Том платц сейчас – Тому Платцу сейчас 61 – как выглядит легенда?

Содержание

Тому Платцу сейчас 61 – как выглядит легенда?

Том Платц – легенда бодибилдинга и пауэрлифтинга, атлет, который застал как «золотую эру» так и успел посоревноваться между молодыми атлетами на закате своей карьеры. Большинство поклонников бодибилдинга помнит Тома за его настойчивость, волю к победе и конечно же большие ноги, что стали символом и визитной карточкой спортсмена.

Том Платц в наши дни — мне уже за 60?

Молодым, культуриста помнит много телезрителей, но как Том Платц выглядит сейчас? Ведь атлету в наши дни уже исполнился 61 год, а это серьезный возраст. Что делает звезда «золотой эри» бодибилдинга сейчас, чем занимается, в какой форме находится в нынешнее время это мы и попытаемся сегодня выяснить.

Знакомство с бодибилдингом

Том Платц сейчас с радостью вспоминает эти моменты. Знакомство культуриста с железом и занятиями в зале начались уже в 6 лет, когда парня отправили в аптеку, где он увидел журнал о бодибилдинге, в котором большие, накаченные парни держали на руках красивых и привлекательных девушек. С того момента Том сказал себе, что хочет стать таким же.

Еще в 9 лет он загорелся мечтой о калифорнии, свисающих на руках девченках, пляжах и красивой жизни, серфингу, крутых машинах. И тут отец купил ему набор весов с тренажером в 50 кг. Каждый день после обеда Том с его отцом выполняли различные упражнения на купленном тренажере, так все и начиналось.

Так же смотрите: Как выглядит Кевин Леврони в наши дни

Чем бодибилдинг являлся для Тома Платца в начале карьеры, по ее ходу, чем считается сейчас? Как рассказывает сама легенда, то после того, как он переехал в Калифорнию жизнь его резко поменялась. Он до обеда тренировался с парнями в зале, а после приема пищи они все шли на пляж загорать, ведь в то время не было соляриев и кремов, приходилось заблаговременно готовиться.

Семейная жизнь Тома Платца: наши дни

Том Платц сейчас находится в браке с гавайкой, девушкой по имени Ча. Гавайский народ очень дружелюбный, у них семейные ценности находятся на 1 месте. У американцев нормальным считается, когда мужчина полностью сосредоточивается на бизнесе и зарабатыванию денег, как бы семья должна это понять.

Но у гавайцев это так не работает. Как говорит Платц, мы забыли для кого работаем и зачем. Отношения с супругой у них замечательные. Тома и его жену в последнее время посещала одна мысль попробовать устроить некий эксперимент и изменить место пребывания из Санта-Моники переехать в Аризону.

Тому не смог долго продержаться при температуре за 40 градусов, и это в тени и переехал в Ньюпорт-Бич. За тем и родня Платца (брат и сестра) вернулись так же в Калифорнию. Общих детей Платц и его жена не имеют, хотя у Ча есть дети от предыдущего брака. И как подшучивает Том, его семья – это чудесные питомцы Банка и Мантра.

Чем сейчас занимается Том Платц

В данный момент Том Платц является партнером и работает во благо компании Fit4Sale. В прошлом культурист и бодибилдер занимается продажами спортивного инвентаря и оборудования, что развозится по всему миру. Его к

force-man.ru

антропометрия, программа накачки сильных ног

Легендарный атлет по прозвищу «Беркут» и «Квадробатя» запомнился любителям тяжелого спорта как обладатель огромных ног и монументальной фигуры. Он задал моду на развитие нижней части корпуса и детализированный рельеф квадрицепсов. Но в 80-е г. судьи оценивали параметры тяжеловесов по другим критериям. В профессиональной среде считалось, что чересчур накаченные бедра нарушают симметрию и пропорциональность.

Воспоминания детства

Tom Platz родился в Оклахоме в 1955 г. в семье военного. О раннем детстве известно мало. Атлет вспоминает, что силовой спорт навсегда вошел в жизнь в 10 лет. Он листал журнал и увидел фигуру Дэйва Драппера.
Юноша говорил:

«При виде спортсмена я перестал дышать. Затем пошел к отцу и уверенно заявил, что хочу стать как Дэйв Драппер. Папа ответил, что я могу делать все что хочу, но только должен окончить колледж».

С того дня Дэйв стал кумиром мальчика. Позже портретную галерею над кроватью дополнила фотография Арнольда Шварценеггера. Так случилось, что их жизненные дороги пересеклись, и Том до сих пор общается с Арнольдом. К сожалению, Драппер уже ушел из жизни.
 

Моя жизнь – бодибилдинг

Миссию тренера взял на себя отец. Он проштудировал все интервью Джо Вейдера, составил программу, оборудовал мини-зал в гараже и скрупулезно выполнял все рекомендации знаменитого атлета. Хорошая начальная подготовка в будущем позволила парню в Калифорнии работать в зале рядом с крутыми качками и набираться у них опыта. Там же начинающий атлет познакомился с Арнольдом.

Том вспоминает:

«Он тренировался 2 раза в день ежедневно за исключением воскресенья. Я так не мог — мне хватало 4 дней. Я благодарен ему, что он помог мне поверить в себя».

А вам слабо

В сравнительном позировании кандидаты в чемпионы условно начали делиться на 2 категории: Том Платц и другие. Современный Геракл в разы превосходил соперников по объемам, сепарации и мощи бедер. Но была и другая сторона медали. Брюки приходилось шить на заказ, а индивидуальный пошив стоил дорого. В окружении Тома все привыкли к тому, что он частенько появлялся в тренировочном костюме даже на торжественных мероприятиях.

Зрители соревнований громко восторгались формами культуриста, что подвигло других качков равняться по параметрам с любимцем публики. Возможно, всех убедил факт, что однажды силач свободно присел со штангой весом 238 кг 23 раза. В это время в моду входили не только огромные квадрицепсы как у Тома, но и широченные плечи Ли Хейни. Тела культуристов стали напоминать квадратные фигуры роботов-трансформеров. Жаль, что к этому времени карьера Беркута близилась к закату.

Молодой Том Платц

Молодой Том Платц

Успехи

В 1978 г. состоялось премьерное выступление Беркута на любительском чемпионате мира. Парню досталось призовое место. На следующий год решил повторить прошлый успех на

«Мистер Олимпии», но поднялся только на 8-е место. В 1980 г. он пробует силы на Гран-при Пенсильвании. Результат — 10-я позиция. Самым удачным оказался 1981 г. — на самом крутом турнире Америки Том получил бронзу. Дальше события складывались не в его пользу.

В 1984 г. на этом же соревновании Беркут спустился на 9-е место, в 1985 г. — на 7-е, на следующий год показал 11-й результат. По мнению экспертов, причиной спортивных неудач были перекаченные ноги. Судьи считали, что мощные квадрицепсы дисгармонировали с верхней частью торса. Однако, отсутствие золотых медалей и титулов на профессиональных турнирах никак не сказывались на славе.

Год Соревнования Место
1978 Чемпионат Мира любительский 1 в категории Средний вес
1978 Чемпионат Мира любительский 1
1979 Мистер Олимпия 8 в категории до 90,7 кг
1980 Чемпионат мира Про 2
1980 Гран При Пенсильвания 10
1980 Ночь чемпионов 12
1980 Мистер Олимпия 9
1981 Мистер Олимпия 3
1982 Мистер Олимпия 6
1984 Мистер Олимпия 9
1985 Мистер Олимпия 7
1986 Мистер Олимпия 11
1987 Детройт Про 6

Антропометрические данные

  • При росте 173 см;
  • его
    вес на соревновании
    составлял 98 кг;
  • вес в межсезонье не превышал 102 кг;
  • по неофициальным данным объем ног Платца доходил до 77 см.

Адские тренировки ног Тома Платца

Такие объемы нарастить помогла экстремальная система, которую он перенял у тяжелоатлетов. Базовая программа строилась на приседаниях.

Спортсмен всегда считал, что именно приседы со штангой, расположенной ближе к затылку – ударное упражнение для развития низа корпуса.

Он вешал на гриф по шесть дисков с двух концов весом 20 кг и глубоко приседал до полного мышечного отказа. Затем снимал по одному блину и снова повторял. Том работал до тех пор, пока не оставалось 2 утяжеления. В общей сложности получалось больше сотни раз. Еще он мог присесть 100 раз без отдыха с весом 100 кг на плечах.

После массированной нагрузки болела каждая мышца. Но на алтарь спорта было положено слишком много, чтобы снизить темпы. Кроме того раз в 2 месяца парни устраивали «мальчишник» и соревновались в приседаниях. За все время лишь однажды качок встретил соперника, который опередил его на 2 раза.

Платц заявлял:

«Забудьте о тренинге с тяжелыми весами и минимальными повторами. Чтобы стимулировать крупные мышцы, нужны интенсивные приседания с умеренно большими снарядами и многократными дублями».

Тренировка Тома Платца

Тренировка Тома Платца

Том Платц сейчас

После 50 лет у спортсмена поменялось мировоззрение и приоритеты. Семья и бизнес потеснила культуризм.

Беркут признался:

«Я увидел, что вокруг меня огромный мир и только моя целеустремленность отгораживает его от меня».

После ухода из большого спорта силач снимался в кино, где играл гангстеров и сыщиков. Ему всегда доставались роли второго плана. Он любит шутить, что с его внешностью на роли положительных героев можно не рассчитывать.

После приобретения фитнес-клуба, чтобы удержать клиентов, Платц брал под опеку перспективных новичков и сам их тренировал. Несколько последних лет культурист работает в Международной ассоциации и дает мастер-классы. Еще он партнер бренда Fit4Sale, продающего оборудование для оснащения залов, параллельно занимается сбытом спортивного питания.

Том Платц в видео формате

Читайте также, о великолепном Лу Ферриньо →;
Жизнь и карьера легенды бодибилдинга Ларри Скотта →

bodybuilding-and-fitness.ru

Том Платц: фото, видео и антропометрия

Том Платц (Tom Platz)Том Платц (Tom Platz)

Томас Стивен Платц, американский культурист, легенда бодибилдинга, родился 26 июня 1965 года, штат Оклахома. Начал заниматься культуристом с 10 лет, на книжках великого Джо Вейдера. Выступал часто с семинарами, где очень искренне и честно рассказывал про себя, про свои тренировки.

Многократный участник конкурса «Мистер Олимпия», лучшее достижение в 1981 году, где он занял 3 место. После окончания карьеры культуриста, занялся съемками в кино и тренерской деятельностью.

Антропометрия: соревновательный вес 98 кг, рост 173 см, объем бедра 77 см.

Том Платц в социальных сетях:

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Том Платц (Tom Platz)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

pumpmuscles.ru

Том Платц » Фатальная энергия

Одно из последних больших интервью Тома Платца

Молодым, культуриста помнит много телезрителей, но как Том
Платц выглядит сейчас? Ведь атлету в наши дни уже исполнился 61 год, а это серьезный
возраст. Что делает звезда «золотой эри» бодибилдинга сейчас, чем занимается, в
какой форме находится в нынешнее время это мы и попытаемся сегодня выяснить.

Том Платц сейчас находится в браке с гавайкой, девушкой по
имени Ча. Гавайский народ очень
дружелюбный, у них семейные ценности находятся на 1 месте. У американцев нормальным считается, когда
мужчина полностью сосредоточивается на бизнесе и зарабатыванию денег, как бы
семья должна это понять.

Но у гавайцев это так не работает. Как говорит Платц, мы
забыли для кого работаем и зачем. Отношения с супругой у них замечательные.
Тома и его жену в последнее время посещала одна мысль попробовать устроить
некий эксперимент и изменить место пребывания из Санта-Моники переехать в
Аризону.

Тому не смог долго продержаться при температуре за 40
градусов, и это в тени и переехал в Ньюпорт-Бич. За тем и родня Платца (брат и сестра)
вернулись так же в Калифорнию. Общих детей Платц и его жена не имеют, хотя у Ча
есть дети от предыдущего брака. И как подшучивает Том, его семья – это чудесные питомцы Банка и
Мантра.

Том Платц: биография

Том родился 26 июня 1955 года и вырос в штате Оклахома. Начиная с самого детства, он активно занимался спортом. И причем именно бодибилдингом. Родители не были против такого увлечения и даже поощряли его. На день рождения родители подарили ему набор бодибилдера и книгу с методикой тренировок. Этот подарок изменил его жизнь.

Каждый день он упорно занимался тренировками, следуя инструкции, не пропускал ни одного занятия и полностью изменил свой рацион питания. На тот момент его кумиром был знаменитый спортсмен Дэйв Дрепер. И Том старался во всем на него походить.

По счастливому стечению обстоятельств Том переезжает в Калифорнию, где ему абсолютно случайно приходится жить рядом с домом Дрепера. Он был несказанно рад, когда обнаружил знаменитый зал, где тренировался Дэйв. Долгожданная встреча со спортсменом развеяла оставшиеся сомнения насчет будущей карьеры. Спустя какое-то время Том Платц знакомится с легендой бодибилдинга — Арнольдом Шварценеггером, который становится его первым тренером.

Будущее бодибилдинга

Том признается, что не оставил тренировки и до сих пор посещает спортзал. По его мнению, на сегодняшний день современные атлеты занимаются бодибилдингом исключительно ради славы и денег. В его годы это было абсолютно по-другому. Данным видом спорта занимались только из-за любви к нему, а не ради получения несметных богатств. Все спортсмены напоминали большую и дружную семью. И это несмотря на то, что во время соревнований они были конкурентами.

Том Платц сейчас с радостью вспоминает эти моменты. Знакомство культуриста с железом
и занятиями в зале начались уже в 6 лет, когда парня отправили в аптеку, где он
увидел журнал о бодибилдинге, в котором большие, накаченные парни держали на
руках красивых и привлекательных девушек. С того момента Том сказал себе, что
хочет стать таким же.

Еще в 9 лет он загорелся мечтой о калифорнии, свисающих на
руках девченках, пляжах и красивой жизни, серфингу, крутых машинах. И тут отец
купил ему набор весов с тренажером в 50 кг. Каждый день после обеда Том с его
отцом выполняли различные упражнения на купленном тренажере, так все и
начиналось.

Так же смотрите:Как выглядит Кевин Леврони в наши дни

Чем бодибилдинг являлся для Тома Платца в начале карьеры, по
ее ходу, чем считается сейчас? Как рассказывает сама легенда, то после того,
как он переехал в Калифорнию жизнь его резко поменялась. Он до обеда тренировался
с парнями в зале, а после приема пищи они все шли на пляж загорать, ведь в то
время не было соляриев и кремов, приходилось заблаговременно готовиться.

История успеха

В 1978 году состоялся первый в жизни Тома Чемпионат Мира по бодибилдингу. Его победа в нем становится первым шагом на пути удачной карьеры. Но в жизни молодого спортсмена были и разочарования. В 1979 году на соревновании «Мистер Олимпия» он занял только восьмое место. И в дальнейшем, сколько бы он ни прилагал усилий для того, чтобы победить в данном соревновании, его преследовали лишь неудачи. Лучший результат — третье место. В 1987 году карьера спортсмена заканчивается после выступления на «Детройт Про».

Но, несмотря на такой результат, Том до сих пор остается весьма популярным спортсменом. Его накачанные ноги и бедра являются его визитной карточкой. Многие атлеты стараются сделать все, лишь бы иметь такие ноги. Но данный факт сыграл роковую ошибку. На всех соревнованиях судьи постоянно снижали баллы из-за таких пропорций.

Также из-за этих форм спортсмену было порой сложно подобрать нужный размер брюк. Ведь на тот момент таких размеров в магазинах просто не существовало. И очень часто ему приходилось обращаться в ателье, чтобы ему сшили брюки по его размеру. Том Платц антропометрические данные имеет следующие: рост — 173 см, вес — 98 кг, объем бедра (по некоторым данным) — 77 см.

Некоторые утверждают, что такие пропорции достались Тому от природы. Но данное мнение является ошибочным. Все это было достигнуто благодаря желанию и ежедневным упорным тренировкам. Не многие выдержали бы такие нагрузки, но Том Платц хотел достичь своей цели.

Высшей точки пьедестала «Мистер Олимпия» Тому достичь так и не удалось. Самый лучший результат за профессиональную карьеру культуриста — бронза в этом престижном турнире. Хотя в любительском чемпионате мира в 1978 году он стал первым.

Тем не менее в памяти поклонников и коллег по спортивному цеху этот парень остался целеустремленным спортсменом, доказавшим, что усилием воли и напряжением сил можно достичь высоких результатов в формировании собственного тела.

И, конечно, многие знали его как дружелюбного, приветливого и общительного парня. Кстати, именно эта открытость стала причиной того, что, выйдя с арены большого спорта, Том попал на киностудию, где снялся в нескольких фильмах. Правда, роли ему доставались специфичные — гангстеров и сыщиков, но он не печалился.

Как сейчас выглядит Том Платц

В данный момент Том Платц является партнером и работает во
благо компании Fit4Sale. В прошлом культурист и
бодибилдер занимается продажами спортивного инвентаря и оборудования, что
развозится по всему миру. Его компания сейчас специализируется на ремонте
старых тренажеров, реконструкцией и дальнейшей продажей уже готовых к
эксплуатации с заменой всех неработающих запчастей тренажеров.

Том Платц говорит, что даже он сам не сможет отличить, после
того как тренажер отремонтированный их компанией поставить рядом с новеньким,
уж очень большое сходство и хорошее качество. А стоимость такого тренажера
ровно в 2 раза меньше, чем нового, вот такую пользу в наше время приносит Том Платц
молодежи.

Еще по теме: Как изменился к старости Пол Диллет

Том Платц находясь на пенсии, не занимается реализацией
спортивного питания только потому, что не является большим поклонником
спортпита. Но как говорит сам культурист, его большинство знакомых, некоторые
после того как повыходили из мест лишения свободы за нелегальное распространение
фармакологии, перешли на продажу спортивного питания.

Том Платц - легенда бодибилдинга

Форме Тома Платца в пенсионном возрасте позавидует
большинство 20-30-летних парней. Конечно объемы не те, масса не та, но
культурист остается достаточно атлетичным и свежим как для своего 61 года.
Сейчас он регулярно посещает тренажерный зал, плавает в бассейне,
придерживается определенного рациона питания.

В одном из интервью, Том Платц сказал, что сейчас приседает
140 кг на 15 раз, и это заслуживает уважения. Параллельно занятиям в
тренажерном зале культурист дает персональные тренировки, готовит спортсменов к
соревнованиям. Он часто выступает на семинарах различного уровня, его
приглашают на спортивные мероприятия, посвященные силовому экстриму и
культуризму. Он активно дает интервью различным журналам, онлайн-изданиям и
видеоблогерам, делится опытом и своими знаниями.

https://www.youtube.com/watch?v=7QEh3sTQuto

Рекомендуем:Каким стал Дориан Йейтс в наши дни

Нередко его можно
увидеть среди приглашенных гостей на Мистере Олимпии. Часто дает критические
высказывания по поводу современного бодибилдинга, называя его не таким, каким
он был раньше, говоря, что атлеты соревнуются и гонятся за деньгами, пичкают
себя фармакологией, строят режимы питания, но забывают о самом главном –
получать удовольствие от бодибилдинга, как это раньше делал том Платц.

sportfitgid.ru

Том Плац — биография и факты из жизни легенды 80-х

Добрый день, читатели моего блога! Сегодня мы поговорим о легенде Золотой эры бодибилдинга, о человеке, который стал не только эталоном для нескольких поколений спортсменов, но и примером настоящего упорства – это Том Платц.

Несмотря на то, что он так и не добрался до вершины «Мистера Олимпии», его пропорции и система тренировок до сих пор обсуждается многими культуристами. В чем же секрет тренировок Платца и чем он заслужил столь высокую популярность в мире «железного» спорта? – Об этом я вам и расскажу в этой статье.

Содержание статьи:

Спортивная карьера и результаты

Интерес к спорту Том проявил еще в детстве, поэтому родители, чтобы поощрить это рвение, купили ему специальный набор отягощений от Джо Вейдера. Заниматься парень начал в возрасте 10 лет, а первым тренером был для него собственный отец, уделявший много времени увлечению сына.

Местом тренировок был обычный гараж, в котором, конечно же, еще не было современных тренажеров – и часто опорой был твердый бетонный пол. Но это не останавливало ни Тома, ни его отца – они ежедневно занимались, тщательно следуя инструкциям из приобретенного набора.

А позже у Платца появилась настоящая мотивация для более усиленных тренировок – он увидел в журнале фотографию Дэйва Драппера. Всего один снимок заставил парня задуматься о том, чтобы посвятить свою жизнь «железному» спорту.

Поэтому, занятия стали еще более усиленными, а со временем Платц переехал в Калифорнию – поближе к своим кумирам и комфортным условиям для тренировок. Кстати, впоследствии оказалось, что он случайным образом поселился в том же районе, где и жил Драппер, – они ходили в один тренажерный зал.

Переломным для Тома стал 1978 год, когда он принял участие в Чемпионате мира по бодибилдингу, который устраивали среди любителей. Он занял первое место – и с этого момента начинается его профессиональная карьера как спортсмена.

С 1979 по 1986 год он «штурмовал» турнир «Мистер Олимпия», но так и не смог занять первое место. Лучшим результатом является третье место в 1981 году. Платц признается, что именно «Олимпия» являлась для него своего рода наваждением – он настолько желал получить заветный приз, что даже заранее заготовил специальную коробку для его хранения.

Почему же такой спортсмен, как Платц, не смог занять первое место на культовом для всех атлетов турнире? – Об этом расскажу далее.

День ног – мой любимый день!

Человек, незнакомый с «железным спортом», может озадачиться тем, почему же Платц столь известен, если так и не сумел завоевать титул «Мистера Олимпии»? А ответ очень прост – спортсмен является обладателем по-настоящему мощных ног, которые поражали своими размерами – объем бедра составлял 77 см!

Таких объемов тогда не достигал ни один бодибилдер! И на тот момент эти пропорции считались отклонением от эталонных – именно по этой причине судьи занижали итоговые оценки Тома.

Несмотря на это, его ноги многие спортсмены признали идеальными – как тогда, так и сейчас. К тому же, многих победителей «Олимпии» уже попросту не помнят, а Том остается на слуху уже у нескольких поколений бодибилдеров.

Как спортсмену удалось достичь столь впечатляющих результатов? – Конечно, многое зависело от генетики. Как утверждает сам Том, у него было особенное строение мышц, которое удачно подходило для занятий тяжелой атлетикой. Поэтому можно смело утверждать, что у спортсмена были прекрасные исходные данные. Но одного этого мало для того, чтобы достичь успеха в спорте.

Уникальной была и система тренировок, по которой работал Платц. Основное место в ней занимали приседания – кажется, тогда в бодибилдинге существовал некий культ этого упражнения. Об этом говорит хотя бы то, что сам Том устраивал домашние соревнования по приседаниям среди знакомых культуристов. Конечно же, в этом упражнении равных ему не было!

Многие спрашивали у Тома, чем же его тренировка ног отличалась от других, и есть ли какой-то секрет, позволяющий нарастить такую внушительную массу?

Секретов как таковых не было, но были некоторые нюансы, делающие такую тренировочную программу по-настоящему тяжелой и эффективной:

  • одна тренировка является высокоповторной, другая – «тяжелая», направленная на увеличение рабочих весов;
  • приседания следует делать до полного отказа мышц;
  • с весом в 240 кг Платц делал 23 повторения;
  • сама тренировка не должна длиться дольше часа;
  • тяжелая тренировка проводилась дважды в месяц, а не каждую неделю, как делают многие другие спортсмены.

Конечно, такая программа подойдет далеко не каждому атлету, ведь мы помним о том, что у Платца изначально была хорошая генетика, давшая ему мощные мышцы ног.

Сочетание этого фактора и упорства спортсмена позволило ему приседать с 286 кг на 15 раз, а также просто удерживать на прямых ногах вес в 225 кг в течение 10 минут. И это при том, что сам Платц весил 98 кг!

Объемы ног принесли культуристу не только мировую славу, но и некоторое неудобство, которое заключалось в сложности подбора одежды – брюки подобрать было невозможно! Поэтому первое время Платц вынужден был ходить в тренировочных штанах даже в ресторан, ведь пошив одежды на заказ был довольно недешевым.

Чем занимается легенда бодибилдинга в наши дни

Думаю, многие спортсмены не удивятся тому, что Платц до сих пор ходит в тренажерный зал и уделяет много времени тренировкам. Ведь для него, как и для большинства культуристов, спорт – это неотъемлемая часть жизни.

Как говорит сам Платц: «Тренажерный зал – это мой дом». О том, что спортсмен и сейчас находится в отличной физической форме, свидетельствуют и его фото в сети.

Кроме того, после завершения карьеры в бодибилдинге, Платц заинтересовался съемками в кино, где чаще всего играл детективов или гангстеров. Ему нравился сам процесс съемок, поэтому то, что роли эти были второго плана, его совершенно не смущало.

И, конечно же, спортсмен основал собственный фитнес-центр и активно занимается тренерской деятельностью вместе со своей женой.

Делитесь этой статьей со своими друзьями в соцсетях! Не пропускайте тренировки! До скорых встреч!

bodibilding-free.ru

Интервью с Томом Платцом на bodybuilding.com, 2009

  

   Дэвид Робсон: Сколько тебе лет? Ты все еще достаточно молод, чтобы вернуться? Фанаты бы очень этого хотели.

   Том Платц: Мне 53. И на самом деле многие, многие люди и компании по производству добавок общаются со мной и хотят знать, не вернусь ли я. Вопрос для меня был очень серьезный, и я примерно год думал об этом. Обсуждал это с женой: «Окей, милая, что думаешь по этому поводу, чтобы я снова вошел в форму?» (смеется).

   Я знаю, что для этого нужно, и думал об этом очень серьезно, даже начинал действовать в этом направлении, и в этот момент PROPTA (прим. переводчика: профессиональная тренерская ассоциация) вышла на меня, и я понял, что смогу реализовать мои таланты там в большей степени.

 

   Дэвид Робсон: Т.е. возвращение на сцену не стоит в твоей повестке дня?

   Том Платц: Нет, я не думаю, что это было бы самым правильным решением, даже если речь идет о выступлениях просто на выставках. Я лучше буду помогать Флексу Льюису, Декстеру Джексону или Джею Катлеру.

 

   Дэвид Робсон: Ты нацеливаешься сейчас на более альтруистические цели? Становясь старше, сильнее ощущаешь, что тебе нравится отдавать знания людям?

   Том Платц: Думаю, что, может быть, этот процесс начинается после 50. Ты задумываешься, что ты можешь вложить, и как ты можешь применить свои таланты.

   Все, чему я научился в жизни, я научился в зале. Как ставить цели и идти к ним, как добиваться выполнения задачи, даже когда все вокруг говорят, что сделать это невозможно.

   Фотоальбом Тома Платца в нашей группе в ВК

 

   Дэвид Робсон: Как ты сейчас выглядишь? Ты все еще упорно тренируешься?

   Том Платц: Ну, очевидно, что я не тот бодибилдер с весом за 100кг, которым меня помнят на протяжении моей карьеры (я весил от 101 до 108 кг в зависимости от сезона). Сейчас вес уже не тот. Я легко могу набрать больше 90кг, и я это делал в 1995.

   Каждые 10 лет задумываешься о возвращении, но я решил приложить свои силы в другом направлении. Прямо сейчас я вешу 81кг. По сравнению с 80-ми, временем моего расцвета, я сейчас экстремально легкий.

   Я понимаю это, и если бы я задумал возвращение, то набрал бы 9 кг достаточно быстро. Помню, в прежние времена ты заходил в зал худым, и уже через несколько месяцев подрастал.

 

   Дэвид Робсон: Говоря гипотетически, если бы ты начал ходить в зал и упорно тренироваться с завтрашнего дня, то предположительно набрал бы 9кг качественной массы за, скажем, 6 месяцев?

   Том Платц: 7 месяцев. Я уже просчитал это. За 7 месяцев я могу войти в прекрасную форму для гостевого позирования. Не знаю насчет соревнований.

   Соревновательный бодибилдинг – это ведь не гольф. В гольфе ты можешь вернуться в преклонном возрасте, если у тебя еще есть удар и сохранились необходимые моторные навыки. Кстати, все старые звезды гольфа, вроде Джека Никлауса, тренируются с отягощениями. Это часть их расписания и позволяет восстановить мышечную ткань.

   Они не бьют по мячу, как раньше, когда им было 35. Но когда обычный парень возвращается к соревновательному бодибилдингу в возрасте более 50 лет, то низ спины не выглядит так, как это было у него двадцатилетнего. Тут тяжелее, потому что это спорт, основанный на визуальном восприятии.

 

   Дэвид Робсон: И это спорт, очень сильно зависящий от судейства. Люди – поклонники и судьи – зачастую обращают пристольное внимание на малейший дефект, имеющийся у выступающего.

   Том Платц: Помню, когда я порвал свои бицепсы, всеобщее внимание было приковано именно к ним, а не к моему общему состоянию.

 

   Дэвид Робсон: Ты всегда был известен благодаря своим ногам. Но определенно, по крайней мере, по моему мнению, ты был очень хорошо сбалансированным атлетом с прекрасными спиной, грудью, плечами и прессом. Тебя когда-то расстраивало, что тебя часто выделяли, как атлета с одной, развитой до невероятной степени частью тела?

   Том Платц: Знаешь, это забавно. Во-первых, для меня большая честь быть чем-то отличающимся от других атлетов моей эры, когда я выступал, как профессионал. Для меня большая честь и удовольствие удостоиться такого комплимента.

   Я был знаменит своими ногами; пытался уменьшить их, когда в 80-х меня за это критиковали Вейдер и другие люди. Я тренировал ноги меньше, но они еще больше росли; конечно, это был эффект периодизации.

   Меньше акцентируясь на ногах в 80-х, даже до такой степени, что я их вовсе не тренировал в месяц, предшествующий выступлению, я в итоге наблюдал, что они становились больше, детализированней, четче; они были почти, как стальные канаты с сечкой. Невероятная штука.  

 

   Том Платц: В интернете сейчас есть фото Лу Ферриньо и меня, смотрящихся в зеркало; оно было сделано, когда я вернулся из европейского тура, и выглядит, словно я вернулся домой из тура, смотрю в зеркало и говорю: «Бог мой, что это за мышцы?».

   Это честь, что меня помнят в таком качестве. Я никогда не планировал, что будет так; обычно ты не планируешь такие вещи. Были времена, когда я понимал, что не имею надлежащего баланса, что мои ноги в первую очередь привлекают внимание. Забавно, когда я гуляю по пляжу с женой и кто-то кричит: «Крутые ноги!», а жена говорит мне: «Это они не о моих ногах, дорогой» (смеется).

 

     Дэвид Робсон: Это может быть хорошо или плохо, в зависимости от контекста. Ты думаешь, что тебе снижали оценки из-за того, что в понимании судей твои ноги были слишком большими? Судьи не рассматривали твою фигуру целиком из-за того, что ноги отвлекали на себя внимание?

     Том Платц: Все вышеперечисленное возможно; весьма субъективный момент – кто должен выиграть соревнования. И это зависит от множества вещей, как ты знаешь. Из них некоторые – объективные, а некоторые – субъективные. Но со всеми судьями у меня были очень хорошие отношения.

    Я проводил гостевые позирования по приглашению всех судей Олимпии много раз, по всему миру. После Олимпии 1981, когда выиграл Франко, а все считали, что я мог бы стать одним из победителей, наряду с Дэнни Падиллой и Роем Календером, но я проиграл конкурс, я стал еще популярней, чем ты только можешь представить.

     Все хотели видеть меня на сцене; они хотели видеть мои ноги, слышать музыку. Все судьи с Олимпии позвали меня в свои страны по нескольку раз.

     Я всегда хотел получить первое место на Мистер Олимпия, получить этот трофей. У меня даже специальный кабинет был сделан для трофеев. Но я бы никогда не променял то, что я получил, те дружеские отношения, которые у меня создались, то признание, которое ко мне пришло, когда я проиграл Олимпию, на победу на этом конкурсе. Я бы не отдал все это за статуэтку Сандова.

 

     Дэвид Робсон: Однако, выиграй ты Олимпию, твоя карьера пошла бы другим путем.

     Том Платц: Когда смотришь в прошлое, то все возможности кажутся 50/50. Если бы я победил, то могло бы быть так: «Ну вот еще один парень, который добился самого важного титула в 1981 году». Существует много людей, которые куда талантливее меня, и у них гораздо меньше известности.

     Они побеждали на Олимпии, и делали это по праву, но не получили той известности и карьерных возможностей, которые получил я, проиграв.

 

     Дэвид Робсон: Твои личные качества явно сыграли роль в твоем успехе.

     Том Платц: Должны были. Я соревновался и впервые выступил на Мистер Америка в 1976. Они там проводили интервью среди участников.

     Предполагалось, что атлеты будут говорить с судьями о делах в мире и о жизни. Им надо было понять, как ты будешь представлять бодибилдинг на ТВ, как ты будешь вести себя, если они выберут тебя Мистером Америка. Я бы хотел увидеть, что этот подход снова возродился.

 

 

     Дэвид Робсон: Чтобы качества, о которых ты упомянул, были также важны при принятии решений судьями, как это было в 70-х? Может ли поведение и мироощущение участника влиять на его место на конкурсе; хоть и не в прямую, но влиять на оценки судей?

     Том Платц: Ваше поведение и мироощущение очень важны. Я понял, чего не нужно делать. Я приведу тебе несколько примеров. Я узнал, что когда ты не выиграл конкурс, то не нужно по этому поводу переживать; нужно прекратить все время думать об этом. Такое у меня мнение.

     Например, когда Ментцер попал в подобную ситуацию с Арнольдом на Олимпии 1980, ему было очень горько. Он был великим чемпионом; я многому научился от Майка, который был хорошим другом, да покоится он с миром. Но та горечь, которую он удерживал в душе по этому поводу, определенно не была здоровым явлением.

   Рон Тойфел, с которым я сразился на Мистер Америка 1978 в Цинциннати. Ожидалось, что он выиграет. Он был очень расстроен и ушел со сцены разъяренным. И кого ты думаешь, они отправили на Мистер Вселенная? Меня.

     Еще одним моментом, который я усвоил, было то, что когда ты на сцене, то должен принять решение судей, как подобает спортсмену, каким бы оно не было. В 1981 выиграл Франко; я протянул руку и поздравил его. Спорный вопрос, кто выиграл.

 

     Дэвид Робсон: Кажется, на твою долю выпало немало спорных решений судей. Мистер Олимпия 1981, в особенности, является ярким примером, когда ты мог бы выиграть конкурс. Тебя должно было разозлить, что решения судей не выглядели честными, особенно в твоем отношении.

     Том Платц: Конечно. На сцене я поднял руку Франко, пожал ему руку и поздравил его. А в раздевалке я дубасил по стене (смеется). Я был расстроен, но когда находился перед представителями медиа, то думал о том, что говорить, и как правильно поступить.

     Я думаю, что Франко должны были поставить на место немного ниже, а меня немного выше. Франко – великий чемпион, и для меня честь быть здесь сегодня. Вот что я говорил.

     Это не было дипломатией, политическими заявлениями, которые я действительно планировал. Я просто считал, что так будет правильнее сделать. И сказать тебе по правде, это положительно сказалось на моей карьере. Бодибилдинг сослужил мне хорошую службу за многие годы, и продолжает служить.

 

     Дэвид Робсон: Не многие участники принимали решения судей, подобные тем, что были на Олимпии 1981, таким же образом.

     Том Платц: На спортивных состязаниях часто можно увидеть, что люди злятся. И я от них не отличаюсь. После Олимпии 1980, когда выиграл Арнольд, и было много людей, недовольных этим решением, я пришел в офис к Арнольду и сказал: « Эй, я занимаюсь бодибилдингом из-за тебя. Я переехал в Калифорнию, потому что ты вдохновил меня. Я просто хочу, чтобы ты знал мою позицию».

     Я действительно хотел быть с ним честным, и чтобы все знали, что я чувствую по этому поводу. Ты хочешь преуспеть, все хотят преуспеть, это весьма эгоистичный вид спорта.

     Но одним из моментов, который ты понимаешь, когда становишься старше, Дэйв, это то, что ты не можешь добиться успеха в одиночку. Если бы не Вейдер, судьи и промоутеры соревнований, Джим Лоример и все остальные люди, участвующие в этом, у меня бы не было карьеры. Так что, иными словами, мы сильнее, когда мы вместе, и я был создан из той сокровенной любви и страсти, которую я питаю к бодибилдингу.

 

      Дэвид Робсон: В австралийской документалке «Возвращение» перед конкурсом Мистер Олимпия 1980 ты говоришь, что Арнольд выиграл бы это шоу без сомнений. Конечно, его победа там была спорной. Глядя назад, ты считаешь, что победа Шварценеггера была справедливой?

      Том Платц: Арнольд был очень хорош. Это все равно, что Мохаммед Али вернулся бы на ринг (когда он еще был в форме): тяжело проиграть, учитывая с каким благоговением отнеслись бы к нему судьи.

     Также и для Арнольда в бодибилдинге было бы сложно проиграть, если он находится в относительно хорошей форме. Да, победа была спорной, но решения судей всегда спорны. Ему было бы сложно проиграть в связи с тем вкладом, который он внес в этот спорт. Я это ожидал и понимал.

     Не то чтобы я был рад не победить сам. Я осознал и признал решение судей. За годы соревнований было много хорошего. Но, как я говорил, Олимпию я никогда не выиграл. Было бы прекрасно получить этот титул. Но я думаю, что многое зависит от выбранного вами отношения к этим моментам.

 

 

     Дэвид Робсон: Как показывает история, ты был одним из самых популярных бодибилдеров всех времен, и до сих пор это так. Какие другие части твоего тела, ты считаешь, были хороши? Во время разговора ты часто упоминал о развитии своих ног. Что еще в твоей фигуре было впечатляющим, по-твоему?

     Том Платц: Когда выступаешь, соревнуешься, всегда думаешь о том, чтобы стать лучше. Ты хочешь сегодня быть лучше, чем вчера, но хуже, чем завтра. Сейчас я смотрю на фото прошлых лет и думаю, что был не так уж плох (смеется). Но когда ты соревнуешься, то всегда думаешь, что мог бы стать лучше.

     Мне кажется, что у меня было прекрасное развитие груди. Спина, определенные части моей спины были очень хороши. Голени и пресс — тоже. Думаю, что моей слабой частью, если я должен определить именно ее, были, скорее всего, руки. Я должен был действительно стараться и создать стратегию для тренировки рук. И они улучшались со временем, но это не были руки Арнольда. Но с Франко они могли соперничать, я тебе скажу.

 

     Дэвид Робсон: Было ли развитие твоих рук обусловлено генетической слабостью, или это результат травмы?

     Том Платц: Я бы сказал, что это связано с генетикой. Я не вышел из утробы с сечкой на ногах, например. Она появилась в результате тяжелой работы и большого количества приседаний. В 70-х я был вдохновлен тяжелоатлетами, и работа в стойке для приседаний почти стала для меня отдельным видом спорта.

 

     Дэвид Робсон: Многие люди критиковали Арнольда из-за Олимпии 1980, и продолжают делать это до сих пор. Связано ли это с тем, что он выиграл этот конкурс, и что его высокий статус сам по себе преувеличивает любые спорные моменты, к которым он имеет отношение?

     Том Платц: Конечно. Арнольд – это продукт, это имя, а любому, находящемуся в центре внимания, тяжело не подвергнуться критике. Каждый что-нибудь скажет, выскажет мнение. Кто-то мне сказал однажды: «Когда стреляешь по индейкам в лесу, выбирай ту, у которой самая длинная шея».

     Наиболее популярный человек в бодибилдинге или другом спорте всегда привлекает множество людей, желающих его покритиковать. И важно то, как он будет с этим справляться. Думаю, любой атлет, да и вообще любой человек, который находится в центре внимания, имеет определенную обязанность, ответственность держать себя в руках, и порой это тяжело, потому что хочется вступить в перепалку.

     В бизнесе и в жизни я обнаружил, что моя истинная сила происходит от того, что я призадумываюсь, прежде, чем реагировать на что-то. В жизни это срабатывает. Будьте терпеливы, когда злитесь, и отвечайте только когда успокоитесь. Арнольд, конечно же, сталкивался со всем этим за прошедшие годы в связи с тем, что он сделал и чего достиг.

 

     Дэвид Робсон: Т.е. нужно отступить и оценить ситуацию, прежде чем принимать решение?

     Том Платц: Да, но например, на футбольном поле ты должен реагировать немедленно. Но в жизни, прежде чем приходить в бешенство и бросать слова, которые уже не вернешь назад, подумай сначала.

     Тяжело реагировать на проигрыш. Это очень трудно, ведь мы все хотим быть победителями. Я рад, что за все те прошедшие годы принял именно те решения, которые принял. Я до сих пор общаюсь с Арнольдом и Франко. Франко – это человек, к которому я питаю все возможное уважение, мы видимся по разным поводам и вспоминаем былые дни.

 

     Дэвид Робсон: Что стало для тебя величайшим моментом в течение твоей профессиональной карьеры бодибилдера и почему?

     Том Платц: Вау, было много классных моментов. Тут я должен упомянуть Олимпию 1981 и еще Олимпию 1986. На ней я занял место похуже, это был мой последний год выступлений. Произошло так по множеству причин.

     Но прием, который мне оказали на сцене – это было, как будто все зрители находились на сцене вместе со мной, и мы дополняли друг друга. На каждое движение, которое я делал, публика соответственно отвечала. В тот раз у меня было 5 или 6 вызовов на бис. А ведь это не было гостевым позированием, это были соревнования.

     Именно тот вечер 1986 года стал самым памятным среди всего того количества выступлений, которые были у меня на сцене Олимпии, да и в любом другом месте. Помню я сходил со сцены после всех этих выходов на бис, и Арнольд посмотрел на меня, словно говоря: «Что это происходит, Том?». Это было, как будто общение без слов.

     Это то, чем является позирование: вы рассказываете свою историю публике. А публика – часть этой истории; люди знали, что я собираюсь уходить из соревновательного бодибилдинга после этого.

     Они видели это из моих поз, моих жестов. А я гнал одну позу за другой: БАМ, БАМ. Как будто по груше лупил. Люди прониклись этим, прониклись моментом и проживали его вместе со мной: мы были на одной волне. Для любого исполнителя на сцене, если он пережил такое хоть раз в своей жизни, это уже будет счастьем.

     Я бы отдал 30 лет жизни за еще один такой вечер. И речь не о деньгах или карьере, речь о чувствах – вот почему ты выходишь на эту сцену. Это как голод, который нужно утолить.

 

      Дэвид Робсон: Таким образом, получается, что для тебя самое важное – это ощущение момента. Вот что подталкивает тебя выкладываться по-максимуму.

     Том Платц: Да, и как я уже говорил, вы должны быть актером, дипломатом, бизнесменом и атлетом. Все 4 функции должны в вас присутствовать. К такому выводу я пришел, наблюдая за Зейном, Ментцером, Арнольдом и всеми остальными.

 

     Дэвид Робсон: На Олимпии 1986 ты, в определенном смысле, выказывал свое уважение публике?

     Том Платц: Да, и отдавал им назад то, что они дали мне. Это было энергией, которой публика подпитывала меня все эти годы. Они дали ее мне, а я отдал ее им обратно.

 

 

     Дэвид Робсон: На этих соревнованиях ты позировал под песню “Ride like the Wind”. Почему ты так часто использовал этот трек?

     Том Платц: Это забавно, но я стал известен по этой песне. Кристофер Кросс, “Ride like the Wind”. Я всегда под нее выступал, независимо от того, что еще использовалось.

     В 1986 я использовал эту музыку в начале выступления, как люди и ожидали. Но потом сделал переход на “Twist and Shout” Beatles. А этого публика не ожидала: они посходили с ума, так и было задумано.

 

     Дэвид Робсон: Правильно ли будет сказать, что на Мистер Олимпия 1981 ты вышел в своей лучшей форме?

     Том Платц: Да, я с этим согласен. Баланс и все остальное были идеальными. Я смотрелся в зеркало перед выходом и думал: «Боже ты мой…». И это пугало меня, сводило меня с ума. Борозды на ногах были такие глубокие…

      В том году все было четко рассчитано по времени. Я заходил в зал и сразу получал великолепную накачку. Это был один из тех годов, когда все срабатывало, как надо. А началось все с негативной ситуации: были разорваны отношения с моей невестой. Но я откинул весь негатив и сосредоточился на позитиве.

     Я был даже излишне позитивен. Должен признать: я позировал во всех странах как свободного, так и несвободного мира.

     Несколько лет я был почти как Beatles. Везде, где я появлялся, сотни и сотни людей приходили на семинары. Я везде побывал в том числе и с гостевыми позированиями. Их было много, но я безмерно наслаждался процессом; у меня остались очень, очень теплые воспоминания о тех годах.

 

     Дэвид Робсон: Ты был одним из первых, кто стал проводить семинары крупномасштабно?

     Том Платц: Да, это так, и вот как это получилось: Арнольд ушел из соревновательного бодибилдинга и передал эту эстафету мне. Он сказал мне, что хочет заниматься съемками, продюсированием, режиссурой и политикой. И он ушел. Эстафетная палочка перешла ко мне. Просто никто больше не хотел с ней бежать.

     У меня было прошлое, связанное с бизнесом, соответствующее образование. Я знал, что смогу продвинуть себя на рынке, как продукт. И вот, Арнольд передал мне эстафету. Все остальные хотели оставаться в зале и тренироваться. А я хотел путешествовать по свету, выходить на сцену каждый вечер и представлять собой то, о чем я мечтал, и это работало.

     Эту дверь открыл Арнольд. И я должен сказать тебе, что я не был самой одаренной личностью, не был парнем с самыми большими мышцами или с самой узкой талией, но никто больше не захотел воспользоваться этой возможностью, сделав такие занятия своей профессией.  

     В свое время, в 80-е, мне бы хотелось, чтобы был кто-то с моим опытом, кто мог бы помочь мне. В некотором смысле ребята вроде Зейна и Арнольда являлись таковыми людьми. Я был тогда юным. И я до сих пор молод. Когда я вижусь с Арнольдом, Дрейпером, Зейном и Эдом Корни, всем им уже по 60 да по 70 лет, а мне 53 года.

 

     Дэвид Робсон: Каково сейчас встречаться с твоими коллегами из бодибилдинг-прошлого?

     Том Платц: Я чувствую себя при этом, словно мне 20 лет. Это освежает прекрасные воспоминания, поверьте мне. Это волнующие моменты. Я просто обожаю быть среди всех этих парней из прошлого. Это как встреча одноклассников.

 

     Дэвид Робсон: Насколько я понимаю, на занятия бодибилдингом тебя в значительной степени вдохновило фото Дэйва Дрейпера?

     Том Платц: Да, верно, ты хорошо подготовился. Это была картинка Дэйва Дрейпера, где на каждой руке у него сидело по девушке, и еще по одной было у каждой его ноги.

 

     Дэвид Робсон: Кто еще вдохновил тебя?

     Том Платц: Арнольд, конечно. Арнольд, Франко и Дрейпер были главными вдохновителями. Франко, потому что он был низкорослый, как и я. А Арнольд потому, что занял место Дрейпера. Дрейпер всегда был более духовным, его тянуло заниматься работой с деревом, в то время, как Арнольд появился тут, чтобы заниматься бизнесом.

     Оба они оказали большое влияние на меня. Арнольд хотел побеждать, завоевывать титулы, а Дрейперу просто хотелось быть самим собой, заниматься деревом. Я не отношусь ни к одному из этих типажей, но определенно ценю естественную чистоту Дрейпера; в то же время мне нравится рабочая этика и отношение к успеху, которые присущи Арнольду. Я стремился обладать качествами их обоих, они оба меня учили.

 

     Дэвид Робсон: Фото тебя, Арнольда и Дрейпера, сделанные в 70-е Артом Зеллером, были великолепны.    

     Том Платц: Да, Арти Зеллер сделал все эти фото. Я знал Арти долгое время, прежде чем он покинул нас. Однажды я сказал Арти: «Ты хоть понимаешь, скольких людей ты вдохновил своим искусством?».

     Если бы не фото Арти, особенно те, сделанные в Голдс Джим, я бы никогда не сказал своем отцу, когда мне было 9 лет (я показал ему фото Дрейпера), что когда вырасту, хочу заниматься этим же спортом. Это Арти и все эти парни дали мне эту энергию и эту жизнь. Вот почему я занимаюсь тренерской деятельностью.

 

     Дэвид Робсон: При всей той массе талантливых бодибилдеров, присутствующих на сцене сегодня, у людей все еще сохраняется большой интерес к тому, что могут сказать такие люди, как ты. Атлеты «золотой эры» бодибилдинга привлекают внимание множества поклонников.

     Том Платц: Невозможно отрицать, что сейчас на сцене много талантливых спортсменов. Но в то же время, есть интерес к ретро, при чем во всех областях. Это как с машинами: Камаро, Челленджер и Мустанг.

     Друзья из моего зала часто приглашают меня на вечеринки в стиле 80-х, а, как ты знаешь, 80-е были моей эрой. У меня в шкафу до сих пор хранится одежда из 80-х. Думаю, что определенно к этой эре есть любопытство и интерес. Я получаю большое количество писем по электронной почте, и во многих случаях они от людей 20-30 лет.

     Зачастую меня удивляет – как же вы узнали о моей карьере, если вам только 20 лет? Я ушел из соревновательного бодибилдинга, когда вас еще на свете то не было. Но они знают все, что касается моей истории. И это один из полезных моментов существования интернета.

 

     Дэвид Робсон: Насколько ты связан с бодибилдингом сейчас?

     Том Платц: Еще прежде, чем я подался в профессиональный бодибилдинг, мой отец (а он оказал определенное влияние на мою жизнь) сказал мне (тогда мне было около 9 лет): «Ты должен получить образование, прежде, чем ехать в Калифорнию». Уже в 9 лет я собирался ехать в Калифорнию!

     Он взял с меня обещание, что я сначала получу диплом. Так я и сделал. Так что, когда я ушел из соревновательного бодибилдинга в 1986, то зарождавшиеся в то время тренерские организации проявили ко мне интерес из-за моего имени и моего образования.

     В дальнейшем это привело ко множеству вещей: за 15-16 лет я стал профессором в одной организации. Но в итоге я отошел от преподавательской деятельности и пошел работать в область, о которой я ничего не знал.

     В жизни у меня следующая стратегия: ты будешь расти только в зоне, где тебе некомфортно. Это как в зале. Когда тебе некомфортно, а ты, например, делаешь подход приседаний, и тебе надо сделать 50 повторов, а ты пока что осилил 30, а на спине у тебя 180кг, и надо выжать еще 20 повторений – вот тогда, делая их, ты будешь расти.

 

     Дэвид Робсон: Если ты прижат к стене, то тебе некуда двигаться, кроме как вперед.

     Том Платц: Точно — либо двигайся вперед, либо упади и умри, третьего не дано. Этому я научился в зале и применил ко многим аспектам в своей жизни: когда в последние 3-4 года я был связан с автомобилями, финансами и банковским бизнесом, мне действительно пришлось снова учиться; мне было некомфортно, но все это были моменты, в которых мне очень хотелось разобраться.

     Этот бизнес был очень выгоден до недавнего момента, когда наступил кризис в авто индустрии. Так что я ушел из авто-бизнеса, т.к. он не оправдал моих ожиданий. Но я много узнал о том, как можно применить знания, полученные в зале, в других сферах деятельности.

     Дела у меня шли хорошо, и это очень сильно воодушевляло. Банковское дело и финансы были очень похожи на зал. Люди, с которыми я работал в финансовой области (можешь верить этому или нет) выросли в 80-х на журналах Muscle & Fitness со мной на обложке. Все они знали меня, так что это очень помогало в бизнесе.

    Этот бизнес мне нравился, и я вовсе не хотел из него уходить, но с деловой точки зрения с определенного момента его существования продолжать не имело смысла. Сердцем я хотел остаться, но разум говорил мне, что делать этого не нужно. Так что я ушел из авто-бизнеса.

 

     Дэвид Робсон: Я читал, что однажды ты приседал со штангой 112кг в течении 10 минут. Для обычного человека это немыслимо. Насколько тяжело это было?

     Том Платц: Когда в 70-х я жил в Детройте, то мечтал о том, чтобы уехать в Калифорнию. Но сначала мне нужно было закончить образование. Я там едва сводил концы с концами, но деньги на зал находил всегда.

     Так вот, в зале в Детройте было много прекрасно приседавших атлетов, и занятия в стойке для приседа были почти отдельным видом спорта.

     У меня была определенная схема периодизации, по которой я тренировался. Так, постепенно, я достиг результата в 10 минут непрерывных приседаний с четвертаком (250 фунтов=112кг).

     Такой результат был запланирован, и я должен честно тебе сказать, что я не был лучшим по приседаниям в этой группе спортсменов, но я стал самым известным из них. Хотя парни, с которыми я занимался, были лучше меня, и их результаты были выше, о них нигде не писали, в отличие от меня. Этим я обязан Джо Вейдеру.

 

     Дэвид Робсон: И своему феноменальному развитию ног.

     Том Платц: Конечно. Мои ноги очень хорошо отреагировали на эту тяжелейшую работу. Чем интенсивней я приседал, тем лучшую отдачу я получал. В этом отношении я имел генетическую предрасположенность.

 

 

     Дэвид Робсон: Глядя на твои ноги, которые гораздо больше, чем у твоих коллег (тоже тяжело тренировавшихся), понимаешь, как ты удачлив в этом отношении. Насколько упорно ты должен был работать, чтобы достичь в итоге такого развития?

     Том Платц: Не хочу сказать, что это далось легко, ведь я провел много изнурительных тренировок в стойке для приседа, до такой степени выматывающих, что порой вся жизнь проносилась перед глазами.

     Бывало, что я ложился на пол в старом Голдс Джим на Венис Бич, и сердце билось так быстро, что я не мог ни дышать, ни видеть. Через 5-10 минут я вставал и шел делать следующий подход.

     И это не было полезно для здоровья, но определенно было проявлением великой американской трудовой этики. И мне это нравилось. Я наслаждался тяжелой работой и получением ее плодов.

 

      Дэвид Робсон: У тебя было прозвище «Золотой орел». Каково его происхождение?

      Том Платц: Еще в 1979 и начале 1980 у меня была рекламная колонка в Muscle & Fitness, в которой я рекламировал свой бизнес — почтовую рассылку. Примерно в тоже время я читал книгу «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» и был вдохновлен ей, что и упоминаю в фильме «Возвращение».

       Я подумал, что хоть мне и нравится идея «Чайки по имени Джонатан Ливингстон», но мне не кажется, что «Золотая чайка» будет пользоваться популярностью. Мой отец предложил орла, птицу, для которой нет препятствий, она летает настолько высоко, насколько захочет – символ Америки. И я подумал, что это действительно хороший символ. Так что я использовал его на своей странице почтовой рассылки, которая была в каждом выпуске Muscle & Fitness.    

       Я поместил там этого орла, использовал его, и с этого началось то, что меня начали называть Золотым Орлом. На Мистер Олимпия 1980 в Австралии меня на самом деле объявили как Золотого Орла.

 

       Дэвид Робсон: А слово «золотой» было вставлено потому, что ты жил в Калифорнии?

       Том Платц: Да, и из-за цвета моих волос.

 

       Дэвид Робсон: Глядя на твои фото, и фото других бодибилдеров 70-х и 80-х, очевидно, что бодибилдеры той эры представляли собой что-то уникальное.

       Том Платц: Тогда мы все были разные. Был Арнольд – «Австрийский Дуб», был я – «Золотой Орел», в 60-х был Дэйв Дрейпер – «Блондин Бомбардировщик». И все мы выглядели по разному. Думаю, что в этом состоит частично притягательность той эры.

       Сейчас все выглядят превосходно, но похоже друг на друга. Не видно особой разницы между фигурами. Хотя я со всем уважением отношусь к текущему поколению, оно невероятно; я никогда не думал, что развитие сможет дойти до такой точки.

       Вот один из моментов, которому я научился от Арнольда и Фрэнка Зейна. Помню, после Мистер Вселенная 1978 я пришел в зал, и Фрэнк сказал мне очень серьезно: «Тебе нужно по-настоящему задуматься о продвижении своих ног на рынке».

       Это была идея, которую подал мне Фрэнк, как бизнесмен, о том, как построить свой бизнес в бодибилдинге. И так это все началось.

       Я всегда уважал Зейна за его бизнес-смекалку. Вся его аура, его образ, были тщательно спланированы, разрекламированы и имели маркетинговую поддержку. И с Арнольдом тоже самое. И с такими людьми, как Кэл Шкалак и Майк Ментцер. Майк многому научил меня с точки зрения продвижения себя на рынке. И это то, по чему я скучаю: товарищество и общение всех профи в зале.

 

       Дэвид Робсон: Ты упомянул о степени интенсивности своей тренировки ног. Это относится и к другим частям тела?

       Том Платц: Да. Я применял ту же стратегию также и к другим частям тела, анализировал и изучал, как реагируют красные и белые волокна.

      Арнольд был эктоморфом, высоким стройным парнем, который мог тренироваться 2 раза в день 6 раз в неделю. Когда так пытался тренироваться я, то становился меньше и худее.

 

      Дэвид Робсон: Арнольд, по-твоему, был все-таки эктоморфом или мезоморфом, или комбинацией обеих типов сложения? Я думал, что он больше относится к мезоморфам.

      Том Платц: Думаю, Арнольд был скорее эктоморфом, а я – мезоморфом. Я мог тренироваться интенсивней Арнольда, но делать это должен был реже. Другими словами, 12 разовый тренинг в неделю для меня был бы слишком изматывающим; мне больше подходят тренировки 3-4 раза в неделю с более высокой интенсивностью.  

 

 

Понравилось? Поделись с друзьями!

i-pump.ru

Том Платц. Не в ногах правда

Автор:Антон Доценко
Опубликовано в журнале «Железный Мир №01-02 2013»
Том Платц. Не в ногах правдаНет такого фаната бодибилдинга, который бы не знал, кто такой Том Платц. Все сходятся во мнении, что именно его ноги, без всякого сомнения, лучшие в истории спорта. О том, как же накачать такие «колеса», казалось бы, можно рассуждать долго… только вот Том Платц – это больше, чем навороченные бедра и много мяса. Он в первую очередь личность.

ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР: Том, расскажи, как ты ступил на скользкую дорожку под названием бодибилдинг, кто для тебя был примером в начале этого пути?
Том Платц: С бодибилдингом я познакомился, увидев фото Дэйва Драппера в журнале. Он был сфотографирован на фоне пальм и серферных досок, у его ног сидели роскошные девушки… Знаете, у меня дыхание остановилось. Как говорят у нас здесь: жизнь – не в количестве вдохов и выдохов, а в том, какое количество раз у вас останавливается дыхание от увиденного. Так вот, это был один из тех самых моментов, и было мне 9 лет. Эти снимки, сделанные Артом Зэллером, изменили всю мою жизнь! Я сразу подошел к отцу с журналом в руках и сказал, что хочу быть культуристом! На что отец, в свойственном ему, как военному, приказном тоне, сказал мне: «Хочешь быть культуристом – пожалуйста! Но вначале ты пойдешь в колледж! И будешь первым из Платцев, который получит образование в колледже». На что я ему ответил в свойственной манере сына военного: «Да, сэр!». Вот с того времени Дэйв Драппер и был моим кумиром. Дейв был высокодоходным человеком, который, при всей его любви к бодибилдингу, не любил выступать на соревнованиях, да и вообще не сильно любил быть «популярным». Можно сказать, что кинематограф он оставил потому, что не его это – быть в центре внимания. Куда ближе ему было спрятаться в мастерской с бревнами, из которых он вытачивал скульптуры и мебель, чем сниматься в кино с такими известными звездами, как Шэнон Тейт и Тони Кертисом. И вот тогда, когда Дейв, будучи тем самым «Арнольдом» до самого Шварценеггера, ушел из кинематографа и спорта, мир получил Арнольда Шварценеггера, который был полной противоположностью Дейва. Арнольд, будучи по жизни настоящим Терминатором, начал успешно осваивать индустрию бодибилдинга и кино. И я могу с гордостью сказать, что эти два человека – мои кумиры в лучшем значении этого слова. Как известно, Дэйва Драппера с нами больше нет, а вот с Арнольдом мы поддерживаем отношения и при наличии времени стараемся встречаться где-то раз в месяц в ресторане за ужином.

Ж. М.: Кто стал первым тренером?
Т. П.: Моим первым тренером был мой отец, который, обзаведясь брошюрами Джо Вейдера, тренировал меня в гараже на цементном полу в Питсбурге (штат Пенсильвания). Как сейчас помню, он медленно водил пальцем по строкам и говорил: «Как советует Джо Вейдер… один подход по десять повторов…» Я до сих пор помню, что не имел представления о существовании жимовой скамьи и помню, как локти упирались в бетонный пол, как неудобно это было. Позже, когда решил заниматься бодибилдингом, я переехал в Калифорнию для того, чтобы быть среди лучших и научиться у них быть лучшим. Мы проводили много тренировок вместе с Арнольдом, но, скажу честно, это давалось мне очень тяжело. Он тренировался дважды в день шесть раз в неделю, а мне хватало потренироваться четыре раза в неделю. Но все равно Арнольд оказал огромное влияние на меня, начиная от советов по покупке моего первого дома и заканчивая тем, как нужно вести себя в той или другой ситуации. Но самое главное, чему научил меня Арнольд, – это верить в себя, а это самое важное! Если вы в себя не будете верить, в вас никто не поверит!
Ж. М.: Если коснуться денежного вопроса, сколько ты зарабатывал и тратил на занятия бодибилдингом в 80-е?
Т. П.: Сколько стоила подготовка, я уже и не вспомню, да мы и не особо считали. Помню только, что когда стоял выбор, заниматься ли мне бодибилдингом или чем-то другим, я понял, что бодибилдинг для меня будет наименее затратным занятием. Так как помимо спорта я серьезно увлекался автомобилями и музыкой, обожал сцену, своих слушателей, фанаток… Жизнь рок-звезды – это по мне! Но нужно уметь адекватно оценивать свои способности: у меня не было какого-то особенного таланта в музыке, а затраты на музыкальные инструменты или автозапчасти были гораздо выше затрат на занятие спортом.
Я хорошо помню, что в свой первый год IFBB PRO, а это далекий 1978 год, я заработал $40,000, что было очень серьезной суммой, особенно по тем временам. Были сбережения, и стоял вопрос, куда и как инвестировать свои деньги. И тогда мне предложили вложить $20,000 в развитие Gold’s Gym. Я отказался и вместо этого решил купить себе автомобиль «Корвет»! Огромная ошибка с моей стороны. Точно так же один из моих друзей предложил мне вложиться в проект под названием «Старбакс», от которого я тоже отказался. Очередная крупная ошибка.

Ж. М.: Том, какое место в твоей жизни занимает бодибилдинг?
Т. П.: С 9 и до 50 лет моя жизнь – это только бодибилдинг! Я не жил ничем другим, все лето спать не мог в сезон прохождения турнира «Мр. Олимпия»! Кстати, для тех, кто не знает, могу рассказать, что «Олимпия» проводится в конце сентября именно для того, чтобы спортсмены могли вдоволь загореть перед турниром, ведь в то время не было ни грима, ни соляриев.
Только в 50 лет я сказал себе, что сейчас на первом месте в моей жизни семья, а работа и бодибилдинг – потом. Только после полусотни я обнаружил, что вокруг меня, помимо бодибилдинга, целый мир. И сейчас большинство всех своих наград (кубков, медалей, фотографий и подарков) я храню даже не дома, а в специально арендованном месте. Все это хранится для того, чтобы снова не быть окруженным со всех сторон бодибилдингом. Целеустремленность – это хорошо, но ее избыток далеко не всегда ведет к успеху. С детских лет мне так хотелось быть известным спортсменом, что я даже подумывал о том, чтобы переехать в СССР, потому что считал, что у вас там очень ценят хороших атлетов. А считал я так из-за весьма занимательной истории. Норберт Шемански, выиграв золото на Олимпийских играх и вернувшись домой, обнаружил, что его уволили за то, что он слишком долго пробыл на Олимпийских играх, в то время как Василия Алексеева, возвращавшегося с победами, встречали как национального героя со всеми почестями, парады проводили в его честь! Тогда, ребенком, я серьезно задумался, а не переехать ли мне жить в СССР.

Ж. М.: Смог бы ты променять уникальное развитие мышц ног на титул «Мр. Олимпия»?
Т. П.: Я очень-очень хотел стать «Мр. Олимпия»! Столько лет я просыпался по утрам и засыпал по вечерам с мыслью о том, как я стану «Мр. Олимпия»! Я настолько хотел победить, что у меня даже была специальная коробка, в которой я намеревался хранить победную статуэтку! И несмотря на это, я не променял бы то, что я получил от бодибилдинга, на этот титул, так как победа должна символизировать собой все то, что было вам дано, и все, что вы сделали для победы. Я благодарен судьбе за то, что она мне дала, и за ту карьеру в спорте, которую я сделал. Все это я не променяю ни на один титул. Даже на титул «Мр. Олимпия»!
У меня много кубков и побед, дома стоит кубок за титул «Мр. Вселенная», я им очень горжусь. Но я скажу вам, что подхожу и смотрю на него крайне редко, ведь все это всего лишь титулы, кубки и статуэтки. Даже через двадцать лет после того, как я закончил свою карьеру, мне все еще звонили организаторы и просили приехать на соревнования с одной лишь просьбой: чтобы я вышел на сцену и, сняв брюки, показал свои ноги. При этом организаторы меня упрашивали сделать это вне зависимости от того, в какой я форме, с обещанием заплатить столько, сколько я попрошу. На что я всегда отвечаю, шутя, что уже не то время, чтобы я зарабатывал, снимая штаны.

Ж. М.: Почему именно бедра удалось развить до тех размеров, до которых раньше этого никто не мог сделать? Генетика? Целенаправленная работа? Секретная методика?
Т. П.: Думаю, конечно же, в первую очередь – это генетика! Мне кажется, что у меня могла бы сложиться великолепная карьера тяжелоатлета. У меня очень удачное анатомическое строение мышц ног, которое очень благоприятно подходило для тренинга. Секретной методики на самом деле никогда не было, но было много упорных тренировок – 240 килограмм на 23 повторения. В них всегда был один главный, простой, но очень действенный принцип: одну тренировку я обычно проводил в высокоповторном режиме, а вторую, так сказать, «тяжелую». Я никогда не тренировал ноги дольше одного часа. Даже с учетом того, что икры и бицепс бедра всегда тренировал с четырехглавой, а если не укладывался в час, значит, что-то со мной было не то. Что касается кардио, скажу сразу: этот вид нагрузок слишком переоценен. Все, что нужно в накачке ног – это нахождение оптимального объема нагрузки, который ваши мышцы способны вынести. В начале своей карьеры я тренировал ноги дважды в неделю, и это не от большого ума. На пике своей карьеры тренировал их дважды в месяц, и этого, поверьте, хватало сполна.

Ж. М.: Расскажи, пожалуйста, самую курьезную историю, к которой тебя привел размер твоих ног?
Т. П.: Ну с этим много чего связано, я думаю, никого уже не удивишь тем, что крупным спортсменам приходится шить всю одежду на заказ. Но что действительно было смешно – это то, что когда я переехал в Калифорнию, все ходили в коротких шортах, а не так, как сейчас, в длинных. И мне приходилось смазывать бедра с внутренней стороны вазелином для того, чтобы можно было ходить.

Ж. М.: «Олимпия-1981». Пик карьеры – 3 место. Много было разговоров о том, что победить должен был Том Платц, что победа Франко Колумбу досталась только за счет его приближенности к Джо Вейдеру. Расскажи, пожалуйста, про этот турнир.
Т. П.: Первое, что я сделал, – это поздравил Франко с победой. Рики Уэйн из Muscle Builder and Pouer magazine подошел ко мне и, поднеся микрофон к моему лицу, попросил сказать все, что я думаю насчет чемпиона. Как вы понимаете, Рики ждал, что я сейчас выскажу все, что у меня творится внутри. Но я очень спокойно ответил, что Франко должен был занять место пониже, а я повыше… вот и все. Я всегда полагал, что такое спокойное отношение – лучшая реакция в подобных ситуациях. К тому же не нужно забывать, что я пришел в спорт именно благодаря таким людям, как Франко и Арнольд.
Мы мало общались с Франко, у нас была своего рода холодная война, как между СССР и США. Для меня он был тем самым СССР, но я всегда его уважал! И могу понять решение судей, ведь это было возвращение легенды на сцену, хотя мне, конечно же, чертовски хотелось победить. А сейчас мы время от времени созваниваемся и с радостью вспоминаем те времена. Но в 1981-м могли победить Рой Коллендр, Дени Падилья и я. И когда на сцену вышли Джо и Бен Вейдеры, аудитория стала возмущенно кричать и бросать чем попало на сцену, в связи с этим всем пришлось спешно покинуть сцену.

Ж. М.: В чем, на твой взгляд, главная проблема бодибилдинга сегодня?
Т. П.: Сейчас, безусловно, очень много одаренных спортсменов, огромное количество «мяса» на сцене. По мне, так не хватает веры и энергетики, которая бы исходила от спортсмена к зрителю. Мне кажется, соревнования по бодибилдингу стали более пресными, что ли… Вспоминаю, как проходили соревнования по бодибилдингу в наше время. Поверьте, это было нечто: зрители сходили с ума, повсюду были охранники, и действо больше напоминало рок-концерт – сумасшедшая энергетика! А что было со зрителями, когда выходил Арнольд, – это было настоящее помешательство. Я очень сильно верю в силу энергетики и веры в себя!
Спортсмены все больше отдаляются от фанатов: раньше все брали себе прозвища, в которых был отображен внутренний мир каждого, была связь с внешним видом. Например, меня звали Золотой орел, Арнольда – Австрийский дуб, Робби Робинсона – Черный принц. Все было персонализировано, я помню, как мы с удивлением ходили смотреть, как Арнольд, с такой-то мышечной массой, в Санта-Монике мыл машину. А сейчас сложно увидеть спортсменов вне сцены и тренажерного зала, для них сейчас это работа, а для нас это было стилем жизни. Я не хочу говорить, как мой отец, который рассказывал мне в свое время о том, что: «А вот в мое время у нас не было обуви для того, чтобы ходить в школу». Но все же, при всем моем уважении к нынешним чемпионам, я не вижу их любви к спорту и не чувствую ее. Еще одна беда бодибилдинга – это наличие турниров по натуральному бодибилдингу. Я считаю, что это наносит большой вред спорту. Потому что проведение «натуральных» шоу подразумевает, что все остальные удобрены стероидами. А это вне закона, поэтому над бодибилдингом нависло тяжелое облако негодований, ведь нигде не проводятся натуральные велогонки или прыжки в длину без применения стероидов.

Ж. М.: А как тебе новый чемпион Фил Хит и каково мнение о Кае Грине?
Т. П.: Фил Хит очень нравится! Мне кажется, он открывает новую дверь в бодибилдинге, за которой будет стоять гармония, симметрия, пропорции, эстетика, стиль. После его первой победы год назад, я позвонил ему и сказал об этом лично, на что он мне ответил: «Я просто люблю тренироваться». И я его очень хорошо понимаю! Насчет Кая Грина скажу, что у него больше мышц, чем я себе могу представить на одном человеке. Но есть что-то в его манере позирования отталкивающее, что заставляет меня чувствовать себя неудобно, когда он на сцене. Есть что-то в этом позировании, что раздражает меня, что-то дьявольское. Возможно, это намеренно, для того чтобы донести какую-то мысль своим позированием, но я, наверное, этого еще не понял. Может, это потому, что я слишком старомодный… не знаю. Но мне очень нравится то, как Кай говорит. Он разговаривает, как человек искусства, так же, как разговаривал Робби Робинсон. Но его позирование и прическа (смеется. – Примеч. автора) мне очень не нравятся, хотя многим и моя прическа может не нравиться.

Ж. М.: Как ты считаешь, у кого из нынешних спортсменов лучшее развитие мышц ног?
Т. П.: Вот честно скажу: ни разу не задавался этим вопросом! Наверное, все же это Брэнч Уоррен!

Ж. М.: Какова сегодня семейная жизнь Тома Платца?
Т. П.: Женился я на гавайке по имени Ча, гавайцы – очень семейно ориентированный народ, семья у них на первом месте. У нас, американцев, принято полностью погружаться в бизнес, мы считаем, что семья должна это понимать. Вот также, когда я говорю каждое утро с Европой, заключая сделки, все равно я вижу, что у них на первом месте семья. Я считаю, что мы забыли о том, для кого мы работаем, и в этом совершили большую ошибку. У нас прекрасные отношения с супругой. Мы не так давно пытались провести географический эксперимент – сменить место жительства и перебраться из Санта-Моники в Скоттсдейл (Аризона). Но жить при температуре 40 градусов по Цельсию в тени меня надолго не хватило, и мы переехали в Ньюпорт-Бич. Также мои брат с сестрой вернулись со мной обратно в Калифорнию.
Совместных детей у нас с женой нет, у моей супруги есть дети от прошлого брака, так что, можно сказать, что у нас и внуки есть. А так наша семья – это любимые питомцы Мантра и Банка.

Ж. М.: Каким видом деятельности ты занимаешься сейчас?
Т. П.: Работаю в качестве партнера на благо компании Fit4Sale. Мы продаем тренажеры и другое оборудование для тренажерных залов по всему миру. Главной нашей специализацией является полная реконструкция б/у тренажеров с заменой абсолютно всех запчастей. Даже я вам не смогу сказать о разнице между абсолютно новым тренажером и тем, что мы реконструировали. А цена этих тренажеров вдвое меньше новых, к тому же мы даем полную гарантию на них. Почему не занимаюсь продажей спортивного питания? Честно скажу, я не сильно большой поклонник спортивного питания, хотя многие мои знакомые, которые вышли из мест заключения за продажу «химии», стали заниматься именно спортивным питанием. Собственно говоря, с этого и началась индустрия спортивного питания.

Ж. М.: Совет от Тома Платца читателям ЖМ.
Т. П.: Если у вас есть мечта – следуйте ей. Я работал вместе с такими людьми, как Дональд Трамп, много общался с Арнольдом Шварценеггером… И знаете, что отличает их от всех остальных? Это то, что они абсолютно не хотят видеть предела своим возможностям. Пожалуйста, помните об этом! И приложите все усилия, чтобы реализовать свою мечту!Том Платц. Не в ногах правда

Связанные темы

steroid.su

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о