Последствия проституции – —

Содержание

интервью о медицинских последствиях проституции — Люди не могут быть товаром — проституция, траффикинг, порнография

Доктор Джулия Гейнисман – гинекологиня из медицинского центра в Нью-Йорка. Она родилась в России, но выросла в США, в Чикаго. В июле 2013 года доктор Гейнисман основала «Клинику выживших» (Survivor Clinic) для женщин, переживших гендерное насилие, включая изнасилования и женские генитальные увечья. «Клиника выживших» открыта по вечерам в районе Ист-Энд Нью-Йорка, и пациентки без медицинской страховки могут получить в ней бесплатную помощь. Доктор Гейнисман согласилась ответить на несколько вопросов о своей клинике и своем стремлении защищать здоровье и права женщин.

Кому помогает «Клиника выживших»?

Я основала «Клинику выживших», чтобы у женщин, пострадавших от какой-то формы гендерного насилия, появился медицинский дом. Мы заботимся о женщинах, которые были или сейчас находятся в секс-индустрии или которые подверглись женским генитальным увечьям. Мы с коллегами организовали приемную и проводим медицинские осмотры под руководством пациентки, и мы стараемся, чтобы опыт наших пациенток был персональным, конфиденциальным и полностью подконтрольным им. Ведь мы работаем с женщинами, которые часто сталкивались с негативным и травматичным опытом в системе здравоохранения.

На веб-сайте клиники написано, что вы предоставляете гинекологическую помощь не только женщинам, пережившим сексуальное насилие, но и тем, кто «продолжает выживать», несмотря на сексуальное насилие. Вы можете объяснить, в чем разница?

Имеется в виду как в буквальном, так и в переносном смысле. Многие женщины, которых мы лечим, приходят к нам по направлению от социальных служб, которые поддерживают женщин, покинувших секс-индустрию, или тех, кто недавно освободился из мест лишения свободы. Тем не менее, у нас есть пациентки, которые до сих пор находятся в секс-индустрии, но при этом у них достаточно свободы и агентства, чтобы обратиться за медицинской помощью. Под агентством и свободой я имею в виду, что женщины физически не заперты где-нибудь в темной комнате на замок. Многие из них могут свободно перемещаться, живут одни, у них может быть с собой мобильный телефон или кредитные карты. Насилие, ложь и страх настолько натренировали их, что они психологически и эмоционально верны своим сутенерам, поэтому сутенеры больше не рассматривают их взаимодействие с миром как угрозу. Это те наши пациентки, которые в буквальном смысле продолжают выживать в ситуации постоянного сексуального насилия.

В переносном смысле выживание – это постоянный образ жизни, это не просто обозначение одного события в прошлом. Женщины, пережившую такую травму из-за того, что делали с их телами, не могут избежать физических и психологических напоминаний об этой травме, так что они постоянно преодолевают травму, восполняют свои ресурсы, постоянно выживают.

Сутенеры приходят в клинику вместе с вашими пациентками?

Да, иногда приходят, но мы никогда не позволяем третьим лицам находиться рядом с нашими пациентками во время приема или осмотра, и это относится и к «бойфренду» или «дяде» или как еще они представляются. Это очень строгое правило.

Вы можете описать заболевания и травмы, которые часто встречаются у женщин, которых эксплуатируют в секс-индустрии?

Основная жалоба среди моих пациенток – это боли (в животе, в тазовой области, мигрени, скелетно-мышечные боли). Многие из них страдали от физического насилия со стороны сутенеров или клиентов, что приводило к переломам костей и травмам мозга. Однако главным образом боли являются физическим проявлением стресса – это относится к мигреням, синдрому раздраженного кишечника и болям в суставах. Кроме того, у женщин в секс-индустрии гораздо чаще встречаются инфекции, передаваемые половым путем, что, в свою очередь, приводит к воспалению малого таза, бесплодию и хронической боли в тазовой области. У них гораздо чаще встречаются вирусные гепатиты и ВИЧ. Хотя ВПЧ-инфекция встречается у них так же часто, как и у других сексуально активных женщин, у них часто нет возможности сделать мазок Папаниколау или кольпоскопию, поэтому у них гораздо чаще развивается рак шейки матки. У многих моих пациенток были внематочные беременности, угрожающие жизни, из-за которых приходилось делать полостную операцию. У других женщин были многочисленные аборты, по собственному выбору или по принуждению, иногда у них были медицинские осложнения. Некоторых женщин вынуждают принимать незаконные наркотики, у них развивается наркозависимость, которая приводит к гниющим зубам, повреждению мозга или сердечным приступам.

Очень важно не забывать о том, что у женщин в секс-индустрии могут быть те же хронические заболевания, которые встречаются среди населения в целом – повышенное кровяное давление, диабет, ожирение, рак груди и так далее. Однако из-за ограниченного доступа к медицинской помощи эти заболевания не диагностируются и не получают должного лечения до тех пор, пока они не нарушают работу внутренних органов и не сокращают продолжительность их жизни.

Вы лечите женщин в секс-индустрии, с медицинской точки зрения, есть какая-то другая «профессия», которая приводит к аналогичному вреду для здоровья и заболеваниям?

Какая-то другая профессия? Нет, разумеется, нет. Если, конечно, вы не считаете профессией крайнюю бедность. Именно поэтому, когда некоторые люди называют нахождение в секс-индустрии профессией – это просто абсурд.

Среди ваших пациенток есть те, кто не считает себя пострадавшими от траффикинга. Медицинские проблемы в этой группе женщин как-то отличаются?

Те мои пациентки, которые все еще находятся в секс-индустрии, имеют наиболее острые и сложные медицинские потребности. По моему опыту, нет никакой разницы, пострадала ли женщина от траффикинга или она считает, что это ее личный выбор. Практически всех женщин в секс-индустрии насилуют, избивают, заставляют заниматься сексом без презерватива. Все они пренебрегают профилактическими мерами и осмотрами из-за отсутствия медицинской страховки или страхом перед системой здравоохранения.

Врачи вообще предлагают какие-то профилактические меры против такого количества возможных недомоганий?

В медицине рекомендации профилактических мер зависят от выявления людей с повышенным риском. Например, я мечтаю о том, чтобы спасительная вакцинация против ВПЧ стала дешевле, и чтобы ее можно было проводить с помощью одной инъекции, так чтобы все женщины с риском могли бы получить ее преимущества. Также я мечтаю о том, чтобы врачи научились распознавать риск траффикинга у пациенток, располагали научными данными о заболеваемости среди женщин с таким риском и могли бы предложить им профилактические меры. В «Клинике выживших» профилактика – это ключевая часть медицинской помощи. Услуги, которые мы предлагаем, варьируются от мазков Папаниколау до контрацепции, от измерения уровня холестерола и сахара в крови до анализов на ИППП и измерения давления. Мы раздаем бесплатные презервативы и учим женщин самостоятельно обследовать свою грудь. Мы также проводим опросы среди пациенток и собираем данные медицинских тестирований, чтобы медицинское сообщество смогло лучше понять эту группу пациенток. Мы сотрудничаем с врачами по всей стране и вместе мы пытаемся разработать оптимальные рекомендации по медицинской помощи женщинам, пострадавшим от траффикинга.

Вы бы назвали такие меры «снижением вреда»?

Да, в буквальном смысле, это и оно есть, но я хочу подчеркнуть, что в «Клинике выживших» мы делаем намного больше, чем стандартные программы «снижения вреда». Моя цель НЕ в том, чтобы стать «своим врачом» для женщин, которые все еще находятся в секс-индустрии, и обеспечивать их контрацепцией и бесплатными презервативами по принципу «не спрашивай не говори». Это близорукий подход. Конечно, заниматься снижением вреда намного проще и безопаснее, но такие программы лишь немного замедляют накапливающийся вред, и они удерживают женщин в секс-индустрии, поскольку создают иллюзию физической «безопасности», при том, что психологические травмы остаются такими же.

Как получилось, что вы решили посвятить себя глобальному женскому здоровью?

Впервые я столкнулась с секс-траффикингом, когда была интерном в «Партнерах по здоровью», тогда я читала о последствиях экономических проблем в бывшем Советском Союзе. После развала СССР многие мужчины потеряли работу на государственных предприятиях, среди них начал распространяться туберкулез и алкоголизм. Многие женщины с детьми, оказавшиеся в отчаянном экономическом положении, подверглись траффикингу в секс-индустрию. Еще больше о печальной реальности я узнала, когда жила в Израиле в 2007 году, где я услышала о бедуинском секс-траффикинге.

Что касается женских генитальных увечий, то я непосредственно наблюдала их последствия, когда работала в исследовании материнской смертности в Гане. Хотя эти увечья встречаются в Гане намного реже, чем в других африканских странах, я лечила нескольких таких пациенток в нашей сельской больнице. Из-за этой процедуры у женщин были мочеполовые инфекции, тяжелые боли и осложнения при родах. Когда я получила лицензию акушерки-гинекологини, я почувствовала, что теперь, наконец-то, у меня есть необходимые навыки, чтобы оказывать медицинскую помощь и защищать права этих женщин.

Каковы ваши надежды в отношении «Клиники выживших»?

До открытия клиники многие мои коллеги не верили, что в Нью-Йорке есть секс-траффикинг или женщины, пережившие генитальные увечья, которые до сих пор страдают от их последствий. Неудивительно, что в реальности женщинам просто нужно было безопасное место, а на каждую женщину, о которой мы заботимся, приходятся еще сотни тех, кого мы еще не охватили. Пациентки говорят нам, что мы меняем жизни, и благодаря их смелости мы собираем истории и данные, чтобы привлечь больше ресурсов для медицинской помощи этой группе населения.

Источник: CATW International

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Похожее

netovar.org

Мнение сексолога. 10 мифов о проституции

Романтика проституции, сексуальное удовольствие, высокие заработки и другие интересные мифы о девушках легкого поведения.

Миф 1. В проституцию приходят по призванию едва ли не на генетическом уровне

Это означает, что часть девушек искренне убеждена в том, что выбрав профессию проститутки, они исполняют особую миссию – служение мужчине, спасение мужского начала и т.п. Это не так. Основной причиной выбора данной профессии у девушек являются их алчность и лень, стремление к легким деньгам. Абсолютное большинство проституток ненавидит всех мужчин вообще, считает их сволочами и подонками.

Миф 2. Романтика проституции как профессии

Никакой романтики на проверку в основе проституции нет. В этом до предела брутальном циничном мире властвуют женская алчность и лень в союзе с мужской похотью.

Миф 3. В проституцию девушки идут от большой нужды

Неправда. К проституции девушек либо принуждают, либо сами они приходят в эту профессию в поисках легкого заработка.

Миф 4. Из этой профессии легко уйти (соскочить), решив свои проблемы, скопив денег.

И это ложь. Те же легкие заработки прочно удерживают девиц легкого поведения в профессии, а также наркотики и сутенеры.

Миф 5. Проститутка может стать хорошей женой

Действительно все проститутки тешат себя иллюзиями, что удачно выйдут замуж по любви и станут хорошими женами. На самом деле, чем дольше такая девушка задерживается «в профессии», тем меньше у нее шансов устроить свою личную жизнь. Помимо алкоголя, наркотиков, цинизма девушка со временем приобретает особые свойства характера…Основной из них – стойкое отношение к мужчине, как к «орудию производства», т.е. решение «через мужчину» всех своих экономических и моральных проблем на основе экономической сделки. Избавиться от подобного видения мужчины путана уже не в состоянии.

Мнение сексолога. 10 мифов о проституцииМнение сексолога. 10 мифов о проституции
Кадр из фильма «Красотка» Миф 6. Проститутка в процессе работы получает сексуальное удовольствие

Ничего подобного! В среднем петербургская путана «пропускает через себя» 3-4 мужчины за смену. Это в случае, если девушка работает в «элитном» массажном салоне, т.е. находится в лучшем, привилегированном положении. О каком удовольствии может идти речь, если ежедневно с тобой совокупляются 3-4 или более нелюбимых особей мужского пола. Даже если у девушки имеются задатки нимфоманки – такой «распорядок» стремительно приводит к выработке отвращения к интимной жизни и фригидности.

Миф 7. Высокие заработки путан

Если это когда-то и было, то очень давно… оставим в прошлом легенды о знаменитых и богатых куртизанках. Современная путана в самом элитном салоне зарабатывает в лучшем случае 1500 — 1800 долларов в месяц. Купить на эти деньги квартиру в современном мегаполисе или дорогой автомобиль невозможно. Эти деньги уходят на дорогую косметику, наряды, ночные клубы, а также наркотики и алкоголь… По мере стремительного старения и «выхода в тираж» заработки путан падают.

Миф 8. Проститутка по натуре мастер общения, тонкий психолог

Хорошим психологом путана бывает только оценивая платежеспособность своего клиента. На самом деле для проститутки – чем меньше клиент мелет языком, тем лучше. В этом путана подобна маньяку, который не желает разговаривать с жертвой – а вдруг он ее разжалобит и тем самым заставит сделать скидку… Для путаны характерно полное отсутствие жалости к клиенту, а также к себе подобным.

Миф 9. Проститутка уважает клиента

Чушь! В ходе профессионального общения у путан вырабатывается однозначное мнение – все мужики изменяют своим женам, у всех мужчин – большие психические комплексы.

Миф 10. Проститутка заботится о своем здоровье

О здоровье путаны заботятся ее работодатели. Ничуть не бывало. Чем дольше девушка находится в профессии, тем больше она деградирует и становится равнодушной к своему женскому здоровью. Так называемые работодатели о здоровье путан ен заботятся вообще. Зачем? Если отработанный материал можно выбросить и нанять новую девицу. Автор:  Игорь Князькин

mensby.com

Психология женской проституции

  Что же такое женская проституция? О чем мечтают женщины, которые стали на путь этого ремесла? И что говорят психологи о проституции?

  Женская проституция – это зависимость. Так говорит нам наука под названием «психология». Также как многие люди зависят от алкоголя и наркотиков, так и проститутки зависят от своего ремесла. Просто не все проститутки могут осознать свою зависимость от занятия проституцией. Они становятся просто потерянными для общества. А общество, в свою очередь, высокомерно относится к таким женщинам, считает их «отбросом», мусором. Многие просто не понимают, что же может толкнуть добропорядочную женщину на такое ремесло. А причины у всех разные.

  Некоторые женщины слишком страстны, им всегда не хватает острых ощущений. Они проводят много времени в поиске, но никак не могут разобраться в себе. Они знакомятся с мужчинами, но вскоре чувствуют себя неудовлетворенными одним партнером. И они опять продолжают свои поиски до тех пор, пока не становятся проститутками. Именно в этом занятии они обретают внутреннее умиротворение. Они понимают, что проституция – это именно то, чего им так не хватало в жизни.

  Другие, наоборот, постоянно чувствуют себя недовольными. Они любят жаловаться на свою судьбу. Им никогда не везет с партнерами. Они постоянно плачут от того, что их бросают. А мужчины просто не прощают им слабости и безволия. Постепенно один мужчина сменяется другим, и женщина становится проституткой. Когда она начинает зарабатывать деньги своим ремеслом, она понимает, что в этой жизни все не так уж и плохо. Она верит в то, что мужчины рады предложить ей деньги, что они ее любят и дорожат отношениями с ней.

  Каждая проститутка мечтает о том, что однажды к ней придет настоящий мужчина, и «заберет» ее. Он будет ее любить, считать ее единственной и неповторимой. На самом деле, все это не соответствует реальности. В мире совсем мало мужчин, способных поскупится своими жизненными принципами, и жениться на проститутке. Это категория мужчин, которые не умеют уважать себя. В проститутке они видят свою несчастливую судьбу, и начинают верить в свои возможности. Проститутка умеет доказать мужчине его индивидуальность. С ней мужчина начинает ощущать себя кому-то нужным человеком. Он понимает, что его любят, ему верят. Психология женской проституции состоит именно в убеждении.

Обратная сторона проституции

  Каждую проститутку приводит в это ремесло своя дорога. Некоторые женщины сознательно становятся на путь торговли своим телом. У других просто несчастливая судьба, и таким образом они начинают искать утешение. Третьи попадают сюда совершенно случайно, они совсем не осознают себя проститутками. Всех этих женщин объединяет одно: все они являются продажными женщинами.

  Жизнь, как медаль, — имеет две стороны. Часто фортуна поворачивается к нам своей другой стороной. Мы быстро привыкаем к счастью, убеждая себя в том, что так будет всегда. Когда мы любим, и любимы, нам кажется, что весь мир лежит у наших ног. Мы ощущаем внутреннее счастье каждой клеточкой своей души.

  Но судьба любит злые шутки. В одночасье мы можем остаться «у разбитого корыта». Просто однажды мы лишаемся чего-то очень дорогого и важного для нас. Мы теряем частичку себя, а без этой частички жизнь становится серой и унылой. Иногда, разочарованная в любви, женщина становится настоящей проституткой. Она мстит всему миру за то, что не смогла удержать свое счастье. В своем занятии она винит весь мужской пол. Она просто не может справиться со своим внутренним напряжением, и начинает питаться своей ненавистью к мужчинам. Постепенно она приходит в себя, и начинает понимать, что она занимается совсем не тем, что ей нужно. Но остановиться уже поздно. Общество не прощает ей «измены», она становится изгоем.

  В этом и состоит обратная сторона проституции. Многие проститутки мечтают бросить свое ремесло, жить нормальной жизнью. Они мечтают создать семью, родить детей, и быть счастливыми. Но обратной дороги уже нет. Общество никогда не сможет принять в свои объятия продажную женщину. Для добропорядочных граждан проститутка навсегда останется именно проституткой. Люди всегда будут относиться к ней с презрением. Она не сможет заслужить доверие и уважение к своей персоне. Ей постоянно будут напоминать о том, что она торговала своим телом, продавала себя за деньги. Да, это жестоко, но здесь ничего нельзя сделать.

  Поэтому женщине, прежде чем встать на путь проституции, нужно тщательно подумать обо всем, взвесить все «за» и «против». Ведь обратной дороги уже не будет. Проститутка никогда не сможет превратиться в леди, и с этим ничего не поделаешь. Она не сможет иметь нормальную семью, на нее всегда будут показывать пальцем, и вспоминать ее прошлые «заслуги».

 

 

taboo.su

Психология проституток: зачем, мотивы, травмы, последствия

Проституция – древнейшая из профессий, снискавшая дурную славу в обществе, но неизбежно затягивающая в свои сети девушек, которые стремятся к легким деньгам. Только вдумайтесь, какое неприятное, оскорбительное и отталкивающее слово – проститутка. Давайте обсудим, почему так происходит, и просто ли на самом деле заработать в этом бизнесе.

И сразу довольно грустный научный факт: с точки зрения клинической психологии занятие проституцией является самым настоящим психическим расстройством. Если точнее – шизотипическим, то есть аномальным, с навязчивыми идеями и эмоциональным выгоранием. Сложно сказать, что играет здесь главную роль: само психическое расстройство заставило девушку пойти на этот шаг или работа со временем вызвала дисбаланс. Но эти вещи, как правило, взаимосвязаны. Сюда же можно отнести и беспорядочные половые связи – так называемый промискуитет. Чаще всего природа этого явления точно такая же, как и в случае проституции. Оказалось, что в числе моих клиенток немало представительниц этой профессии, и попали они в нее разными способами. Например, в сети можно найти огромное количество форумов, где хитрые и авантюрные мужчины цинично вербуют молодых хорошеньких особ в девочки по вызову, а те, в свою очередь, платят им некий процент, за счет которого создатели такого «конвейера» счастливо живут где-нибудь на островах в Индийском океане и горя не знают.

Две стороны одной медали

Так как вопрос наболевший, и таких клиенток предостаточно у любого психолога, рассмотрим некую классификацию и выделим два типа девушек, выбирающих проституцию делом своей жизни.

К первому типу можно отнести тех, кто относительно спокойно и хладнокровно может зарабатывать таким способом и практически не разрушить себя со временем. Именно у таких чаще всего неплохо складывается личная жизнь: они уезжают за границу, выходят замуж, создают семьи и даже продолжают работать проститутками до седых волос, а то и дольше. Такая девушка не чувствует гармонии между душой и телом, совесть ее не мучает. Она не сможет ответить на вопрос, какие эмоции вызывает у нее все происходящее – для нее работа нормальна, и все. Поэтому ей проще оставаться в таком бизнесе и удается даже получить от него всю выгоду, если таковая вообще возможна. Более того: такие девушки безумно любят свое дело и абсолютно искренни в этом! Ведь труда никакого, а заработок приличный. Многие даже всерьез начинают заниматься своей внешностью, поднимая ценовую планку.

Со вторым типом все гораздо сложнее. Кого так сильно разрушает проституция? Конечно, чувствительных, ранимых особ, эмоционально нестабильных, ведомых и внушаемых. Именно они больше других подвержены глубоким затяжным депрессиям. В особо тяжелых случаях могут появиться галлюцинации, навязчивые идеи, агрессия и резкие перепады настроения. Эта категория девушек находится в группе риска по суициду и склонности к алкоголизму и наркомании, но именно они ведут себя противоречиво: сильно страдают и мучаются, но проституцию не бросают.

Что же объединяет эти два типа? Очевидно – явные садомазохистские наклонности. И даже заработок здесь не играет особой роли (он сильно отличается в каждом индивидуальном случае), пусть даже многие девушки утверждают, что если бы не легкие деньги, нашлась бы другая работа. Это отговорки. За осознанным выбором проституции как способа обеспечить себя стоит болезненная потребность быть униженной, купленной, обиженной и даже изнасилованной. То есть, неосознанное (или сознательное) желание быть покоренной, порабощенной.

Все проблемы родом из детства. Давайте рассмотрим, в какой среде могла вырасти девушка, работающая проституткой. Не будем принимать во внимание неблагополучные семьи – и так понятно, какие последствия влечет за собой такая жизнь. Возьмем среднестатистических, обычных девочек, которых полно в нашем с вами окружении и не только. Как правило, они воспитываются вполне адекватными родителями, в благополучной семье, чаще всего даже полной – мама, папа, может быть, братья или сестры. У них не было голодного детства или каких-то других ужасных предпосылок, которые могли бы повлиять на профессиональный выбор не в лучшую сторону. Но, тем не менее, при наличии двух возможных путей – работать, например, официанткой в кафе или проституткой – выбор пал на второй. Почему?

Обман и эмоциональное насилие

Первое, о чем говорит моя практика – девочки из вполне благополучных семей абсолютно уверены, что деньги достаются только тяжелым трудом, и никак иначе. Это трудно, невыносимо и ужасно, и тут – легкий заработок и красивая жизнь. Ну что стоит пару часов поублажать клиента? Зато заветные евро будут в кармане. На самом деле, это очень страшно, когда человек начинает думать в таком направлении. Второе – ощущение собственной нужности. Даже если девушку купили, ей приятно, что ее выбрали среди других, значит, она чего-то стоит. Весьма печальная иллюзия, причины которой также нужно искать в семье. А именно: в отношениях родителей и детей царит абсолютная ложь. Очень хорошо это показано в нетленке советского кинематографа – «Интердевочке». Приглядитесь к семьям своих знакомых и подруг, которые пустились во все тяжкие: что твердит мама всем окружающим? Что ее девочка не такая, она никогда не встанет на скользкую тропинку, в семье все прекрасно и хорошо. Узнаете сюжет?

На самом деле, в семье все плохо. И ребенок бессознательно начинает протест, свою маленькую революцию, чтобы хоть и утрированно, но все-таки показать родителям, как в действительности обстоят дела, и что врать не надо. Наверняка в вашем окружении найдется человек, который с удовольствием живет как бы для других – вертится в их проблемах, берет на себя их судьбы, но при этом совершенно не замечает (или сознательно не хочет замечать), что происходит у него дома, а тем более – как-то решать эти вопросы. Для всех существует внешний мир, красивый и радужный, полный семейной любви, но внутри фактически идет негласная война. Именно обман становится отправной точкой в нарушении психологической гармонии.

Вторая причина свернуть «не туда» – психологическое насилие. Парадокс, но здесь действует принцип «клин клином вышибают». То есть, выбирая проституцию и все, что она за собой влечет, девушка хочет излечиться от тех душевных травм, которые были нанесены ей с детства близкими людьми. Причем, проигрывать эти сценарии требуется раз за разом, постоянно, циклично. Для чего? Чтобы, в конце концов, принять это как данность, и убедить себя в том, что ничего ужасного на самом деле не происходит. Нарастить своего рода эмоциональный «панцирь» и перестать болезненно воспринимать прошлое и настоящее. Конечно, перед нами самая настоящая зависимость – от мгновенных денег, от унижения и раболепства.

Что с этим делать?

Психологическая работа с девушками, занимающимися проституцией, очень сложна и длительна. Отказаться от этой профессии просто так, как уволился бы любой человек с обычного предприятия, невозможно. Неверие в собственные силы и заниженная самооценка здесь главенствуют. Но при этом каждая девочка по вызову считает себя независимой! Удивительно, но факт: получая оплату от своих клиентов, ни одна из них не хочет быть зависимой от них. Именно поэтому многие не стремятся замуж, а если такое случается, то супруг, как правило, тихий, простой и нередко ленивый. С активными самодостаточными мужчинами у таких девушек, почему-то, не складываются отношения, но среди подобных особ есть очень покладистые жены и отличные мамы. Конечно, при условии, если она окончательно исчерпала себя в профессии и остепенилась.

Как строится терапия? Во-первых, качество самой работы для девушки и снижается, и улучшается. То есть, выбор клиентов становится иным: если раньше выбор был минимален, то теперь это только постоянные поклонники и те, кто нравится лично ей. Постепенно снижается количество часов работы, проработка психологических травм уменьшает потребность в насилии и повышает самооценку. В конечном итоге девушка начинает видеть другие перспективы в своей жизни, находит более достойные способы заработать и открывает в себе множество талантов и достоинств, которые помогут ей развиваться в дальнейшем. Это очень сжатый план выхода из зависимости, но четкое следование ему меняет жизнь к лучшему.

www.webcam-rabota.com

Распространенные мифы о проституции

Проституцию сравнивают с неизлечимой болезнью, от которой некуда деться. Но во все времена были женщины, торговавшие телом ради наживы. О том, что проститутки были всегда — не новость, но многие из нас не подозревают об опасностях, которые таит в себе эта профессия.

Миф первый: пpocтитутки сами выбирают эту профессию
Стоит отметить, что профессией это назвать сложно. Девушки не выбирают клиента и никто не хочет превращать торговлю своим телом в бизнес. Как правило, молодых женщин вовлекают в эту сферу и противостоять натиску очень сложно. Особенно, когда девушек похищают ради использования в секс-услугах или угрожают расправой. Нередко женщине навязывают придуманные долги.Миф второй: женщинам это нравится
Конечно, если говорить об элитной проституции, то можно считать, что секс с клиентом доставляет девушкам удовольствие, тем более, что они получают за это большие деньги. Но расчет не оставлять профессию приходит в голову многим, как только они сравнивают, какую зарплату будут получать, работая по специальности.

Впрочем, это не трезвый расчет, а результат травм, которыми их наградили во время вовлечения в этот жестокий бизнес. Проституция считается самой опасной «профессией», ведь мало что может прийти в голову клиенту — избить или вовсе убить девушку по вызову.

Миф третий: пpocтитуция — такая же работа, как любая другая
Удивительно, но факт — те, кто кричат, что проституция — такая же профессия, даже не хотят себя представить на месте секс-работницы. Исключение — возможность пойти на подобное ради жизни своего ребенка.Существует миф и о легализации проституции, которая позволит девушкам по вызову стать такими же членами общества как и все. Однако, как показывает опыт, никогда проституция не будет сравниваться в социуме с профессией, а проститутки всегда будут дискриминированы в обществе.

Миф четвертый: пpocтитуция спасает общество от насилия
Ошибочно также полагать и то, что проституция способна спасти других женщин от сексуального насилия. Мол, мужчине проще заказать девушку, чем изнасиловать свою знакомую. На самом деле сама проституция и является насилием, кроме того, она провоцирует насилие.

Миф пятый: ceкc-работницы помогают мужчинам, которые не имеют другой возможности удoвлeтворить естественную потребность в ceкce
Конечно, есть какой-то процент клиентов, не способных физически удовлетворить женщину. Им приходится платить проституткам, чтобы «снять стресс». Можно считать проституток исполнителями «благой миссии», когда они занимаются сексом с инвалидами.Но если взглянуть на статистику, мы поймем, что процент инвалидов среди клиентов — очень мал. Типичный клиент проституток — успешный и здоровый мужчина.

Миф шестой: проститутка может сменить профессию
В мире единицы женщин, которые смогли завязать с проституцией. Многим не дает это сделать сломленная психика, а кто-то и вовсе не доживает до этого момента. Тех, кто ступил на путь в сферу торговли телом, после «возврата» в общество испытывают серьезное отторжение.

И банально, проститутку никто не захочет отпускать, пока она жива и может приносить доход. Это жестокий бизнес, который не имеет выхода.

www.anews.com

Опыт в проституции с точки зрения психотерапии — Люди не могут быть товаром — проституция, траффикинг, порнография

Дана Леви – пережившая проституцию из Израиля и активистка движения за Шведскую модель в этой стране, в которой недавно были приняты соответствующие изменения в законодательстве. В этой статье она говорит с психотерапевткой Тал Кройтору, исполнительной директоркой израильской сети «Эксперты EMDR», о ее работе с людьми, пережившими проституцию.

Вы занимаетесь психотерапией EMDR. В чем цель этого подхода?

Десенсибилизация и переработка движением глаз (ДПДГ, EMDR) – это подход, который изначально был разработан для помощи людям, страдающим от последствий психологической травмы. Чаще всего этот подход применяется для помощи жертвам сексуального насилия, а также людям в состоянии эмоционального шока, жертвам дорожно-транспортных и других происшествий, например, пожаров.

Метод EMDR показал эффективность для людей с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), и его применение было расширено по двум направлением. Во-первых, его стали применять для терапии людей с более комплексными проблемами – риском суицида, зависимостями, имеющими личностные расстройства и так далее. Во-вторых, подход начали применять для более стабильных клиентов – например, для того, чтобы улучшить показатели профессиональных спортсменов или помочь актерам преодолеть боязнь сцены.

Вы работаете с людьми в проституции?

С некоторыми работаю, но это не большинство моих клиенток. В основном это люди, которые уже вышли из проституции, но у них до сих пор есть эмоциональное бремя, связанное с этим периодом в жизни. Даже непродолжительное вовлечение в проституцию оставляет шрамы на долгие годы.

Если их так немного, то, может быть, проституция не так уж вредна?

Мои встречи с людьми в проституции в рамках моей работы и вне ее оставили у меня совершенно другое впечатление. Я не думаю, что если люди редко обращаются за терапией, то это доказывает, что у них хорошее эмоциональное состояние, и им не нужна помощь в связи с травмой. Более вероятно, что они настолько травмированы, что у них нет ресурсов для того, чтобы обращаться за терапией и следовать ей. Мы должны учесть, что любая психотерапия требует определенного объема ресурсов – времени, денег, изменений в привычном распорядке дня и хотя бы минимальной эмоциональной стабильности.

С какими проблемами обращаются те, кто покинули проституцию?

Обычно они не обращаются за психотерапией «из-за проституции». Люди обращаются за терапией, потому что страдают от депрессии, тревожных расстройств, дисфункциональной жизни, неудач в отношениях и того, что в их жизни много страданий. Но это последствия, а не причина, а EMDR работает с причинами, и иногда оказывается, что в прошлом они были вовлечены в проституцию.

Каким образом проституция может привести к депрессии или ПТСР?

Я расскажу про одного из моих пациентов. Он иммигрировал в Израиль самостоятельно, жил в колледже и думал, что проституция – это хороший способ заработать деньги. Он думал, что он будет разборчивым в отношении клиентов – будет выбирать только тех мужчин, которые привлекают его самого. Что тут страшного?

Потом появился клиент, он хорошо выглядел, но он хотел, чтобы деньги были отработаны. При взаимных отношениях обе стороны получают удовольствие, делают то, что им хочется, как минимум то, что не причиняет им боль. Но если это «клиент», то мой пациент был должен «предоставить услугу». Он оказался в ситуации, которая по сути точно такая же, как и многие случаи изнасилований, о которых мне рассказывали пациентки: «Я лежал там и ждал, когда же все закончится, мне было больно, и временами мне казалось, что я покинул тело и смотрю на все это со стороны». Полученные деньги он моментально потратил, потому что он испытывал к ним отвращение.

Для многих пациенток проституция – это опыт беспомощности, невыносимых переживаний, стыда и вины («я сама напросилась») и сокрытия правды о своей жизни. Я наблюдала пациенток, которые не хотели называть этот свой опыт проституцией, как правило это были ситуации на грани того, что обычно так называют. Однако в любом случае, если секс происходит по любым другим мотивам, нежели желание и свободное волеизъявление, существует большой риск, что он приведет к психологической травме.

Другая пациентка сказала мне: «Мне были нужны деньги, а он так сильно меня хотел, что он сказал, что поселит меня в отеле и будет платить огромные деньги, но он меня нисколько не привлекал. Я все равно попыталась, потом снова попыталась, но через два месяца я ушла». Все отношения в ее жизни так или иначе включали насилие.

Как именно проституция приводит к травме?

Причина травмы – ситуация, когда мозг сталкивается с опытом, который слишком невыносим, чтобы обработать его в режиме реального времени. Когда это происходит, память об этом опыте остается необработанной, и это приводит к двум последствиям. Во-первых, событие продолжает существовать даже после того, как оно давно закончилось. Например, солдат с посттравматическим стрессом не выздоровеет от того, что война уже закончилась, и точно также проституированная женщина не выздоровеет потому, что она ушла из проституции.

Второе последствие состоит в том, что все может напомнить о травме – запах, описание, сон. То же относится и к нормальным воспоминаниям, но травматические воспоминания действуют иначе. Они хранятся в необработанном виде, и они сопровождаются непропорциональным страхом, чувством беспомощности и болью.

Сама по себе ситуация проституции вызывает невыносимые переживания. Когда сексуальный контакт происходит не по причине желания, а из-за того, что женщина принуждает себя к нему ради денег, она будет пытаться отделить себя от этой ситуации. Это приводит к диссоциации, мысленному отделению от тела. Подобное событие запоминается аномально – с помощью иных нейронных путей мозга, оно не сопровождается информацией о времени и месте, и впоследствии женщина будет переживать всю ту же панику, ту же тревожность при малейшем контакте с этим воспоминанием. Конечно, проституция также может быть связана с другими очень травматическими событиями, например, актами насилия со стороны проститутора или сутенера, но травма может появиться даже без этого дополнительного насилия.

Насколько уникальна травма, от которой страдают люди, пережившие проституцию?

Я бы сказала, что это такая же травма, как и в других случаях. Такую же травму переживают пострадавшие от сексуального насилия, и они тоже редко обращаются за помощью именно в связи с насилием. Только в этом случае мы говорим о множестве случаев сексуального насилия, которые повторялись снова и снова.

Многие страны признают опасность секс-индустрии, но решения предлагаются разные. Что вы думаете о легальных моделях, с помощью которых проституцию пытаются сделать не такой вредной?

Я не верю, что проституцию можно сделать безвредной. Может быть, менее вредной, в том смысле, что убийство двух человек не так вредно, как убийство миллиона, но не в том смысле, что она может стать хорошим явлением. Изнасилование одним человеком, может быть, менее вредно, чем групповое изнасилование, но говорить «Х не так вредно как Y», когда речь идет об изнасилованиях – для меня это звучит безумно.

Новая Зеландия приняла модель полной декриминализации. Согласно этой модели секс-индустирия – это просто отрасль сферы услуг, а проституция – такая же работа, как любая другая. В частности, по крайней мере в теории, у женщин есть возможность отказываться от «клиентов». Утверждается, что это может уменьшить предрассудки в отношении проституции. Это может снизить травматические последствия проституции?

Проблема проституции не в предрассудках, по крайней мере, они играют не главную роль. Проблема начинается с проникновения в ваше тело, которое происходит не потому, что вы возбуждены и хотите этого, а потому что вы товар. Конечно, право отказаться от «клиента» делает ситуацию не такой смертельно опасной, как отсутствие такого права, но что такой отказ значит? Это так же «полезно» как то пресловутое приложение, в котором ты заранее даешь согласие на секс. Но где же право отказаться после начала секса? Что произойдет в тот момент, когда «клиент» почувствует, что нужно получить побольше за свои деньги? Какой практический смысл есть в праве отказаться во время самого акта, если сам по себе этот акт, по своей сути – это не то, что ты хочешь, это просто то, за что тебе платят?

Нам всем приходится делать на работе то, что мы не хотим, потому что нам за это платят.

Конечно, но есть огромная разница между ситуацией, когда начальник просит вас оформить документы, и когда он просит вас сделать ему минет. Есть огромная разница между незнакомцем, который наступил вам на ногу, и незнакомцем, который схватил вас за пах. Разные действия имеют разную эмоциональную цену.

Это как сказать: мне жаль, что я разлила стакан воды, а еще мне жаль, что произошел теракт. Эти ситуации просто несопоставимы. Если начальник попросил вас приготовить кофе гостям, а это не входит в ваши рабочие обязанности, это крайне неприятно. Но это не то же самое, как если начальник потребует переспать с этими гостями.

Понимаю. Но если мы согласимся, что от секс-индустрии не избавиться, то не лучше ли будет тем, кто уже попал в нее, если она будет легальной, как любая другая работа, а не преступлением, за которое могут наказать? Это снизит предрассудки, повысит социальное принятие, улучшит доступ к властям.

Есть большая разница между криминализацией женщин в проституции и криминализацией проституторов. Если проститутор вне закона, это никак не мешает женщине обратиться к властям – ведь это он нарушил закон, а не она. Нам не нужен легальный статус проституторов, чтобы обеспечить право женщин на защиту закона, это совсем другой вопрос.

Что касается предрассудков – с какой стати легальная проституция уменьшит предрассудки и повысит социальное принятие? Это коснется только предрассудков и социального принятия в отношении проституторов и сутенеров.

Более того, никогда это не будет «такой же работой». От этой фразы нужно полностью отказаться. Мы все прекрасно понимаем, хотя бы на интуитивном уровне, что это совсем не такая же работа.

Интуиция у всех разная. Вы не могли бы пояснить, почему вы считаете, что это не такая же работа?

Вот некоторые критерии, которые делают работу легитимной, даже если и не очень желанной:

— Для руководителя нормально предложить ее сотрудникам за дополнительную плату. Если руководитель попросит администраторку поддерживать архив и веб-сайт компании за дополнительную плату – это нормально. Но он не может, не нарушив при этом закон, попросить администраторку спать с клиентами, о какой бы компании ни шла речь.

— Это нормально, если ваши дети будут заниматься этой работой летом в качестве подработки или ознакомительной практики. Очень часто люди сравнивают проституцию с непрестижной, малооплачиваемой работой. Но многие подростки занимаются уборкой, работают в магазинах или ресторанах, чтобы немного заработать, и это не считается ужасным. Напротив, вы можете гордится тем, какие у вас трудолюбивые дети.

— Для государственной службы трудоустройства совершенно нормально предлагать такую работу безработным.

— После увольнения с такой работы не нужен длительный период реабилитации, прежде чем люди снова смогут нормально функционировать.

— Политик или парламентарий может попробовать выполнять эту работу в течение нескольких часов, чтобы лучше понять, с чем сталкиваются люди на этой работе.

Я хотела бы еще поговорить о реабилитации. Почему реабилитация после проституции очень часто такая длительная и сложная?

В реальности нежелательные проникновения в ваше тело – это крайне травматичный опыт, и деньги этот факт не меняют. Незнакомец, хватающий вас за интимные части тела, вызовет у вас шок, и то же самое относится к пенетрации, если вы терпите ее только из-за финансовой нужды. А знаете что? Если кто-то хочет провести эмпирический тест, то пусть попробует сам, а потом поделится с нами результатами.

Если проституция – это такая же работа как любая другая, то я предлагаю политикам и парламентариям, которые так считают, позаниматься проституцией одну неделю, прежде чем принимать решение. Это ведь обычная работа, ничего особенного. А уж как это повысит социальное принятие и уменьшит предрассудки!

Ущерб от сексуальной травмы огромен, и существует очень много научных исследований на эту тему. Если это «то же самое», то почему «мой брат толкнул меня» и «мой брат совершил со мной половой акт» — это не одно и то же? У меня есть пациентка, пострадавшая от инцеста со стороны своего брата. Это преследовало ее десятилетиями. Но никто не обращается к психотерапии, потому что брат заставлял их убираться в своей комнате.

Некоторые говорят, что опыт в проституции не причинил им вреда. Может быть, им нужно оставить возможность этим заниматься?

Я считаю, что именно те, кто совсем не чувствует боли, находятся в самом критическом состоянии. Вероятность того, что кто-то, пробыв в проституции длительное время, никак не пострадает, настолько ничтожна, что мы не можем защитить эту практику для нескольких и ради этого закрыть глаза на огромные риски и вред для всех остальных.

А если реабилитировать тех, кто не хочет этим заниматься, а те, кто хочет быть в проституции, пусть продолжают?

А в какой еще работе нужна такая реабилитация? Это получается как в той истории, где на одном мосту постоянно происходили аварии, поэтому рядом с ним решили построить больницу.

Я твердо верю, что капля профилактики – гораздо лучше, чем море психотерапии. Есть люди, которые ушли из индустрии через очень непродолжительное время, но этот опыт все равно преследует их годами.

Что может уменьшить секс-индустрию?

Во-первых, нужно прекратить утверждения о том, что это такая же работа. Во-вторых, пока существует спрос, будут находиться люди в достаточно тяжелой жизненной ситуации, чтобы их вовлекли в проституцию. Я считаю, что единственный выход – минимизировать спрос настолько, насколько это возможно. Хотя в Израиле была принята Шведская модель, нужно также начать крупномасштабные кампании, направленные на мужчин, о том, что нельзя платить за секс.

Существует ли риск, что такие кампании и Шведская модель отпугнут «хороших клиентов» и останутся только склонные к насилию?

Возможно, если мы начнем объяснять, почему это проблема, этим продолжат заниматься только те мужчины, у которых есть самые большие нарушения. Но можно подумать, что сейчас эти агрессивные мужчины сидят и в шашки играют, ожидая, когда же примут Шведскую модель. Всегда были и будут «клиенты», чье поведение слишком сильно отклоняется от нормы.

В любом случае, разве насилие не должно считаться преступлением, независимо от того, совершается ли оно в проституции или нет? Только психопат скажет: «Я все равно нарушаю закон, так что лучше нарушу еще пару статей кодекса». Криминализация не будет превращать мужчин в психопатов. Но, можно надеяться, что сейчас, после изменений в законодательстве, на них чаще будут заявлять в полицию.

Источник: Nordic Model Now!

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Похожее

netovar.org

Последствия легальной проституции: европейский опыт

История проституции начинается примерно в те времена, когда появилось человечество, а это более 2 миллионов лет назад. В большинстве стран оказывать такие услуги до сих пор незаконно – наказанием за проституцию служит штраф или арест. Но некоторые страны поняли, что искоренить это явление невозможно и решили придать ему официальный статус. Нидерланды – всем известный пример. В каких еще странах Европы секс-индустрия легальна?

В каких странах Европы легализована проституция?

Проституция легальна в большинстве стран Европы. Некоторые государства предпочитают не вмешиваться в процесс – работа в секс-индустрии никак не регулируется. Другие страны держат процесс под контролем и жестко регулируют работу проституток, например, принуждая их регулярно проходить медицинские осмотры. Официальный статус выгоден всем – государственная казна пополняется за счет налогов, а сами проститутки могут рассчитывать на равные с другими профессиями социальные возможности и защиту полиции. Работать незаконно невыгодно – в европейских странах за это предусмотрено суровое наказание от внушительных штрафов до тюремного срока. Для сравнения: в Украине проституция незаконна, но штраф составляет всего 15 необлагаемых налогом минимумов или около 14500 грн. Такие деньги проститутка зарабатывает за 1-2 дня.

Читайте также: Легализация марихуаны: когда осчастливят украинцев?

Бельгия

Соседка Нидерландов – одной из первых в Европе легализовала секс-услуги. Здесь представительницы древней профессии исправно платят налоги и могут рассчитывать на социальное обеспечение. Они регулярно посещают медицинские учреждения и неплохо зарабатывают. Незаконным остается втягивание в секс-индустрию несовершеннолетних, а бордели строго лицензируются. Для государственного бюджета это неплохой источник дохода.

Великобритания

Не предусмотрено наказание за проституцию и в Великобритании. Правда закон здесь более жесткий – за организацию борделя и сводничество можно получить срок. То есть, проституция легальна только в том случае, когда женщина или мужчина работают сами на себя.

Дания

В Дании можно легально заниматься проституцией при условии, что это не единственный источник дохода. То есть, государство не разрешает предоставлять секс-услуги от безысходности.

Где разрешена организация проституции?

В Нидерландах, Германии, Австрии и Швейцарии это обыкновенный вид бизнеса, здесь можно зарегистрировать бордель и легально работать.

Где запрещены бордели и сутенерство?

В Испании, Португалии, Италии, Польше, Венгрии и Чехии проституция легальна, но сутенерство и работа борделей уголовно наказуемы.

Шведская секс-индустрия: клиент платит дважды 

Другой подход к легализации проституции реализован в Швеции. Здесь можно легально предоставлять такого рода услуги и не бояться наказания. А вот клиентам есть о чем беспокоиться: заплатил за секс-услуги, заплати еще и штраф 7000 крон (примерно 500 евро). За сутенерство предусмотрено более суровое наказание – до 10 лет тюрьмы.

Правительство Швеции внедрило такую модель еще в 90-х для борьбы с торговлей людьми. Любопытный факт – за 20 лет в стране снизилось количество лиц, вовлеченных в проституцию и число желающих воспользоваться их услугами. В 2009 году эту же модель приняли в Исландии и Норвегии. А в 2016 году наказание за покупку секс-услуг ввели во Франции (штраф до 3 500 евро).

Проституция в странах Европы

Читайте также: Торговля людьми – проблема, о которой принято молчать

У легальной проституции может быть только один минус – нравственные устои в обществе. Моралисты, порицая такие инициативы, делают акцент именно на нравственных аспектах. Но стоит признать – с точки зрения рационализма легализация проституции приносит больше плюсов, чем минусов.

Журналист, бизнесмен, финансист. Долгое время работал в казначействе, но по идеологическим причинам сменил службу государству на частный бизнес. Занимался строительством, ремонтом автомобилей, обменом валют. С наступлением “темных” времен в родном Донецке в 2014 сменил место жительства и род деятельности, с тех пор занимаюсь бизнесом в интернете. В настоящее время веду свои онлайн-проекты и пишу для нескольких сайтов.

Интересуюсь всем, что связано с деньгами, инвестированием и бизнесом. Другие сферы также не обхожу вниманием, как журналисту мне интересны социальные процессы и перспективы развития человечества. В своих текстах не люблю писать “голые” факты, а предпочитаю рассуждать на разные темы, высказывать собственное мнение.

offshoreview.eu

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о