Последствия выстрела снайпера – Find videos, TV shows and movies in high quality

Содержание

Что происходит при огнестрельном ранении (10 фото)

Ударная волна Соприкасаясь с телом пуля порождает ударную волну, распространяющуюся со скоростью 1565 м/с. Затем кинетическая энергия снаряда передается тканям, провоцируя возникновение продолжительных колебаний, разрушающих ткани.

Вы когда-нибудь задумывались над тем, как это — почувствовать огнестрельное ранение? Что происходит с телом, когда пуля пробивает кожу, рвет мышцы, дробит кости? Огнестрельное ранение значительно отличается от любых других видов ран. Входное отверстие моментально окружается зоной некроза, восстановить ткани уже невозможно. И, к сожалению, из года в год шансы нарваться на пулю вырастают даже у обычного человека..

Двойной удар

Двойной удар В большинстве случаев пуля не проходит сквозь тело жертвы насквозь. Встретив на пути кость, она начинает рикошетить, нанося еще больший урон.

В большинстве случаев пуля не проходит сквозь тело жертвы насквозь. Встретив на пути кость, она начинает рикошетить, нанося еще больший урон.

Женская доля

Женская доля Женщины, получившие тяжелые ранения, выживают на 14% чаще мужчин. Ученые полагают, что это может быть связано с негативным воздействием мужских половых гормонов на травмированную иммунную систему.

Женщины, получившие тяжелые ранения, выживают на 14% чаще мужчин. Ученые полагают, что это может быть связано с негативным воздействием мужских половых гормонов на травмированную иммунную систему.

Жизнь или смерть

Жизнь или смерть Вероятность выживания после огнестрельного ранения зависит от нескольких факторов. Имеет значение местоположение раны, уровень потери крови и как быстро пострадавшего доставят в больницу. В целом, за последние четверть века при огнестрельных ранениях выживает на 40% больше людей, чем раньше.

Вероятность выживания после огнестрельного ранения зависит от нескольких факторов. Имеет значение местоположение раны, уровень потери крови и как быстро пострадавшего доставят в больницу. В целом, за последние четверть века при огнестрельных ранениях выживает на 40% больше людей, чем раньше.

Выстрел в голову

Выстрел в голову При выстреле в голову пуля пролетает сквозь мозг так быстро, что ткани не рвутся, а будто бы расталкиваются в стороны. Впрочем, результат все равно одинаков.

При выстреле в голову пуля пролетает сквозь мозг так быстро, что ткани не рвутся, а будто бы расталкиваются в стороны. Впрочем, результат все равно одинаков.

Сторона тела

Сторона тела Сторона тела при ранении также имеет большое значение. Выстрел в левую сторону вызывает значительное кровотечение, тогда как ранение правой стороны кровоточит в меньшей степени. Просто здесь более низкое давление.

Сторона тела при ранении также имеет большое значение. Выстрел в левую сторону вызывает значительное кровотечение, тогда как ранение правой стороны кровоточит в меньшей степени. Просто здесь более низкое давление.

Кровотечение

Кровотечение Чаще всего смерть раненного наступает в результате кровотечения, а не в результате самого ранения. То есть, если бы врачи успевали на место происшествия в 100% случаев, то большинство смертей удалось бы предотвратить.

Чаще всего смерть раненного наступает в результате кровотечения, а не в результате самого ранения. То есть, если бы врачи успевали на место происшествия в 100% случаев, то большинство смертей удалось бы предотвратить.

Инфекции

Инфекции Хуже всего будет ранение в живот. Врачам придется очень постараться, чтобы спасти жертву, а затем надежно купировать последствия. Поврежденный желудок, или кишечник начинают распространять инфекцию моментально.

Хуже всего будет ранение в живот. Врачам придется очень постараться, чтобы спасти жертву, а затем надежно купировать последствия. Поврежденный желудок, или кишечник начинают распространять инфекцию моментально.

Траектория

Траектория Выстрел сзади в затылок действительно оставляет человеку шанс выжить. В то же время выстрел в голову с боку гарантированно летален. Это потому, что пуля летящая по прямой траектории обычно разрушает только одно полушарие мозга, а вот выстрел сбоку уничтожит оба.

Выстрел сзади в затылок действительно оставляет человеку шанс выжить. В то же время выстрел в голову с боку гарантированно летален. Это потому, что пуля летящая по прямой траектории обычно разрушает только одно полушарие мозга, а вот выстрел сбоку уничтожит оба.

Ударная волна

Ударная волна Соприкасаясь с телом пуля порождает ударную волну, распространяющуюся со скоростью 1565 м/с. Затем кинетическая энергия снаряда передается тканям, провоцируя возникновение продолжительных колебаний, разрушающих ткани.

Соприкасаясь с телом пуля порождает ударную волну, распространяющуюся со скоростью 1565 м/с. Затем кинетическая энергия снаряда передается тканям, провоцируя возникновение продолжительных колебаний, разрушающих ткани.

Калибр и ранения

Калибр и ранения Ранение пулей калибра 7,62х39мм из АКМ будет менее опасно, чем ранение калибром 5,45х39 — пуля из АК74 начнет кувыркаться при входе в ткани и нанесет гораздо большие повреждения.

Ранение пулей калибра 7,62х39мм из АКМ будет менее опасно, чем ранение калибром 5,45х39 — пуля из АК74 начнет кувыркаться при входе в ткани и нанесет гораздо большие повреждения.

nlo-mir.ru

Никогда не бегай от снайпера…

Никогда не бегай от снайпера…

Говорят, от снайпера бегать бесполезно. Смысла нет, просто умрешь уставшим. Смешно, но очень жизненно.

В данном материале мы постараемся затронуть сразу несколько моментов тренировочной работы среди личного состава определенных подразделений.

Именно тренировочной, потому что эти ребята сами кого угодно научат военным премудростям, да и неоднократно обучали соседей как ближних, так и дальних в качестве инструкторов.

Мы присутствовали на одном из таких занятий, суть которого была весьма проста: выйти отделением в заданную точку, провести рекогносцировку, обнаружить условного противника, обезвредить/нейтрализовать группу солдат.

Никогда не бегай от снайпера…

Это кусочек полигона, на котором разворачивалось это зловещее действо…

Никогда не бегай от снайпера… Никогда не бегай от снайпера… Никогда не бегай от снайпера…

Кстати, на ловца и зверь бежит. В материале про недостатки связи в современной армии я сказал, что как только увижу что-то наше/современное — скажу. Вот, реально увидел эти самые «Арбалеты». Пользуются.

В принципе, все кажется очень просто. Вышли на позицию, осмотрелись, уточнили задачу. Снайперы пошли по своему заданию, остальная группа – по своему. Прошлись для разминки пару-тройку километров, поторчали на полигоне, постреляли холостыми… Вообще, такие тренировки мы уже видели, и не одну.

Никогда не бегай от снайпера… Никогда не бегай от снайпера…

Все дело, естественно, в нюансах.

Никогда не бегай от снайпера… Никогда не бегай от снайпера…
Никогда не бегай от снайпера…

А нюансы заключаются в том, что фактически два-три часа брожения ради двух коротких моментов: первый – заметит группа «мины», или долбанет под ногами (неприятно, сразу скажу, но не смертельно), и кто кого быстрее «спалит».

Вот и вся короткая суть. Перемещения группы выглядят довольно странно и не совсем понятно для неспециалистов. Зигзаги, петли… Я дважды неправильно понимал, куда они рванут, соответственно, был наказан забегом на среднюю дистанцию.

Никогда не бегай от снайпера… Никогда не бегай от снайпера…
Никогда не бегай от снайпера…

«Минное заграждение» на краю «поселка» не заметили. Мы, кстати, тоже, и разместились не в самом удачном месте. «Мины» активировались дистанционно, по проводам, но в такой траве их увидеть было просто нереально, а нам никто как бы не сообщил. 

Никогда не бегай от снайпера…

В общем, первый взрыв «мин» противника мы кое-как еще засняли, а вторым была четко условно уничтожена наша группа снимающих. В смысле, засыпало землей, травой и ветками. Мы находились на склоне ниже, поэтому все и прилетело нам.

А вот бойцы группы, догадавшиеся выслать разведчика, отделались намного легче нас: один условно раненный в ногу осколком. Пока группа вела огневой контакт с условным противником, кто-то поставил дымзавесу (дым весьма неприятный на вкус), бойца оттащили для оказания ему помощи. 

Никогда не бегай от снайпера… Никогда не бегай от снайпера… Никогда не бегай от снайпера… Никогда не бегай от снайпера…

А потом началось все самое интересное, но мы это, как бы помягче сказать, пропустили. Потому что пока штурмовая группа перестреливалась с условным противником, снайперы все это дело обошли, засекли всех вражин и они, вражины, как-то очень быстро закончились.

Маленькая такая война, но со смыслом. На видео все неплохо так получилось, с нашей точки зрения.

Далее были уже серьезные практические занятия. В смысле стрельба боевыми. Был, правда, некий вольный элемент, специально для нас. Арбуз в виде мишени для СВК. Один поставили на обычной дистанции (зря, у нас оптика не достала до него), второй убивали поближе. А для СВД были несколько кочанов капусты. Весьма, кстати, показательно.

Ну а дальше почти как в кино:

Никогда не бегай от снайпера… Никогда не бегай от снайпера… Никогда не бегай от снайпера… Никогда не бегай от снайпера…

Если с первого взгляда: СВК — винтовка одного выстрела. Грохот, земля летит во все стороны, трава… Создается впечатление, что по этому месту после выстрела будут молотить из всего, что дотянется. Потом понимаешь, что если стрелять с 1—1,5 км, оно не так все и страшно.

Никогда не бегай от снайпера…

СВД после СВК смотрится совсем несерьезно.

Никогда не бегай от снайпера…

Результат, правда… Ну а что, не зря она до сих пор на вооружении, не правда ли?

Никогда не бегай от снайпера…

Умеют, что есть, то есть. 

В целом же напоследок стоит сказать пару слов о реальном использовании двух таких разных систем воедино. А неплохо выглядит. СВД позволяет дать по голове всему на средней дистанции, а СВК — на дальней. Плюс попадание такого огурца не всякий транспорт выдержит.

Крепкие ребята. Столько пройти/проползти ради одного-двух выстрелов… Крепкие не только в плане физподготовки, но и в плане нервов. Побегав за ними по холмам и перелескам, понимаешь, что бегать с ними — это одно, а вот бегать от них — совершенно другое. И действительно, смысла нет. Все равно достанут, просто да, умрешь уставшим.

А вообще, они очень такие душевные и спокойные, непробиваемые даже, я бы сказал. Возможно, потому, что сами что угодно пробьют, возможно, так специально подбирают. Но какие есть, эти снайперы.

/Роман Скоморохов, topwar.ru/

army-news.ru

Снайперы: 8 лучших выстрелов в истории

Снайперы: 8 лучших выстрелов в истории

Если бы кто-то сказал вам, что может попасть одним выстрелом в мишень, расположенную от него на расстоянии в 3,5 км – поверили бы? Скорее всего нет. Слишком немыслимой звучит цифра.

Но, если выбросить ее из головы на время и вспомнить о том, что официально зафиксированные рекорды по дальности выстрелов составляют 1367, 1509, 2026, 2500, 2515, 2526, 2657 и с 2707 ярдов, а 1 ярд равен 0,00091 км, то перемножив показатели можно получить цифры, убеждающие в реалистичности подобного бахвальства.

Снайперы: 8 лучших выстрелов в истории

За каждым рекордом стоят конкретные люди:

  • 1367 – 2005 год, Ирак, старшина Джим Джиллиланд;
  • 1509 – 2007 г., Афганистан, неизвестный представитель норвежского воинского контингента;
  • 2026 – 2009 г., вновь Афганистан, капрал британской армии Кристофер Рейнольдс;
  • 2500 – 1967 г., Ирак, сержант Карлос Хэтчхок;
  • 2515 – 2004 г., опять Ирак, американский сержант Брайан Кремер;
  • 2526 – 2002 г., капрал Аррон Пери;
  • 2657 – автор выстрела канадский капрал Роб Фурлонг;
  • 2707 – 2009 г., конфликт в Афганистане, рекорд принадлежит британцу Крэйгу Харрисону.

Как видите, пока ни одного представителя России. Но, тем не менее, он есть. Рекорд в 3,5 км как раз нашему соотечественнику и принадлежит. Снайпер Владислав Лобаев вместе со своей командой задумал и осуществил амбициозную задачу — побить мировой рекорд в стрельбе из винтовки.

/Артем Кузнецов/

army-news.ru

Ради одного выстрела. Мифы и реальность про снайперов

Ради одного выстрела. Мифы и реальность про снайперов

«На курсах снайперов тренер (или назовем его снайпер-инструктор) большое внимание уделяет не только технической, физической, но и ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ подготовке. Снайпер живет со своим грузом (убитые люди, не дай бог, конечно) всю жизнь. Он помнит каждого, кого отработал. И с этим «фотоальбомом» могут жить спокойно далеко не все. Наш тренер по стрельбе очень много историй рассказывал, как люди ломались после своего первого и просились куда угодно, только не с «веслом» по горам. Психологически человек, подходящий для этой военной профессии, сильно отличается от обычных людей».

На страницах нашего журнала своим мнением о современном использовании снайперов в Вооруженных силах делится офицер-спецназовец. Возможно, некоторые его выводы могут показаться излишне резкими, однако они сделаны на основе богатого боевого опыта. Затронутые в материале вопросы показались нам очень актуальными, поэтому приглашаем к разговору всех, кого действительно интересует эта тема, особенно нам важно мнение тех, кто имеет реальный опыт снайперской стрельбы. Авторская стилистика сохранена.

*****

Хорошо сказано. Но это только на одном форуме юноше, решившему стать снайпером, рассказывают, что не все так просто. На других форумах я и похлеще встречал. Какой-то юный неадекват вербует неокрепшие умы в супер-пупер секретную контору. А эти «неокрепшие умы», пустив слюну, спрашивают: «А снайперские вакансии есть?». По-моему эти умы никогда не окрепнут.

У пытливого юноши перед глазами, наверняка, стоит такая картина. Вот он в одиночку с верной снайперской винтовкой пробирается по территории, контролируемой членами незаконных вооруженных формирований (фашистами, зомби, орками). На нем разлохматистый плащец типа «леший», а его физиономия вся в разводах маскировочного грима. И вот он в одиночку «исполняет» фигуранта, увидев напоследок его лицо, исказившееся в предчувствии скорой гибели. Ничего не напоминает? Ага, фильм «Снайпер» с Томом Беренджером в главной роли.

Очередной романтик «снайпинга», поигравший на компьютере и в «Дум», и в «Контру», побегавший с пейнтбольной «болтовкой» и «исполнивший» не один десяток фигурантов, решает: вот оно, мое! Тем более весна — пора призыва. Куда мне? В армию, в снайперы! Ага, вот прямо сейчас. Ну что, начнем потихоньку разочаровываться?

Снимаем розовые очки

Курсы снайперов? Видел ли кто-нибудь названные курсы? К примеру, на гражданке? Естественно, нет. Есть секции пулевой стрельбы и им подобное. Но там не будут готовить снайпера. Тренер в секции, возможно, будет настоящий мастер спорта или даже чемпион и неплохой педагог. Если у вас есть задатки и способности, то из вас будут готовить спортсмена, а не снайпера. Навыки, конечно, это дает, появляются опыт обращения с оружием, определения расстояния до целей, расчета поправок и прочее. Но опыт, согласитесь, специфический.

Вы будете стрелять из спортивной винтовки, это раз. Вы будете выполнять спортивные упражнения, а не по живой мишени, это два. Мишень ваша будет или статична, или подвижна согласно условиям упражнения и будет находиться на установленных дальностях. На вас будет надета удобная спортивная форма, вы будете сытый и хорошо отдохнувший. Ну и, возможно, вы, как хорошо обученный спортсмен, станете немного «меланхоликом», и ничто вас не будет раздражать и отвлекать от условий выполнения упражнения. Но спорт и выполнение боевой задачи различаются кардинально (об этом ниже).

Если же вы, имеющий опыт обучения в секции пулевой стрельбы, призвались в армию и вас направили в специализированную учебку (коих у нас осталось пара штук), никакой снайпер-инструктор не будет вас тренировать ПСИХОЛОГИЧЕСКИ! Оно ему надо? Где «Наставление по психологической подготовке снайпера»? Нет такого. А вся та муть, что бродит на просторах Интернета в качестве учебного материала, не годится.

Про тяжелый фотоальбом

Опять вернемся к предисловию: «Снайпер живет со своим грузом…». Вот бедолага-то! Фотоальбом у него, видите ли, перед глазами стоит, жить мешает. А возможен ли такой «фотоальбом» в принципе?

Из СВД, к примеру, оптимальная дальность при стрельбе лежа для попадания в голову противника —400 метров. И кто у нас даже с прицелом ПСО-1 на таком расстоянии способен разглядеть лицо? Какой тут «фотоальбом»? Если кому-то и придется стрелять по реальной цели, то он увидит, скорее всего, темную сверзившуюся фигурку — и не более того. Для того чтобы стрелять по «субьекту-фигуранту», видя его лицо, существуют другие снайперы. И поверьте, служат они в иных структурах, а не в ВС РФ и даже не в ВВ МВД. Но речь все-таки идет о Вооруженных силах, поэтому продолжаем разбирать предисловие.

Чей-то там тренер говорил, что после «первого» снайпер ломался и не просился с «веслом по горам». А для чего же тогда его вообще брали?

Представьте, что командир группы после первого боя сломался, разведчик-сапер после первого «поднятия» с реальным результатом спился, артиллерист после первого удачного накрытия ушел в монастырь и т. д. По-моему, глупость это.

Про Тома нашего, Беренджера

Ладно, оставим предисловие. Разберемся с Томом нашим Беренджером. Кино — оно и есть кино. Вот герой Тома получил задачу убрать главу наркокартеля. Наш герой идет выполнять задачу. Давайте посчитаем, что он с собой несет.

Ну, первое, конечно же, винтовка. По-моему, М24, если не так — поправьте. Вес ее в снаряженном состоянии 7 кг и где-то 260 граммов, это с ремнями для транспортировки и с оптикой. Далее боекомплект на задачу — минимально сто патронов. Вес патрона НАТО 7,62 Х51 – 15,7 грамма. Итого вместе с подсумками для их переноски еще 3 кг. Вторым оружием у Тома мы видели старый добрый М1911 А «Кольт». Вес 1 кг 120 граммов. 100 штук патронов 45-го калибра к пистолету — еще 1,5 кг. Сигнальные и дымовые ракеты — 1 килограмм. Гранаты, 4 штуки, — еще 3 кг. Средства технической разведки, скажем, бинокль со встроенным дальномером — 1 кг.

Средства связи. Так как Том идет один, то у него имеется средство связи с Центром боевого оперативного управления. Местность горно-лесистая, и радиостанции типа AN/PRC, работающие в УКВ-диапазоне, не подойдут, значит, нужно что-то сильнее. Возьмем спутниковую станцию с ранее выделенным каналом. Итак, это будет AN/PSC-5, питание которой осуществляется от двух батарей, вес каждой по 2,04 кг, да сама станция весит около 2,8 кг. Не забудем о запасных батареях, значит, плюс 4 кг. Ну и устройство накопления, ввода-вывода, гарнитура — еще 1 кг.

Не тяжело ли тебе, Том? А ведь еще есть накидка, костюм маскировочный — это 1,5 кг без веток и листьев. Индивидуальная аптечка весит 0,5 кг. Вода, сухой паек, сменные носки, нож с комплектом выживания, коврик, пончо и прочее дают еще килограмм семь.

А теперь посчитаем. У меня вышло под 40 кг. Учитывая требования скрытности, доблестного снайпера высаживают километров за 15 от района выполнения задачи. При этом он должен оттопать ножками, проникнуть как можно ближе к объекту и уничтожить субъекта. Но в кино-то мы видим бодрого зубра-снайпера, абсолютно не уставшего при переходе во влажной атмосфере горно-лесистой местности. В кадре только кокетливые разводы маскирующего грима.

Как доразведку объекта в одиночку проводил? Как проникал? Эх, как в кино красиво-то все!

А на деле? Вы пробовали с грузом хотя бы в 20 кг заползти на горку, когда температура под 30-40 градусов, а то и больше? Один человечек, конечно, меньше заметен в сельве, чем группа, но и в одиночку, будь ты наполовину Томом Беренджером, а наполовину Джоном Рэмбо, мало что путного получится. Слишком велика усталость, как моральная, так и физическая. Переход при благоприятных условиях на незнакомом маршруте будет длиться сутки или больше. Значит, надо точно скоординировать и выверить по времени действия подгруппы вывода, сверить до малейших нюансов информацию от осведомителей и разведки. Учесть кучу факторов, в том числе и форсмажорные.

Снайпер, если и доберется вовремя к объекту и проникнет за периметр, то скорее всего, выстрелить уже не сможет. Для более или менее успешной ликвидации субъекта, исходя из практики различных подразделений, требуется как минимум пара, а лучше всего группа из четырех человек. Вот тогда уже что-то будет выглядеть более-менее правдоподобно.

Как на самом деле

Ну а теперь немножко реализма. Когда же у нас все-таки применялись снайперы, причем именно так, как рисуется на некоторых интернет-форумах — в качестве свободного одинокого охотника?

В Северо-Кавказском регионе? Вспоминаю первую чеченскую кампанию. Был у меня в группе снайпер. Вы думаете, я его куда-то отпускал за несколько километров от себя на «свободную охоту»? На деле разведчик с банальной СВД от группы отходил максимум на 100 метров и всегда находился в зоне видимости или слышимости. Работал по моим целеуказаниям или по тому, кого заметит. Частенько на мой крик, когда я не видел результат: «Ну что, попал?», следовал незамысловатый ответ: «Да х.. его знает, вроде упал».

При ведении разведывательно-боевых действий в городских условиях снайпера я использовал по своему наитию, как оказалось впоследствии, правильно. При передвижении в городских кварталах он был всегда неподалеку от меня в боевом порядке. В паре с ним обязательно находился разведчик. При разведке какого-либо дома эта пара внутрь не ходила, использовалась как группа наблюдения. Второму разведчику оставлялась станция и бинокль, несколько реактивных гранат или РПГ.  Пара вела наблюдение за окнами, страховала выходы.

Снайперу с СВД в доме делать нечего. При ведении разведывательно-поисковых действий в горно-лесистой местности снайпер находился на своем штатном месте в боевом порядке группы. В других подразделениях специального назначения, насколько я информирован, снайперы действовали точно так же. Выставлялись «на фишку» в районе забазирования или ПВД отряда, но в одиночку никто никуда не ходил. Правда, бывали и исключения, это касалось офицеров, но и те дальше километра от отряда не отходили. Во вторую кампанию было точно так же. Уверен, что найдется куча желающих оспорить мое мнение. Да, ради Бога! Только я оперирую фактами.

Про условного снайпера в реальной боевой обстановке

Итак, вы командир группы. Снайперов у вас штатное количество. Вы отправите своего разведчика, призывника или контрактника, одного или вдвоем, кого-то «исполнять»? Вопрос — кого? Командир группы разве обладает информацией о каких-то фигурантах (лидерах НВФ) в зоне ответственности отряда? Вряд ли, а если вернее, то не обладает.

Хорошо, если у командира отряда и начальника оперативно-разведывательного отделения налажен контакт с действующими в этом районе оперативно-агентурными группами, с «операми» из других органов и ведомств, имеющих свою агентуру. Тогда информация будет, но сам ее реализовать командир отряда вряд ли сможет, а командир группы или командир роты подавно. Для того чтобы запустить РГСпН на выполнение задачи, необходимо боевое распоряжение вышестоящего штаба. А распоряжение подписывается начальником разведки группировки и начальником штаба. Составляет распоряжение, конечно же, направленец на отряд, проверяет начальник отдела.

Распоряжение делается не на пустом месте. Изучение обстановки в зоне ответственности отряда, сбор сведений от всех источников, согласование во всех структурах, проверка информации по нескольким видам разведки (радио-, агентурная, воздушная тепловизионная), сведения от местных, сведения от других взаимодействующих структур и прочее — вот что предшествует принятию конкретного решения. Так вот, я ни разу ни одного распоряжения на отправку снайпера (трижды опытного) не составлял. Да и другие направленцы тоже. Я говорю о моем боевом опыте с 2000 по прошлый, 2012 год. А если бы составил, то начальник отдела покрутил бы у виска и послал бы меня…

Ну а если не послал? Представьте: ради одного человека (пусть даже самого-самого подготовленного снайпера) нужно заводить оперативное дело, согласовывать прикрывающие огни артиллерии, держать в готовности группу на эвакуацию. А связь? Он же снайпер, а не радист. А без нее никак, нет у нас спутниковых малогабаритных станций, как у Тома, значит, нести приходится станцию АРК.  Хотя нет, ты же далеко идешь, а она дорогая, еще потеряешь. Поэтому на тебе привычную Р-159 с аппаратурой засекречивания Т-240 да комплект запасных батарей к ней. И так далее…

Учитывая реалии, наш снайпер, в отличие от киношного героя, будет тащить груз килограмм под 60. А ведь еще и вертолето-вылеты надо запланировать. Но, как обычно, погоды нет, и борт отдали под командующего, потому снайпер пойдет пешком. Вы думаете, он пойдет? Нет.

Он ведь помимо всего прочего хорошо знает истории про разведчиков-душегубов. Про тех, которые истребляют местных жителей, и любителей собирать черемшу далеко от дома и с автоматом в руках. Он помнит, что после пары боестолкновений весь отряд переполняли работники прокуратуры и требовали сознаться в преступных деяниях. Разведчик теперь подкованный, он прекрасно сознает, что нет у него никакой юридической основы для шараханий по лесам и устранения фигурантов.

Поэтому наш опытный снайпер выйдет себе мирно за бруствер, оборудует дневку метрах в ста от лагеря и будет сидеть там все время выполнения группой боевой задачи, ожидая целеуказания от командира.

Про оружие

Что еще? Почему все время пишу про винтовку СВД, ведь у нас есть еще образцы, стоящие на вооружении. К примеру, ВСС.  Дальность — 400 метров. Оружие специализированное и неплохо себя проявившее, но в тот контекст, о котором идет речь в материале, наверно, не сильно вписывается. Бывали случаи, когда при наличии в РГСпН нескольких ВСС и АС проводились весьма успешные бесшумные засады, но согласитесь, для «исполнения» фигуранта должен быть определенный запас как по дальности, так и по возможностям применения.

Ну и по остальным винтовкам. Винтовка В-94 весит 11,7 кг, прицельная дальность стрельбы почти два километра с 13-кратным прицелом. И вот скажите мне, нужна ли эта «дура», чтобы ее таскали в группе? Бывало, пару раз таскали, но быстро отказались. В лесу дальность два километра ни к чему. Да и винтовка крупнокалиберная и специфическая. Чтобы с ней работать, снайпера надо учить. Долго и упорно.

Зимой 2000 года с нами ходили парни из смежного ведомства, именно снайперская пара. Дошли до леса и остановились, сами поняли, что никакого смысла идти дальше нет. Винтовка эта хороша для ведения боевых действий в городских условиях, причем в качестве антиснайперского оружия. Пробиваемость у нее хорошая, ну а нашему снайперу, который на данный момент служит всего лишь год, она вообще ни к чему.

Снайперская винтовка СВ-98 калибра 7,62х54, изготовленная на базе спортивного «Рекорда», прицельно стреляет на 800 метров. Винтовка дорогая, снайперов учить надо, а они служат всего год. Какой смысл? Еще сломают или потеряют, а результат?

Про иностранные образцы типа AV или HK я вообще молчу. Есть ли альтернатива недорогой и простой, как пять копеек, СВД? Наверное, есть. К примеру, та же винтовка Мосина СВМ. Дешево и сердито. Навесь оптику и целеуказатели, пристреляй и вперед. Патрон наш 7,62 х54, прицельная дальность 2000 метров, убойная 3000 метров. Я пробовал. Нормально, для нас пойдет. Если умеешь стрелять.

В годы Великой Отечественной войны

Итак, северокавказский период разобрали. Что дальше — Афганистан? Там я не был и судить о работе снайперов подразделений СпН не могу. Хотя, думаю, она мало чем отличалась от действий в Северо-Кавказском регионе.

Так где же снайперы работали так, как те, о которых написано в литературе и сняты фильмы? Конечно, на Великой Отечественной войне. Почему? Да потому, что война была позиционная, имелась линия фронта, линия соприкосновения войск. Где бы она ни проходила — по полю, по лесу, по кварталу, по дому, она была. Было точно ясно: вот наши позиции, вот вражеские.

А снайперы, как наши, так и немецкие, откуда работали? Правильно, или со своих позиций, или с нейтральной полосы. И ведь это невероятно выгодно. Для обеспечения жизнедеятельности, связи, огневого прикрытия и вывода отдельного снайпера особых затрат не надо. Главное – выбраться скрытно и замаскироваться. Если фронт завис в позиционных сражениях, не двигаясь ни в одну, ни в другую сторону, то соответственно активизируется работа снайперов.

Особенности маскировки, скрытного передвижения, мер по обману и вскрытию противника я описывать не буду, этого полно и в литературе, и в Интернете. И в этой ситуации нашим бойцам действительно приходилось сутками лежать и в холоде, и в голоде, и в сырости, вычисляя своего фигуранта. На войне им было намного проще. Опытный снайпер с настрелом за сотню «фрицев» мог спокойно выбирать себе цель, отсекая ненужное в виде мелких сошек — рядовых, обозников и прочих, дабы раньше времени себя не демаскировать. Наш боец знал, что, убив вражеского офицера, он уже выполнил долг, и никто его не потащит в суд и под следствие. Не окажется матерый фашист «мирным крестьянином», от нужды напялившим погоны и просто так шляющимся по позициям в поисках коровы.

Война — это война, там понятно, где свои, а где враги. В наступлении снайперы обычно в атаку не ходили. Сколько я ни лопатил архивы, не встречал никаких упоминаний о снайперской работе при развитии успеха. Знаю точно, что работали со своих позиций и возвышений через спину наступающей пехоты. Таким образом, Великая Отечественная — единственный пример «многосуточного лежания в холоде и голоде ради одного-единственного выстрела».

Про взвод снайперов

Каковы же нынешние реалии Вооруженных сил РФ, получивших в последние годы так называемый «новый облик». Оказывается, в штатах мотострелковых и воздушно-десантных бригад появились взводы снайперов!

У меня возникает вопрос: для чего? Как сейчас мы видим боевые действия в случае реальной большой войны или простого локального конфликта? Мы отходим от старых догм. На многочисленных сборах нам, офицерам уровня не ниже командира бригады, показывали «новые способы» ведения боевых действий.

К примеру, десантно-штурмовая бригада ведет наступление силами нескольких отдельных батальонов в своей полосе фронта, обходя укрепленные участки и районы и прорываясь на оперативный простор при поддержке штурмовой авиации, вертолетов и артиллерии. Очаги сопротивления обходятся с флангов и оставляются на растерзание высокоточным видам вооружения – артиллерии и бомбардировочной авиации. Зачем тогда при глубоких рейдовых действиях батальонов снайперы? Как этот взвод будут применять?

При ведении обороны получается еще интереснее. Линия соприкосновения войск теперь уже будет занимать ширину не в несколько сот метров, а в несколько километров, которая складывается из дальности артиллерии всех звеньев: от бригадного до звена оперативного командования, дальности поражения целей ракетными войсками, полосы минирования, заграждений, дальности технических средств разведки и многого другого. Крупные учения с оборонительной тематикой это как раз и показали. То есть дальности целей для снайперов будут уже за пределами 1000 метров.

Исходя из ТТХ СВД, что следует? Правильно, нужна другая винтовка, та же В-94. Наша оборонная промышленность сможет обеспечить все снайперские взводы бригад дальнобойными винтовками? Навряд ли. К ним еще нужны прицелы, как ночные, так и дневные. Соответственно нужна своя программа обучения для снайперских взводов, приборы наблюдения и целеуказания, средства связи да много еще чего. Как будут использоваться снайперы отдельного взвода? Если рассуждать логически — будут придаваться в роты. А нужны ли они командиру роты, взвода на своем участке обороны? У них своих проблем полно, а тут еще снайпер или снайперская пара, которые преследуют свою конкретную цель — уничтожать офицеров любого звена, расчеты орудий, таких же снайперов, связистов и всех остальных.

Как при нынешней унификации полевой формы различить с расстояния больше чем километр того же офицера? Значит, надо его знать в лицо. У нас намного проще — с нашим командиром постоянно связист бегает. У супостата сложнее — ведь портативная антенна в шлем вмонтирована. Вряд ли командир роты, стоящей в обороне, будет знать, кто находится против него. Хотя если начальник разведки бригады и все разведывательные органы бригады действительно работают, информацию эту добыть не так уж и сложно. А вот в лицо опознать того, кого надо уничтожить, уже намного сложнее.

Так что будет наш снайпер валить все, что увидит. Вот только, думается, недолго. Учитывая насыщенность переднего края средствами технической разведки, наблюдения БЛА, обнаружат снайпера, скорее всего, после первого же выстрела, и бухнет по его позиции или неуправляемая ракета с беспилотника, или минометный, а то и артиллерийский залп. Обрадуется ли товарищ командир роты такому «привету» от противника?

Ну а про роль снайпера в наступлении и думать нечего, учитывая вышесказанное. Ведь ему некогда даже будет выбрать позицию, поскольку его батальон уйдет вперед во фланг, охватывая укрепленный участок, и рванет дальше.

Контроль районов особого внимания в зоне локального конфликта. Попробую все-таки додумать сам, раз мне вышестоящие специалисты ничего по этому поводу не поясняют. Только буду размышлять все же про части и подразделения СпН, с которыми лучше всего знаком.

Итак, в отряде специального назначения мы имеем некоторое количество снайперов или даже отдельное подразделение. Берем подразделение помимо штатных разведчиков-снайперов в группах. Отряду специального назначения в районе урегулирования какого-нибудь конфликта по решению командующего группировкой нарезается своя зона ответственности. Она делится на районы особого внимания, ну а те соответственно распределяются по ротам и группам.

Соответственно в районе находятся населенные пункты, которые используются «партизанами» различных мастей. Питаться надо, связь держать надо, родственники, идеологи, связники не будут жить месяцами в берлогах в лесу. Да и сами «партизаны» выходят поработать на непродолжительный период, так сказать, «по зову трубы».

Что я предлагаю. Начнем по порядку

Район особого внимания самый обыкновенный: несколько населенных пунктов, горно-лесистая местность, изобилующая тропами, источниками воды и всем остальным для комфортного существования «партизанских формирований». Можно осуществлять переходы, можно строить базовые районы, оборудовать места закладки тайников. Повоевал — и до дому, к родне и своим повседневным делам. Удобно. Посмотрите на любую карту, таких районов можно выбрать сколько угодно.

Чтобы прижучить движение всякого незаконного люда в этих местах, надо просто-напросто перекрыть все входы и выходы, тропинки, дорожки и мостики, ведущие из населенных пунктов. Но перекрывать надо не как обычно — блокпостом или КПП, которое через месяц потеряет свою актуальность, поскольку возникнет масса послаблений: договоры, деньги, другие пути и др. В итоге режим работы и несения службы скоро станет известен всем.

Поэтому выходы надо перекрывать скрытно. Я предлагаю такой микровоинский организм, как снайперская группа (СГ). Типовой состав такой СГ:

снайпер, основной исполнитель, он же инструмент. Возможно вооружение несколькими типами снайперских винтовок от СВД и ВСС до В-94. Его задача — уничтожить выявленных фигурантов;

командир группы, он же основной наблюдатель. Чем из стрелкового оружия вооружен, не имеет значения. Основное его оружие — это приборы наблюдения. В разведывательных подразделениях морской пехоты США существует такой прибор, как станция оптической доразведки. Такая примерно нужна и нам.

Оптико-электронный прибор должен обладать хорошей разрешающей способностью и быть способен измерять расстояние до цели. Но основная его задача — зафиксировать картинку (сфотографировать в цифровом режиме), автоматически провести сверку «фигуранта» с базой данных, имеющихся в КПК (ноутбуке) командира группы, выдать первичный результат сверки. При необходимости передать полученную картинку в режиме реального времени с минимальными задержками и высокой скоростью на ВПУ отряда. Для обработки оперативным офицером. Передать через ретранслятор или, при наличии устойчивой связи с возможностью передачи графических данных, в вышестоящие органы управления для последующего решения;

связист, имеющий радиостанцию с аккумуляторами, антеннами. Организовывает все типы связи, в том числе и канал передачи графических данных;

разведчик. Его задача — огневая поддержка, охрана, оборона и прочее.

Итого четыре человека с необходимым снаряжением и вооружением. СГ может автономно работать от пяти дней до недели. Хотя лучше, чтобы дежурство в своем позиционном районе длилось не более трех суток. Снайпер и командир, таким образом, будут подменяться остальными членами группы для отдыха.

И вот таких снайперских групп получается девять. Девять умножить на три дня, будет двадцать семь дней. Получается почти месяц, добавляем три дня на непредвиденные задержки, погодные условия и трудности переходов сменяющихся групп. Всего в 9 снайперских группах, составленных из четырех человек, окажется тридцать шесть бойцов. Все они сводятся в один разведывательный отряд СпН.  Если местность и расстояния позволяют, то можно этот отряд и не выводить, а держать в самом пункте временной дислокации.

Остальные боевые формирования отряда:

группа огневой поддержки. По решению командира отряда в нее могут быть включены и минометные расчеты, и расчеты крупнокалиберных пулеметов, в том числе авианаводчики и артиллерийские корректировщики;

группа связи для передачи данных, исходя из условий местности и наличия зон радионевидимости профилей местности и прочего;

группа обеспечения. В ее составе должен быть фельдшер и, по решению командира отряда, любой другой специалист;

РГСпН штатного состава. Она занимается разведкой «на себя», работает с техническими средствами разведки, выставляет минно-взрывные заграждения, организует охрану и оборону, осуществляет встречу СГ, при необходимости осуществляет огневую поддержку и возвращение в случае непредвиденных ситуаций;

командир отряда и оперативный офицер, на которых возложено общее руководство отрядом, принятие решения, связь с вышестоящими органами управления.

При необходимости в такой разведывательный отряд можно выделять расчеты малогабаритных средств радиоразведки или БЛА для лучшего контроля обстановки в районе. Итого где-то получается около шестидесяти человек.

Разведывательный отряд выводится любыми способами: воздушным, наземным или морским. Принимаются меры скрытия намерений, организовывается забазирование, налаживается связь с центром боевого управления, с поддерживающими подразделениями, после чего РО приступает к выполнению задач по скрытному блокированию населенных пунктов.

Такое скрытное блокирование районов в сочетании с проведением ранее спланированных адресных мероприятий другими ведомствами может дать неплохой результат. «Партизаны» будут вынуждены искать другие районы и места переходов, их планы будут нарушены. Ну а кого-нибудь из главарей могут ведь и уничтожить. Но это мое личное мнение, с которым можно и не согласиться.

Подводя итог

Ну и напоследок, что мы имеем за снайперов наших доблестных Вооруженных сил России. Они есть, да, несомненно! И сейчас в большем количестве, чем до состояния наших Вооружённых сил, нынче именуемом как Желаемый Облик Перспективной Армии. Они нужны? Так точно! А зачем? А вот как бы тут, … короче неумелое мумуканье. А как их применять? Ну, я и пояснил, что применять их лучше как всегда в составе подразделения по целеуказаниям командира группы (взвода), при этом не отпуская их далеко от себя.

Так что товарищи, рассказывающие о том, что «вы будете сутками лежать в лужах и ходить под себя ради одного единственного выстрела, вы должны быть меланхоликом, подготовленным психологически к убийству» — рассказывайте и дальше, слушателей и читателей у вас не убавится. Да толку? Все ваши рассказы из области беллетристики, к реальности они отношения не имеют. Или у кого-то есть другое мнение?

/Раян Фарукшин, bratishka.ru/

army-news.ru

Будни снайпера, или о чем молчат игры

Творец жертвует многообразием реальности, помещая ее в рамки вымысла. Поэтому полезно напоминать, что жизнь всегда интереснее и шире. А снайпер в ней не просто меткий стрелок, но ещё разведчик, диверсант и даже математик.


Люди с древних времён старались изготовить дубину поувесистей да палку подлиннее. Тысячелетия гонки вооружений привели к созданию ультимативного оружия: межконтинентальных ядерных установок. Ракеты не знают жалости и пощады, но есть бойцы, что вселяют в пехоту не меньше ужаса. Это, конечно, снайперы.

Детище американской революции

Дальнобойные снаряды использовали ещё наши доисторические предки. Но первыми стрелками на дальние дистанции в современном смысле стали американские революционеры. В 1777 году при Саратоге колонисты, прячась в деревьях, выцеливали британских офицеров. Королевская армия переняла этот опыт, сформировав отряды «Зелёных камзолов» в войне с Наполеоном.

Снайперов, как органичную часть армии, использовала Германия в Первой Мировой. Французам и Англичанам не было спасенья от «Карлов» даже в окопах: кайзеровская промышленность изготовляла винтовки и оптику, не имевшие аналогов.

Англоязычное название бекаса – «snipe». От него образовалось «sniper», прозвище немногих стрелков, что могли попасть по юркой птичке. Англоязычное название бекаса – «snipe». От него образовалось «sniper», прозвище немногих стрелков, что могли попасть по юркой птичке.

Вуки в разведке пригодится

Современные коллеги Василия Зайцева и Людмилы Павличенко не только несут смерть издалека, но играют важную роль в разведке. Обладая широчайшей перспективой на поле боя, они узнают, где враг сосредоточил свои силы. Каким путём он доставляет боеприпасы? Есть ли в его распоряжении ядерное, биологическое или химическое оружие? И где находится командирский состав?

Единственный игровой жанр с настолько детальным шпионажем — это стратегии в реальном времени. Для победы необходимо в частности знать, где скопились войска противника, и куда они направляются. Некоторые разработчики идут дальше: в Starcraft не лишним будет следить, возвели Терраны ядерную пристройку или нет? И, конечно, каждый стратег норовит найти и разнести все командные посты оппонента.

Правда, это симуляторы руководителя, а не снайпера. Командные шутеры не могут и близко похвастать такими тонкостями. Почему? В RTS полководец и разведчик — одно лицо. Поэтому им не нужно коммуницировать между собой, если конечно, за клавиатурой не шизофреник.

В продолжении Blizzard показывает призраков с неожиданной стороны, развивая тему женских прелестей. В продолжении Blizzard показывает призраков с неожиданной стороны, развивая тему женских прелестей.

Настолько тонкое разделение обязанностей для многопользовательского шутера, где мы выступаем снайпером, обернётся катастрофой. Игроки игнорируют простейшие поручения: лечение, поддержку союзников. Куда уж там комплексные повинности? Зачем усложнять виртуальные стрельбища механиками, которые там не будут работать?

Поэтому от комплексности роли снайпера-разведчика в FPS почти ничего не остаётся. Единственное, что мы имеем — пометка врагов в сериале Battlefield. Там для победы необходимо маркировать врагов и чужую технику. Особенно в этом преуспели владельцы оптических ружей: сугубо эгоистичный в остальных играх класс здесь приносит пользу команде.

Подобная особенность есть в MGS5, Far Cry и дюжине проектов. Но именно студия DICE лучше всего развивает данную идею. В Battlefield 4 снайпер должен постоянно держать врага в зоне видимости, а не переключаться на новую цель. Иначе отметина исчезает. Хотя эта тонкость вызвала вал недовольства, налицо попытка сделать разведку чуточку сложнее.

Phantom Pain развивает тему разведки в сторону сбора ресурсов. Обворовывая советских солдат, Биг Босс становится богаче! Phantom Pain развивает тему разведки в сторону сбора ресурсов. Обворовывая советских солдат, Биг Босс становится богаче!

Правда, шутерная основа берёт верх: хорошему стрелку проще убить обнаруженного врага. Чем все и занимаются: опытные пользователи жалуются на безалаберность «сослуживцев». Ведь своевременный маркер на недруге или технике здорово облегчают чтение поля боя пехотинцам.

Разведка в военных играх — редкий гость. Встретить её можно лишь в программах с упором на скрытное прохождение. Но там она везде одинаковая.

Что в Splinter Cell, что в Metal Gear Solid не остаётся и следа от настоящего наблюдения. В жизни оно не только сложнее, но и полно рутины. Естественно, художественные произведения стараются сделать реальность интереснее. Правда, все разработчики подходят к теме однобоко, обожествляя технологии.

Например, разведка в Sniper: Ghost Warrior 3 осуществляется через модные беспилотники. Управляя компактным дроном, мы облетаем поле боя и помечаем недругов. Боевой квадрокоптер детально их анализирует: каков тип противника, носит ли боец особое вооружение, вызовет ли подкрепление с базы?

Эта малышка станет чуть ли не лучшим другом агента на время сюжетной кампании. Эта малышка станет чуть ли не лучшим другом агента на время сюжетной кампании.

Геймдизайнеры City Interactive смотрят в правильное направление: снайперы дотошно идентифицируют объект наблюдения. А беспилотные устройства все больше места занимают на войне. И с каждым годом учёные расширяют возможности искусственного взора.

При этом польские разработчики популяризируют заблуждение, что технологии решают все проблемы. Мол, наиболее продвинутая сторона конфликта всегда выйдет победителем. Нет смысла углубляться, почему реальность сложнее: Ирак, Афганистан и Сирия этому пример. Герой «Призрачного воина» чересчур опирается на хай-тек: в его работе мало места отводится человеческим навыкам.

Хатико с ружьём

Какими бы эффективными разведчиками ни были снайперы, мы восхищаемся ими по другой причине. Кто ещё может лишить человека жизни плавным движением пальца с километрового расстояния? Раньше это мог сделать лишь бог!

Большое преимущество профессии снайперов: женщины такие же эффективные бойцы, как и мужчины. Большое преимущество профессии снайперов: женщины такие же эффективные бойцы, как и мужчины.

Но выстрелу предшествуют дни, недели выжидания. Конечно, всё это время боец не лежит на пузе. Хотя некоторые операции требуют быть неподвижным больше суток, чтобы влезть в крайне маленькое «окно» для залпа. Не зря снайперов сравнивают с хирургами: обе профессии требуют терпения и аккуратности.

Ни один геймдизайнер в здравом уме не заставит игрока тратить столько свободного времени. В шутерах мы мясники: хотим укладывать недругов штабелями, как Шварценеггер. А не днями и ночами зарастать щетиной и грязью, пока то же самое происходит с виртуальным подопечным.

Естественно, дословного повторения такого опыта никому не нужно. Хотя многие игры требуют выждать момент, когда можно схватить врага за мягкое место. В этом плане снайперские принципы лучше всего реализуют… файтинги.

В реальном мире полицейские снайперы метят в малюсенький сегмент головы. Подобные анатомические познания персонажа Sniper Elite 4 в сочетании с его же больным воображением частично оправдывают рентген. В реальном мире полицейские снайперы метят в малюсенький сегмент головы. Подобные анатомические познания персонажа Sniper Elite 4 в сочетании с его же больным воображением частично оправдывают рентген.

Вероятно, вы схватились сейчас за голову. Но позвольте объясниться: битвы атлетов той же Tekken всегда строились на таком «влезании в окно». Стоит сопернику раскрыться на секунду в непродуманном манёвре или ударом «в молоко», как и оппонент начинает им жонглировать, словно воздушным шариком.

Поэтому противостояние киберспортсменов может показаться комичным: персонажи ходят вокруг да около. Но, как и снайпер не лежит просто на брюхе, так и здесь профессионалы не кружат, а выжидают. Просто сессии файтинга в тысячи раз короче военных операций. Но, как и в жизни, в Tekken исход решает пара манёвров.

В гражданских не стрелять

Снайпер не просто выжидает: порой огонь можно вести лишь с разрешения начальства. Современная военная доктрина предусматривает группы наблюдателей. Они следят, чтобы стрелок не отнял жизнь у мирного человека.

Фильм Клинта Иствуда «Снайпер» показывает, что стрелку порой нужно запрятать человечность поглубже. Крис Кайл, сыгранный Брэдли Купером, в реальности стрелял по женщине с китайской противотанковой гранатой. В кино сцену сделали слишком банальной. Фильм Клинта Иствуда «Снайпер» показывает, что стрелку порой нужно запрятать человечность поглубже. Крис Кайл, сыгранный Брэдли Купером, в реальности стрелял по женщине с китайской противотанковой гранатой. В кино сцену сделали слишком банальной.

Милитари-шутеры учитывают этот момент: в них предполагается, что пользователь спустит курок лишь по указу начальства. Но что в Call of Duty, что в Battlefield, можно ускорить прогресс, начхав на предписания. Почему в подобных ситуациях мы стреляем, не задумываясь о последствиях?

Во-первых, разрешение на «залп» требуется в спокойной ситуации. В бою снайпер руководствуется лишь желанием спасти как можно больше сослуживцев, способствуя эвакуации всех раненых. В FPS таких моментов больше всего.

Во-вторых, против базового поведения игрока не попрёшь. Между действием и бездействием геймеры чаще выберут первое. Поэтому глупо со стороны разработчиков наказывать нас за преждевременный выстрел.

Ещё здесь вклинивается поведенческое различие: снайпер — это не прирождённый убийца. Человеку с такими психологическими установками не дадут оптическую винтовку. Профессионал обязан обладать высокими моральными установками, а порой даже принимать решения независимо от указов высоких чинов.

Некоторые разработчики заходят слишком далеко с идеей вседозволенности игрока. Некоторые разработчики заходят слишком далеко с идеей вседозволенности игрока.

В виртуальных мирах мы, наоборот, срываемся с цепи, вынося на поверхность внутреннего убийцу и садиста. Так мы справляемся со стрессом и негативными эмоциями.

Это не означает, что глупо штрафовать игроков за лишние жертвы. Важно, чтобы мы, как и снайпер, продумывали последствия каждого выстрела. Большая часть геймдизайнеров идет простой дорогой: убил гражданского? Перепроходи миссию! Также пользователя штрафуют за открытое противостояние в стелс-эпизоде. Задание не только становится сложнее — на него тратишь намного больше времени.

Но существуют творцы, что подходят к вопросу с большим творчеством. В Metal Gear Solid 3 лучше не выкашивать ряды советских солдат. Иначе в битве с боссом Сорроу мертвецы восстанут! Отомстить Снейку норовят чуть ли не все его жертвы. Так Кодзима показывает: мы играли неправильно. Механик скрытного продвижения столько, что кровопролитие ни к чему. Это яркий пример, как сочетая интерактивную и сценическую составляющие, можно корректировать поведение пользователя.

В контексте темы нельзя не вспомнить деда-снайпера из Metal Gear Solid 3. Битва с этим боссом уникальна своим сочетанием фрустрации и умиротворения. В контексте темы нельзя не вспомнить деда-снайпера из Metal Gear Solid 3. Битва с этим боссом уникальна своим сочетанием фрустрации и умиротворения.

Стреляй, пока не попадёшь!

Средний игрок не просто мясник: он убийца с кривыми руками. Особенно сильно лажают владельцы приставок. Стрелять с сильным упреждением на стиках не каждому дано! Но настолько ли дикая ситуация в армии — не попасть с двух, трёх раз?

Реальность, как всегда, интереснее. Крейк Харрисон на боевом задании в Афганистане потратил девять попыток, прежде чем поразил двух талибов за пулемётом. Профессиональная непригодность? Нет, стрелок совершил самый дальний за всю историю выстрел: почти два с половиной километра!

Правда, Харрисон признался: условия для стрельбы были чуть ли не идеальные. Никакого ветра, спокойная погода, абсолютная видимость. Поэтому сценарий пользователя, что промахивается в поисках нужного упреждения, не такой дикий. Разница лишь в масштабах: Харрисон установил рекорд, но промазал перед этим девять раз.

В 1985 году советский снайпер Владимир Ильин установил мировой рекорд по дальности выстрела. Его превзойдут не ранее, чем через семнадцать лет. В 1985 году советский снайпер Владимир Ильин установил мировой рекорд по дальности выстрела. Его превзойдут не ранее, чем через семнадцать лет.

Снайпер в шутере может поразить цель с третьей-четвёртой попытки. Разница в том, что Крейку ничего не мешало, он был вне опасности. Геймеры нередко берут винтовку с оптикой в ситуациях, когда по ним ведут плотный огонь. Как же от волнения не промазать?

Будет ли в подобном положении лучше действовать настоящий стрелок — неизвестно. Справедливее сказать, что военный со стажем просто не допустит такой ситуации.

Хана тебе, офицер!

Крейк Харрисон, безусловно, молодец, но поставленный рекорд не означает, что он лучший стрелок современности. Ему повезло: все до единого обстоятельства вылазки способствовали его успеху. Это равносильно выпавшему несколько раз подряд роял-флешу в покерной партии.

На уровне инстинкта снайпер хочет залечь как можно дальше от цели, но велик шанс промахнуться. Ведь спуская курок, солдат принимает во внимание направление, скорость ветра, влажность воздуха и высоту над уровнем моря. И это не все факторы окружающей среды, что могут запороть миссию.

Если с физикой выстрела ещё можно совладать, то эта куча-мала из рычажков сведёт с ума самых стойких! Если с физикой выстрела ещё можно совладать, то эта куча-мала из рычажков сведёт с ума самых стойких!

Выход? Подобраться к цели поближе. Естественно, боец не бежит во всю прыть: нельзя выделяться из природного окружения. Во время такого манёвра легко пропустить наилучший момент для убийства. В среднем, выстрел — это один процент работы. Остальное время приходится выжидать подходящую возможность.

Это противоречие профессии знакомо каждому любителю жанра stealth. Особенно, поклонникам сериала Sniper Elite: её герой чересчур медленно передвигается в присядь. Отчего фрицев зачастую проблематично посадить «на нож». Также в поисках удобного укрытия упускаешь возможность максимально незаметно и красиво ликвидировать цель.

Несмотря на казус с неспешным агентом, Rebellion довольно верно показывают, что чаще всего цель стрелка — высокопоставленный офицер. Внимание снайпера к врагу прямо пропорционально званию оного. Интерес также представляют связисты и легкобронированная техника.

И, конечно же, Гитлер — главная цель «элитного снайпера». Фюрера в сериале убивают слишком часто — удивительно, что сценаристы не ввели в сюжет штамп с двойниками. И, конечно же, Гитлер — главная цель «элитного снайпера». Фюрера в сериале убивают слишком часто — удивительно, что сценаристы не ввели в сюжет штамп с двойниками.

Благо, в большинстве проектов тихо добраться до важной персоны несложно. Разработчики не прочь сыграть в поддавки: виртуальные стражи ходят по сильно повторяющемуся маршруту. Не исключаю, что настоящие охранники тоже «ходят кругами». Просто развлекательные программы и здесь преувеличивают, делая перемещения постовых нарочито предсказуемыми. Иначе бесконечная череда загрузок контрольной точки сломает течение игры. Важный, между прочим, показатель.

Дышите глубже

В изначальный план входила критика виртуальных стрелков за дыхание при залпе. Что в Call of Duty, что в Sniper: Ghost Warrior персонаж делает глубокий вдох при нажатии назначенной клавиши. Это позволяет стабилизировать прицел и лучше навестись на врага. Хотя всем известная аксиома предписывает стрелять на выдохе.

Дыхание бойца — не главная претензия к аутентичности Call of Duty. Вокруг игры вырост целый культ быстрого прицеливания. Даром, что мем сформировало не детище Infinity Ward, а Counter-Strike. Дыхание бойца — не главная претензия к аутентичности Call of Duty. Вокруг игры вырост целый культ быстрого прицеливания. Даром, что мем сформировало не детище Infinity Ward, а Counter-Strike.

Но тут наступает путаница. В играх крайне сложно понять, действительно ли персонаж выдыхает, когда пользователь жмёт на курок. Да, в жизни этот момент уловить проще простого. Но художественный вымысел кое-что гиперболизирует, а что-то преуменьшает. Последнее происходит с выдохом виртуального снайпера: миг «высвобождения» лёгких настолько мал, что может и не ощущаться. Вполне естественная условность, присущая любой игровой ситуации.

Остаётся посетовать на то, что перед нами неплохой художественный приём. Чтобы попасть наверняка, снайпер должен остановиться, что исключает стрейфы а-ля Quake или Counter-Strike 1.6. Зажимая левый стик (или Shift, в случае с ПК) пользователь начинает по-иному дышать под действием эмпатии. Это добавляет драму и напряжение, повышая усилия, что геймер вкладывает при выстреле. Немного реабилитирует разработчиков, что в играх не стоит долго сдерживать дыхание. Иначе прицел будет вилять из стороны в сторону, как старшеклассник, выпивший месячную норму алкогольного коктейля.

Снайпер часто стреляет из положения «лёжа». Поэтому лишнее движение грудной клетки может прийтись некстати. Снайпер часто стреляет из положения «лёжа». Поэтому лишнее движение грудной клетки может прийтись некстати.

Правда, в жизни техника стрельбы интересна многогранностью. В сети можно найти множество методик дыхания не только при наведении, но и при подготовке к стрельбе. Сюда добавляются индивидуальные особенности организма: есть люди, чьи органы работают нестандартно. Наконец, самые продвинутые снайперы ещё и подстраиваются под такт сердца. Так они минимизируют «хождение» ствола при залпе. Ритм занимает не последнее место среди боевиковых механик: как знать, может мы увидим подобное в шутерах будущего?

It’s dangerous to go alone

Но самое вопиющее допущение индустрии развлечений — снайпер-одиночка. Вышеотмеченные детали появились из-за преувеличения — неотъемлемой части художественного творчества. Но этот миф просто глуп.

Хотя бы поверхностно изучив принципы пальбы на дальние дистанции, понимаешь, что всегда необходим наводчик. Слишком много факторов влияет на попадание: большую часть расчётов обязательно проводит напарник с замеряющим оборудованием.

Перезапуск Medal of Honor даёт поиграть с наводчика. Одно из немногих достоинств посредственного шутера. Перезапуск Medal of Honor даёт поиграть с наводчика. Одно из немногих достоинств посредственного шутера.

Также именно товарищ носит дополнительные боеприпасы, прикрывает себя и друга с помощью автоматической винтовки в случае обнаружения. Не говоря о замене стрелка, когда у того неизбежно «замыливается» глаз.

Сразу приходит на ум вот-вот выходящий «Воин-призрак». По сюжету в Грузии полыхает гражданская война. Поэтому США вместо полноценных войск отправляет добывать победу диверсанта-ветерана? Логично это прозвучит лишь для самых фанатичных патриотов Америки. Но разработчики из Польши должны помнить бомбардировки Югославии или операцию «Буря в пустыне»! А в Сирии вороху тоже наводит какой-нибудь снайпер?

Это не значит, что стрелков-одиночек нет и не было. Хотя в наше время это повстанцы, но никак не кадровые военные. Цель подобного допущения одна — резонировать с романтическим восприятием войны.

В отличие от поляков, Клинт Иствуд знает, какие на самом деле снайперы-одиночки. В отличие от поляков, Клинт Иствуд знает, какие на самом деле снайперы-одиночки.

Один выстрел — один труп

Закончим критикой главного мифа о снайперах: убийстве с одного попадания. Современный стрелок чаще ранит, чем отправляет на тот свет. Скажите спасибо медицине: технологии позволяют откачать даже самых безнадёжных пациентов. Главное, чтобы подоспел вертолёт.

Почему снайперы не добивают свою цель? Современные средства наблюдения позволяют выследить «киллера» даже по одному выстрелу. Лучше сменить позицию, чем гарантировать ликвидацию объекта. Пострадавший вряд ли вернётся в строй в ближайшие три месяца — значит, задача выполнена.

С этой информацией культовая вылазка в Чернобыль из COD: Modern Warfare кажется более осмысленной. Прайс и МакМиллан не пытаются добить Захаева. Ранив его, дуэт сразу даёт по тапкам. Если и придираться, то к самому заданию: операция совершенно не продумана. Классическая suicide mission!

Принцип «один выстрел — один труп» работает только у полицейских снайперов. Ведь им редко доводится работать на расстоянии более ста метров. Да и нет смысла менять позицию.

Полицейский снайпер порой сильно упрощал прохождение S.W.A.T. 4. Но разгуляться игра не давала: жертвы среди преступников должны быть минимальны. Полицейский снайпер порой сильно упрощал прохождение S.W.A.T. 4. Но разгуляться игра не давала: жертвы среди преступников должны быть минимальны.

Поэтому в видеоиграх мы управляем дикой помесью военного и полицейского стрелков. От первого мы получаем бои на дальних дистанциях, активное перемещение и камуфляж. Вторые дают геймдизайнерам жанра «стелс» оправдание мгновенных смертей.

Почему такой симбиоз имеет право быть? Творческие деятели часто соединяют, казалось бы, разнородные понятия. Так мы получаем интереснейших представителей массовой культуры: космический хоррор и киберпанк, например.

Написанное даёт нам понять: в играх про снайперов чересчур много условностей — слишком работа стрелка многогранна. В зависимости от преследуемой цели, геймдизайнер воплощает ту или иную сторону профессии.

gameguru.ru

Профессиональный снайпер отвечает на глупые вопросы | Екабу.ру

Каждый из вас, ну или каждый второй, интересовался тонкостями столь неоднозначной профессии. мы нашли для вас ответы на эти вопросы. Можете не благодарить. Просто читайте, лайкайте и репостите

Расскажи, как ты стал снайпером?

В 2005 году во время стрельб из автомата показал хороший результат. Стреляли самое элементарное: три пробных, три зачетных. Все шесть в десятке. Мишень номер четыре, со ста метров с рук. Скорее всего, мне тогда просто повезло. До армии стрелял из автомата и пистолета: отец офицер. После этого за мной закрепили СВД. Освоил ее по наставлению, самостоятельно. Далее получил офицерское звание, командовал разведчиками. После чего, по моему личному желанию и решению командира, был назначен командиром снайперов. Вот как бы так и стал.

Где тебе доводилось воевать?

Не могу конкретно рассказать про это. У меня в контракте пункт о неразглашении. Скажу так: местность разнообразная, начиная от среднепересеченной горно-лесистой и заканчивая водой, на кораблях и вышках.

Сколько противников ты ликвидировал?

Не будем об этом. В любом случае я не проверял.

Ты чувствуешь, что убиваешь человека, или на таком расстоянии это больше похоже на компьютерную игру?

Не могу ответить. В любом случае с противоположной стороны людей нет, просто противник. Не более чем работа.

Сколько платят снайперу?

Смотря где. Но достаточно. На жизнь хватает.

Как долго тебе приходилось сидеть в засаде?

Смотря какая задача. Иногда несколько часов — смотришь за отходом группы, ждешь преследования. А то и до семи суток, но на третьи уже с ума сходишь.

А как, допустим, ходить в туалет? Невозможно представить…

Ну, по малой нужде надо чуть в сторону надо отползти, в ямку, далее на бок, несколько секунд, закопал, отполз на место. Товарищ в это время прикроет. По большой, как правило, неохота, потому что питаешься в малых количествах — активности минимум. В течение первых трех суток это не беспокоит. Далее примерно по такой же схеме, как и по малой нужде. Отличие лишь в том, что желательно в пакетик и потом закопать, а то запах.

Правда ли, что во время выстрела приходится ловить момент между ударами сердца?

Если действуешь после очень активного передвижения, с ходу, то придется потрудиться навести марку в цель: сердце действительно екает и мешает затаить дыхание. Вот тогда и ждешь, когда сердечко качнет, — и «дави, дави». Но, в принципе, физподготовка на уровне, и такие проблемы редкость.

У снайпера есть синяк на плече и мозоль на пальце?

Нет, конечно. У меня такого нет. У подчиненных тоже не видел.

Снайперов вербуют в киллеры?

Нет. Мне таких предложений не поступало. Проще нанять нарколыгу с битой или ножом.

Правда, что снайперы самые ненавистные люди и в случае попадания в плен их сразу пускают в расход?

Из личного опыта в девяноста процентах случаев — да.

ekabu.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о