Ошибки каузальной атрибуции: Ошибки каузальной атрибуции | Диплом по психологии – Фундаментальные ошибки каузальной атрибуции:

Содержание

Ошибки каузальной атрибуции | Диплом по психологии

Теоретические и эмпирические исследования каузальной атрибуции выявили несколько разнообразных тенденций в области данного процесса, свойственных большинству людей, осуществляющих каузальную атрибуцию. Эти тенденции были названы типичными ошибками каузальной атрибуции.

Кроме принципов усиления и обесценивания, выделенных Г. Келли (см. п. 3.2.), различают следующие типичные ошибки каузальной атрибуции:

  1. Фундаментальная ошибка каузальной атрибуции – зависимость каузальной атрибуции от позиции наблюдателя: при объяснении чужого поведения причины поведения чаще приписываются обстоятельствам (ситуативная каузальность), при объяснении собственного поведения причины чаще приписываются личностным особенностям (личностная каузальность).
    К причинам фундаментально ошибки каузальной атрибуции относят следующие факторы:
    • Использование личностной каузальности делает поведение других более понятным и прогнозируемым, что соответствует мотивам каузальной атрибуции;
    • Причина поведения приписывается объекту восприятия и внимания: «Для наблюдателя внешняя среда постоянна и устойчива, а действия автора изменчивы, непонятны, поэтому на них он и обращает внимание прежде всего. Для автора его действия спланированы и простроены, а среда непостоянна, поэтому концентрирует на себе его внимание» [4].

    Т.е. фундаментальная ошибка каузальной атрибуции связана с особенностями психических процессов (восприятия и внимания), а именно с психологическими особенностями восприятия «фигуры» и «фона»;

    • «Иллюзия контроля» – преувеличение человеком собственной роли в той ситуации, в которую он оказался вовлечен, обусловлено тем, что сам факт участия в каком-то событии заставляет нас почувствовать (часто безосновательно) свою способность влиять на его ход и результаты [6].
  2. Эгоцентрическая, или проективная ошибка атрибуции, или ошибка ложного согласия – при объяснении поведения окружающих человек часто исходит из собственных потребностей и мотивов: проецируя поведение другого на себя, ориентируется на то, как бы сам поступил в такой ситуации. «Ошибка ложного согласия проявляется и в тех случаях, когда в поступки другого человека вкладываются собственные смыслы: если бы я так поступал, то только по причине…» [4].
    Эгоцентрическая ошибка атрибуции связана с феноменом проекции, если использовать термины психоаналитической школы, или генерализации, если следовать терминологии бихевиоризма.В п. 4.3. будет описан механизм идентификации, являющийся следствием проекции (генерализации) и служащий основой для эгоцентрической ошибки каузальной атрибуции.
  3. Защитная ошибка каузальной атрибуции. Эта типичная ошибка проявляется в ситуациях объяснения причин получения результатов какой-либо деятельности. Человек интерпретирует неудачные результаты своей деятельности внешними и нестабильными факторами, а успешные – стабильными и внутренними [6]. При объяснении чужих достижении, наоборот, причины положительных результатов деятельности приписываются обстоятельствам, а причины чужих неудач – особенностям личности. «Если речь лично обо мне, то успех — результат моих личных титанических усилий и способностей, а неудача (со всеми случается!) — следствие неудачно сложившихся обстоятельств. Если речь о другом, то незначительный успех можно приписать лично ему — заслужил, а большой успех — стечение обстоятельств, везение… Лишь в том случае, если известно, как много усилий потратил человек для достижения результата, тенденция может слегка измениться» [4].
  4. Контрзащитная ошибка каузальной атрибуции – феномен, по сути обратный феномену защитной ошибки атрибуции. Контрзащитная атрибуция проявляется в условиях гласности: причины собственных достижений и чужих неудач приписываются обстоятельствам, а собственные неудачи и чужие достижения объясняются влиянием личностных факторов.

Защитная и контрзащитная ошибки каузальной атрибуции связаны с психологической защитой личности и с потребностью в самоуважении. Защитная атрибуция позволяет сохранить позитивную самооценку как таковую, а контрзащитная атрибуция предупреждает критику со стороны, и тем самым так же служит для сохранения положительного отношения к себе.

Далее: Свойства субъекта каузальной атрибуции. Каузальная схема

Фундаментальные ошибки каузальной атрибуции:

  1. Тенденция переоценивать роль личностных факторов и недооценивать влияние ситуации, обстоятельств. Эта ошибка характерна для «наблюдателей». Когда мы выносим оценку поведению других людей, часто просматривается следующая закономерность. При их неудачах мы говорим, что они плохо старались или что у них не хватает способностей. Если же результат деятельности успешен, мы говорим, что им просто повезло. При самоатрибуции наблюдается обратная тенденция, так как её основная цель – сохранение положительной самооценки.

  2. Ошибка ложного консенсуса (согласия) – человек склонен интерпретировать свое поведение как типичное, свойственное большинству людей. 3. Ошибка неравных возможностей ролевого поведения – разные социальные роли предполагают разное поведение, поэтому при атрибуции воспринимающий интерпретирует поведение окружающих людей в строгом соответствии с их социальными ролями. В основе данной ошибки лежит склонность опираться на ролевые стереотипы. Роль сильнее индивидуальности. Но необходимо учитывать также и то, что личностные качества даже при реализации той или иной роли делают человека уникальным. Мы сталкиваемся с

    разными врачами, учителями, родителями, начальниками и т.д).

4. Игнорирование информационной значимости неслучившегося – тенденция учитывать только очевидные факты. Представьте, что дом охраняется собакой. В этом случае о безопасности хозяев, в основном, судят, опираясь на поведение собаки. Если собака спит, значит все спокойно. Английский детектив К.Дойль в одном из своих рассказах о Шерлоке Холмсе описывает сюжет, когда Холмсу надо было выкрасть документы из дома, охраняемого собакой. Тогда Холмс начал подкармливать пса котлетами, подружился с ним, а потом потихоньку проник в дом и вынес нужные бумаги. Собака молчала. Инспектор Лестрейд сделал вывод, что бумаги украл кто-то из домочадцев. Данная ошибка атрибуции уподобляет нас инспектору Лестрейду, и мы делаем поспешные ошибочные выводы.

Механизмы межгруппового восприятия

К механизмам межгруппового восприятия В.С. Агеев относит: внутригрупповой фаворитизм, физиогномическую редукцию и стереотипизацию.

Внутригрупповой фаворитизм заключается в тенденции благоприятствовать в социальном восприятии членам собственной группы в противовес, а иногда и в ущерб членам другой. В.С. Агеев описывает ряд факторов, блокирующих его актуализацию: 1) более общие («надгрупповые») цели и социально значимые (не «группоцентрические») ценности межгруппового взаимодействия; 2) однозначность толкования, доступность и очевидность тех критериев, на основании которых выносится извне решение об успехе или неудаче группы; 3) чередование успеха и неудачи группы в межгрупповом взаимодействии.

Физиогномическая редукция – это восприятие внешности другого человека с одновременной или последующей интерпретацией его как личности

. В каждой культуре имеются специфические способы, своего рода «ключи» (Агеев В.С., 2000) для восприятия («прочтения) другого человека. Эти «ключи» достаточно эффективны, когда «прилагаются» к представителям той же самой культуры, то есть позволяют быстро, нередко автоматически и вместе с тем достаточно адекватно воспринять другого человека. Но эти же самые «ключи» могут оказаться неадекватными при восприятии представителей других культур, причем, чем более значительны различия между культурами, тем в меньшей степени применимы «ключи» одной культуры для свернутого и автоматического «прочтения» представителей другой.

Стереотипизация – это процесс формирования стереотипов, сущность которого заключается в тенденции максимизировать воспринимаемое различие между группами и минимизировать различия между членами одной и той же группы

. Стереотип чаще всего возникает на основе ограниченного предшествующего опыта, когда выводы строятся на базе ограниченной информации. Социальный стереотип – это 1) устойчивое представление о явлении или людях, свойственной представителям той или иной социальной группы 2) упрощенное представление о каком-либо социальном объекте, связанное с обобщением и обладающее повышенной устойчивостью.

Термин «социальный стереотип» был введён У. Липпманом для обозначения предвзятых представлений и мнений. Он также указал на 2 основные причины склонности к стереотипам:

  • Принцип экономии умственных усилий;

  • Принцип защиты групповых ценностей, авторитетов, взглядов, мнений.

Предлагаем следующую классификацию социальных стереотипов:

    1. конституционально – антропологические проявляются во влиянии антропологических признаков (типы телосложения, черты лица, пол) на оценку личности, психологических особенностей человека. Несмотря, на очевидную ненаучность данных описаний, американский учёный Secord установил, что тенденция приписывать определённые общие черты характера лицам, у которых можно было найти общие конституционально-антропологические признаки имеют под собой основания. Люди с похожими чертами лица действительно оказались похожими между собой и по личностным характеристикам.

    2. этнос – национальные стереотипы – это упрощённые, схематизированные, эмоционально окрашенные и чрезвычайно устойчивые образы какой-либо этнической группы или общности или национальности, легко переносимые на всех представителей этой группы. Примером могут служить многочисленные анекдоты о «прибалтах», финнах, русских, американцах и т.д.

    3. статусные, проявление данного типа стереотипов связано с зависимостью восприятия и понимания другого человека от его социального статуса. Широко известен эксперимент с исследованием зависимости роста от статусного положения человека (лаборант, доцент, профессор).

    4. социально-ролевые – это проявление зависимости восприятия и оценки человека, его личностных особенностей от социальных ролей, которые выполняет этот человек, например, военный – дисциплинированный, строгий и т.д. Отметим, что статусные, социально – ролевые и профессиональные стереотипы очень похожи.

    5. вербально – поведенческие

      характеризуют зависимость восприятия другого человека от особенностей его поведения и речи.

    6. эмоционально – эстетические стереотипы связаны с зависимостью восприятия и оценки другого человека от его внешней привлекательности – непривлекательности.

    7. профессиональные. В данном случае, имеется ввиду персонифицированный образ профессии, т.е. обобщённый образ типичного профессионала. Изучением стереотипа психолога занимался отечественный учёный В.Ф. Петренко, который выявил, что — это сложный, умный, интересный, организованный, гордый, принципиальный, остроумный и …несчастливый человек.

    Существует такое понятие, как аутостереотип, которому посвящены исследования В.Н. Куницыной. Речь шла о национальных аутостереотипах, например, типичный автопортрет русского человека: откровенный, щедрый, бесшабашный, «рубаха – парень», жизнелюбивый и умный.

    Разновидностью социального стереотипа является имидж личности, под которым понимается – воспринимаемый и передаваемый образ человека. Слово имидж произошло от английского image – образ и трактуется как эмоционально окрашенный стереотип восприятия массовым обыденным сознанием кого – либо, чего либо, например, имидж политического деятеля.

    Имидж возникает тогда, когда наблюдатель получает относительно устойчивое впечатление о другом человеке, его наблюдаемом поведении, внешнем виде, высказываниях и т.д. Имидж имеет две стороны: субъективную, то есть передаваемый образ того человека, которого воспринимают, чей образ создается, и объективную, то есть воспринимаемую тем, кто наблюдает. Передаваемый и воспринимаемый образ могут не совпадать. Кроме того, передаваемый образ не всегда отражает сущность личности.

    Выделяют основные условия принимаемого имиджа: 1) ориентация на социально одобряемые формы поведения, которые соответствуют социальному контролю, и 2) ориентация на средний класс (как наиболее многочисленный) по социальной стратификации.

    Важным элементом имиджа является умение выражать свои мысли. Межличностные и межгрупповые механизмы восприятия взаимодополняют, но не дублируют друг друга, выполняя специфические функции. Межгрупповые механизмы «обслуживают» взаимосвязь группы с другими группами. Межличностные механизмы являются средством, с помощью которого обеспечивается интеграция индивидуальных действий в совместной деятельности.

    Фундаментальная ошибка атрибуции — Википедия

    Материал из Википедии — свободной энциклопедии

    Фундамента́льная оши́бка атрибу́ции (англ. fundamental attribution error) — понятие в психологии, обозначающее характерную ошибку атрибуции — склонность человека объяснять поступки и поведение других людей их личностными особенностями (так называемой «внутренней диспозицией»), а собственное поведение — внешними обстоятельствами (так называемой «внешней диспозицией»).

    Частными случаями фундаментальной ошибки переноса являются искажение переноса (англ. correspondence bias), эффект атрибуции (англ. attribution effect), и асимметрия действующего лица и наблюдателя (англ. actor–observer asymmetry).

    Человек склонен объяснять свои успехи диспозиционно, а неудачи — ситуационно; для чужих успехов и неудач всё прямо наоборот. Например, чужое опоздание часто объясняют непунктуальностью или несобранностью опоздавшего, а собственное опоздание — пробками или тем, что «вчера спать лёг поздно». Причиной блестящей сдачи экзаменов сокурсником указывают «он всю ночь не спал, хорошо подготовился» или «ему повезло с экзаменационным билетом», а причиной собственного успеха считают высокие умственные способности или хорошее знание предмета.

    Причины фундаментальной ошибки атрибуции[1]:

    • ложное согласие — представление о своём поведении как о типичном, а об отличающемся от него — как о ненормальном;
    • неравные возможности — игнорирование особенностей, обусловленных ролевой позицией;
    • игнорирование информационной ценности неслучившегося — несделанное должно также быть основанием для оценки поведения;
    • большее доверие к фактам, чем к суждениям — это обусловлено механизмом «фигура — фон»;
    • лёгкость построения ложных корреляций — черты ошибочно соединяются как обязательно сопутствующие друг другу.

    С возникновением ошибки также связан локус контроля.

    В 2006 году Долорес Албаррасин опубликовала исследование в журнале Psychological Bulletin, где изучала вопрос асимметрии действующего лица и наблюдателя. Асимметрия действующего лица и наблюдателя — это частный случай фундаментальной ошибки атрибуции. В своём исследовании Долорес показала незначительность эффекта, который наблюдается в очень специфических экспериментальных условиях[2].

    на русском языке
    • Аронсон Э. Общественное животное. Введение в социальную психологию.
    • Майерс Д. Социальная психология.
    • Росс, Л.; Нисбетт, Р. Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии.
    на других языках
    • Abrams, D.; Viki, G. T.; Masser, B. & Bohner, G. (2003), «Perceptions of stranger and acquaintance rape: The role of benevolent and hostile sexism in victim blame and rape proclivity», Journal of Personality and Social Psychology Т. 84 (1): 111–125, PMID 12518974, DOI 10.1037/0022-3514.84.1.111 
    • Anderson, C. A., Krull, D. S., Weiner, B. (1996). Explanations: Processes and consequences. In E. T. Higgins, A. W. Kruglanski (Eds.), Social psychology: Handbook of basic principles (p. 221—296). New York, Guilford.
    • Bell, S. T.; Kuriloff, P. J. & Lottes, I. (1994), «Understanding attributions of blame in stranger-rape and date-rape situations: An examinations of gender, race, identification, and students’ social perceptions of rape victims», Journal of Applied Social Psychology Т. 24 (19): 1719–1734, DOI 10.1111/j.1559-1816.1994.tb01571.x 
    • Burger, J. M. (1981), «Motivational biases in the attribution of responsibility for an accident: A meta-analysis of the defensive-attribution hypothesis», Psychological Bulletin Т. 90 (3): 496–512, DOI 10.1037/0033-2909.90.3.496 
    • Carlston, D. E. & Skowronski, J. J. (1994), «Savings in the relearning of trait information as evidence for spontaneous inference generation», Journal of Personality and Social Psychology Т. 66 (5): 840–880, DOI 10.1037/0022-3514.66.5.840 
    • Choi, I. & Nisbett, R. E. (1998), «Situational salience and cultural differences in the correspondence bias and actor-observer bias», Personality and Social Psychology Bulletin Т. 24 (9): 949–960, DOI 10.1177/0146167298249003 
    • Epstein, Seymour & Teraspulsky, Laurie, «Perception of cross-situational consistency.», Journal of Personality and Social Psychology Т. 50 (6): 1152–1160, doi:10.1037/0022-3514.50.6.1152, <http://doi.apa.org/getdoi.cfm?doi=10.1037/0022-3514.50.6.1152> 
    • Gawronski, Bertram (2004), «Theory-based bias correction in dispositional inference: The fundamental attribution error is dead, long live the correspondence bias», European Review of Social Psychology Т. 15 (1): 183–217, doi:10.1080/10463280440000026, <https://www.researchgate.net/profile/Bertram_Gawronski/publication/235413133_Theory-based_bias_correction_in_dispositional_inference_The_fundamental_attribution_error_is_dead_long_live_the_correspondence_bias/links/55da453708aeb38e8a8a1178.pdf> 
    • Gilbert, D. T. (1989). Thinking lightly about others: Automatic components of the social inference process. In J. S. Uleman, J. A. Bargh (Eds.), Unintended thought (p. 189—211). New York, Guilford Press.
    • Gilbert, D. T. & Malone, P. S. (1995), «The correspondence bias», Psychological Bulletin Т. 117 (1): 21–38, PMID 7870861, doi:10.1037/0033-2909.117.1.21, <http://www.wjh.harvard.edu/~dtg/Gilbert%20%26%20Malone%20%28CORRESPONDENCE%20BIAS%29.pdf>  Архивная копия от 11 декабря 2005 на Wayback Machine
    • Gilbert, D. T. (1998), «Speeding with Ned: A personal view of the correspondence bias», in Darley, J. M. & Cooper, J., Attribution and social interaction: The legacy of E. E. Jones, Washington, DC: APA Press, <https://web.archive.org/web/20110709090156/http://www.wjh.harvard.edu/~dtg/SpeedingwithNed.pdf>  Архивная копия от 9 июля 2011 на Wayback Machine
    • Gilbert, D. T. (2002). Inferential correction. In T. Gilovich, D. W. Griffin, D. Kahneman (Eds.), Heuristics and biases: The psychology of intuitive judgment. Cambridge University Press.
    • Hamilton, D. L. (1988). Causal attributions viewed from an information-processing perspective. In D. Bar-Tal, A. W. Kruglanski (Eds.) The social psychology of knowledge (p. 369—385). Cambridge, England, Cambridge University Press.
    • Hamilton, D. L. (1998). Dispositional and attributional inferences in person perception. In J. M. Darley, J. Cooper (Eds.), Attribution and social interaction (p. 99—114). Washington, DC, American Psychological Association.
    • Heider F. The Psychology of Interpersonal Relations. New York: John Wiley & Sons, 1958. ISBN 0-471-36833-4.
    • Jones, E. E. & Harris, V. A. (1967), «The attribution of attitudes», Journal of Experimental Social Psychology Т. 3 (1): 1–24, DOI 10.1016/0022-1031(67)90034-0 
    • Krull, D. S. & Dill, J. C. (1996), «Thinking first and responding fast: Flexibility in social inference processes», Personality and Social Psychology Bulletin Т. 22 (9): 949–959, DOI 10.1177/0146167296229008 
    • Krull, D. S.; Loy, M. H.; Lin, J. & Wang, C. F. (1999), «The fundamental attribution error: Correspondence bias in individualist and collectivist cultures», Personality and Social Psychology Bulletin Т. 25 (10): 1208–1219, DOI 10.1177/0146167299258003 
    • Krull, Douglas S. (2001), «On partitioning the fundamental attribution error: Dispositionalism and the correspondence bias», in Moskowitz, Gordon B., Cognitive Social Psychology: The Princeton Symposium on the Legacy and Future of Social Cognition, Mahwah, New Jersey, USA: Psychology Press, с. 211–227, ISBN 1135664250, <https://books.google.com/books?id=DE-cJ8F4rSMC&pg=PA211&lpg=PA211> 
    • Lassiter, F. D.; Geers, A. L.; Munhall, P. J. & Ploutz-Snyder, R. J. (2002), «Illusory causation: Why it occurs», Psychological Science Т. 13 (4): 299–305, PMID 12137131, DOI 10.1111/j.0956-7976.2002..x 
    • Lerner, M. J. & Miller, D. T. (1977), «Just-world research and the attribution process: Looking back and ahead», Psychological Bulletin Т. 85 (5): 1030–1051, DOI 10.1037/0033-2909.85.5.1030 
    • Lagdridge, Darren & Trevor Butt (September 2004), «The fundamental attribution error: A phenomenological critique», British Journal of Social Psychology Т. 43 (3): 357–369, DOI 10.1348/0144666042037962 
    • Malle, Bertram F. (2006), «The actor-observer asymmetry in attribution: A (surprising) meta-analysis», Psychological Bulletin Т. 132 (6): 895–919, PMID 17073526, doi:10.1037/0033-2909.132.6.895, <http://doi.apa.org/getdoi.cfm?doi=10.1037/0033-2909.132.6.895> 
    • Markus, H. R. & Kitayama, S. (1991), «Culture and the self: Implications for cognition, emotion, and motivation», Psychological Review Т. 98 (2): 224–253, DOI 10.1037/0033-295X.98.2.224 
    • Masuda, T., Kitayama, S. (1996). Culture-specificity of correspondence bias: Dispositional inference in Japan. Paper presented at the 13th Congress of the International Association for Cross-Cultural Psychology, Montreal, Quebec, Canada.
    • Masuda, T. & Nisbett, R. E. (2001), «Attending holistically vs. analytically: Comparing the context sensitivity of Japanese and Americans», Journal of Personality and Social Psychology Т. 81 (5): 922–934, PMID 11708567, DOI 10.1037/0022-3514.81.5.922 
    • Masuda, T.; Ellsworth, P. C.; Mesquita, B. & Leu, J. (2008), «Placing the face in context: Cultural differences in the perception of facial emotion», Journal of Personality and Social Psychology Т. 94 (3): 365–381, PMID 18284287, doi:10.1037/0022-3514.94.3.365, <https://www.ualberta.ca/~tmasuda/index.files/MasudaEllsworthMesquitaLeuTanidavandeVeerdonk2008.pdf> 
    • Miller, J. G. (1984), «Culture and the development of everyday social explanation», Journal of Personality and Social Psychology Т. 46 (5): 961–978, PMID 6737211, DOI 10.1037/0022-3514.46.5.961 
    • Moskowitz, G. B. (1993), «Individual differences in social categorization: The influence of personal need for structure on spontaneous trait inferences», Journal of Personality and Social Psychology Т. 65: 132–142, DOI 10.1037/0022-3514.65.1.132 
    • Newman, L. S. (1993), «How individuals interpret behavior: Idiocentrism and spontaneous trait inference», Social Cognition Т. 11 (2): 243–269, DOI 10.1521/soco.1993.11.2.243 
    • Robinson, J. & McArthur, L. Z. (1982), «Impact of salient vocal qualities on causal attribution for a speaker’s behavior», Journal of Personality and Social Psychology Т. 43 (2): 236–247, DOI 10.1037/0022-3514.43.2.236 
    • Ross, L. (1977), «The intuitive psychologist and his shortcomings: Distortions in the attribution process», in Berkowitz, L., Advances in experimental social psychology, vol. 10, New York: Academic Press, с. 173–220, ISBN 0-12-015210-X 
    • Semin, G. R. & Marsman, J. G. (1994), «Multiple inference-inviting properties» of interpersonal verbs: Event instigation, dispositional inference and implicit causality», Journal of Personality and Social Psychology Т. 67 (5): 836–849, DOI 10.1037/0022-3514.67.5.836 
    • Smith, E. R. & Miller, F. D. (1979), «Salience and the cognitive appraisal in emotion», Journal of Personality and Social Psychology Т. 48 (4): 813–838, PMID 3886875, DOI 10.1037/0022-3514.48.4.813 
    • Smith, E. R. & Miller, F. D. (1983), «Mediation among attributional inferences and comprehension processes: Initial findings and a general method», Journal of Personality and Social Psychology Т. 44 (3): 492–505, DOI 10.1037/0022-3514.44.3.492 
    • Storms, M. D. (1973), «Videotape and the attribution process: Reversing actors’ and observers’ points of view», Journal of Personality and Social Psychology Т. 27 (2): 165–175, PMID 4723963, DOI 10.1037/h0034782 
    • Summers, G. & Feldman, N. S. (1984), «Blaming the victim versus blaming the perpetrator: An attributional analysis of spouse abuse», Journal of Applied Social and Clinical Psychology Т. 2 (4): 339–347, DOI 10.1521/jscp.1984.2.4.339 
    • Walster, E (1966), «Assignment of responsibility for an accident», Journal of Personality and Social Psychology Т. 3 (1): 73–79, PMID 5902079, DOI 10.1037/h0022733 
    • Winter, L. & Uleman, J. S. (1984), «When are social judgements made? Evidence for the spontaneousness of trait inferences», Journal of Personality and Social Psychology Т. 47 (2): 237–252, PMID 6481615, DOI 10.1037/0022-3514.47.2.237 
    • Uleman, J. S. (1987), «Consciousness and control: The case of spontaneous trait inferences.», Personality and Social Psychology Bulletin Т. 13 (3): 337–354, DOI 10.1177/0146167287133004 

    Фундаментальная ошибка атрибуции: определение, примеры

    Фундаментальная ошибка атрибуции (иногда – фундаментальная ошибка каузальной атрибуции) – интересное явление в психологии, свойственное абсолютному большинству людей (конечно, кому-то в большей степени, кому-то в меньшей). Понимание, в чем заключается эта ошибка, позволит адекватнее оценивать собственные суждения о других людях, лучше понять, какими они видят наши поступки, а также по-другому проанализировать свои удачи и неудачи. Однако прежде чем переходить к самой ошибке и ее фундаментальности, определимся, что в данном случае понимается под каузальной атрибуцией.

    Что такое каузальная атрибуция

    Фактически каузальная атрибуция – это попытка объяснить, как и почему тот или иной человек совершил те или иные поступки в тех или иных обстоятельствах (включая объяснения собственных действий). Фундаментальная ошибка каузальной атрибуции: что это такое

    Фундаментальная ошибка каузальной атрибуции: что это такоеЭто наш внутренний ответ на вопрос, чем другая личность или мы сами руководствовались, действуя так, а не иначе; какие условия повлияли на рассматриваемое явление/событие; что способствовало успеху/неудаче и т.д. Иными словами, мы берем некоторую ситуацию и пытаемся проанализировать, почему человек повел себя именно так, как он себя повел, и как это отразилось на результате.

    Здесь следует понимать, что наше объяснение ситуации и действительный ход развития событий результата могут значительно отличаться от аналогичных рассуждений другого человека (и уж тем более от реальности). Даже мы сами с течением времени можем поменять точку зрения: например, когда узнаем больше о человеке или выясняем новые обстоятельства, касающиеся рассматриваемого события. Таким образом, очень важным моментом является то, что атрибуция – это субъективные суждения, наше личное объяснение ситуации и того, какие факторы привели к имеющемуся результату.

    В контексте описываемой нами фундаментальной ошибки нужно учесть и то, что все рассматриваемые факторы можно разделить на две большие группы – внешние обстоятельства и внутренние аспекты (связанные или ставшие следствием личных качеств человека, особенностей его поведения и т.д.).

    Фундаментальная ошибка атрибуции: в чем она заключается

    Разобравшись в том, что такое атрибуция, переходим к собственно связанной с ней ошибке. Итак, фундаментальная ошибка атрибуции заключается в том, что при рассмотрении той или иной ситуации мы заведомо считаем внутренние или внешние факторы определяющими, не обращая внимания на то, как в действительности развивались события. То есть приписываем внешним обстоятельствам решающее значение, когда на самом деле они не играли такую уж важную роль, или решаем, что все дело во внутренних факторах, хотя и это может быть неправдой (или не всей правдой). А главная особенность фундаментальной ошибки в том, что мы автоматически «даруем» внешним/внутренним аспектам столь внушительные полномочия в зависимости от того, объясняем ли мы свое поведение или чужое, а также идет ли речь о положительном или отрицательном результате (правильном или неправильном поведении).

    Чтобы было понятнее, приведем несколько примеров фундаментальной ошибки атрибуции. Примеры фундаментальной ошибки каузальной атрибуции

    Примеры фундаментальной ошибки каузальной атрибуцииДопустим, я и мой коллега опоздали на работу, но о себе я, скорее всего, скажу следующее: «Автобус пришел позже, а на дороге было много пробок». В то же время о коллеге я подумаю: «Он поздно вышел из дома» / «Он копуша» / «Он проспал [как всегда]». И дело здесь, конечно, касается не оправданий перед начальством, а того, как мы сами для себя объясняем ту или иную ситуацию. То есть свое неправильное поведение (какую бы форму оно ни принимало) мы чаще определяем внешними обстоятельствами, чужое – внутренними факторами.

    Это справедливо и если речь идет о неудаче или провале. Например: «Он завалил проект, потому что ничего не знает» / «Работал спустя рукава» / «Он так себе специалист». Если я провалил проект, то я скажу: «Клиент придирался, потому что не хотел нам платить» / «Мне дали слишком сжатые сроки: сделать хорошую работу было нереально!» / «У меня были устаревшие инструменты, на них ничего толкового не сделаешь».

    Если же дело касается успеха, удачного результата, то тут вектор фундаментальной ошибки атрибуции обычно меняется. В отношении других людей мы склонны объяснять все какими-то внешними обстоятельствами, везением, а в отношении себя – тем, что это справедливый результат наших усилий, знаний, умений, навыков и т.д. Например: «Я сдал экзамен на отлично, потому что хорошо владею предметом и часто работал на семинарах», но «Он сдал экзамен на отлично, потому что ему попался легкий билет и потому что преподаватель устал и хотел поскорее домой». (Напомним, что речь идет только об анализе постфактум. Поэтому довольно часто бывают такие ситуации, когда перед экзаменом студенту кажется, что он ничего не знает или знает мало, а после экзамена – что его отличная оценка более чем оправдана.)

    Почему мы подвержены фундаментальной ошибке

    Фундаментальную ошибку атрибуции совершают почти все. Конечно, для кого-то это более характерно (некоторые думают именно так, как мы написали выше), для кого – менее (приведенные выше формулировки более мягкие). Более того: большинству из нас эта ошибка так «дорога», что, даже зная о ее существовании, мы все равно следуем этой же модели. Специалисты выделяют несколько объяснений такой «популярности».

    Одно из них заключается в следующем: когда мы говорим о чем-то, что случилось с нами, то мы знаем, в каких обстоятельствах это происходило. Но это далеко не всегда так, когда В чем заключается фундаментальная ошибка атрибуции

    В чем заключается фундаментальная ошибка атрибуциимы рассуждаем о ситуациях, в которой аналогичное действие совершали другие. Большинству из нас проще не вникать в то, что происходило на самом деле, а действовать по стереотипу, навесить ярлык: это же быстрее и не требует мысленных усилий. Кроме того, мы чаще делаем вывод о поведении человека или о результате еще до того, как узнаем все особенности произошедшего. Кроме того, многие слышат и видят только то, что они хотят слышать и видеть, что также не способствует объективности. При этом, когда ярлык уже «приделан», остальное под него просто подгоняется.

    Что же касается нашего собственного поведения, то, конечно, нам намного приятнее найти себе оправдание, чем открыто признаться: я опоздал, потому что слишком долго пил кофе утром. Лучше прийти к выводу, что на дороге были пробки, слишком часто загорался красный свет, и вообще снег выпал, пришлось ехать медленнее. Кроме того, фундаментальная ошибка атрибуции – способ поднять самооценку в своих глазах. Ведь если у меня получилось что-то, это потому что я такой молодец. А если нет – то, это воля обстоятельств, что я могу против них поделать? И в таком случае данная ошибка может рассматриваться не только как самооправдание, но и как стимул попробовать снова: в прошлый раз мир был против меня, но, может, в этот все получится.

    Теперь, делая выводы о поведении другого человека, прежде чем следовать стереотипным объяснениям, вспомните о фундаментальной ошибке атрибуции. Дайте ему возможность высказаться, объяснить свою точку зрения – и его действия могут заиграть для вас в ином свете. Только не забывайте, что и вашему визави может быть свойственна данная ошибка. Кроме того, теперь вам известна одна из причин, почему ваши объяснения/оправдания могут восприниматься другими людьми со скептицизмом, если они уже успели навесить на вас свой ярлык. А если вы хотите проверить, насколько удачно вы выстраиваете коммуникации с другими людьми, воспользуйтесь нашими тестом коммуникативной социальной компетентности и тестом на эмоциональный интеллект по методике Холла.

    Каузальная атрибуция | Блог 4brain

    каузальная атрибуция

    Даже (или именно поэтому) такое сложное устройство как человеческая психика «барахлит» – подвергается когнитивным искажениям. Некоторые из них очевидны, поэтому бороться с ними легко, достаточно осознать. Но другие запутаны и быстро с ними не разберешься. Одно из таких сложных явлений – каузальная атрибуция – феномен человеческого восприятия.

    Гештальт-психолог Фриц Хайдер считается «отцом» каузальной атрибуции, о которой он писал еще в 1920-х. В своей диссертации Хайдер задается проблемой восприятия информации и того, как человек ее интерпретирует. После него многие ученые стали подробнее изучать феномен. Об их теориях мы поговорим позже, а сначала разберемся с самим понятием.

    Виды каузальной атрибуции

    Википедия определяет термин так: каузальная атрибуция (от лат. causa – причина лат. attributio – приписывание) – феномен межличностного восприятия. Заключается в интерпретации, приписывании причин действий другого человека в условиях дефицита информации о действительных причинах его действий.

    Пытаясь найти причины чужого поведения, люди часто попадают в ловушки предубеждений и ошибок. Как говорил Фриц Хайдер: «Наше восприятие причинности часто искривляется нашими потребностями и некоторыми когнитивными искажениями».

    Вот примеры когнитивных искажений вследствие каузальной атрибуции.

    Фундаментальная ошибка атрибуции

    Фундаментальная ошибка атрибуции – объяснение чужих действий внутренними факторами («этот человек – зануда» – внутренняя диспозиция), а своих собственных – внешними обстоятельствами («события разворачивались так, что по-другому я поступить не мог» – внешняя диспозиция). Она становится наиболее очевидной, когда люди объясняют и предполагают поведение других.

    Причины фундаментальной атрибуции:

    • Неравные возможности: игнорирование особенностей, обусловленных ролевой позицией.
    • Ложное согласие: представление о своем поведении как о типичном, а об отличном от него – как о ненормальном.
    • Большее доверие к фактам, чем к суждениям.
    • Игнорирование информационной ценности неслучившегося: несделанное должно также быть основанием для оценки поведения.

    Пример первый: ваш друг не сдал экзамен, который вы оба сдавали. Кажется, у него всегда был низкий уровень знаний. Вы начинаете думать, что он ленив, занимается чем угодно, но только не учебой. Однако возможно, что у него проблемы с запоминанием информации или какие-нибудь сложные обстоятельства в семье, которые мешают готовиться к экзаменам.

    Пример второй: у незнакомого человека не заводится машина. Вы решаете ему помочь, дав пару дельных советов. Он не соглашается с ними или просто игнорирует их. Вы злитесь и начинаете считать этого человека грубым и отвергающим искреннюю помощь. Однако, вероятно, ему уже давали те же советы, и они не сработали. В конце концов, он просто лучше знает свой автомобиль. Или у него выдался плохой день.

    Заметим, что речь идет о внутренней диспозиции. Если говорить о внешней, то если вы не сдадите экзамен, то, скорее всего, объясните это не низким уровнем своих знаний, а невезением – попался самый сложный билет. И если это у вас не заводится машина, то виноват будет человек, который пытается помочь/умничает, хоть его и не просили.

    Внешняя диспозиция не обязательно плоха. Это в некоторой мере защитный механизм, потому что вы не чувствуете вины, не портите себе настроение и оптимистически смотрите на мир. Но она же может привести к постоянному поиску оправданий и деградации личности.

    Культурное предубеждение

    Оно случается, когда кто-то делает предположение о поведении человека на основе его культурных обычаев, происхождении и убеждений. Например, считается, что люди из западных стран индивидуалисты, в то время как азиаты являются коллективистами. Ну и о евреях, армянском радио и представителях многих других национальностей вы наверняка слышали не один анекдот.

    Разница между участником и наблюдателем

    Как уже было замечено, мы склонны приписывать поведение других людей своим диспозиционным факторам, причисляя собственные действия к ситуационным. Поэтому атрибуция может различаться от человека к человеку в зависимости от их роли как участника или наблюдателя – если мы являемся главным действующим лицом, то склонны иначе смотреть на ситуацию, чем когда просто наблюдаем со стороны.

    Диспозиционная (характерная) атрибуция

    Это склонность приписывать поведение людей их диспозициям, то есть их личности, характеру и способностям. Например, когда официант грубо относится к своему клиенту, тот может предположить, что у него скверный характер. Идет мгновенная реакция: «Официант – плохой человек».

    Таким образом, клиент поддался диспозиционный атрибуции, приписывая поведение официанта непосредственно его личности, не рассматривая ситуационные факторы, которые могли вызвать эту грубость.

    Своекорыстная атрибуция

    Когда человек получает повышение, то считает, что это связано с его способностями, навыками и компетенцией. А если не получает, то думает, что босс его не любит (внешний, неконтролируемый фактор).

    Первоначально, исследователи думали, что человек таким образом хочет защитить свою самооценку. Однако позже появилось мнение, что когда результаты соответствуют ожиданиям, люди склонны приписывать это внутренним факторам.

    Гипотеза защитной атрибуции

    Гипотеза защитной атрибуции – это социально-психологический термин, относящийся к набору убеждений, которых придерживается человек для функции защиты себя от беспокойства. Говоря проще: «Не я являюсь причиной своей неудачи».

    Защитная атрибуция также может проявляться и в отношении других людей. Выразим ее фразой: «Хорошие вещи случаются с хорошими людьми, а плохие – с плохими». Мы верим в это, чтобы не чувствовать себя уязвимыми в ситуациях, когда не контролируем их.

    При этом все доходит до крайности. Когда человек слышит, что кто-то разбился в автомобильной аварии, он может предположить, что водитель был пьян или купил права, а с ним лично этого точно никогда не случится.

    Все перечисленные выше примеры каузальной атрибуции очень похожи на когнитивный диссонанс – состояние психического дискомфорта человека, вызванное столкновением в его сознании конфликтующих представлений: верований, идей, эмоциональных реакций и ценностей. Эта теория была предложена Леоном Фестингером. Он формулирует две гипотезы этого явления:

    1. Когда у человека возникает диссонанс, он стремится всеми силами снизить степень несоответствия между двумя установками, чтобы достичь консонанса, то есть соответствия. Таким образом он избавляется от дискомфорта.
    2. Человек будет обходить стороной ситуации, в которых этот дискомфорт может усилиться.

    Раз уж вы получили двойку на экзамене, зачем еще и чувствовать дискомфорт от того, что вы совершенно не готовились, верно? Не верно. Чтобы понять это, поговорим о локусе контроля.

    Каузальная атрибуция и локус контроля

    Следует сказать, что каузальная атрибуция тесно связана с локусом контроля.

    Локус контроля – это характеризующее свойство личности приписывать свои успехи или неудачи только внутренним, либо только внешним факторам.

    В случае с каузальной атрибуцией имеют место двойные стандарты. Тогда как локус контроля показывает, что человек сам выбирает свою реакцию. Получив двойку на экзамене, он может проявить этот локус двумя разными способами:

    1. Я сам виноват в том, что получил двойку. Мало готовился, гулял, думал совершенно не о том. Я исправлюсь и начну прямо сейчас.
    2. Виноват билет, сложный предмет или преподаватель. Если бы не это, я бы получил то, чего заслуживаю.

    Разница между каузальной атрибуцией и локусом контроля заключается в наличии силы воли во втором случае.

    Чтобы изменить локус контроля, нужно в первую очередь избавиться от синдрома жертвы. Берите на себя полную ответственность даже в том случае, если внешние факторы действительно очень сильно повлияли на результат.

    каузальная атрибуция

    Каузальная атрибуция и выученная беспомощность

    Каузальную атрибуцию, что любопытно, часто используют для того, чтобы понять суть феномена выученной беспомощности.

    Выученная/приобретенная беспомощность – это состояние человека, при котором он не предпринимает попыток улучшить свое состояние (не пытается получить позитивные стимулы или избежать негативных), хотя имеет такую возможность. Это случается, когда он несколько раз пытался изменить ситуацию, но потерпел неудачу. И теперь привык к своей беспомощности.

    Отец позитивной психологии Мартин Селигман продемонстрировал в своих экспериментах, что люди прилагают меньше усилий на решение «решаемой» проблемы после того, как они потерпели серию неудач в «нерешаемых» проблемах.

    Селигман считает, что  люди, получив неудовлетворительные результаты, начинают думать, что дальнейшие попытки тоже не приведут ни к чему хорошему. А вот теория каузальной атрибуции говорит, что люди не пытаются удвоить усилия, чтобы не понизить свою самооценку, потому что иначе они свяжут неудачу со своими внутренними личностными характеристиками. Если не пытаться – то гораздо легче обвинить во всем внешние факторы.

    Теории каузальной атрибуции

    Наиболее популярны две из них.

    Теория корреспондентских отношений Джонса и Дэвиса

    Ученые Джонс и Дэвис в 1965 году представили теорию, в которой предположили, что люди уделяют особое внимание преднамеренному поведению (в отличие от случайного или бездумного).

    Эта теория помогает понять процесс возникновения внутренней атрибуции. Ученые полагали, что человек склонен совершать эту ошибку, когда видит несоответствия между мотивом и поведением. Например, считает, что если кто-то ведет себя дружелюбно, то он дружелюбен.

    Диспозиционные (то есть внутренние) атрибуты предоставляют нам информацию, из которой мы можем делать прогнозы о будущем поведении человека. Дэвис использовал термин «корреспондентский вывод» для обозначения случая, когда наблюдатель думает, что поведение человека соответствует его личности.

    Итак, что заставляет нас делать корреспондентский вывод? Джонс и Дэвис говорят, что мы используем пять источников информации:

    1. Выбор: если поведение свободно выбирается, считается, что оно обусловлено внутренними (диспозиционными) факторами.
    2. Случайное или преднамеренное поведение: поведение, которое преднамеренно, скорее всего, будет связано с личностью человека, а случайное поведение, скорее всего, будет связано с ситуацией или внешними причинами.
    3. Социальная желательность: вы наблюдаете, как кто-то сидит на полу, притом, что есть свободные стулья. Такое поведение имеет низкую социальную желательность (несоответствие) и, вероятно, соответствует индивидуальности личности.
    4. Гедонистическая релевантность: когда поведение другого человека прямо направлено на то, чтобы принести пользу или навредить нам.
    5. Персонализм: когда поведение другого человека, как представляется, должно повлиять на нас, мы предполагаем, что оно «личное», а не просто побочный продукт ситуации, в которой находимся.

    Модель ковариации Келли

    Модель ковариации Келли (1967) – самая известная теория атрибуции. Келли разработал логическую модель для оценки того, должно ли какое-то конкретное действие приписываться какому-либо характеристическому (внутреннему) мотиву или окружающей среде (внешнему фактору).

    Термин «ковариация» попросту означает, что человек имеет информацию из нескольких наблюдений в разное время и в разных ситуациях и может воспринимать ковариацию наблюдаемого эффекта и его причин.

    Он утверждает, что, пытаясь обнаружить причины поведения, люди действуют как ученые. В частности, они учитывают три вида доказательств.

    • Консенсус: степень, в которой другие люди ведут себя одинаково в аналогичной ситуации. Например, Александр курит сигарету, когда отправляется на обед со своим другом. Если его друг тоже курит, его поведение имеет высокий консенсус. Если курит только Александр, то низкий.
    • Отличительность: степень, в которой человек ведет себя одинаково в подобных ситуациях. Если Александр курит только когда общается с друзьями, его поведение характеризуется высокой отличительностью. Если же в любом месте и в любое время, то она низкая.
    • Согласованность: степень, в которой человек ведет себя так каждый раз, когда происходит ситуация. Если Александр курит только когда общается с друзьями, согласованность высока. Если же только по особым случаям, то низка.

    Давайте рассмотрим пример, который поможет понять эту теорию атрибуции. Наш субъект – Алексей. Его поведение – смех. Алексей смеется над стенд-ап выступлением комика вместе с друзьями.

    1. Если все в комнате смеются, консенсус высок. Если только Алексей, то низок.
    2. Если Алексей смеется только над шутками конкретного комика, отличительность высока. Если же над всеми и всем, то низка.
    3. Если Алексей смеется только над шутками конкретного комика, согласованность высока. Если он редко смеется над шутками этого комика, она низка.

    Теперь, если:

    • все смеются наш шутками этого комика;
    • и не будут смеяться над шутками следующего комика, учитывая то, что обычно смеются;

    то мы имеем дело с внешней атрибуцией, то есть предполагаем, что Алексей смеется, потому что комик очень смешной.

    С другой стороны, если Алексей – человек, который:

    • единственный, кто смеется над шутками этого комика;
    • смеется над шутками всех комиков;
    • всегда смеется над шутками конкретного комика;

    то мы имеем дело с внутренней атрибуцией, то есть предполагаем, что Алексей такой человек, который любит посмеяться.

    Итак, существуют люди, которые приписывают причинность корреляции. То есть они видят, что две ситуации идут друг за другом, и поэтому предполагают, что одна вызывает другую.

    Одна из проблем, однако, состоит в том, что у нас может не быть достаточной информации для принятия такого решения. Например, если мы не очень хорошо знаем Алексея, то не обязательно будем точно знать, будет ли его поведение последовательным с течением времени. Так что же нужно делать?

    По словам Келли, мы возвращаемся к прошлому опыту и:

    • Многократно увеличиваем количество необходимых причин. Например, мы видим, что спортсмен побеждает в марафоне, и считаем, что он должен быть очень сильным спортсменом, много тренироваться и быть мотивированным. Ведь все это необходимо, чтобы побеждать.
    • Или увеличиваем количество достаточных причин. Например, мы видим, что спортсмен не прошел допинг-тест, и полагаем, что он либо пытался обмануть всех или случайно принял запрещенное вещество. А может его вовсе обманули. Одной причины было бы достаточно.

    Если ваш уровень английского выше среднего, можете посмотреть следующий ролик, в котором преподаватель из Khan Academy простыми словами объясняет термин «ковариация».

    Вывод

    Очень важно избегать каузальной атрибуции, особенно когда она портит жизнь и приводит к неприятностям. Остановите свой поток мыслей на мгновение и поймите причину поведения конкретного человека – этого обычно бывает достаточно, чтобы не делать скоропостижных выводов. Это улучшит наблюдательные способности и научит сопереживать другим.

    Кроме того, следует понять, что нет проблемы в том, чтобы приписывать свои неудачи внешним факторам, а удачи – внутренним (особенно, если это заслуженно). Просто не делайте из этого слепой привычки, а смотрите по ситуации.

    Желаем вам удачи!

    Понравилась статья? Присоединяйтесь к нашим сообществам в соцсетях или каналу в Telegram и не пропускайте выход новых полезных материалов: