лошади, ударил ту лошадь колом, которая оного татарина потащила во всю прыть, а я, схватя тот подголовок, который был полон монет, сказал: “Неужели татарских денег на Руси брать не будут?”, пришел к товарищам своим и сказал: “На одной неделе четверга четыре, а деревенский месяц с неделей десять” (“Везде погоня, пора сматывать удочки”)».

Все это происходило во времена традиционных «гастролей» банды по городам и ярмаркам. Компания у Ваньки подобралась бедовая: Каин, Камчатка, Кувай, Легаст, Жузла и др. Друзья нигде не задерживались, крали, грабили и быстро перебирались на новое место, где их еще не знали. Лучше всего ворью на Нижегородской ярмарке: народу много, толчея, купчишки пьяненькие – а что еще надо вору и грабителю?

Однако случались и провалы. Как-то Каин почти попался в облаву. Ванька в спешке забежал в общественную баню, быстро разделся, одежду свою под лавку кинул, грязной водой облился и голый с воплем выскочил на улицу: мол, я, московский купец, ограблен банными ворами, взяли все вещи, деньги, а главное – документы, паспорт. Ратуйте, люди!

Банные кражи – дело обычное, и солдаты, окружившие баню, все внутри осмотрели, бежавшего от них вора не нашли, а плачущего, убитого горем «купца» отвели в казенное присутствие, чтобы подьячие с ним сами разобрались. Прикрывая срам мочалом, Ванька на вопросы подьячего шепнул ему на ухо: «Тебе будет, друг, муки фунта с два с походом» (кафтан с камзолом). И вот уже с новой «ксивой» Ванька выходит из канцелярии… Бывали у Ваньки Каина с сотоварищами и другие «приключения»…

 

 


 

Е.Анисимов

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

Ванька-Каин — Википедия

Ва́нька-Ка́ин (Ива́н О́сипов, 1718 (1718) — после 1756) — знаменитый вор, разбойник и московский сыщик, ставший легендарным героем воровских приключений и удальства.

Биография

Сын крестьянина села Иваново (позднее относилось к Ростовскому уезду Ярославской губернии), принадлежавшего купцу Филатьеву. Родился в 1718 году, в 13 лет переехал в Москву к владельцу деревни. Обокрав своего господина, Ванька Осипов бежал из господского дома, но вскоре был схвачен и возвращён обратно. За донос на своего барина, к которому подкинули труп солдата, Ванька-Каин получил свободу и попал в воровской притон «под Каменным мостом», где жил известный дворянин — вор Болховитинов. После целого ряда смелых похождений в Москве Ванька отправился на Волгу, где примкнул к понизовой вольнице и разбойничал в шайке известного атамана Михаила Зари.

В конце 1741 года Ванька-Каин вновь оказался в Москве, где в Сыскном приказе объявил, что он является вором и знает других воров и разбойников, не только в Москве, но и в других городах и предложил помощь в их поимке. Предложение Ваньки-Каина было принято, ему было присвоено звание доносителя сыскного приказа, в распоряжение его дана была военная команда. Ванька выдавал и ловил мелких воришек, но укрывал крупных воров; преследуя раскольников, вымогал у них деньги; открыл в своём купленном в московском Зарядье доме игорный дом; не останавливался и перед открытым грабежом. Большинство служащих Сыскного приказа, от членов приказа до мелких писцов, были у него на откупе и способствовали ему. Под покровительством Ваньки-Каина число беглых, воров, мошенников, грабителей увеличивалось в Москве с каждым днём.

Это скопление огромного числа людей, живших воровством, грабежом, а иногда и убийствами, в конце концов выразилось общественным бедствием. Весною 1748 года начались в Москве повсеместные пожары и разбои, наведшие ужас и на Петербург. В паническом страхе жители Москвы выбирались из домов, выезжали из города и ночевали в поле. В Москву послан был с войском генерал-майор А. И. Ушаков, под председательством которого была учреждена особая следственная комиссия, действующая 3 месяца. Во время существования этой комиссии, Ванька-Каин всё равно продолжал свою преступную деятельность, но уже не так свободно, как прежде. Тем временем появлялись новые деятели, которые уже не способствовали ему. К тому же он столкнулся с сильной в то время сектой скопцов. Команда Ушакова, предупреждая поджоги, ловила всех подозрительных людей и приводила их не в сыскной приказ, а в комиссию. Благодаря чему и стала раскрываться преступная активность Ваньки-Каина. Убедившись, что вся московская полиция была в заговоре с ним, преемник Ушакова, генерал-полициймейстер А. Д. Татищев, ходатайствовал об учреждении по делу Ваньки-Каина особой комиссии. Комиссия эта просуществовала 4 года, с июня 1749 по июль 1753 года, когда дело Ваньки-Каина передано было в сыскной приказ, весь личный состав которого за это время сменился. В сыскном приказе дело длилось еще 2 года до июля 1755 года, когда Ваньке был вынесен приговор к смертной казни, но, по указу Сената, заменен наказанием кнутом и ссылкой на каторгу, сначала в Рогервик, а потом в Сибирь.

В литературе

Вскоре после ссылки Ваньки-Каина появились его жизнеописания в нескольких редакциях, под различными заглавиями; жизнеописания эти выдерживали много изданий, даже в XIX веке. Первоначально появилась «О Ваньке-Каине, славном воре и мошеннике, краткая повесть» (1775) — краткий безграмотный рассказ, перепечатанный впоследствии под заглавием «История Ваньки-Каина со всеми его сысками, розысками и сумасбродною свадьбою» (СПб., 1815 и 1830).

Более подробный рассказ появился под заглавием «Обстоятельная и верная история двух мошенников: первого — российского славного вора… Ваньки-Каина, со всеми его сысками, забавными разными его песнями и портретом его; второго — французского мошенника Картуша и его сотоварищей» (Матвей Комаров, СПб., 1779 и позже). Многие песни были известны в народе под именем Каиновых; последней из них по времени считается знаменитая песня «Не шуми, мати, зелёная дубравушка». Песни эти включил в свой роман о Ваньке-Каине Матвей Комаров. Многие из них явно литературного происхождения. Уже из романа Комарова эти песни перешли в анонимную автобиографию Ваньки-Каина при позднейшей переработке; при этом количество песен с каждым изданием менялось от 54 до 64.

Большой интерес представляет жизнеописание Ваньки-Каина, изданное в виде автобиографии, хотя из архивных данных известно, что Ванька-Каин писать не умел. Автобиография эта, написанная народным слогом, была издана под названием: «Жизнь и похождения российского Картуша, именуемого Каином, известного мошенника и того ремесла людей сыщика, за раскаяние в злодействах получившего от казни свободу, но за обращение в прежний промысел сосланного вечно в Рогервик, а потом в Сибирь. Писана им самим при Балтийском порте, в 1764 г.» (СПб., 1785, с приложением песен; под другим заглавием, 1788 и М., 1792). Жизнеописание Ваньки-Каина в этой последней редакции, по изданию 1785 года перепечатано, без песен, Григорием Книжником (Г. Геннади), под заглавием: «Жизнь Ваньки-Каина, им самим рассказанная» (СПб., 1859), а с приложением песен — Бессоновым, в «Собрании песен П. В. Киреевского» (вып. 9, Москва, 1872).

Лубочной переделкой этой последней редакции является «История известного пройдохи Ваньки-Каина и постигшего его наказания» (М., 1858; 2-е изд. М., 1870). Лубочные сочинения о Ваньке-Каине и роман Комарова в XVIII веке были особенно популярны среди купечества, а через некоторое время популярность дошла и в мещанскую и частично крестьянскую среду.

Ванька-Каин — не только сыщик-грабитель; он воплощает в себе и тип народного мошенника, разудалого добра молодца. Он не только грабит, но и забавляется, не только хоронит концы, но и глумится над полицией; речь он держит прибаутками, сказками да присказками, душу отводит в песне. Литературный образ в значительной мере ассимилировался с французским разбойником Картушем.

Ваньке-Каину посвящена историческая пьеса драматурга Константина Скворцова «Ванька-Каин»[2]. Он является персонажем романа В. Пикуля «Слово и дело».

См. также

Примечания

Библиография

  • Исследование о Ваньке-Каине по архивным материалам Есипова в сб. «Осьмнадцатый век», П. Бартенева, т. III, М., 1869.
  • Мордовцев Д. Ванька Каин, Исторический очерк, журн. «Древняя и новая Россия», 1876, Ї 9—10 и отд.; 2-е изд., СПБ., 1887
  • Сиповский В. В. Из истории романа XVIII в. (Ванька Каин), «Известия Отд. русск. яз. и словесности Ак. наук», т. VII, кн. 2, СПБ., 1902, стр. 97—191
  • Сиповский В. В. Очерки по истории романа, т. I, вып. 2 (XVIII в.), СПБ., 1910 (здесь же и библиография)
  • Шкловский В. Матвей Комаров — московский житель. — М., 1929.
  • Эмин Ф., Курганов Н., Комаров М., Новиков И. Ванька Каин. — М.: Эксмо, 2008. — 640 с. — 4000 экз. ISBN 978-5-699-30261-1
  • Акельев Е. В. Повседневная жизнь воровского мира Москвы во времена Ваньки Каина. — М.: Молодая гвардия, 2012.

Источники

Ссылки

кем был родоначальник российских воров

Ванька Каин: кем был родоначальник российских воров

Буккер Игорь28.01.2019 в 16:00

Безусловно, родоначальником российских воров следует считать Ваньку Каина. Об этом персонаже русской истории XVIII века написано море книг, но все равно до сих пор не понятно, кем он был: разбойником или московским сыщиком, доморощенным Картушем или банальным стукачом. Этого не понять даже из его мемуаров, которые Каин диктовал, находясь на каторге.

Вор и убийца Ванька Каин стал именем нарицательным для преступников, но не как Иуда и Мазепа — синонимами предателей, потому что достиг известности не своими злодействами, а литературной деятельностью.

По мнению историка Евгения Акельева, автора недавно вышедшей книги «Повседневная жизнь воровского мира Москвы во времена Ваньки Каина», биография Ваньки Каина — «беглого дворового — нетипична. Лишенные личной свободы, крепостные слуги часто находились в более выгодном материальном положении, чем лично свободные солдатские дети, «фабричные» и многие обедневшие посадские. Поэтому дворовых редко можно было встретить «на дне» Москвы, среди профессиональных преступников.

Биография дворового Ивана Осипова, предпочетшего судьбу свободного и ни от кого не зависящего московского «мошенника» обеспеченной жизни крепостного слуги, является своего рода исключением». В частности, из 125 пойманных с помощью доносов Каина преступников, всего восемь (менее 7 процентов) были дворовыми.

Читайте также: Альберт Фиш — пожиратель детей

В 1777 году из типографии вышла книжица, до того ходившая в рукописных списках, с традиционно длинным для той эпохи заглавием: «Жизнь и похождения российского Картуша, именуемого Каина, известного мошенника и того ремесла людей сыщика, за раскаяние в злодействе получившего от казни свободу, но за обращение в прежний промысл, сосланного вечно в каторжную работу, прежде в Рогервик, а потом в Сибирь, написанная им самим при Балтийском порте в 1764 году». Из этой автобиографии, написанной в Рогервике (ныне Палтийски, Эстония), позднейшие исследователи и романисты черпали основные сведения о Ваньке Каине.

Сына крепостного крестьянина села Ивашова Ростовского уезда Ивана Осипова подростком взяли из родных мест в московский господский дом именитого купца Петра Филатьева, находившегося в престижном Ипатьевском переулке. Судьба Ваньки могла сложиться по-другому. Судя по материалам второй ревизии 1740-х годов, семерых его сверстников, в том числе и родного брата Прокофия, в разные годы взяли в рекруты. Многие крестьянские парни бежали от солдатчины. Из вотчины Филатьевых за 20 лет сбежали более 60 человек. В большинстве от десяти до двадцати пяти лет от роду. Часть из них подались к «лихим людям». Если бы Ивашку не забрали в дворовые и не забрили в рекруты, ему была бы уготована нелегкая крестьянская доля. Но видно ему было на роду написано стать разбойником.

В доме купца Ванька прослужил около четырех лет и бежал приблизительно в 1735 году в возрасте 14 лет. Перед побегом он обокрал своего хозяина и написал на воротах: «Пей воду как гусь, ешь хлеб как свинья, а работай черт, а не я». При сообщничестве Петра Романова, известного всей тогдашней Москве под кличкой «Камчатка» (место самой дальней по тем временам ссылки), он вынес хозяйское добро и укрылся в месте сбора тогдашних московских мошенников — под Большим Каменным мостом. Профессиональный вор Петр «Камчатка» был на семь лет старше Осипова и впоследствии стал многолетним другом Ваньки. Впервые нырнув в воровскую «малину» Иваном Осиповым, он вынырнул уже Ванькой Каином.

На следующий же день Ваньку, который покинул свое убежище, схватили дворовые Филатьева. Купец приказал оставить беглеца без еды и приковать цепью возле медведя, которых держали для господской потехи. Кормившая зверя дворовая девка поведала Ваньке, что по вине Филатьева или его дворни в драке недавно был убит гарнизонный солдат, труп которого холопы купца сбросили в заброшенный колодец. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Стоило только купцу распорядиться сечь вора, как тот закричал: «Слово и дело!»

Этот клич о государственном преступлении сначала спас Ваньку от порки, а затем дал ему путевку в жизнь. В Московской конторе тайных розыскных дел в селе Преображенском Ванька поведал об убийстве государева солдата графу Семену Андреевичу Салтыкову. Из «Стукалова приказа», как тогда называли политический сыск, Ванька Каин вышел с освобождением от крепостной зависимости — «для житья вольным письмом». Эта история вполне правдоподобна. Петербургский историк Е. В. Анисимов в результате изучения документов Тайной канцелярии выявил значительное число процессов, возникших по доносам крепостных на своих господ. При этом масса изветов были чистой ложью, доведенных до отчаяния холопов.

«Среди документов Московской конторы тайных розыскных дел за 1734-1737 годы нет ни одного, в котором упоминался бы П. Д. Филатьев или кто-то из его дворни, — пишет Евгений Акельев. — Вместе с тем 26-летний Иван Осипов, сын крестьянина деревни Болгачиново Осипа Павлова, включен в ревизскую сказку, поданную в1748 году изростовской вотчины П. Д. Филатьева. Иными словами, Иван Каин во время второй ревизии душ еще оставался крепостным Петра Филатьева.

Таким образом, эпизод «Автобиографии» об освобождении Каина от крепостной зависимости в результате справедливого доноса на господина пока не находит документального подтверждения». Более того, будучи сыщиком и доносителем Сыскного приказа, у Каина были деловые, а возможно даже и дружеские, отношения с Петром Филатьевым и его дворовыми людьми. Сохранились документы о покупке Ванькой у купца лошадей.

Личностью Ванька Каин был неординарной, выделяясь из толпы московских воров своей изобретательностью. Когда его банда задумала ограбить один богатый дом, то Ванька провел сначала разведку, запустив, в окруженный высоким забором двор, пойманную за углом курицу. Пока ловили живность, Ванька внимательно изучил все ходы-выходы и замки. Ночью казенка — глухая комната, где обычно хранили все ценности, несмотря на на заборы, замки и бдительных сторожей, оказалась ограбленной. В очередной раз, спасаясь от погони, Ванька и его дружки бросили украденное в большую лужу у приметного дома. Чтобы среди бела дня вытащить краденное, пришлось прибегнуть к хитрости.

На следующий день можно было наблюдать привычную для Белокаменной картину. Посреди огромной грязной лужи застряла роскошная карета с отвалившимся колесом. Наряженная барыней сообщница мошенников на глазах зевак хлестала по щекам и бранила своих нерасторопных слуг. Выудив пожитки и поставив на место колесо, Каин и его люди укатили восвояси. Хотя некоторые историки говорят, что Каин предпочитал красть в одиночку, занимаясь карманными кражами.

Историк Анисимов высказал предположение, что Ванька Каин бедокурил из-за своей азартной натуры. Как иначе объяснить его авантюры, где нет никакой корысти. Например, завести в заснеженное поле приказчика, да пустить его по морозу без портков. Обмазать дегтем надерзившего ему подъячего (по-нашему говоря, мелкого чиновника), освободить колодника и заковать в его цепи караульного солдата. Переодевшись посыльным в офицерский гвардейский мундир, Ванька прибыл в один монастырь, чтобы с помощью подложного указа освободить монашку, которая нарушила обет и вышла замуж, за что ее арестовали. Вообще-то Каин любил щеголять по городу в сюртуке, шляпе и перчатках. На пальце сверкал «перстень серебряной вызолоченой с одним большим алмазом», который Каин выиграл у помещика, отставного аудитора московского флота Василия Афанасьевича Милюкова. В кармане вора-карманника кроме платка находилась копия сенатского указа о том, что ему следовало оказывать «вспоможение».

После объявления манифеста императрицы Елизаветы Петровны о прощении преступников, 28 декабря 1741 года Ванька Каин явился с повинной в Сыскной приказ и предложил свою помощь в поимке прежних товарищей. На протяжении семи лет Ванька Каин являлся штатным доносчиком. По подсчетам историка Евгения Акельева, всего с декабря 1741 года по конец 1748 года, пока Каин состоял на службе, было арестовано, осуждено и сослано на каторжные работы 69 московских воров. Официальный доноситель Сыскного приказа собирал у себя в доме людей «разных чинов» для игры в карты и кости на деньги, посещал трактиры и прочие злачные места, чтобы разузнать кто «какой человек» и получить информацию о готовящихся преступлениях.

Несмотря на развратный образ жизни Ваньки Каина, который «жил блудно» со многими женками, как вдовами, так и замужними, москвичи часто приглашали его крестить детей. Состоятельные и именитые горожане не стеснялись приглашать его в свой дом на чай. Наподобие «братков» образца 1990-х годов, Ванька Каин жертвовал деньги монастырям. В его опочивальне висела икона Иоанна Милостивого — видимо, его святого покровителя.

Читайте также: Ганс Гросс превратил следствие в науку

Первая ошибка Ваньки, когда он выполз из своего убежища, в конце концов, обернулась в его пользу. Последняя, возможно, стоила ему жизни. Посаженный на хлеб и воду за ложный донос, Каин, уже отвыкший от подобного обращения, допустил промах. Он начал свидетельствовать как на своих сообщников на чиновников Сыскного приказа и оговорил многих высокопоставленных взяточников.

Смертную казнь Каину и его ближайшему подручному Шинкарке заменили наказанием кнутом. Приговоренным ворам вырвали ноздри и поставили клейма: литеру «В» — на лбу, букву «О» — на левой, а букву «Р» — на правой щеке. Сосланный в Прибалтику Каин, скорее всего, не ломал дикий камень и не возил его в тачке на строительство дамбы. За наличные он покупал расположение тюремного начальства и на досуге баловался литературой — писал или диктовал свои мемуары. Кстати, никто из названных на следствии Каином московских чиновников вместе с ним на каторгу не отправился. Дело рассыпалось за недоказанностью. Показательная и очень знакомая история.

Источник фото: mensby.com

Каин | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |

Ванька-Каин - знаменитый московский вор и сыщик первой половины 18 векаВанька-Каин - знаменитый московский вор и сыщик первой половины 18 века

Ванька-Каин — знаменитый московский вор и сыщик первой половины 18 века

Ванька-Каин (Иван Осипов, 1718 — после 1756) — знаменитый вор, разбойник и московский сыщик, ставший легендарным героем воровских приключений и удальства.

Биография

Сын крестьянина села Иваново (позднее относилось к Ростовскому уезду Ярославской губернии), принадлежавшего купцу Филатьеву. Родился в 1718 году и 13-ти лет от роду был привезён в Москву, на господский двор. Обокрав своего господина, Ванька-Каин бежал из господского дома, был схвачен и возвращён обратно. За донос на своего барина Ванька-Каин получил свободу и попал в воровской притон «под Каменным мостом». После целого ряда смелых похождений в Москве, отправился на Волгу, где примкнул к понизовой вольнице и разбойничал в шайке известного атамана Михаила Зари.
В конце 1741 года, Ванька-Каин вновь очутился в Москве, явился в Сыскной приказ и объявил, что он, Ванька, сам вор, знает других воров и разбойников, не только в Москве, но и в других городах и предлагает свои услуги к их поимке. Предложение Ваньки-Каина было принято, ему было присвоено звание доносителя сыскного приказа, в распоряжение его дана была военная команда. Выдавая и ловя мелких воришек, он укрывал крупных воров; преследуя раскольников, вымогал у них деньги; открыл в своём доме игорный дом; не останавливался и перед открытым грабежом. Весь Сыскной приказ, начиная с членов приказа и кончая мелким писцом, был у него на откупу и потворствовал его проделкам. Под покровительством Ваньки-Каина число беглых, воров, мошенников, грабителей увеличивалось в Москве с каждым днём. Это скопление огромного числа людей, живших воровством, грабежом, а иногда и убийствами, должно было, наконец, выразиться общественным бедствием.

И действительно, весною 1748 года начались в Москве повсеместные пожары и разбои, наведшие ужас и на Петербург. В паническом страхе жители Москвы выбиралась из домов, выезжали из города и ночевали в поле. В Москву послан был с войском генерал-майор Ушаков, под председательством которого была учреждена особая следственная комиссия. Во время трёхмесячного существования этой комиссии, Ванька-Каин продолжал мошенничать и грабить, но уже не так свободно, как прежде; явились новые деятели, которые ему не потворствовали. К тому же он столкнулся с сильной в то время сектой скопцов. Команда Ушакова, предупреждая поджоги, ловила всех подозрительных людей и приводила их не в сыскной приказ, а в комиссию. Благодаря этому стали мало-помалу раскрываться проделки Ваньки-Каина. Убедившись, что вся московская полиция была в заговоре с ним, преемник Ушакова, генерал-полициймейстер Алексей Татищев, ходатайствовал об учреждении по делу Ваньки-Каина особой комиссии. Комиссия эта просуществовала с июня 1749 года по июль 1753 года, когда дело Ваньки-Каина передано было в сыскной приказ, весь личный состав которого за это время переменился. В сыскном приказе дело тянулось до июля 1755 года. Ванька-Каин был приговорён к смертной казни, но, по указу Сената, наказан кнутом и послан в каторгу, сначала в Рогервик, а потом в Сибирь.

В литературе

Вскоре после ссылки Ваньки-Каина появились его жизнеописания в нескольких редакциях, под различными заглавиями; жизнеописания эти выдерживали много изданий, даже в XIX веке. Первоначально появилась: «О Ваньке-Каине, славном воре и мошеннике, краткая повесть» (1775), краткий безграмотный рассказ, перепечатанный впоследствии под заглавием: «История Ваньки-Каина со всеми его сысками, розысками и сумасбродного свадьбою» (СПб., 1815 и 1830).

Более подробный рассказ появился под заглавием «Обстоятельная и верная история двух мошенников: первого — российского славного вора… Ваньки-Каина, со всеми его сысками, забавными разными его песнями и портретом его; второго — французского мошенника Картуша и его сотоварищей» (Матвей Комаров, СПб., 1779 и позже). Многие песни были известны в народе под именем Каиновых; последней из них по времени считается знаменитая песня «Не шуми, мати, зелёная дубравушка». Песни эти включил в свой роман о Ваньке-Каине Матвей Комаров. Многие из них явно литературного происхождения. Уже из романа Комарова эти песни перешли в анонимную автобиографию Ваньки-Каина при позднейшей переработке; при этом количество песен с каждым изданием менялось от 54 до 64.

Большой интерес представляет жизнеописание Ваньки-Каина, изданное в виде автобиографии, хотя из архивных данных известно, что Ванька-Каин писать не умел. Автобиография эта, отличающаяся чисто народным пошибом, издана была под заглавием: «Жизнь и похождения российского Картуша, именуемого Каином, известного мошенника и того ремесла людей сыщика, за раскаяние в злодействах получившего от казни свободу, но за обращение в прежний промысел сосланного вечно в Рогервик, а потом в Сибирь. Писана им самим при Балтийском порте, в 1764 г.» (СПб., 1785, с приложением песен; под другим заглавием, 1788 и М., 1792). Жизнеописание Ваньки-Каина в этой последней редакции, по изданию 1785 года перепечатано, без песен, Григорием Книжником (Г. Геннади), под заглавием: «Жизнь Ваньки-Каина, им самим рассказанная» (СПб., 1859), а с приложением песен — Бессоновым, в «Собрании песен П. В. Киреевского» (вып. 9, Москва, 1872).

Лубочной переделкой этой последней редакции является «История известного пройдохи Ваньки-Каина и постигшего его наказания» (М., 1858; 2-е изд. М., 1870). Лубочные сочинения о Ваньке-Каине и роман Комарова пользовались в XVIII веке особенным успехом у купечества, позже они спустились в мещанскую и частично в крестьянскую среду.

Ванька-Каин — не только сыщик-грабитель; он воплощает в себе и тип народного мошенника, разудалого добра молодца. Он не только грабит, но и забавляется, не только хоронит концы, но и глумится над полицией; речь он держит прибаутками, сказками да присказками, душу отводит в песне. Литературный образ в значительной мере ассимилировался с французским разбойником Картушем.

Ванька-Каин — Википедия

Ва́нька-Ка́ин (Ива́н О́сипов, 1718 (1718) — после 1756) — знаменитый вор, разбойник и московский сыщик, ставший легендарным героем воровских приключений и удальства.

Биография

Сын крестьянина села Иваново (позднее относилось к Ростовскому уезду Ярославской губернии), принадлежавшего купцу Филатьеву. Родился в 1718 году, в 13 лет переехал в Москву к владельцу деревни. Обокрав своего господина, Ванька Осипов бежал из господского дома, но вскоре был схвачен и возвращён обратно. За донос на своего барина, к которому подкинули труп солдата, Ванька-Каин получил свободу и попал в воровской притон «под Каменным мостом», где жил известный дворянин — вор Болховитинов. После целого ряда смелых похождений в Москве Ванька отправился на Волгу, где примкнул к понизовой вольнице и разбойничал в шайке известного атамана Михаила Зари.

В конце 1741 года Ванька-Каин вновь оказался в Москве, где в Сыскном приказе объявил, что он является вором и знает других воров и разбойников, не только в Москве, но и в других городах и предложил помощь в их поимке. Предложение Ваньки-Каина было принято, ему было присвоено звание доносителя сыскного приказа, в распоряжение его дана была военная команда. Ванька выдавал и ловил мелких воришек, но укрывал крупных воров; преследуя раскольников, вымогал у них деньги; открыл в своём купленном в московском Зарядье доме игорный дом; не останавливался и перед открытым грабежом. Большинство служащих Сыскного приказа, от членов приказа до мелких писцов, были у него на откупе и способствовали ему. Под покровительством Ваньки-Каина число беглых, воров, мошенников, грабителей увеличивалось в Москве с каждым днём.

Это скопление огромного числа людей, живших воровством, грабежом, а иногда и убийствами, в конце концов выразилось общественным бедствием. Весною 1748 года начались в Москве повсеместные пожары и разбои, наведшие ужас и на Петербург. В паническом страхе жители Москвы выбирались из домов, выезжали из города и ночевали в поле. В Москву послан был с войском генерал-майор А. И. Ушаков, под председательством которого была учреждена особая следственная комиссия, действующая 3 месяца. Во время существования этой комиссии, Ванька-Каин всё равно продолжал свою преступную деятельность, но уже не так свободно, как прежде. Тем временем появлялись новые деятели, которые уже не способствовали ему. К тому же он столкнулся с сильной в то время сектой скопцов. Команда Ушакова, предупреждая поджоги, ловила всех подозрительных людей и приводила их не в сыскной приказ, а в комиссию. Благодаря чему и стала раскрываться преступная активность Ваньки-Каина. Убедившись, что вся московская полиция была в заговоре с ним, преемник Ушакова, генерал-полициймейстер А. Д. Татищев, ходатайствовал об учреждении по делу Ваньки-Каина особой комиссии. Комиссия эта просуществовала 4 года с июня 1749 по июль 1753 года, когда дело Ваньки-Каина передано было в сыскной приказ, весь личный состав которого за это время сменился. В сыскном приказе дело длилось еще 2 года до июля 1755 года, когда Ваньке был вынесен приговор к смертной казни, но, по указу Сената, заменен наказанием кнутом и ссылкой на каторгу, сначала в Рогервик, а потом в Сибирь.

В литературе

Вскоре после ссылки Ваньки-Каина появились его жизнеописания в нескольких редакциях, под различными заглавиями; жизнеописания эти выдерживали много изданий, даже в XIX веке. Первоначально появилось: «О Ваньке-Каине, славном воре и мошеннике, краткая повесть» (1775), краткий безграмотный рассказ, перепечатанный впоследствии под заглавием: «История Ваньки-Каина со всеми его сысками, розысками и сумасбродного свадьбою» (СПб., 1815 и 1830).

Более подробный рассказ появился под заглавием «Обстоятельная и верная история двух мошенников: первого — российского славного вора… Ваньки-Каина, со всеми его сысками, забавными разными его песнями и портретом его; второго — французского мошенника Картуша и его сотоварищей» (Матвей Комаров, СПб., 1779 и позже). Многие песни были известны в народе под именем Каиновых; последней из них по времени считается знаменитая песня «Не шуми, мати, зелёная дубравушка». Песни эти включил в свой роман о Ваньке-Каине Матвей Комаров. Многие из них явно литературного происхождения. Уже из романа Комарова эти песни перешли в анонимную автобиографию Ваньки-Каина при позднейшей переработке; при этом количество песен с каждым изданием менялось от 54 до 64.

Большой интерес представляет жизнеописание Ваньки-Каина, изданное в виде автобиографии, хотя из архивных данных известно, что Ванька-Каин писать не умел. Автобиография эта, написанная народным слогом, была издана под названием: «Жизнь и похождения российского Картуша, именуемого Каином, известного мошенника и того ремесла людей сыщика, за раскаяние в злодействах получившего от казни свободу, но за обращение в прежний промысел сосланного вечно в Рогервик, а потом в Сибирь. Писана им самим при Балтийском порте, в 1764 г.» (СПб., 1785, с приложением песен; под другим заглавием, 1788 и М., 1792). Жизнеописание Ваньки-Каина в этой последней редакции, по изданию 1785 года перепечатано, без песен, Григорием Книжником (Г. Геннади), под заглавием: «Жизнь Ваньки-Каина, им самим рассказанная» (СПб., 1859), а с приложением песен — Бессоновым, в «Собрании песен П. В. Киреевского» (вып. 9, Москва, 1872).

Лубочной переделкой этой последней редакции является «История известного пройдохи Ваньки-Каина и постигшего его наказания» (М., 1858; 2-е изд. М., 1870). Лубочные сочинения о Ваньке-Каине и роман Комарова в XVIII веке были особенно популярны среди купечества, а через некоторое время популярность дошла и в мещанскую и частично крестьянскую среду.

Ванька-Каин — не только сыщик-грабитель; он воплощает в себе и тип народного мошенника, разудалого добра молодца. Он не только грабит, но и забавляется, не только хоронит концы, но и глумится над полицией; речь он держит прибаутками, сказками да присказками, душу отводит в песне. Литературный образ в значительной мере ассимилировался с французским разбойником Картушем.

Ваньке-Каину посвящена историческая пьеса драматурга Константина Скворцова «Ванька-Каин»[2]. Он является персонажем романа В. Пикуля «Слово и дело».

См. также

Примечания

Библиография

  • Исследование о Ваньке-Каине по архивным материалам Есипова в сб. «Осьмнадцатый век», П. Бартенева, т. III, М., 1869.
  • Мордовцев Д. Ванька Каин, Исторический очерк, журн. «Древняя и новая Россия», 1876, Ї 9—10 и отд.; 2-е изд., СПБ., 1887
  • Сиповский В. В. Из истории романа XVIII в. (Ванька Каин), «Известия Отд. русск. яз. и словесности Ак. наук», т. VII, кн. 2, СПБ., 1902, стр. 97—191
  • Сиповский В. В. Очерки по истории романа, т. I, вып. 2 (XVIII в.), СПБ., 1910 (здесь же и библиография)
  • Шкловский В. Матвей Комаров — московский житель. — М., 1929.
  • Эмин Ф., Курганов Н., Комаров М., Новиков И. Ванька Каин. — М.: Эксмо, 2008. — 640 с. — 4000 экз. ISBN 978-5-699-30261-1
  • Акельев Е.В. Повседневная жизнь воровского мира Москвы во времена Ваньки Каина. — М.: Молодая гвардия, 2012.

Источники

Ссылки

Ванька-Каин Википедия

Ва́нька-Ка́ин (Ива́н О́сипов, 1718 (1718) — после 1756) — вор, разбойник и московский сыщик, ставший легендарным героем воровских приключений и удальства.

Биография[ | ]

Сын крестьянина села Иваново (позднее относилось к Ростовскому уезду Ярославской губернии), принадлежавшего купцу Филатьеву. Родился в 1718 году, в 13 лет переехал в Москву к владельцу деревни. Обокрав своего господина, Ванька Осипов бежал из господского дома, но вскоре был схвачен и возвращён обратно. За донос на своего барина, к которому подкинули труп солдата, Ванька-Каин получил свободу и попал в воровской притон «под Каменным мостом», где жил известный дворянин — вор Болховитинов. После целого ряда смелых похождений в Москве Ванька отправился на Волгу, где примкнул к понизовой вольнице и разбойничал в шайке известного атамана Михаила Зари.

В конце 1741 года Ванька-Каин вновь оказался в Москве, где в Сыскном приказе объявил, что он является вором и знает других воров и разбойников, не только в Москве, но и в других городах и предложил помощь в их поимке. Предложение Ваньки-Каина было принято, ему было присвоено звание доносителя сыскного приказа, в распоряжение его дана была военная команда. Ванька выдавал и ловил мелких воришек, но укрывал крупных воров; преследуя раскольников, вымогал у них деньги; открыл в своём купленном в московском Зарядье доме игорный дом; не останавливался и перед открытым грабежом. Большинство служащих Сыскного приказа, от членов приказа до мелких писцов, были у него на откупе и способствовали ему. Под покровительством Ваньки-Каина число беглых, воров, мошенников, грабителей увеличивалось в Москве с каждым днём.

Это скопление огромного числа людей, живших воровством, грабежом, а иногда и убийствами, в конце концов выразилось общественным бедствием. Весною 1748 года начались в Москве повсеместные пожары и разбои, наведшие ужас и на Петербург. В паническом страхе жители Москвы выбирались из домов, выезжали из города и ночевали в поле. В Москву послан был с войском генерал-майор

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о