Осада осовецкой крепости – Крепость Осовец. Атака мертвецов. Подвиг русских героев. (РУССКИЕ НЕ СДАЮТСЯ): wowavostok — LiveJournal

Содержание

Осовец (крепость) — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Осовец.

Кре́пость Осове́ц (польск. Twierdza Osowiec, нем. Festung Ossowitz) — российская опорная крепость, возведённая на реке Бобры у польского местечка Осовице (ныне деревня Осовец-Крепость) в 50 километрах от города Белосток.

Крепость была построена с целью обороны коридора между реками Неман и Висла — Нарев — Буг, с важнейшими стратегическими направлениями Петербург — Берлин (цепь крепостей Ковно-Гродно-Осовец-Зегже (pl:Twierdza Zegrze)-Новогеоргиевск-Варшава) и Петербург — Вена. Место строительства оборонительных сооружений было выбрано так, чтобы перекрыть основное магистральное направление на восток. Через крепость проходила железная дорога с севера, от границы с Восточной Пруссией, через Граево на Белосток. Обойти крепость в этой местности было невозможно — на север и на юг располагалась непроходимая болотистая/озёрная местность.

Во время Первой мировой войны крепость была осаждена и трижды атакована немецкими войсками, в том числе с применением химического оружия. Русский гарнизон крепости отразил все попытки штурма, выдержал осаду многократно превосходивших войск противника в течение полугода и отошёл лишь по приказу командования после того, как стратегическая целесообразность дальнейшей обороны отпала.

Крепость Осовец. Форт № 1

В настоящее время город Осовец находится на востоке Польши в 50 километрах от города Белосток (с 1795 года эта территория входила в состав Российской империи, с 1918 года Польша обрела независимость). Город разделён на две части рекой Бобры (Biebrza).

После третьего раздела Польши, в 1795 году, у местечка Осовице началось возведение оборонительных укреплений. Район имел стратегическое значение, так как именно через Осовице пролегал единственный в этой области путь из Восточной Пруссии во внутренние районы Российской империи.

По планам русского генерального штаба от 1873 года крепость Осовец должна была обеспечить защиту переправы через реку Бобры и транспортный узел Белосток от возможного удара с севера (Восточная Пруссия). Кроме того, она должна была являться восточным опорным пунктом укреплённой линии между реками Нарев и Бобры. Проектными работами руководил талантливый российский инженер-фортификатор генерал Э. И. Тотлебен. В 1877 году, в связи с подготовкой к войне с Турцией, все работы по проектированию были прекращены. Возобновились они в 1882 году, под руководством генерала Р. В. Крассовского. Тогда же началось строительство Центрального форта, или, как он ещё назывался, Форта № 1.

В 1891 году на южном берегу реки Бобры, на расстоянии около 2 километров от железнодорожного моста, возник оборонительный объект в виде неправильного шестиугольника. Площадь укреплённого сооружения составляла около 1 км².

Главные позиции форта располагались на двух валах. Внутренний вал имел высоту 14-16 метров и представлял собой открытые артиллерийские позиции. Внешний вал представлял собою пехотные стрелковые позиции. Толщина валов у основания составляла более 50 метров. Форт был окружён рвом, защищённым капонирами или угловыми огневыми позициями на валах, и заполненным водой с трёх сторон, кроме северной. Северная часть укреплений возвышалась над остальными и была отделена от них невысоким валом, образуя укреплённый редут. С северо-восточной стороны форт был защищён выдвинутым пятиугольным равелином. Во внутреннем дворе форта располагались объекты инфраструктуры: казармы, склады боеприпасов и гарнизонная церковь.

Гарнизон форта состоял из 4 стрелковых рот и артиллерийского полубатальона, имевшего 60 орудий, установленных на валах.

Кроме Центрального речного форта, под руководством всё того же генерала Крассовского были построены ещё два форта.

На северном берегу реки Бобры для защиты железнодорожного моста построен форт № 2 с двумя валами в форме пятиконечного люнета размером 400×500 метров, окружённого водяным рвом, защищённого тремя небольшими капонирами по углам фронтовой и фланговых сторон. Во дворе форта располагались укреплённые казармы для 1 стрелковой роты и 1 артиллерийского взвода. Перешеек форта был защищён невысоким земляным валом без боковой защиты.

В 1886 году примерно в 2 км к западу от Центрального форта было начато строительство форта № 3, значительно отличающегося от остальных. Он состоял из одного вала со стрелковыми и артиллерийскими позициями. Окружающий форт сухой ров защищался внутренними капонирами. Форт № 3 ещё назывался «Шведским», поскольку возводился вблизи перехода через реку, наведённого здесь Карлом XII в 1708 г., защита которого была его основной функцией. Позже форт № 3 был соединён с фортом № 1 двумя земляными валами высотой 3 метра и рвом шириной 20-30 метров.

В результате в середине местечка Осовец возник укреплённый район, внутри которого находились главные склады боеприпасов и провианта, казармы, госпиталь, ружейные мастерские, кладбище.

После 1885 года европейские армии постепенно перешли на высокоэффективные артиллерийские боеприпасы, которые обесценили существовавшие к тому времени крепостные сооружения. По этой причине военное министерство Российской империи приняло план по повышению обороноспособности всех крепостей и по строительству новых. Кирпичные стены были укреплены бетонными толщиной до 2 метров на песчаной подушке глубиной более 1 метра. Строительство всех новых сооружений велось исключительно из бетона.

В 1891 году было начато строительство ещё одного крепостного объекта в 3 километрах к западу от форта № 3. По проекту инженера Н. А. Буйницкого, с использованием рельефа местности, здесь был возведён железобетонный объект — форт № 4, или «Новый форт». Он был окружён плоским и сильно расчленённым земляным валом со стрелковыми позициями и глубоким сухим рвом. С запада ров был заполнен водой. Внутри форта находились бетонные казармы с глубокими подвалами со сводчатыми перекрытиями, где располагались укрытия и склады боеприпасов.

Коммуникации между фортами № 3 и № 4 с южной стороны прикрывалось земляным объектом сложной формы, так называемым редутом Ломжа.

После 1900 года к северу от железной дороги, а также у шоссейного моста были сооружены бетонные защитные укрепления, был усилен бетоном и Центральный форт № 1. На его валах и внутри них сооружена система переходов, которая была соединена с остальными частями форта подземными галереями. Эти галереи, ведущие со двора к низкому валу и капонирам, одновременно представляли собой стрелковые позиции для фланговой защиты низкого вала и подходов к нему. Для фланговой защиты главного рва были построены новые капониры, а существующие были переоборудованы. Все капониры были оборудованы электростанциями, питающими дуговые прожекторы для освещения рва. После 1905 года форт № 2 и укрепление у железнодорожного моста были соединены водным рвом и валом с бетонными казематами.

Как результат опыта русско-японской войны 1904—1905 годов и экспериментов, проведённых в 1908 году, дальнейшее строительство крепости велось с использованием железобетона и бронедеталей, которые в то время стали применяться в российском крепостном строительстве в крепости Кронштадт.

Генерал-лейтенант Н. А. Буйницкий предложил строительство современной укреплённой группы в 4 километрах восточнее основной крепости. Она должна была состоять из двух фортов треугольной формы и укреплённых позиций для двух батарей гаубиц калибра 152 миллиметров. Из-за военной угрозы и нехватки средств этот проект так и не был осуществлён.

Осовец. 3-й форт
Генерал-лейтенант Николай Александрович Бржозовский

В 1912—1914 годах на южном берегу реки Бобры, к северо-востоку от форта № 1 на Скобелевском холме была построена ещё одна новая, современная укреплённая позиция. Вершина холма была укреплена стрелковыми позициями с мощными железобетонными укрытиями, рассчитанными на пехотную роту, оборудованными двумя наблюдательными бронеколпаками. В северной части располагалась батарея полевой артиллерии, в центре был построен единственный тогда в России бронированный артиллерийский ДОТ. Он был оборудован броневой башней системы «Gallopin» производства фирмы «Schneider-Creusot» под орудие калибра 152 мм. Такие башни широко применялись в крепостях Верден, Туль, Эпиналь и Бельфор. Недалеко от ДОТа был построен склад боеприпасов, рассчитанный на 2000 зарядов.

По причине недостаточного финансирования к 1914 году строительство объекта было не закончено

[источник не указан 1598 дней]. В результате этого в ходе Первой мировой войны форт служил в качестве вспомогательного объекта[источник не указан 1598 дней].

К началу Первой мировой войны гарнизон крепости возглавлял генерал-лейтенант Карл-Август Шульман. В январе 1915 года его заменил генерал-майор Николай Бржозовский, который командовал крепостью до конца активных действий гарнизона в августе 1915 года.

Гарнизон крепости состоял из двух артиллерийских батальонов, сапёрного подразделения и подразделений обеспечения. На начало 1915 года в крепости располагались 8 дружин и несколько рот ратников Государственного ополчения, кавалерийский полк, запасный батальон, несколько сотен пограничной стражи[1].

На вооружении гарнизона состояли 200 орудий калибра от 57 до 203 миллиметров. На начало 1915 года в крепости было 69 тяжёлых орудий. Часть этих орудий помещалась в шести бетонных батареях; остальные же были расположены в земляных батареях, имея блиндажи и козырьки для укрытия расчётов от осколков и пуль; одно тяжёлое орудие находилось в башне на Скобелевой горе

[1].

Пехота оборонявших крепость частей была вооружена винтовками, ручными пулемётами системы Мадсена образца 1902 и 1903 годов, станковыми пулемётами системы Максима образца 1902 и 1910 годов, а также картечницами системы Гатлинга.

Оборона крепости в ходе Первой мировой войны[править | править код]

Первый штурм — сентябрь 1914 года[править | править код]

Пленный германский офицер в крепости Осовец.

В сентябре 1914 года к крепости подошли части 8-й германской армии — 40 пехотных батальонов, которые почти с ходу перешли в массированную атаку. Уже к 21 сентября 1914 года, имея многократный численный перевес, немцам удалось оттеснить полевую оборону русских войск до линии, позволявшей вести артиллерийский обстрел крепости.

В это же время из Кёнигсберга немецким командованием к крепости было переброшено 60 орудий калибра до 203 миллиметров. Однако обстрел начался только 26 сентября 1914 года. Через два дня немцы предприняли атаку крепости, но она была подавлена шквальным огнём русской артиллерии. На следующий же день русские войска провели две фланговые контратаки, которые вынудили немцев прекратить обстрел и в спешке отступить, отводя артиллерию.

Первая немецкая атака показала, что укреплённые полевые позиции пехоты в болотистой местности в 2 километрах от форта № 2 расположены слишком близко от самой крепости, а это позволяло противнику вести артиллерийский обстрел. Чтобы отодвинуть укреплённую линию за пределы досягаемости вражеской артиллерии была предпринята попытка строительства новых позиций в 8-10 километрах от крепости. С возобновлением боевых действий в 1915 году их так и не удалось оборудовать. Успели оборудовать только мелкие окопы, в некоторых местах углублённые на высоту полного роста. Недоставало полевых заграждений.

Второй штурм — февраль — март 1915 года[править | править код]

Осовец. Крепостная церковь. Парад по случаю вручения Георгиевских крестов.
снаряд мортиры «Шкода».

Вторично линия фронта приблизилась к крепости Осовец зимой 1915 года в результате Мазурского сражения. К началу февраля в район Осовца отошла 57-я пехотная дивизия, прикрывавшая левый фланг 10-й армии. Она и обороняла крепость, оказавшуюся на стыке отходивших 10-й и 12-й русских армий[2].

3 февраля 1915 года завязался тяжёлый, продолжительный бой за первую линию выдвинутых полевых русских позиций. Русские части в этих трудных условиях сдерживали противника в мелких окопах 5 дней. На помощь 57-й дивизии прибыли 84-й пехотный Ширванский полк и 101-й пехотный Пермский полк, но под натиском превосходящих сил противника, по решению командования гарнизона, в ночь на 9 февраля пехота крепости была отведена ко второй линии полевых укреплений, которые были более подготовлены[1].

Крепость оборонялась 26 батальонами, 26 полевыми орудиями, 13 сотнями и крепостной артиллерией, в количестве около 69 орудий 42-линейного и 6-дюймового калибров. Из указанного числа батальонов только 11 приходилось на долю первоочередных частей, 7 батальонов было второочередных и 8 батальонов — ополченцев, мало подготовленных для серьёзной обороны крепости. Крепость осаждала немецкая 11-я ландверная дивизия под командованием генерала Боэнса с приданными ей частями, всего около 26 батальонов, а с учётом резервов осаждающие немецкие войска насчитывали около 40 батальонов. Только тяжёлой артиллерии у немцев было 66-68 орудий[1].

Катаев Константин Васильевич. Начальник 2-го отдела обороны крепости Осовец

В течение следующих двух дней, несмотря на ожесточённые атаки, русские части удерживали оборону. Однако отвод русских подразделений из неподготовленного укрепрайона позволил германской артиллерии уже 13 февраля вновь приступить к обстрелу фортов с применением тяжёлых осадных орудий калибра 100—420 миллиметров. Огонь вёлся залпами по 360 снарядов, каждые четыре минуты. За неделю обстрела по крепости было выпущено 200—250 тысяч только тяжёлых снарядов.
Также, специально для обстрела крепости, немцами были переброшены под Осовец 4 осадные мортиры «Шкода» калибра 305 миллиметров. Сверху крепость бомбили немецкие аэропланы.

Европейская пресса в те дни писала: «Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который, то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа»[источник не указан 1598 дней].

Командование генерального штаба, полагая, что требует невозможного, просило командира гарнизона продержаться хотя бы 48 часов[источник не указан 1598 дней]. Крепость выстояла ещё полгода.

Несмотря на большие потери в результате обстрела артиллерией, который был наиболее интенсивным 14-16 февраля и 25 февраля — 5 марта 1915 года и привёл к многочисленным пожарам внутри крепости, русские укрепления выстояли. Более того, огнём русских батарей был уничтожен ряд осадных орудий, в том числе две «Большие Берты». После того, как несколько мортир крупнейшего калибра было повреждено, германское командование отвело эти орудия за пределы досягаемости защитников крепости.

Вторая линия выдвинутых позиций также устояла. Эта неудача вынудила командование германской армии перейти и на этом участке фронта к позиционным действиям, которые продолжались до начала июля.

Настроение гарнизона, несмотря на весьма тяжёлые условия, было в высшей степени бодрое и уверенное.

По приказанию коменданта крепости духовой оркестр крепостной артиллерии (вначале и полков, имевших свои оркестры) ежедневно в 7½ часов вечера выходил на центральное убежище и, обратив раструбы в направлении позиций противника, играл: «Коль Славен», как хвала Богу, сохраняющему нас, «Гимн», как выразитель нашей верности Родине и «Марш», как выражение доблести нашей. Мощные звуки, долетая до слуха противника, указывали ему, что твердыня наша несокрушима и гарнизон шлёт ему свой гордый вызов…

…Рельефным выразителем настроения гарнизона и уверенности коменданта крепости в конечной победе могут служить взгляды последнего и отношение к соседней левофланговой армии, наступавшей с целью спасти крепость в середине февраля, когда немцы бомбардировали её 42-сантиметровыми орудиями. Вся Россия, а может быть и весь мир, следя за обороной крошечной крепости, ждали, может быть, что ей не устоять в неравной борьбе; так видимо думал и командующий соседней армией, а потому последний торопился выручить крепость. Но комендант крепости, понимая положение вещей, 17 февраля в 10 часов утра в разгар бомбардировки крепости самыми тяжёлыми калибрами, когда наблюдая со стороны за крепостным районом, над коим беспрерывно поднимались огромнейшие столбы дыма, земли и пр., казалось, что ничто не может устоять силе и интенсивности бомбардировки, посланную оперативную телеграмму начальнику штаба армии заключил следующими словами: «Имея в виду, что на флангах крепости спокойно, верки крепости, артиллерия и гарнизон вполне сохранили обороноспособность, прекрасное настроение духа гарнизона и на то, что несмотря на все попытки неприятеля, нами удерживается Сосненская передовая позиция, осмеливаюсь почтительнейше просить Ваше Высокопревосходительство Командующего армией не приносить лишних жертв для ускоренного освобождения крепости от осаждающего неприятеля», и эта телеграмма дала возможность армии приостановить наступление, так как общее положение на фронте всех армий вынуждало ограничиться только оборонительными действиями, чем была сохранена не одна тысяча человеческих жизней. [1].

Третий штурм — июль-август 1915 года[править | править код]

В начале июля 1915 года под командованием фельдмаршала фон Гинденбурга германские войска начали широкомасштабное наступление. Его частью был и новый штурм крепости, для которого было сосредоточено:

  • 13 — 14 батальонов пехоты,
  • 1 батальон сапёров,
  • 24 — 30 тяжёлых осадных орудий,
  • 30 батарей отравляющего газа.

Со стороны русских передовую позицию крепости Бялогронды[pl] — Сосня занимали пять рот 226-го пехотного Землянского полка и четыре роты ополченцев, всего девять рот пехоты.

Газовая атака[править | править код]
Владимир Карпович Котлинский — командир «Атаки мертвецов»

Более 10 дней немецкое командование ожидало нужного направления ветра, и 24 июля 1915 (6 августа 1915) в 4 часа утра[3], одновременно с открытием артиллерийского огня, германские части применили против защитников крепости отравляющий газ тёмно-зелёной окраски — смесь хлора с бромом[4]. Газовая волна 9-11 метров в высоту проникала в глубину более чем на 20 км, имела сильное воздействие первые 13 км, после действие газов сильно ослабевало[3]. Имея в начале 2 км в ширину, газовая волна сразу начала сильно расширяться по фронту и уже через 10 км имела ширину 8 км[4].

Хотя гарнизон и принял все рекомендованные меры по борьбе с газами, они оказались малоэффективны. Сжигание перед окопами пакли и соломы, поливание брустверов известковым раствором, надевание респираторов не помогало, почти все, кто не укрылся в помещениях были смертельно отравлены газом[3]. Вся растительность в крепости почернела и пожухла, трава легла на землю, листья на деревьях пожелтели, лепестки цветов облетели. Все медные предметы, части орудий и снарядов, находящиеся на открытом воздухе покрылись толстым слоем окиси хлора[5].

Считая, что оборонявший позиции крепости гарнизон мёртв, немецкие части перешли в наступление. В атаку пошли 14 батальонов ландвера — не менее семи тысяч пехотинцев. Когда немецкая пехота подошла к передовым укреплениям крепости, навстречу им в контратаку поднялись оставшиеся защитники первой линии — остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Русские сотрясались от дикого кашля, вызванного химическими ожогами лёгких, лица солдат были обмотаны окровавленными тряпками. Кожа, возможно, имела зеленоватый оттенок, а роговица была темнее обычного, как то бывает при тяжёлых отравлениях хлором. Неожиданная атака и вид атакующих повергли немецкие подразделения в ужас и обратили в бегство.

Хмельковский труд подтверждает, что событие имело место, но говорит на эту тему лишь:

Много было догадок по этому вопросу: говорили, что утром 6 августа немецкая пехота слишком рано пошла в наступление и понесла огромные потери от своих же газов, утверждали, что в 18-м ландверном полку началась паника, были высказаны предположения, что вообще ландверные полки, напуганные непроходимостью болот Бобра, с неохотой шли на штурм крепости, отбивая больше «шаг на месте», чем продвигаясь вперед, и пр.

Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство части 18-го полка ландвера. Атаку поддержала крепостная артиллерия. Позже участники событий с немецкой стороны и европейские журналисты окрестили эту контратаку «атакой мертвецов»[6].

Данный эпизод нашёл своё отражение в работе профессора А. С. Хмелькова[7]:

Батареи крепостной артиллерии, несмотря на большие потери в людях отравленными, открыли стрельбу, и скоро огонь девяти тяжёлых и двух лёгких батарей замедлил наступление 18-го ландверного полка и отрезал общий резерв (75-й ландверный полк) от позиции.

Начальник 2-го отдела обороны выслал с Заречной позиции для контратаки 8, 13 и 14-ю роты 226-го Землянского полка. 13 и 8-я роты, потеряв до 50 % отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыки. Эта атака «мертвецов», как передает очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии. Сосредоточенный огонь крепостной артиллерии по окопам первой линии (двор Леонова) был настолько силён, что немцы не приняли атаки и спешно отступили.

С. А. Хмельков «Борьба за Осовец». Государственное Военное Издательство Наркомата Обороны Союза ССР, Москва — 1939

«Разрушенные казематы Осовца». Немецкое фото, август-сентябрь 1915.

В конце апреля немцы нанесли очередной мощный удар в Восточной Пруссии и в начале мая 1915 года прорвали русский фронт в районе Мемеля-Либавы. В мае германо-австрийским войскам, сосредоточившим превосходящие силы в районе Горлице, удалось прорвать русский фронт (см.: Горлицкий прорыв) в Галиции. После этого, чтобы избежать окружения, началось общее стратегическое отступление русской армии из Галиции и Польши. К августу 1915 года в связи с изменениями на Западном фронте, стратегическая необходимость в обороне крепости потеряла всякий смысл. В связи с этим верховным командованием русской армии было принято решение прекратить оборонительные бои и эвакуировать гарнизон крепости. 18 августа 1915 года началась эвакуация гарнизона, которая проходила без паники, в соответствии с планами. Всё, что невозможно было вывезти, а также уцелевшие укрепления были взорваны сапёрами. В процессе отступления русские войска, по возможности, организовывали эвакуацию мирного населения. Вывод войск из крепости закончился 22 августа. 25 августа немецкие войска вошли в пустую, разрушенную крепость.

Стратегическое значение обороны крепости[править | править код]

Русским защитникам Осовца в Первой мировой войне удалось выстоять практически в тех же условиях, в которых в 1914 году довольно быстро пали почти все бельгийские и французские крепости на Западном фронте. Причиной этого является хорошо организованная оборона выдвинутых позиций, более эффективный контрогонь крепостной артиллерии. Оборона Осовца сорвала планы германского командования на Белостокском направлении по прорыву в стык двух русских армий. Гарнизон крепости почти на год сковал значительные силы немцев.

После Первой мировой войны крепость оказалась на территории независимой Польши и в ней были расквартированы воинские части польской армии. Во время Второй мировой войны в сентябре 1939 г. крепость сначала заняли войска вермахта, но затем её заняли советские войска, вошедшие в Польшу с востока. В крепости были расквартированы части советской 10-й армии. Во время Великой Отечественной войны 27 июня 1941 г. крепость вновь была занята войсками вермахта и использовалась ими, в частности, как склад боеприпасов. 14 августа 1944 г. три форта крепости были заняты советскими войсками в результате Осовецкой операции, но форт № 2 немцы удерживали до января 1945 г., когда началась Висло-Одерская операция. В 1953 г. в крепости был размещён склад боеприпасов ВВС Польши, польские военные склады располагаются в крепости и в настоящее время.[8][9][10]

В 20-х годах в ряде польских и советских изданиях появились заметки о некоем русском солдате[11], обнаруженном польскими властями в крепости Осовец. Как оказалось, при отступлении сапёры направленными взрывами засыпали подземные склады крепости с амуницией и продовольствием. Когда польские офицеры спустились в подвалы, из темноты по-русски раздалось: «Стой! Кто идёт?» Незнакомец оказался русским. Неся свою службу в строгом соответствии с воинским уставом, часовой заявил, что его может снять с поста только разводящий, а если его нет, то «Государь Император». Часовой сдался лишь после того, как ему объяснили, что той страны, которой он служил, уже давно нет. 9 лет солдат питался тушёнкой и сгущёнкой, не потеряв счёт времени и приспособившись к существованию в темноте. После того, как его вывели, он потерял зрение от солнечного света и был помещён в больницу, а затем — передан советским властям.

Эта популярная в прессе история, тем не менее, на данный момент не имеет точных документальных подтверждений и является легендарной.

Валентин Пикуль, «Нечистая сила», часть 6, глава 3:

Под белым флагом парламентёра в крепость Осовец явился германский офицер и сказал подполковнику М. С. Свечникову:

— Мы даём вам полмиллиона имперских марок за сдачу фортов. Поверьте, это не взятка и не подкуп — это простой подсчёт, что при штурме Осовца мы истратим снарядов на полмиллиона марок. Нам выгоднее истратить стоимость снарядов, но зато сохранить сами снаряды. Не сдадите крепость — обещаю вам, через сорок восемь часов Осовец как таковой перестанет существовать!

Свечников ответил парламентёру вежливо:

— Предлагаю вам остаться со мною. Если через сорок восемь часов Осовец будет стоять, я вас повешу. Если Осовец будет сдан, пожалуйста, будьте так добры, повесьте меня. А денег не возьмём!

В 2014 году прошёл всероссийский конкурс «Забытая война». Победитель — Лопухов Семён, работа — повесть «Атака мертвецов».[12]

Обороне крепости посвящены песни:

  • Группа «Ария» — «Атака мертвецов» (альбом «Через все времена», 2014)[13]
  • Группа «Авентайл» — «Атака мертвецов (Осовец)»
  • Группа GjeldRune — «Атака мертвецов» (альбом «Схоронили мы свой край», 2014)
  • Варя Стрижак — «Русские не сдаются!»
  • Группа «Княжая Пустынь» — «Тишину прошлых дней не тревожь…» (Защитникам крепости Осовец) (альбом «Быль», 2016)
  • Группа «Путь Солнца» — «Снова в бой — Атака мертвецов» (Посвящена защитникам крепости Осовец)
  • Группа «АрктидА» — «Атака русских мертвецов» (EP «Долг и Право», 2017)
  • Группа «Sabaton» — «The Attack of the Dead men» (альбом «The Great war», 2019)
  • Группа «Sabaton» — «The Attack of the Dead men» (Cover на русском / RADIO TAPOK, 2019)
⚙️   Словари и энциклопедии

Атака мертвецов — Википедия

«Атака мертвецов» — распространённое[1]публицистическое название контратаки 13-й роты 226-го Землянского полка[»i» 1]24 июля (6 августа) 1915 года при отражении немецкой газовой атаки. Эпизод обороны крепости Осовец на Восточном фронте во время Первой мировой войны.

Крепости Осовец и Новогеоргиевск являлись важными узлами обороны «Польского мешка», как на военном жаргоне того времени называлась выступающая глубоко на запад и уязвимая с северного и южного флангов территория Царства Польского.

Крепость Осовец (Ossowitz на немецких картах) являлась системой соединённых траншеями четырёх фортов[»i» 2] в излучине реки Бобр[»i» 3]. Крепость запирала проходившие через неё железную дорогу Лык — Граево — Белосток и шоссе на Белосток, важный региональный транспортный узел.

Основные укрепления и крепостная артиллерия располагались на восточном берегу реки. На болотистом западном берегу под прикрытием орудий крепости располагалась вынесенная на 2 — 2,5 км передовая Сосненская позиция, проходившая с севера на юг по линии Бялогронды — Сосня (польск. Białogrądy — Sojczynek). Именно эта позиция была основным направлением предыдущего генерального штурма крепости в феврале—марте 1915 года, на ней же развернулись описываемые далее события[2].

Для новой генеральной атаки была выделена 11-я дивизия ландвера. На основном направлении вдоль шоссе и железной дороги был развёрнут усиленный маршевыми частями[»i» 4] 18-й полк. Южнее должен был атаковать 76-й полк. Для успеха операции по фронту обоих полков было решено применить массированную газобаллонную атаку хлором. Прочие части дивизии к северу и северо-востоку должны были поддержать атаку демонстративными действиями.

На рассвете[»i» 5] в 4:00 утра 24 июля (6 августа) 1915 года с попутным ветром по всему фронту атаки начался выпуск хлора из заранее развёрнутых 30 газобаллонных батарей. По оценкам, газ в итоге проник на общую глубину до 20 км, сохраняя поражающее действие на глубину до 12 км и до 12 метров по высоте[3].

Командир 226-го пехотного Землянского полка. Начальник 2-го отдела обороны крепости Осовец

При отсутствии каких-либо эффективных средств защиты у оборонявшихся, результат атаки газами оказался сокрушительным: 9, 10 и 11-я роты Землянского полка выбыли из строя полностью, от 12-й роты в центральном редуте в строю осталось около 40 человек; от трёх рот у Бялогронд — около 60 человек. Практически все первая и вторая линии обороны Сосненской позиции остались без оборонявшихся. Вслед за газами немецкая артиллерия открыла огонь по крепости и заградительный огонь для своих двинувшихся в атаку частей. Артиллерия крепости на начальном этапе не могла эффективно вести огонь, так как в свою очередь попала под надвинувшуюся газовую волну[2]. Это усугублялось одновременным обстрелом крепости как обычными снарядами, так и снарядами с хлорпикрином. В крепости из строя выбыло свыше 1600 человек, в целом весь гарнизон получил отравления той или иной степени тяжести[4].

Подавляя одиночное сопротивление, части 18-го полка быстро преодолели первую и вторую линию колючей проволоки, заняли тактически важный укреплённый пункт «двор Леонова» и стали продвигаться вдоль полотна железной дороги к Рудскому мосту. Единственным резервом на самой Сосненской позиции оставалась рота ополченцев, но и у неё было отравлено до 50 % личного состава, а деморализованные остатки роты эффективной контратаки провести не смогли[2].

Немного лучше обстояла ситуация на юге позиции. 76-й полк ландвера быстро занял обезлюдевшую Сосню, но наступал слишком стремительно и попал под собственные газы, понёс значительные потери и был временно остановлен огнём остатков 12-й роты у центрального редута[2].

Возникла реальная угроза захвата немцами Рудского моста, что означало бы рассечение всей обороны западнее крепости и потерю Сосненской позиции. В этой ситуации комендант крепости генерал-лейтенант Н. А. Бржозовский приказал организовать артиллерийский огонь по уже занятым противником участкам Сосненской позиции и контратаковать в штыки «всем, чем можно». В контратаку пошли остатки 8-й и 13-й рот (около половины от исходного состава) и переброшенная из крепости немного менее пострадавшая 14-я рота[2].

13-я рота под командованием подпоручика Котлинского контратаковала части 18-го полка вдоль железной дороги и обратила их в бегство. Во время атаки подпоручик Котлинский был смертельно ранен и передал командование соединением подпоручику 2-й Осовецкой сапёрной роты В. М. Стржеминскому, который, несмотря на сильное отравление газами, с остатками вверенной ему роты довёл атаку до конца, «штыками» овладев 1-м и 2-м участками Сосненской позиции[5][6].

В это же время 8-я и 14-я роты разблокировали центральный редут и совместно с бойцами 12-й роты выбили противника на исходные позиции. К 8 часам утра все последствия немецкого прорыва были ликвидированы. К 11 часам утра прекратился обстрел крепости, что явилось формальным окончанием неудавшегося штурма[2].

В официальных сводках вкратце сообщалось[7]:

У Осовца неприятель с рассветом, развив сильный огонь и выпустив большие облака ядовитых газов, начал штурм крепостных позиций, захватил укрепления у Сосни, но огнём и контратаками был отовсюду выбит.

В том же году в газетах «Русское слово» и «Псковская жизнь» было опубликовано воспоминание одного из непосредственных участников обороны Осовца, который относительно самой контратаки 24 июля в частности сообщал[8]:

Я не могу описать озлобления и бешенства, с которым шли наши солдаты на отравителей-немцев. Сильный ружейный и пулемётный огонь, густо рвавшаяся шрапнель не могли остановить натиска рассвирепевших солдат.
Измученные, отравленные, они бежали с единственной целью — раздавить немцев. Отсталых не было, торопить не приходилось никого. Здесь не было отдельных героев, роты шли как один человек, одушевлённые только одной целью, одной мыслью: погибнуть, но отомстить подлым отравителям.

<…> Немцы не выдержали бешеного натиска наших солдат и в панике бросились бежать. Они даже не успели унести или испортить находившиеся в их руках наши пулемёты.

Возглавивший атаку 13-й роты подпоручик Владимир Карпович Котлинский, офицер КВТ был посмертно награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. Позднее его прах был забран матерью и перезахоронен на родине в Пскове[1].

Подпоручик Владислав Максимилианович Стржеминский был награждён Георгиевским оружием[9].

Вскоре российские войска были вынуждены оставить Осовец: крепость оказалсь под угрозой окружения после захвата германской армией Ковно и Новогеоргиеска. Русские разрушили большую часть крепости и отступили 18 августа.

«Атака мертвецов»: взгляд с русской стороны[править | править код]

Собственно выражение «атака мертвецов» при описании контратаки 13-й роты 226-го Землянского полка прослеживается в уже цитировавшейся работе С. А. Хмелькова «Борьба за Осовец», опубликованной Воениздатом в 1939 году. Автор был непосредственным участником описываемых событий, а в СССР занимал должность начальника кафедры сухопутной фортификации и укреплённых районов Военно-инженерной академии и по обороне Осовца защитил диссертацию на учёное звание профессора. Опубликованная в 1939 году книга является сокращённым и переработанным изложением материалов диссертации[10]. Он в частности пишет[2]:

13 и 8-я роты, потеряв до 50 % отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыки. Эта атака «мертвецов», как передаёт очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии.

В целом в СССР исследование и описание конкретных подвигов «царской армии» на «империалистической войне» не приветствовалось, и работы, выходящие за рамки сугубо технического анализа стратегии и тактики, являлись редкостью. В двухтомной «Истории Первой мировой войны» 1975 года оборона Осовца отдельно не выделялась, включаясь в более общие наступательные операции германской армии на данном направлении. Там лишь указывается, что «большой интерес представляет влияние на боевые действия войск крепостей Осовец и Новогеоргиевск, которые, прикрывая фланги 12-й и 1-й русских армий, сковали оперативную свободу германского командования <..>», хотя и упоминается, что «русские солдаты проявили такую стойкость и упорство, что приводили в изумление своего противника»[11]. Более подробно детали атаки были рассмотрены в статье 1984 года в «Военно-историческом журнале»[12]. Не используя само выражение «атака мертвецов», автор пишет: «Решительные действия полуотравленных газом русских солдат настолько поразили немцев, что они не приняли боя и начали отступать в исходное положение».

Само выражение «атака мертвецов» (с обоими словами в кавычках, а не «атака „мертвецов“», как у Хмелькова), вероятно, принадлежит журналисту Владимиру Воронову из ежемесячника «Совершенно секретно». В своей статье 2009 года, подготовленной к 95-й годовщине начала Первой мировой войны, он пишет[13]:

Но когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась… контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплёвывая куски лёгких на окровавленные гимнастёрки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. <…> Это сражение войдёт в историю как «атака мертвецов».

В статье Вороновым были добавлены те художественно-публицистические детали (как «выплёвывая куски лёгких на окровавленные гимнастёрки»), которые позднее стали постоянными элементами изложения у других авторов, но в 2009 году широкого резонанса статья не вызвала.

В 2011 году в первом номере журнала «Братишка» была опубликована статья Артёма Денисова «Осовец. Атака мертвецов»[14], в которой тот же эпизод описывается так:

Но когда германские цепи подошли к русским окопам, им навстречу в штыковую контратаку с криком, а точнее, с хрипом «ура» поднялись выжившие защитники — остатки 8-й и 13-й рот, чуть больше 100 человек. Еле держась на ногах, они всё-таки встали на бой, который, казалось бы, проигран. Вид их был ужасен. Со следами химических ожогов на лицах, обмотанные тряпками, они харкали кровью, буквально выплёвывая куски лёгких на окровавленные гимнастёрки.

Именно с этой публикации начинается стремительное распространение в Интернете мема «атака мертвецов» и пересказов истории об умирающей русской роте, обратившей в бегство немецкий полк. Помимо перепечаток в многочисленных блогах, цитаты из статьи Денисова появляются в Википедии и на многих исторических форумах, как на русском, так и английском языках[1]. В 2012 на эту тему снимается музыкально-игровой клип, где роли офицеров и бойцов исполняют члены петербургского военно-патриотического клуба «Пехотинец»[15]. Скриншоты из этого клипа, нередко стилизованные под старое чёрно-белое изображение, также получают широкое распространение на различных электронных постерах.

Данный информационный феномен повторно привлекает внимание историков к событиям атаки и историчности добавленных позднейшими публикациями деталей. По итогам архивных изысканий была опубликована статья сначала на русском[1], а позднее на английском[16] языках. Эта работа ввела в обращение много новых документов из фондов РГВИА и уже ранее цитировалась в данной статье. Общие же выводы исследователей таковы:

  • Все ходящие в интернете цитаты и изложения представляют собой разной степени полноты и корректности варианты статьи Денисова 2011 года и приведённой в начале этого раздела цитаты из работы Хмелькова 1939 года[»i» 6].
  • Внешний вид атакующих исторически достоверен, за исключением криков «ура», которые при поражённых лёгких и на бегу были маловероятны. Однако все наиболее яркие художественные детали атаки принадлежат публицистам, пишущим почти 100 лет спустя после событий, а вовсе не их непосредственным очевидцам.
  • На данный момент отсутствуют немецкие документы, позволяющие судить об оценке контратаки и понесённых потерях противоположной стороной.

«Атака мертвецов»: взгляд с немецкой стороны[править | править код]

Командир 11-й дивизии ландвера генерал-лейтенант Рудольф фон Фройденберг (1851—1926)

Согласно документам[17], «18-й ландверный полк» у С. А. Хмелькова — это 18-й полк 70-й бригады 11-й дивизии ландвера (нем.)русск. (Landwehr-Infanterie-Regiment Nr. 18 • 70. Landwehr-Infanterie-Brigade • 11. Landwehr-Division). Командир дивизии с момента формирования в феврале 1915 и по ноябрь 1916[»i» 7] — генерал-лейтенант Рудольф фон Фройденберг (Rudolf von Freudenberg)[18]. Он скончался в 1926 году, не оставив опубликованных военных мемуаров[»i» 8]. Журналы боевых действий дивизии и её подразделений могут находиться в соответствующем разделе Федерального архива Германии. Однако архив заранее предупреждает, что из-за последствий Второй мировой войны значительная часть архивных документов была утрачена, а часть оказалась на хранении в других странах[19].

В опубликованных воспоминаниях прочих немецких военачальников, участвовавших в боях на Восточном фронте, упоминания об «атаке мертвецов» не найдены. Однако стоит отметить тематически близкий эпизод в мемуарах Людендорфа, являвшегося на тот момент начальником штаба германского Восточного фронта. Про более раннюю газобаллонную атаку по позициям 55-й пехотной дивизии тот пишет[20]:

Газовая атака 9-й армии, произведённая 2-го мая[»i» 9], не удалась. Ветер был благоприятный, но применение войск было неправильным.
Газ подействовал, как надо, но войска предполагали, что у противника должна прекратиться всякая жизнь. Так как противник местами продолжал постреливать, а наша артиллерия как будто не открыла планомерного огня, то и пехота не перешла в атаку.

На той же странице в комментарии от редакции А. А. Свечин отмечает: «Герои нашего Ковровского полка, задушенные газами, умирая, вызвали у неприятеля ошибочное представление, что они живы, и их трупы охранили наш фронт от прорыва».

Газовые атаки на Восточном фронте в 1915 году[править | править код]

В данной статье неоднократно упоминаются последствия газовой атаки, средства защиты и внешний вид поражённых. Для удобства современного читателя приводится краткая справка об использованном в тот день методе газовой атаки и наличествовавших (правильнее — отсутствовавших) на тот момент средствах защиты.

Поражающее действие хлора[править | править код]

Первым массово применяемым ОВ стал хлор. Германия смогла быстро накопить большие количества этого газа, так как он являлся побочным продуктом при производстве многих красителей. Поражающее действие хлора основано на синтезе соляной кислоты при контакте газа с водой и водяными парами:

2Cl2 + 2H2O → 4HCl + O2

При контакте с открытыми частями тела и вдыхании это ведёт к раздражению и ожогам глаз и носоглотки, а также к токсическим судорогам грудной клетки. При продолжении вдыхания соляная кислота накапливается в лёгких и последовательно разъедает их, что в конечном итоге ведёт к смерти от асфиксии[21].

По итогам первых немецких газобаллонных атак на Западном фронте было установлено, что наиболее поражаемыми оказываются две категории военнослужащих:

  1. Находящиеся у самой земли (раненые на носилках, залёгшие). Это объясняется тем, что хлор тяжелее воздуха и скапливается у земли и в низинах.
  2. Пытающиеся убежать от облака. Это объясняется максимально продолжительным нахождением в отравляющем облаке, как правило выпускаемом с попутным ветром от фронта в тыл противника. Кроме того, бегущий человек более глубоко и учащённо дышит, поэтому его лёгкие поражаются быстрее[22].

История применения и защиты[править | править код]

Начало немецкой газобаллонной атаки на Восточном фронте. Снимок с российского самолёта-разведчика, 1916 год.

Первая газобаллонная атака хлором была осуществлена немецкой армией 9 (22) апреля 1915 года на Западном фронте под Ипром. На Восточном фронте немцы в первый раз провели газобаллонную атаку 18 (31) мая 1915 года против российской 55-й пехотной дивизии[23].

Иногда встречается утверждение, что первый случай применения ОВ произошёл ещё в январе 1915 года на фронте под Варшавой, где позиции российских войск были обстреляны снарядами с отравляющими газами[4]. Это утверждение не совсем точно. Действительно, тогда по позициям российских войск было выпущено около 18000 снарядов с ксилилбромидом (англ.)русск.[»i» 10]. Его использование прошло практически незамеченным, так как разбрызгиваемая жидкость не испарялась на морозе. Однако главное заключается в том, что ксилилбромид относится к слезоточивым, а не к удушающим или отравляющим веществам. Ни одна из сторон не рассматривала применение ирритантов как нарушение Гаагских конвенций. Как деморализующее и снижающее боеготовность противника средство такие обстрелы были начаты немцами ещё осенью 1914 года на Западном фронте, где в качестве ирританта использовался дианизидин[»i» 11][24].

Для всех союзников, включая Россию, применение ОВ оказалось неожиданной военной новинкой, к которой те оказались совершенно неподготовленными. По результатам Гаагской конференции 1899 года все её участники обязались отказаться от применения снарядов с ОВ, поэтому довоенные разработки армейских противогазов были приостановлены, как излишняя трата бюджетных средств. Так как в 1915 году все всё ещё старались хотя бы формально следовать положениям Гаагских конференций, Германия нашла выход во временном отказе от снарядов с ОВ и в использовании ОВ исключительно в газобаллонных атаках, так как про них в принятых до войны резолюциях ничего не говорилось[23].

Некоторые из свыше 20 вариантов «предохранительных масок», отправлявшихся в части весной-летом 1915 года.

После первых газовых атак во всех странах возобновилась лихорадочная разработка защитных средств, в первую очередь простейших марлевых повязок («предохранительных масок»). В России их изготовление проходило по управлению принца Ольденбургского во всевозможных тыловых добровольческих обществах. Никто в тылу точно не знал, от чего именно и как нужно шить, поэтому качество первых масок было совершенно неудовлетворительно. Они не обеспечивали плотного прилегания к лицу и были слишком тонкими, в лучшем случае защищая от газов лишь несколько первых минут. В очень немногих предусматривалась защита от поражения глаз. Ещё более серьёзной ошибкой был выбор в качестве защитной пропитки масок чистого раствора гипосульфита. Гипосульфит действительно активно поглощает хлор по уравнению:

Na2S2O3 • 5H2O + 4Cl2 → Na2SO4 + H2SO4 + 8HCl

Однако далее по цепочке реакций выделяется токсичный се́рнистый газ:

Na2S2O3 + 2HCl → 2NaCl + H2O + SO2 + S
Na2S2O3 + H2SO4 → Na2SO4 + H2O + SO2 + S

Пренебрежение школьным курсом неорганической химии привело к тому, что первые партии предохранительных масок, отправленные в войска весной-летом 1915 года, не только не предохраняли от хлора, но и вели к вторичному отравлению сернистым газом, только усиливая эффект атаки. Ошибка была достаточно быстро осознана, и далее в пропиточные смеси стали добавлять соду, нейтрализующую сернистый газ[»i» 12]. Однако доверие к повязкам в войсках уже было кардинально подорвано. Солдаты просто выбрасывали раздаваемые комплекты или же с издёвкой развешивали как украшения на деревьях[23].

Как частичную защиту от хлора сами бойцы стали использовать запасные комплекты исподнего белья и портянок, которые обильно смачивали водой[»i» 13] и обматывали вокруг лица. Быстро выяснилось, что смачивание (при отсутствии воды под рукой) собственной мочой даже эффективнее замедляет поражение хлором. Это объясняется реакцией паров хлора с мочевиной по уравнению:

CO(NH2)2 + 2Cl2 → CO(NHCl)2 + 2HCl

Этот факт был изучен с сугубо академической точки зрения ещё в мирное время[25], однако война «переоткрыла» его в практическом применении.

Однако действительно эффективная защита солдат от отравляющих газов появилась с внедрением противогаза Зелинского-Кумманта, принцип устройства которого лежит в основе современных фильтрующих противогазов.

Художественная литература[править | править код]

  • Расторгуев, Андрей. Атака мертвецов: Роман-эпопея.[26];
  • Ропшинов, Владимир. Князь механический.
  • Паустовский, Константин. Чёрное море.

Архитектура и скульптура[править | править код]

  • 6 августа 2015 года в Пскове открыт памятник землякам-солдатам Первой мировой войны[27].
  • 6 августа 2015 года в Землянске (Воронежская область) был установлен памятный знак 226-му пехотному Землянскому полку[28].

Музыка[править | править код]

  • Sabaton — песня The Attack of the Dead Men, альбом «The Great War» 19 июля 2019 года[29].
  • Группа Арктида — песня «Атака Русских Мертвецов», альбом «Долг и Право» 2017 года.
  • Ария — альбом «Через все времена», песня «Атака мертвецов» на стихи Маргариты Пушкиной.[30].

Кинематограф[править | править код]

  • В 2014 году фильм «Атака мертвецов» был включён экспертным советом Союза Кинематографистов в список рекомендуемых к получению субсидий в разделе «Военная История»[31]
  • В снятом телеканалом «Мир» документальном фильме «Нельзя забыть» в качестве эпизода присутствует оборона крепости Осовец, включая «атаку мертвецов»[32]
  • 15 января 2015 года по заказу телеканала «Культура» подготовлен документальный фильм кинорежиссёра, заслуженного деятеля искусств России Виталия Максимова «Осовец. Крепость духа», в котором рассказывается об этих событиях. Фильм вышел на экраны Российского телевидения 6 августа 2015 года.
  • Атаке мертвецов была посвящена одна из серий цикла документальных фильмов «Первая мировая», вышедшего в начале 2015 года на белорусском канале ОНТ[33].
  • 11 ноября 2018, в день столетнего юбилея окончания Первой мировой войны, компания Wargaming представила основанный на реальных событиях короткометражный фильм «Атака мертвецов: Осовец»[34].

Изобразительное искусство[править | править код]

  • В июне 2015 в Воронеже был презентован комикс о подвиге 226 Землянского полка, который получил название «Воронежцы не сдаются: Атака мертвецов». Комикс издан под эгидой воронежского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры[35].

Исторические реконструкции[править | править код]

  • В июне 2014 года в Москве на фестивале «Времена и эпохи» была проведена реконструкция «атаки мертвецов».
  • 5 августа 2018 года в Землянске проведена военно-историческая реконструкция[36].

Филателия[править | править код]

  • Летом 2014 года Почта России выпустила памятные марки с изображением ключевых эпизодов Первой Мировой войны. Одна из них посвящена обороне крепости Осовец, при этом на марке изображены контратакующие русские солдаты, а подпись и фрагмент карты Сосненских позиций указывают на «Атаку мертвецов»[37].

Выставки[править | править код]

  • Ноябрь 2015 года — выставка в Воронеже[38].
  • В 2017 году в Ратной палате Царского Села открыли раздел выставки об обороне Осовца, посвящённый «атаке мертвецов»[39].

Комментарии[править | править код]

  1. ↑ 226-й Землянский полк 1-й бригады 57-й пехотной дивизии.
  2. ↑ № 1 «Центральный», № 2 «Заречный», № 3 «Шведский» и № 4 «Новый». Последний к началу войны завершён не был.
  3. ↑ Также встречается женская форма названия: «река Бобра». См. к примеру Борисов А. Русская армия в Великой войне: Праснышская операция // Военно-исторический журнал. — 1941. — № 3.
  4. ↑ 147-й эрзац-резервный батальон и отдельные роты.
  5. ↑ В данной местности в данный день видимый рассвет начался в 4:02 утра. См. NOAA Solar Calculator (неопр.). NOAA. Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 22 января 2013 года.
  6. ↑ Явно первичная по отношению к статье Денисова статья Воронова 2009 года была, вероятно, упущена из-за высокого уровня «информационного шума» при поиске в интернете.
  7. ↑ С 20 ноября 1916 — командир 93-й пехотной дивизии.
  8. ↑ Во всяком случае, таких мемуаров нет ни в одном доступном библиотечном индексе.
  9. ↑ Вероятно, здесь Людендорфа подводит память. Как точно следует из прочих источников, эта атака была произведена 18 (31) мая 1915 года.
  10. ↑ C8H9Br
  11. ↑ Был известен также как хлорсульфонат, химическая формула (NH2C6H3OCH3)2
  12. ↑ По уравнению Na2CO3 + 2SO2 → Na2S2O5 + CO2
  13. ↑ Хлор хорошо поглощается водой.

Ссылки на источники[править | править код]

  1. 1 2 3 4 «Атака мертвецов»…
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Хмельков 1939 — С. 76—80.
  3. ↑ Де Лазари 1935.
  4. 1 2 Смольянинов М. М. В окопах под Сморгонью: Газовые атаки на территории Беларуси в годы Первой мировой войны // Беларуская думка : журнал (русская версия). — 2012. — № 4.
  5. ↑ Свечников, Буняковский, 1917, с. 49—50.
  6. ↑ Черкасов и др., 2011, с. 9.
  7. ↑ Война. Северо-западный фронт: 24 июля // Разведчик / Ред.-издатель В. А. Березовский. — Пг.: Тип. Тренке и Фюсно, 1915. — № 1291. — С. 497.
  8. Подвиг псковича.  // Псковская жизнь. — Псков, 1915. — № 1104.
  9. ↑ Июля 25 дня 1915 года // Высочайшие приказы о чинах военных. — 1—31 июля 1915 года. — СПб., 1915. — С. 13.
  10. ↑ Хмельков Сергей Александрович (неопр.). Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 22 января 2013 года.
  11. ↑ Кампания 1915 г. // История Первой мировой войны / Под ред. И. И. Ростунова. — М.: Наука, 1975. — Т. 2. — С. 42—43.
  12. ↑ Сахновский 1984 — С. 71—72.
  13. ↑ Воронов 2009
  14. ↑ Денисов 2011
  15. ↑ Атака Мертвецов, или Русские не сдаются! (неопр.). Варя Стрижак. Официальный сайт (1 октября 2012). Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 22 января 2013 года.
  16. ↑ «Dead Men Attack»…
  17. ↑ Histories of two hundred and fifty-one divisions of the German army which participated in the war (1914—1918) / US War Department. — Washington: GPO, 1920. — С. 204—205.
  18. Wegner G. Die höheren Kommandostellen: 1815—1939. — Osnabrück: Biblio, 1990. — Bd. 1. — S. 191. — (Formationsgeschichte und Stellenbesetzung der deutschen Streitkräfte 1815-1991). — ISBN 3764817801.
  19. ↑ Deutsches Reich: Kaiserreich (1871-1918) einschließlich Norddeutscher Bund (1867-1871) (нем.). Das Bundesarchiv. Дата обращения 7 января 2013. Архивировано 22 января 2013 года.
  20. Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914—1918 гг. / Под ред. А. А. Свечина. — М.: Госиздат, 1923. — Т. 1. — С. 114.
  21. Romano J. A., et al. Chemical warfare agents: chemistry, pharmacology, toxicology, and therapeutics. — US: CRC Press, 2008. — С. 5. — ISBN 1420046616.
  22. Edmonds J. E., Wynne G. C. Military operations: France and Belgium, 1915. — London: Macmillan, 1927. — Vol. 1. — P. 177—178.
  23. 1 2 3 Фигуровский Н. А. Очерк развития русского противогаза во время империалистической войны 1914–1918 гг.. — М.: Изд-во АН СССР, 1942. — С. 13 и далее.
  24. Heller C. E. Chemical warfare in World War I: The American experience, 1917—1918 (англ.) // Leavenworth Papers. — US: Combat Studies Institute, 1984. — No. 10. Архивировано 4 марта 2016 года.
  25. Chattaway F. D. The action of chlorine upon urea whereby a dichloro urea is produced (англ.) // Proceedings of the Royal Society. — London, 1908. — Vol. 81, no. 549. — DOI:10.1098/rspa.1908.0094.
  26. М.: Яуза; Эксмо, 2014. — ISBN 978-5-699-76355-9
  27. ↑ Памятник землякам-солдатам Первой мировой войны откроют в Пскове (рус.)
  28. ↑ В Землянске заложен камень в основание будущей стелы в память о героях пехотного полка (рус.). Вести Воронеж. Дата обращения 11 октября 2015.
  29. ↑ Sabaton:Pre-order of The Great War have started!
  30. ↑ Обнародован трек-лист нового альбома группы «Ария»
  31. ↑ Перечень кинопроектов, одобренных для получения субсидий — Союз кинематографистов Российской Федерации (рус.)
  32. ↑ Телеканал «Мир» представит фильм, посвящённый столетию начала Первой мировой войны Архивировано 11 августа 2014 года. (рус.)
  33. ↑ Первая мировая
  34. World of Tanks. Официальный видеоканал. Короткометражный фильм «Атака мертвецов: Осовец» (неопр.) (11 ноября 2018). Дата обращения 19 июля 2019.
  35. ↑ Воронежцы создали комикс о подвиге 226 Землянского полка (неопр.).
  36. ↑ «Атака мертвецов»: под Воронежем состоялась реконструкция эпизода Первой мировой войны (ФОТО, ВИДЕО). Дата обращения 6 августа 2018.
  37. ↑ В обращение выходят четыре почтовые марки из серии «История Первой мировой войны» Архивировано 7 июня 2015 года. (рус.)
  38. ↑ В Воронеже открылась выставка «Первая мировая война в документах и фотографиях» — Общество — Культура ВРН (рус.). culturavrn.ru. Дата обращения 6 августа 2018.
  39. ↑ В Ратной палате Царского Села 2017 году откроют в экспозицию об «атаке мертвецов» | Газета «МОНАРХИСТ»
  • Свечников М. С., Буняковский В. В. Оборона крепости Осовец во время второй, 6½ месячной осады её. — Пг.: Тип. Николаевской военной академии, 1917. — 59 с.
  • Буняковский В. В. Краткий очерк обороны крепости Осовца в 1915 году // Военный сборник. — Белград: Общество ревнителей военных знаний, 1924. — Вып. 5. — С. 301—303.
  • Де Лазари А. Н. Газобаллонная атака германцев в районе Осовца 6 августа // Химическое оружие на фронтах Мировой войны 1914—1918 годов. — М.: Госвоениздат, 1935.
  • Хмельков С. А. Штурм крепости 6 августа 1915 г. с применением отравляющих газов; действия атаки и обороны, результаты действия газов // Борьба за Осовец. — М.: Воениздат, 1939.
  • Сахновский Н. Из истории обороны крепости Осовец // Военно-исторический журнал. — 1984. — № 11. — С. 68—72.
  • Владимир Воронов. Русские не сдаются // Совершенно секретно : журнал. — 2009. — № 8.
  • Артём Денисов. Осовец. Атака мертвецов // Братишка : журнал. — 2011. — № 1. Архивировано 8 июля 2014 года.
  • Черкасов А. А., Рябцев А. А., Меньковский В. И. «Атака мертвецов» (Осовец, 1915 г.): миф или реальность // Былые годы : журнал. — 2011. — № 4. — С. 5—11.
  • Cherkasov A. A., Ryabtsev A. A., Menjkovsky V. I. «Dead Men Attack» (Osovets, 1915): Archive Sources Approach (англ.) // European Researcher : журнал. — 2011. — No. 12.
  • Мокшин Г. Н. 226-й пехотный Землянский полк: история и современность // История: факты и символы. — Елец: ЕГУ им. И. А. Бунина, 2018. — № 1 (14). — С. 69—75. — ISSN 2410-4205.
  • Гусаров Ю. В. Первая мировая: хроника обороны крепости Осовец. — Саратов: Амирит, 2018. — 268 с. — ISBN 978-5-604-03424-8.

Легенда крепости Осовец. Подлинная история «атаки мертвецов» | История | Общество

Война, не ставшая Отечественной

Первая мировая война не занимает в отечественной истории места, подобного месту Великой Отечественной войны 1941–1945 годов или Отечественной войны 1812 года.

Несмотря на то, что царское правительство пыталось именно этому военному конфликту дать название «Великая Отечественная война», данный термин не прижился.

Если войны 1812 и 1941–1945 годов однозначно воспринимались как национально-освободительные, то цели и задачи конфликта, начавшегося в 1914 году, большинству населения России были не близки и не очень понятны. И чем дальше шла Первая мировая война, тем меньше было желания воевать за абстрактные «Босфор и Дарданеллы».

Сегодняшние попытки на самом высоком уровне переписать историю, придав российскому участию в Первой мировой войне большее значение, являются таким же искажением исторической действительности, как учреждение новых национальных праздников, не имеющих за собой никаких традиций.

Но кто бы как бы ни относился к целям и задачам войны 1914–1918 годов, нельзя не признать, что она оставила в истории немало примеров мужества и стойкости русских солдат.

Одним из таких примеров стала «атака мертвецов» при обороне крепости Осовец 6 августа 1915 года.

Кость в германском горле

Крепость Осовец, расположенная в 50 километрах от города Белосток, ныне принадлежащего Польше, была основана в 1795 году, после вхождения польских территорий в состав Российской империи. Крепость строилась с целью обороны коридора между реками Неман и Висла – Нарев – Буг, с важнейшими стратегическими направлениями Петербург – Берлин и Петербург – Вена.

Строительство различных фортификационных сооружений в самой крепости и вокруг неё велось более ста лет. Первые же боевые действия в истории Осовца начались в сентябре 1914, когда к ней подступили части 8-й германской армии.

Немцы имели многократный численный перевес, смогли подтянуть тяжёлую артиллерию, однако штурм был отбит.

Крепость имела важнейшее стратегическое значение — она являлась одним из центров обороны так называемого «Польского мешка», выступающей глубоко на запад и уязвимой с северного и южного флангов территории Царства Польского.

Осовец невозможно было обойти — на север и на юг от крепости располагались непроходимые болота, и единственной возможностью для германского командования продвинуться дальше на этом направлении было взять её.

Крепость Осовец, 1915 г Крепость Осовец, 1915 г. Фото: Public Domain

Крепость разрушали «Большими Бертами»

3 февраля 1915 года начался второй штурм крепости Осовец. После шести дней боёв германским подразделениям удалось занять первый рубеж русской обороны. Это позволило в полной мере использовать тяжёлую немецкую артиллерию. К крепости были переброшены осадные орудия, включая мортиры «Шкода» калибром 305 мм, а также «Большие Берты» калибром 420 мм.

Ход боевых действий на Сосненской позиции (6 августа) 1915 года Ход боевых действий на Сосненской позиции (6 августа) 1915 года. Фото: Commons.wikimedia.org

Всего за одну неделю обстрела по крепости было выпущено около 250 тысяч снарядов крупного калибра. Свидетели обстрелов рассказывали, что Осовец был окутан дымом, из которого вырывались страшные языки пламени, а земля ходила ходуном.

Генеральный штаб русской армии, зная о больших разрушениях, пожарах и тяжёлых потерях среди личного состава, поставил перед частями, оборонявшими Осовец, задачу продержаться в течение 48 часов. Русские подразделения смогли не только выстоять двое суток, но и отбить штурм.

В июле 1915 года началось новое масштабное наступление германской армии, частью которого стал третий штурм Осовца.

Газовая атака

Не полагаясь более на мощь крепостных орудий, германское командование решило использовать боевые отравляющие вещества, первое применение которых состоялось на Западном фронте на реке Ипр в апреле 1915 года.

На германских позициях под Осовцом было развёрнуто 30 газобаллонных батарей, которые в 4 часа утра 6 августа 1915 года, дождавшись попутного ветра, начали выпуск хлора.

Газ в итоге проник на общую глубину до 20 км, сохраняя поражающее действие на глубину до 12 км и до 12 метров по высоте.

Никаких эффективных средств защиты от газа у русских частей не было. В результате 226-й Землянский полк, державший оборону на направлении главного удара, понёс тяжёлые потери. 9-я, 10-я и 11-я роты были выведены из строя полностью, в остальных держать оборону могли по несколько десятков человек. Русские артиллеристы, также попавшие под газовую волну, не могли вести огонь. Всего выбыли из строя до 1600 человек, оборонявших крепость, остальные получили менее тяжёлую степень отравления.

Вслед за газовой атакой начался обстрел со стороны германской артиллерии, причём часть снарядов также имела химический заряд. За этим началось наступление германской пехоты, в котором участвовало в общей сложности до 7000 человек.

Подвиг подпоручика Котлинского

Немцы с лёгкостью заняли две первых линии обороны, которые совершенно обезлюдели, и продвигались дальше.

Нависла угроза захвата противником Рудского моста, что означало бы рассечение всей русской обороны и последующее неизбежное падение Осовца.

Генерал-лейтенант Николай Александрович Бржозовский Генерал-лейтенант Николай Александрович Бржозовский. Фото: Public Domain

Комендант крепости генерал-лейтенант Николай Бржозовский отдал приказ контратаковать противника в штыки «всем, чем можно».

Контратаку возглавил командир 13-й роты Землянского полка подпоручик Владимир Котлинский. Вместе с остатками своей роты он повёл за собой живых бойцов 8-й, 12-й рот, а также 14-й роты, наименее пострадавшей от газа.

Это было ужасающее зрелище: в штыковую атаку шли люди с химическими ожогами на лицах земляного цвета, обмотанные тряпками (единственное русское средство защиты от газа), харкающие кровью и вместо криков «ура» издающие страшные, нечеловеческие хрипы.

Несколько десятков умирающих русских солдат обратили в бегство германскую пехоту. В ходе боя за первую и вторую линии укреплений был смертельно ранен подпоручик Котлинский. Несмотря на это, к восьми часам немецкий прорыв был ликвидирован полностью. К 11 часам стало ясно, что штурм отбит.

Всё дело в кавычках

Впервые термин «атака мертвецов» был введён в оборот в 1939 году военным инженером-фортификатором Сергеем Александровичем Хмельковым в работе «Борьба за Осовец». Хмельков, к моменту написания этой работы являвшийся одним из руководителей Военно-инженерной академии РККА, в 1915 году лично сражался под Осовцом и получил отравление во время газовой атаки.

«13-я и 8-я роты, потеряв до 50% отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыки. Эта атака «мертвецов», как передаёт очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии», — писал Хмельков.

Тема «атаки мертвецов» обрела популярность после распада СССР, когда изучению событий Первой мировой войны стало уделяться больше внимания. И если Хмельков в своей работе, брал «мертвецов» в кавычки, то новые авторы писали уже просто — «атака мертвецов».

В итоге сегодня события 6 августа 1915 года порой описывают как победу 60 умирающих русских солдат над 7000 немцев, что вызывает у многих скепсис и недоверие.

А как же было на самом деле?

Наступление русских войск Наступление русских войск. Фото: РИА Новости

Психологический эффект плюс артиллерийский удар

Германские источники не слишком заостряли внимание на провальном штурме крепости Осовец 6 августа. Тем не менее, описывая случаи применения боевого газа, немецкие генералы отмечали, что он, нанося тяжёлый ущерб противнику, неправильно воспринимался германскими солдатами и офицерами.

В среде немецких солдат бытовало мнение, что газовая атака должна полностью уничтожить противника или, по крайней мере, лишить его всякой возможности к сопротивлению. Поэтому германская пехота, поднимаясь в атаку на Осовец 6 августа 1915 года, была морально не готова к сопротивлению противника.

Немцы от затянувшейся борьбы за Осовец устали не меньше русских. Окопная жизнь среди болот вымотала их до предела. Мысль о том, что проклятая крепость падёт без боя, откровенно их расхолодила.

Частично боевой потенциал наступающих был уничтожен ими самими. На ряде участков пехота столь рьяно устремилась вперёд, что на полном ходу забежала в облако газов, предназначавшихся для русских. В результате из строя выбыли несколько сотен немецких солдат.

В «атаке мертвецов» участвовало не 60, а значительно больше русских солдат. Половина 13-й роты, половина 8-й роты, часть бойцов 12-й роты и, наконец, 14-я рота, где в строю было более половины личного состава. Противостояли штыковой контратаке не 7000 бойцов, а только 18-й полк 70-й бригады 11-й дивизии ландвера.

Как отмечает Сергей Хмельков, немецкая пехота фактически не приняла боя. И вот здесь действительно сработал психологически эффект: вид идущих в атаку солдат, пострадавших от газовой атаки, произвёл на противника неизгладимое впечатление.

Вполне возможно, что германским офицерам удалось бы привести подчинённых в чувство, но за время, выигранное бойцами подпоручика Котлинского, пришла в себя русская артиллерия, которая заработала и начала выкашивать ряды наступающих.

Все эти факторы вместе и привели к тому, что «атака мертвецов» оказалась успешной.

Неизвестные герои

Значит ли это, что подвига не было? Разумеется, он был. Нужно великое мужество для того, чтобы, подвергнувшись воздействию оружия массового поражения, не просто подняться на ноги, но и, взяв в руки оружие, потратить последние силы на борьбу с врагом. И русские солдаты под Осовцом продемонстрировали беспримерный героизм.

Подпоручик Владимир Карпович Котлинский, командовавший «атакой мертвецов», в сентябре 1916 года был посмертно награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. Имена большинства других участников атаки остались неизвестны.

События 6 августа 1915 года стали последним героическим актом обороны крепости Осовец. Положение на фронте было таково, что её дальнейшая оборона не имела смысла. Спустя несколько дней Генеральный штаб отдал приказ прекратить бои и начать эвакуацию гарнизона.

Эвакуация была завершена 22 августа. Уцелевшие укрепления и всё имущество, которое нельзя было вывезти, были взорваны русскими сапёрами.

25 августа руины крепости были заняты германскими войсками.

Траншейная пушка образца 1916 года.

Траншейная пушка образца 1916 года.

Западный фронт. 1915 год.

Западный фронт. 1915 год.

Первая мировая война доказала, что вести морские сражения можно не только на воде, но и под водой. На фото: подводные лодки на Азорских островах.

Первая мировая война доказала, что вести морские сражения можно не только на воде, но и под водой. На фото: подводные лодки на Азорских островах.

Итальянская тяжелая артиллерия. 1918 год.

Итальянская тяжелая артиллерия. 1918 год.

Во время Первой мировой в бою впервые были применены танки и являлись «ответом» на проблему затяжных «окопных войн», когда стороны могли буквально вечно сидеть в своих укрытиях друг напротив друга.На фото: подбитый британский тяжёлый танк Mark IV во время битвы за Камбре, 20 ноября 1917 года.

Во время Первой мировой в бою впервые были применены танки и являлись «ответом» на проблему затяжных «окопных войн», когда стороны могли буквально вечно сидеть в своих укрытиях друг напротив друга.На фото: подбитый британский тяжёлый танк Mark IV во время битвы за Камбре, 20 ноября 1917 года.

Солдаты армии США в противогазах. 1919 год.

Солдаты армии США в противогазах. 1919 год.

Британские войска на Сомме в 1916 году.

Британские войска на Сомме в 1916 году.

Пленные немецкие заключенные на Западном фронте. 1 августа 1916 года.

Пленные немецкие заключенные на Западном фронте. 1 августа 1916 года.

Вид с самолета на Западный фронт.

Вид с самолета на Западный фронт.

Французский офицер на захоронении воинов на востоке Франции, погибших на фронтах Первой мировой войны. 1916 год.

Французский офицер на захоронении воинов на востоке Франции, погибших на фронтах Первой мировой войны. 1916 год.

Офицеры французской артиллерии передают информацию для наведения пушечного огня.

Офицеры французской артиллерии передают информацию для наведения пушечного огня.

Французкие солдаты. 1915 год.

Французкие солдаты. 1915 год.

Солдаты на востоке Франции.

Солдаты на востоке Франции.

Собака, запряженная в упряжь, тянет бельгийский пулемет в деревне, на севере Франции.

Собака, запряженная в упряжь, тянет бельгийский пулемет в деревне, на севере Франции.

Мясник обрабатывает туши для французских солдат.

Мясник обрабатывает туши для французских солдат.

Раненые солдаты перед эвакуацией на востоке Франции.

Раненые солдаты перед эвакуацией на востоке Франции.

Сентябрь 1915 года. Пленные немецкие солдаты в Шалон-ан-Шампань, Восточная Франция.

Сентябрь 1915 года. Пленные немецкие солдаты в Шалон-ан-Шампань, Восточная Франция.

Офицер принимает из рук летчика камеру, которую только что использовали для съемки местности. Массовое применение авиации, как в военных действиях, так и для разведки — еще одно нововведение первой мировой войны.

Офицер принимает из рук летчика камеру, которую только что использовали для съемки местности. Массовое применение авиации, как в военных действиях, так и для разведки — еще одно нововведение первой мировой войны.

Контр-адмирал Виктор Блю (слева в центре) обходит ряды женщин-писарей, принятых на службу в американскую армию. Во время первой мировой войны женщин впервые начали официально принимать на службу — как правило, на штабные должности, а также в качестве медсестер и радиооператоров.

Контр-адмирал Виктор Блю (слева в центре) обходит ряды женщин-писарей, принятых на службу в американскую армию. Во время первой мировой войны женщин впервые начали официально принимать на службу — как правило, на штабные должности, а также в качестве медсестер и радиооператоров.

 В первые годы Первой мировой были применены авианосцы. На фото: британский авианосец HMS Argus в британских водах, около 1918 года.

В первые годы Первой мировой были применены авианосцы. На фото: британский авианосец HMS Argus в британских водах, около 1918 года.

Именно во время Первой мировой впервые применили химическое оружие в виде смертельных ядовитых газов.

Именно во время Первой мировой впервые применили химическое оружие в виде смертельных ядовитых газов.

Осовец сентября 1914 — июля 1915 — История России

ЕСЛИ ЧЕРЕЗ СОРОК ВОСЕМЬ ЧАСОВ…

Под белым флагом парламентера в крепость Осовец явился германский офицер и сказал генералу Свечникову: «Мы даем вам полмиллиона имперских марок за сдачу фортов. Поверьте, это не взятка и не подкуп, это простой подсчет: при штурме Осовца мы истратим снарядов на полмиллиона марок. Нам выгоднее истратить стоимость снарядов, но зато сохранить сами снаряды. Не сдадите крепость, обещаю вам: через сорок восемь часов Осовец как таковой перестанет существовать!» Свечников вежливо ответил: «Предлагаю вам остаться со мною. Если через сорок восемь часов Осовец будет стоять, я вас повешу. Если Осовец будет сдан, пожалуйста, будьте так добры, повесьте меня. А денег не возьмем!

Валентин Пикуль. Нечистая сила

 

МЕЖДУ МИФОМ И РЕАЛЬНОСТЬЮ

Эпитет «забытая» по отношению к Первой мировой вовсе не случаен: эта война сильнейшим образом повлияла на судьбу России и при этом весьма слабо закрепилась в коллективной памяти современных россиян. В советское время центральное место занимал «миф о Великой Октябре», в то время как Первая мировая считалась лишь катализатором общественно-политических противоречий, приведших к неизбежному торжеству социалистической революции. При таком подходе, например, героизм русских солдат оказался за бортом официальной исторической мифологии. В 1940-е гг., правда, вспомнили о генерале Брусилове и «его прорыве», однако общей концепции это не изменило.

Ситуация стала меняться лишь с 1990-х гг., когда начались переоценка дореволюционного прошлого и возрождение памяти о героях Первой мировой. Одни из запасников стали доставать «раскрученных» царской пропагандой героев, весьма некритично доверяясь газетным очеркам 1914-го года (как примеры – извращенный подвиг Козьмы Крючкова и «полководческий гений» Верховного Главнокомандующего вл.кн. Николая Николаевича). Другие, следуя духу консервативных кругов русской эмиграции, в число героев Первой мировой «автоматом» записали деятелей Белого движения (иногда вне зависимости от реальных заслуг).

И только примерно через двадцать лет на первый план как символ героизма русского солдата 1914-18 гг. стала выдвигаться оборона крепости Осовец. Конечно, история тех лет знает немало ярких подвигов, почему же именно Осовец? В годы самой войны его оборона никогда не представлялась как «необычайное геройство». Уже в СССР, и в эмиграции на эту тему вышел ряд исследований, в которых авторы (участники событий) уделяли больше внимание чисто военно-оперативным вопросам обороны Осовца. За сухим и нудным языком цифр, расчетов и диспозиций нашлось и небольшое место и героизму русских солдат (для советских военных историков 1920-30-х годов такой прием не редкость, по-другому о героизме писать в те годы было сложно).

Именно эти работ и были обнаружены отечественными публицистами в 2000-е гг., которые искали в событиях Первой мировой «уникальные» (конечно, с обывательских позиций) примерны подвигов русского солдата. И на фоне других коллективных подвигов Осовец «выиграл» по ряду причин: речь идет о крепости (почва для красивого образа и параллелей с обороной Бреста в 1941-м), которая продолжительное время находилась на линии фронта (отсюда миф о «190-дневной обороне» и ее «стратегическом значении») и выдержала газовую атаку противника 6 августа (24 июля) 1915 г., с легкой журналистской руки получившей яркий образ «атаки мертвецов».

Конечно, рисуемый порою образ не выдерживает исторической критики, но речь действительно о ярких и малоизвестных событиях. Отметим и другую важную деталь: Первая мировая – это первая в мире война «массовых», «народных» армий, история коих изобилует фактами именно коллективного, а не просто индивидуального героизма. А потому выдвижение Осовца в качестве символа лучшим образом соответствует духу эпохи.

Сама крепость была создана в конце XIX века для прикрытия переправы через реку Бобр. К началу Первой мировой она состояла всего из четырех позиций, включавших четыре форта. Ее модернизация не была закончена, и никакой стратегической роли она играть не могла. Но разве именно этим измеряется героизм просто солдата?

С началом Первой мировой войны крепость (комендант генерал К.А. Шульман) находилась в тылу Северо-западного фронта. В середине сентябре 1914 г. немцы, преследуя разбитые в Восточной Пруссии русские армии, впервые вышли к Осовцу. В нем тогда располагался один лишь 304-й Новгород-Северский полк, солдат не хватало чтобы просто занять все укрепления. К счастью, противник ограничился на этом направлении демонстративными боями, не зная об истинном положении крепости. 26-29 сентября он обстреливал Осовец и даже сумел захватить ключевую Сосненскую позицию (три четверти оборонявших ее солдат остались на поле боя), однако затем был вынужден отступить ввиду изменения общей обстановки на фронте.

Во второй раз противник подошел к Осовцу зимою 1915 г., когда располагавшаяся в Восточной Пруссии 10-я русская армия потерпела сокрушительное поражение. Немцы попытались развить успех. В частности, в период с 25 февраля по 3 марта они обстреливали и Осовец (ее комендантом стал генерал Н.А. Бржозовский). Тогда произошел один любопытный случай: веруя в непобедимость, германцы предложили коменданту сдать крепость за деньги, заявив, что они-де предлагают ту сумму, которая составляет стоимость снарядов, требуемых для захвата укреплений. Последовал отказ в резкой форме, противник начал ураганный обстрел, выпустив по некоторым данным до 200 000 снарядов (уже потом было насчитано около 30 000 воронок, однако вероятно, многие снаряды попали в болота). Немецкий Майор Спалек так описывал бомбардировку: «Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные зыки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня».

Однако серьезных повреждений Осовцу нанести не удалось, а дух солдат не был сломлен. В это время наши войска одержали победу в Праснышском сражении, отбросив противника назад. Немцы перешли к позиционным боям. К середине марта обстрелы крепости прекратились полностью. Наступившее затишье было использовано для различных фортификационных работ.

В третий раз Осовец оказался под огнем противника в начале августа 1915 года. Надо понимать, что это за период: русские войска, испытывающие снарядный голод, под напором отступают вглубь страны, стремясь избежать окружения; растет недовольство военным начальством, фиксируются массовые случаи дезертирства и нарушения дисциплины; прибывающие пополнения едва умеют держать винтовку в руках. В этих условиях оперативное значение Осовца повысилось, поскольку потеря укрепленных позиций могла привести в дальнейшем к прорыву фронта

6 августа (24 июля) германцы предприняли штурм предкрепостных укреплений, а именно ключевой Сосненской позиции. Основной акцент был сделан на применение газов (хлора). Газовая атака началась утром 6 августа, при этом немцы открыли артиллерийский огонь. Русские войска имели противогазовые марлевые повязки, однако они оказались неэффективны. По мнению Н.А. Бржозовского, сам гарнизон спасся благодаря тому, что утро выдалось сырым, а газу пришлось пройти над болотами, наполненным водой рвом и газом.

Потери от газов оказались существенными. Как писал комендант: «Газ, выпущенный из баллонов, темно-зеленоватой окраски, быстро направился вперед к крепости, расширяясь в стороны и вверх при быстром поступательном движении. Действие газового облака с одной стороны образовало завесу, скрывающую подступ противника, а с другой стороны смертельно отравляло все, над чем проходило…. Под действием отравляющих газов первыми жертвами стали разведывательные партии и секреты, которые все и погибли; действие газов на окопы также надо признать смертельным, а в дальнейшем на расстоянии вглубь до 3-4 верст выходящим из строя. <…> из строя гарнизона крепости выбыло отравленных удушенных более 1 600 человек».

После применения газа немцы сначала отправили вперед разведчиков и штурмовые группы. Однако их действия были не очень успешными. Где-то германцы сами попали под воздействие газов, на другом  направлении были остановлены командой разведчиков, на третьем не сумели прорвать проволочные заграждения. Поручик П. Ефимов вспоминал о героизме русского пулеметчика на центральном участке Сосненской позиции: «Единственный русский пулеметчик, оставшийся в живых, успел выпустить в упор две ленты патронов и пал на пулемет, не успев вложить третью ленту».

В это время из крепости в контратаку при поддержке артиллерии были направлены три роты. Особый героизм проявила 13-я рота подпоручика Котлинского (смертельно раненого в этот день), которая после долгого боя по всем правилам военного искусства сумела выбить противника из занятых позиций и захватить в плен 25 человек. Проявила себя и 14-я рота прапорщика Тидебеля: она восстановила положение на левом фланге Сосненской позиции и захватила 15 пленных.

Крепость была оставлена лишь 23 августа ввиду общего отступления войск Северо-Западного фронта. Фактически Осовец стал единственной русской крепостью в те годы до конца выполнившей все возложенные на нее задачи. Если комендант крепости Новогеоргиевск генерал Бобырь сбежал к противнику, а комендант крепости Ковно генерал Григорьев струсил и покинул войска, то защитники крепости Осовец стояли до конца. Нам не известны все подробности событий 6 августа 1915 года, однако несомненно одно: крепость Осовец без всяких патетических преувеличений и ненужных передергиваний имеет все основания рассматриваться как один из символов героизма русских солдат тех лет.

Константин Пахалюк,

Ведущий специалист научного отдела Российского военно-исторического общества

 

РУССКАЯ СЛАВА В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИИ

В нашей фортификационной литературе имеется мало трудов с описанием атаки и обороны русских крепостей во время империалистической войны, что вызывает совершенно справедливые нарекания со стороны командиров инженерных частей РККА.

Это обстоятельство заставило меня как участника обороны крепости Осовец сделать попытку описать устройство этой крепости, дать понятие о действиях атаки и обороны…

Осовецкая крепость была два раза атакована германскими войсками. Первая атака в конце сентября 1914 г. длилась всего пять-шесть дней, немцы обстреляли крепость 15-20-см артиллерией и под давлением корпусов 10-й армии принуждены были снять осаду и отойти в пределы Восточной Пруссии. Вторая атака, начатая в январе 1915 г., продолжалась шесть с половиной месяцев и окончилась эвакуацией крепости. 26 сентября 1939 г., как гласит Оперативная сводка Генерального штаба РККА, крепость Осовец была занята без боя частями Красной Армии и по договору с Германией о дружбе и границе вошла в состав СССР.

Хмельков С.А. Борьба за Осовец. М., 1939

Осовец — бывшая русская крепость на р. Бобр (Бебжа), северо-западнее Белостока (ныне на территории Польши). Сооружена в 1882-1887 гг. Осовец прикрывал Белостокский ж.-д. узел и Брест-Литовское операционное направление. К началу 1-й мировой войны крепость состояла из 4 фортов и полевых укреплений. С 30 января по 9 августа 1915 г. Осовец выдержал осаду германских войск, которые выпустили по крепости свыше 400 тыс. снарядов. В связи с общим отступлением русских войск из Польши Осовец был оставлен после того, как были взорваны крепостные сооружения и вывезена вся артиллерия.

Советская историческая энциклопедия. М., 1973-1982

 

ГАЗОВАЯ АТАКА КРЕПОСТИ

Если бы немцам удалось прорваться у Осовца на Белосток, а с юга на Брест-Литовск, то все наши части, находившиеся западнее этой линии, вынуждены были бы во первых отступать по узкому корридору, а во вторых не только под ударами во фланг, но и в тыл. Имея в виду утомление войск, отсутсвие боевых припасов и запруженность тыла обозами и aртиллерией, вне сомнения такое положение дел могло бы обратиться в катастрофу для наших 3-4 армий.

Противник оценил это и решил попытаться взять крепость атакой, с применением газов, против которых имевшиеся у нас еще неусовершенствованные маски являлись недействительными.

С нашей стороны возможность газовой атаки предусматривалась и меры принимались, но они оказались мало действительными.

К этому времени Сосненская позиция от д. Белогронды до д. Сосня занималась ночью 13 ротами, а днем 9 ротами.

Противник, по показаниям пленных, еще с 13 июля приступил к установке нескольких тысяч баллонов с газами, сведя их в 30 газовых батарей, размещенных в 4-х местах, по 7-8 батарей в каждом, в разстоянии ½-1 версты от нашей позиции. Состав его войск, предназначенных для производства штурма, определялся в 12 баталионов 11-ой ландверной дивизии, 2-х баталионов эрзац резерва и некоторого количества баталионов ландштурма, составлявших резерв. В первой линии находилось 11 баталионов, наступавших на фронте от канавы до д. Сосни. Во второй, вдоль полотна жел. дороги наступало 3 баталиона. В ночь на 24 июля перед рассветом, баталион Землянского полка, как всегда, отошел в Заречный форт и на позиции остались 9 рот (около 1.500 штыков).

Утро было холодное, туманное; дул средней силы северный ветер.

В 4 часа утра, как только начинало светать, немцы выпустили газы темно-зеленоватой окраски. В какие-нибудь 5-10 минут газы достигли окопов Сосненской позиции, а затем и крепости, где боковой ветер долины Бобра стал относить часть газов в сторону д. Сосня и к западу от нее. В район крепости газы достигли уже в разреженном состоянии. Действие газов, несмотря на принятые меры, на Сосненской позиции и в тылу ее было ужасно — около ½ бойцов были отравлены на смерть. Полуотравленные брели назад и, томимые жаждой, нагибались к источникам воды, но тут на низких местах газы задерживались и вторичное отравление вело к смерти. В общем ко времени подхода немцев к позиции число защитников ее определялось в каких-нибудь 160-200 человек, способных действовать оружием. Выдвинутые из Заречного форта для контр-атаки 3 роты землянцев также по пути потеряли до 30% одними отравившимися газами. Спустя некоторое время по выпуске газов, немцы пустили одновременно по всему фронту красные ракеты и открыли ураганный огонь, распространив его до д. Осовец включительно. Затем двинулась вперед и их пехота, сперва разведчики и резчики проволоки, числом около 200 человек на каждом полковом участке, а затем две линии густых цепей пехоты, за коими следовали резервы.

Центральные участки, по обе стороны железной дороги и участок у д. Сосня были взяты немцами быстро, так как почти все защитники их погибли. Участок у д. Белогронды и правее д. Сосни держались, отбив ряд атак. В центре немцы успели дойти до окопов резервов, но в тот момент, когда они лезли на проволоку, открыла огонь почти одновременно вся крепостная артиллерия. Попытка немцев обойти д. Белогронды с востока была парализована появлением у них на фланге разведчиков Ливенского полка, а выход от д. Сосня во фланг и в тыл соседнему участку, огнем артиллерии и тем, что наступавшие здесь немцы сами сильно пострадали от повернувших в эту сторону газов. Огонь артиллерии отрезал немецкие резервы от их штурмовавших частей, кои в свою очередь местами залегли на занятой позиции, а местами бросились назад.

Высланные из Заречного форта 3 роты, поддержанные ротой резерва, перешли в энергичное наступление и хотя с большими потерями, но выбили противника из занятых им участков позиции. Только на участке у г. д. Леонова противник, прочно утвердившись, успешно отражал наши контр-атаки. Тогда крепостная артиллерия сосредоточила огонь 9 тяжелых и 2-х легких батарей и немцы около 10 час. утра вынуждены были оставить этот участок.

Потери противника были очень велики, но и нам обошелся этот день не дешево.

Пленные немцы показывали, что от старших начальников до рядовых бойцов все были уверены, что на этот раз не может быть спасения для гарнизона, причем уверенность во вступлении в крепость была так велика, что все обозы их и передки были запряжены для движения вперед и сделан был наряд для похорон отравленных газами в крепости. Поэтому-то на них и произвели столь ошеломляющее впечатление встреченное на некоторых участках сильное сопротивление, открытие нашей артиллерией ураганного огня и, наконец, стремительные контратаки свежих частей.

Краткий очерк обороны крепости Осовца в 1915 г.

 

ОСОВЕЦ УМЕР, НО НЕ СДАЛСЯ

Генерал-майор Бржозовский покинул опустевшую крепость последним. Он подошел к расположившейся в полукилометре от крепости группе саперов. Царило тягостное молчание. Последний раз, посмотрев на свою полуразрушенную, осиротевшую, но непобедимою крепость, комендант Бржозовский сам повернул ручку. Целую вечность бежал по кабелю электрический ток. Наконец, раздался страшный грохот, под ногами затряслась земля и в небо взметнулись фонтаны земли вперемешку с кусками железобетона. Осовец — умер, но не сдался! Так завершилась более чем полугодовая героическая оборона крепости Осовец.

Крепость Осовец. Бессменный часовой

«Атака мертвецов»: мифы и реальность

Ровно сто лет назад произошло событие, вошедшее в историю под названием «атаки мертвецов». 24 июля (по новому стилю – 6 августа) 1915 года защитники крепости Осовец успешно контратаковали немцев, несмотря на то, что многие из русских солдат были отравлены газами. Как это часто случается с легендами, отталкиваясь от реального факта, журналисты, писатели и людская молва приписали русским солдатам много сверхчеловеческого и невероятного. Попробуем выяснить, как всё происходило на самом деле.

Крепость среди болот

К моменту начала Первой мировой войны польские губернии Российской империи были защищены рядом крепостей. Так, важный железнодорожный узел Белосток прикрывала Осовецкая крепость, которая располагалась недалеко от места впадения в реку Нарев её притока реки Бобр и перекрывала узкий перешеек суши, ограниченный непроходимыми болотами с севера и юга.

​Схема развития Осовецкой крепости из книги С. А. Хмелькова «Борьба за Осовец» - "Атака мертвецов": мифы и реальность Схема развития Осовецкой крепости из книги С. А. Хмелькова «Борьба за Осовец»

В 1882 году на возвышении возле селения Осовец начали строительство форта-заставы площадью в 1 кв. км, рассчитанного на 60 тяжёлых орудий. Однако ширина перешейка суши, ограниченного болотами, была больше участка, контролируемого огнём орудий, поэтому на правом берегу Бобра для прикрытия переправы через него построили форт №2, получивший название Заречного. А юго-западнее основного форта возле Шведской переправы (здесь в 1708 году переправлялись войска Карла XII) был возведён форт №3, который назвали Шведским.

​Руины Заречного форта Источник – fortoved.ru (Dimitriy-PSK) - "Атака мертвецов": мифы и реальность Руины Заречного форта
Источник – fortoved.ru (Dimitriy-PSK)

От главного форта в сторону Заречного и Шведского фортов были насыпаны гласисы – земляные насыпи высотой до 2 м, направленные пологой частью в сторону вероятного противника. Ограниченная фортами и гласисами территория получила название плацдарма, на котором возвели батареи, пороховые погреба, казармы, склады, жилой городок и прочие строения.

Стремясь максимально закрыть будущему противнику возможность форсировать Бобр и Нарев, в 1892 году ещё юго-западнее началось возведение так называемого Нового форта №4 по проекту инженера Н. А. Буйницкого. Промежуток между Новым фортом и плацдармом прикрыли подготовленными пехотными позициями, здесь же построили несколько бетонированных артиллерийских пунктов наблюдения.

Наконец, в 1912 году некоторые строения крепости усилили: часть кирпичных сооружений укрепили обсыпками из бутового камня и песка, поверх которых устроили так называемые «железобетонные тюфяки».

Первые бои и первые хлопоты

В силу своего расположения, близкого к довоенной русско-германской границе, крепость подверглась нападению уже в сентябре 1914 года – к её позициям подошли подразделения 8-й германской армии в количестве около 40 батальонов, которые попытались взять штурмом передовые траншеи. В их тылу развернулись 60 штурмовых орудий калибром до 203 мм, что значительно превышало мощность крепостной артиллерии, основную часть которой составляли устаревшие 152-мм пушки образца 1877 года. Но даже с таким вооружением русские войска смогли дать достойный отпор врагу.

После первого обстрела 26 сентября началась контрбатарейная борьба, а атаки немцев на полевые позиции, вынесенные западнее фортов крепости, были подавлены шквальным артогнём. На следующий день последовали две фланговые атаки русских войск, в результате которых противник был вынужден отвести от крепости свои войска и в 1914 году больше её не тревожил. За успешное отражение нападения коменданта крепости генерал-лейтенанта К. А. Шульмана наградили орденом Святого Георгия 4-й степени. После этого Шульмана отстранили от командования крепостью (только в сентябре 1915 года ему доверили 30-ю резервную пехотную бригаду). Был ли генерал ранен, или что-то в его действиях не устроило командование – об этом история умалчивает. Гарнизон возглавил бывший начальник артиллерийской службы генерал-майор Н. А. Бржозовский, который до 8 апреля 1915 года был временно исполняющим обязанности, а затем официально вступил в должность.

​Слева направо: комендант Нового форта капитан Окороков, военинженер капитан Иванов, начальник 3-го отдела обороны капитан Володкевич, фельдфебель крепостной артиллерии. В центре – комендант крепости генерал-майор Н. А. Бржозовский Источник – corporatelie.livejournal.com - "Атака мертвецов": мифы и реальность Слева направо: комендант Нового форта капитан Окороков, военинженер капитан Иванов, начальник 3-го отдела обороны капитан Володкевич, фельдфебель крепостной артиллерии. В центре – комендант крепости генерал-майор Н. А. Бржозовский
Источник – corporatelie.livejournal.com

После первого штурма защитникам крепости стало понятно, что их передовые позиции устроены слишком близко к предпольным укреплениям цитадели. По этой причине противник мог вести относительно прицельный огонь по плацдарму. Чтобы исправить положение, позиции (состоявшие из траншей, ходов сообщений и многорядных проволочных заграждений) отодвинули от крепости на дистанцию в 8–10 км. Основными укреплениями, прикрывшими подходы к Заречному и Шведскому фортам, стали траншеи между селениями Сосня и Бялогронды, которые назывались Сосненскими позициями. Чтобы увеличить дальность ведения огня крепостной артиллерией, из Кронштадта в Осовец доставили две 152-мм дальнобойные скорострельные пушки системы Канэ.

Второй приступ: когда «Большая Берта» бессильна

Второй штурм немецкие войска предприняли в феврале-марте 1915 года. Перед этим, в последних числах января, под давлением превосходящих сил противника из района Иоганисберга в сторону Осовца начала своё отступление русская 57-я пехотная дивизия численностью около 5,5 тыс. человек. Ведя арьергардные бои, она отходила к позициям перед крепостью, которые наличный гарнизон спешно готовил к обороне.

22 февраля началась осада Осовца. Для разрушения укреплений крепости и подавления её батарей немцы собрали несколько десятков осадных орудий калибром от 107 до 305 мм, а «вишенкой на торте» стали несколько мощнейших 420-мм орудий (неофициальное название – «Большая Берта»). При штурме укреплений бельгийской крепости Льеж двум «бертам», как правило, хватало дня, чтобы вывести из строя один форт. Немецкие артиллеристы установили их на расстоянии, недостижимом для снарядов устаревших 107-мм и 152-мм русских пушек. Однако немцы не знали о привезённых в Осовец двух 152-мм пушках Канэ – именно это сыграло важную роль в дальнейшем развитии событий.

25 февраля началась бомбардировка. Немцы обрушили шквал снарядов на батареи, форты и полевые укрепления. Огонь корректировали пилоты аэропланов, а также артиллерийские наблюдатели, поднимаемые в воздух на воздушных шарах. Свидетель обстрела майор Спалек позднее писал в польском журнале «Saper i Inżynier Wojskowy»:

«Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа»

Командование 12-й армии просило генерала Бржозовского продержаться хотя бы 48 часов, но на самом деле бомбардировка была устрашающей только с виду. Пробить укрепления форта 305-мм снаряды не могли, а 420-мм – толком в них не попадали. Как только «Большие Берты» начали обстрел, русские пушки Канэ вступили с ними в дуэль на пределе дальности своей стрельбы. Благодаря агентурной информации и данным, поступившим от воздухоплавательной роты, в крепости хорошо знали расположение батареи сверхмощных немецких пушек. Немецкое же командование отнеслось к маскировке своих орудий небрежно, не ожидая, что в распоряжении противника могут оказаться артсистемы, способные добить до их позиций. Поэтому в тот же день, когда 420-мм батарея открыла огонь, она была уничтожена. Из строя вышли, как минимум, две «берты», успевшие выпустить по крепости лишь 30 снарядов (по крайней мере, столько воронок и попаданий насчитал гарнизон). Всего же, по данным С. А. Хмелькова, до 3 марта немецкие канониры выпустили по крепости до 200 тыс. снарядов, однако в районе крепости было зафиксировано только 30 тыс. воронок (значительная часть попаданий пришлась на заболоченные места, реку и рвы с водой, в которых снаряды исчезали бесследно).

​Бетонные убежища Нового форта и броневой наблюдательный пост, пострадавшие от обстрела 6- и 8-дюймовыми снарядами Источник – pokazuha.ru - "Атака мертвецов": мифы и реальность Бетонные убежища Нового форта и броневой наблюдательный пост, пострадавшие от обстрела 6- и 8-дюймовыми снарядами
Источник – pokazuha.ru

В стремлении подавить артиллерию крепости немцы мало обстреливали полевые позиции, поэтому потери в людях Осовец понёс небольшие. Таким образом, не было выполнено главное условие успешного штурма – артиллерия крепости осталась неподавленной, а без этого её штурм пехотой оставался обречённым на провал. Поэтому немцы прекратили обстрелы, отвели осадную артиллерию, а вскоре сняли с позиций и часть пехоты. Но полностью от идеи взять Осовец они не отказались.

Газовая атака

Позиции противников в районе крепости не двигались с места до конца июля. Гарнизон Осовца укреплял оборону, используя имевшиеся средства, немцы также зарылись в землю, отгородились проволочными заграждениями и периодически постреливали из-за них.

В конце июля русские инженеры заметили начало каких-то крупных земляных работ на немецкой стороне, но понять их характер не смогли. Позже стало известно, что противник начал обустраивать позиции для более чем тридцати газобаллонных батарей, вооружённых несколькими тысячами баллонов с отравляющим газом. Тринадцать дней немцы ждали, когда подует благоприятный для них западный ветер, и 6 августа в 4:00 начали газовую атаку. На Сосненских позициях в это время находилось девять русских рот, из которых пять регулярных Землянского полка и четыре – ополчения. Против них противник сосредоточил двенадцать батальонов 11-й Ландверной дивизии, за которыми находились ещё шесть батальонов. Их атаку поддерживали 24–30 осадных орудий.

​Немецкая газовая батарея готовится к началу газовой атаки Источник – diorama.ru - "Атака мертвецов": мифы и реальность Немецкая газовая батарея готовится к началу газовой атаки
Источник – diorama.ru

Сплошная пелена зелёного газа шириной в 2 км поползла над землёй в сторону крепости, поднимаясь на высоту до 15 м. Через 5–10 минут газ достиг Сосненских позиций. На тот момент русские солдаты не имели никакой защиты от отравляющих веществ, кроме почти бесполезных тряпичных повязок. Первыми погибли солдаты, находившиеся в секретах и разведывательных партиях, затем стали задыхаться солдаты рот, занимавших передовые траншеи. 9-я, 10-я, 11-я роты и рота ополченцев, державшие оборону в центре позиций, погибли полностью, а от 12-й роты, находившейся слева (на 3-м участке), осталось всего 40 человек. На правом фланге на запасной позиции у села Бялогронды из трёх рот выжило 60 человек (по данным М. С. Свечникова и В. В. Буняковского – 20).

​Германская газовая атака, снятая с воздуха русским пилотом, 1916 год Источник – armyman.info - "Атака мертвецов": мифы и реальность Германская газовая атака, снятая с воздуха русским пилотом, 1916 год
Источник – armyman.info

Газ быстро продвигался вперёд и проник в глубину русской обороны на 20 км, но уже после 12 км его отравляющее действие практически сошло на нет. Тем не менее, в крепости, казематы и батареи которой не были оборудованы надлежащим образом, практически весь гарнизон, включая командование, получил отравления различной степени.

​Ход боевых действий на Сосненских позициях 24 июля (6 августа) 1915 года Рисунок из книги С. А. Хмелькова «Борьба за Осовец» - "Атака мертвецов": мифы и реальность Ход боевых действий на Сосненских позициях 24 июля (6 августа) 1915 года
Рисунок из книги С. А. Хмелькова «Борьба за Осовец»

После выпуска газов в небо взлетели красные ракеты, и в атаку пошли немецкие пехотные роты. Через их голову немецкая артиллерия нанесла удар по окопам, траншеям и ходам сообщения Сосненских позиций, после чего перенесла огонь в глубину русской обороны (таким способом немцы пытались пресечь попытки выдвижения резервов из крепости). Немногие выжившие защитники траншей были обессилены газами и не могли оказать какого-либо сопротивления. На 1-м участке позиций двум оставшимся пулемётчикам хватило сил лишь закопать в песчаное дно траншеи свой разобранный «максим». На 2-м участке также почти никого не осталось, а выживших немцы добили.

​Жертвы газовой атаки Источник – ukrmap.su - "Атака мертвецов": мифы и реальность Жертвы газовой атаки
Источник – ukrmap.su

Однако немцы отравили газом и самих себя. 76-й Ландверный полк потерял около тысячи человек, которые слишком сильно забрали влево и попали в полосу газовой атаки. Тем не менее, его солдаты захватили 4-й участок обороны и село Сосню, откуда ударили во фланг 3-му участку, но столкнулись с неожиданным препятствием. Один из уцелевших пулемётчиков, имя которого навсегда останется неизвестным, отошёл от села и закрепился в траншее, которая вела во фланг 3-й позиции. Отравленный газами, он успел выпустить во врагов две ленты (не менее 500 патронов), усеяв трупами всё пространство перед собой. Немцы смогли приблизиться к пулемётчику лишь в тот момент, когда он вставлял в пулемёт третью ленту. Озверевшие от нанесённых им потерь, немцы изрубили героя в клочья.

Между тем, на 3-м участке всё ещё сопротивлялась 12-я рота. Немцы пытались обойти её траншеи с тыла, однако не преуспели в этом. Правее, на резервной позиции близ села Бялогронды, держали оборону два пулемётчика и стрелки.

Начальник Сосненской позиции капитан Потапов выдвинул из резерва роту ополченцев, которая заняла последний (тыловой) ряд траншей на бугре, после чего запросил подкреплений у командования гарнизоном. Генерал Бржозовский приказал артиллерии крепости поставить огневую завесу на первой и второй линиях траншей Сосненских позиций (чтобы не дать немецким подкреплениям приблизиться к уже прорвавшимся вперёд ротам), а командиру 2-го отдела обороны полковнику Катаеву – нанести контрудар уцелевшими ротами Землянского полка.

Контратака 13-й роты

Первой в контрнаступление из Заречного форта перешла 13-я рота, в задачу которой входило отбить 1-й участок. Следом за ней выдвинулись 8-я и 14-я роты, которые должны были занять, соответственно, 2-й участок и деревню Сосня. Именно атака 13-й роты вошла в мировую историографию как «атака мертвецов», хотя многое в ней, как это часто бывает с легендами, впоследствии преувеличили. Например, часто можно встретить рассказы о том, что из траншей поднимались солдаты, выдержавшие атаку хлором. Однако это совсем не так – роты, находившиеся в окопах, были полностью уничтожены, а в атаку пошёл резерв, находившийся в стороне от центра газового облака.

​Подпись фото: «Раздача пищи из котлов на Заречном форту чинам 226-го пех. Землянского полка». Велика вероятность, что именно эти солдаты участвовали в «атаке мертвецов» Источник – corporatelie.livejournal.com - "Атака мертвецов": мифы и реальность Подпись фото: «Раздача пищи из котлов на Заречном форту чинам 226-го пех. Землянского полка». Велика вероятность, что именно эти солдаты участвовали в «атаке мертвецов»
Источник – corporatelie.livejournal.com

Роту повёл вперёд её командир подпоручик Котлинский, который, как и все его солдаты, получил газовое отравление, но остался в строю. Под огнём противника рота преодолела 1 км, отделявший её от Сосненских позиций, после чего рассыпалась цепью и повела наступление вдоль железной дороги. Свидетельство очевидца тех событий напечатала в 1915 году газета «Русское Слово»:

«Когда участок полотна железной дороги был нами пройден, когда до немцев оставалось 300400 шагов, Котлинский приказал роте залечь под холмом, а сам вышел под ураганным огнём противника на открытое место и в бинокль осмотрел расположение его сил… Выбранное им место для атаки оказалось удачным»

​Подпоручик Владимир Карпович Котлинский (1894-1915) Источник – russianinterest.ru - "Атака мертвецов": мифы и реальность Подпоручик Владимир Карпович Котлинский (1894–1915)
Источник – russianinterest.ru

В современных описаниях можно встретить рассказы о том, что увидев живых русских солдат, выбегавших из хлорного тумана, немцы пустились наутёк. На самом же деле они открыли шквальный пулемётный и ружейный огонь, в результате которого часть русских солдат погибла. Смертельное ранение получил и подпоручик Котлинский, успевший передать командование подпоручику Стржеминскому. В ротном журнале боевых действий указывалось:

«В конце этой лихой атаки подпоручик Котлинский был смертельно ранен и передал командование 13-й ротой подпоручику 2-й Осовецкой саперной роты Стрежеминскому, который завершил и окончил столь славно начатое подпоручиком Котлинским дело»

​В. М. Стржеминский, 1932 год Источник – culture.pl - "Атака мертвецов": мифы и реальность В. М. Стржеминский, 1932 год
Источник – culture.pl

Паника среди немцев началась, когда они сошлись со своим противником в рукопашной схватке. Немецкие солдаты, как и их командиры, были полностью уверены, что газы сделают всё дело, и никакого заметного сопротивления они не встретят. Но когда на немцев из уже поредевших клубов газа пошли в атаку люди с кожей, позеленевшей от окиси хлора, они бросились наутёк. На плечах противника русские солдаты ворвались во вторую линию траншей, где им удалось отбить невредимыми противоштурмовые орудия и пулемёты, которые немцы захватили несколькими часами ранее.

Далее землянцы начали прорываться к хутору, носившему название «дворы Леонова». Здесь между траншеями второй и первой линий 1-го участка Сосненских позиций были натянуты проволочные заграждения, разделявшие немецких и русских солдат. Пройти через них можно было только по соединительному ходу, который простреливался немцами.

Артиллерия крепости сосредоточила огонь на дворах Леонова, где из-за своей скученности немцы понесли огромные потери. После этого русские солдаты забросали соединительный ход гранатами и ворвались в первую линию траншей. Мало кто из немцев смог вырваться из этой ловушки – большинство навсегда осталось на проволочных заграждениях, узкие проходы в которых не могли пропустить всех «желающих». Те же немногие, кто выжил, после этого долго страдали нервными расстройствами и распространяли легенду об атаке «мертвецов».

Вторая «атака мертвецов»

Между тем, 12-я рота под командованием подпоручика Чеглокова не менее героически удерживала 3-й участок, упорно отбивая атаки врага. Вскоре к ней смогли пробиться солдаты 14-й роты, половину состава которой газы вывели из строя – но даже этого подкрепления хватило, чтобы отбить у противника Сосню. Увидев на её окраине изувеченные трупы своих товарищей, русские солдаты озверели. Их не смог удержать ни численный перевес противника, ни слабость после газового отравления. Офицерам стоило больших трудов заставить своих подчинённых щадить пленных, которых взяли живыми только 14 человек. Остальные немцы были переколоты штыками, погибли на проволочных заграждениях или ретировались. К 11:00 приступ был окончательно отбит.

12-й и 14-й ротам также удалось вернуть орудия и пулемёты, потерянные в начале дня. Тем не менее, ситуация на Сосненских позициях сложилась отчаянная – в проволочных заграждениях зияли проходы, траншеи занимали всего-навсего две неполные роты, а половина противоштурмовых вооружений была потеряна. В крепости значительное количество артиллеристов вышло из строя, отравившись газами. Если бы немцы повторили атаку, то она, скорее всего, удалась бы. Но солдаты противника не могли идти вперёд, поскольку были деморализованы потерями от своего же газового оружия, точностью русских артиллеристов и стойкостью солдат гарнизона, которым, казалось, даже газ нипочём.

Точные потери обеих сторон неизвестны до сих пор и вряд ли станут известны в будущем. В российских архивных документах удалось обнаружить лишь данные о потерях офицерского состава – один убитый в бою (подпоручик Котлинский) и семь отравленных газами. Немецкая сторона свои документы не нашла или же не пыталась найти, мотивируя это утерей архивов во время Второй мировой войны.

Отступление в века

К сожалению, героизм защитников крепости оказался напрасным. Ещё до легендарных событий в Осовце, в мае 1915 года, германо-австрийским войскам удалось прорвать русский фронт в Галиции, и, чтобы избежать окружения, русская армия начала общее отступление из Галиции и Польши. Решение о сдаче Осовецкой крепости уберегло её защитников от второй газовой атаки (её подготовка была в разгаре, когда немцы выяснили, что противника перед ними нет).

23 августа в крепости оставались лишь две роты сапёров, инженеры гарнизона и часть артиллеристов. Все укрепления четырёх фортов были заминированы пироксилином, который в изобилии хранился в погребах. Четыре оставленные 150-мм пушки вели огонь, изображая присутствие всей артиллерии, после чего в 19:00 сапёры подожгли здания, а в 20:00 последние защитники Осовца подорвали заряды, заложенные в укреплениях, и отступили.

​Руины Осовецкой крепости на немецкой открытке Источник – topwar.ru - "Атака мертвецов": мифы и реальность Руины Осовецкой крепости на немецкой открытке
Источник – topwar.ru

История о русских солдатах, которые встали среди клубов хлорного газа и бросились на врага, стала легендарной. Участники «атаки мертвецов» стали героями песен и видеоклипов, о них снято несколько документальных фильмов. Однако мало кто вспоминает об артиллеристах, чьи действия решили исход этого сражения, о героической 12-й роте и о безвестном пулемётчике, уложившем множество врагов.


Список источников:

  1. Хмельков С. А., Борьба за Осовец. – М.: Воениздат, 1939
  2. М. С. Свечников, В. В. Буняковский, Оборона крепости Осовец во время второй 6,5-месячной осады её. – Петроград, Издание Главного Управления Генерального Штаба, 1917
  3. «Атака мертвецов» (Осовец, 1915 г.): миф или реальность, журнал «Былые годы», №4 (22) за 2011 год
  4. А. Н. Крылов, «Сталин и штурм Зимнего»
  5. Stanisław Gieżyński, Żołnierz awangardy: Sławni artyści, «Weranda», 2010
  6. Забытый Осовец – Брестская крепость Первой мировой – http://tainyvselennoi.ru/blog/43897452847/Zabyityiy-Osovets-%E2%80%93-Brestskaya-krepost-Pervoy-Mirovoy
  7. Как воевали русские: атака мертвецов. http://www.pokazuha.ru/view/topic.cfm?key_or=1204907&fclick=1&lenta_type=1&type=95
  8. Михаил Наконечный, Найти подпоручика Котлинского, газета «Псковская губерния» №3 (675), 22–28 января 2014 года. http://gubernia.pskovregion.org/number_675/03.php

Оборона крепости Осовец — «атака мертвецов».

Первая мировая война 1914–1918 годов оставила в истории немало примеров мужества и стойкости русских солдат. Одним из ярких примеров стали защитники крепости Осовец, против которых немцы применили 6 августа 1915 года отравляющие газы, но русские солдаты смогли подняться против врага в контратаку. Германские солдаты были настолько изумлены стойкостью и испуганы мужеством русских солдат, что в панике бежал с поля боя.

Этот героический эпизод контратаки русских солдат при обороне крепости Осовец 6 августа 1915 года стал известен в истории как «атака мертвецов».

Кость в германском горле

Русская крепость Осовец, на р. Бобр (Бебжа),в 50 километрах северо-западнее от города Белосток, ныне принадлежащего Польше, была основана в 1795 году, после вхождения польских территорий в состав Российской империи. Строительство различных фортификационных сооружений в самой крепости и вокруг неё строилось более ста лет, и продолжалось в 1882-1887 гг. К началу Первой мировой войны крепость Осовец состояла из 4 фортов и полевых укреплений, имеющих целью оборону Белостокского железнодорожного узла и Брест-Литовского направления, для обороны коридора между реками Неман и Висла – Нарев – Буг, и важнейшего стратегического направления Санкт-Петербург – Берлин и Санкт-Петербург – Вена.

Крепость имела важнейшее стратегическое значение — она являлась одним из центров обороны так называемого «Польского мешка», выступающей глубоко на запад и уязвимой с северного и южного флангов территории Царства Польского.

Как писал участник обороны Осовца С. Хмельков, основной задачей крепости-заставы Осовец было «преградить противнику ближайший и удобнейший путь на Белосток… заставить противника потерять время или на ведение длительной осады, или на поиски обходных путей».

Первые боевые действия в истории Осовца начались в сентябре 1914, когда к ней подступили части 8-й германской армии. Немцы имели многократный численный перевес, и смогли подтянуть тяжёлую артиллерию, однако их штурм был отбит защитниками крепости.

Для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в Россию. Обойти крепость было невозможно: она располагалась на берегах реки Бобры, контролируя всю округу, в окрестностях – на север и на юг от крепости располагались непроходимые болота.

Единственной возможностью для германского командования продвинуться дальше на этом направлении было взять крепость штурмом.

Крепость разрушали «Большими Бертами»

3 февраля 1915 года начался второй штурм крепости Осовец. После шести дней боёв германским подразделениям удалось занять первый рубеж русской обороны. Это позволило в полной мере использовать тяжёлую немецкую артиллерию. К крепости были переброшены германские осадные орудия, включая мортиры «Шкода» калибром 305 мм, а также пушки калибром 420 мм, солдаты называли их «Большая Берта».

Всего за одну неделю обстрела крепости Осовец немцы выпустили по крепости около 250 тысяч снарядов крупного калибра. Свидетели обстрелов рассказывали, что Осовец был окутан дымом, из которого вырывались страшные языки пламени, а земля ходила ходуном.

Генеральный штаб русской армии, зная о больших разрушениях, пожарах и тяжёлых потерях среди личного состава крепости, поставил перед частями, оборонявшими Осовец, задачу продержаться в течение 48 часов. Русские солдаты, оборонявшие крепость, смогли не только выстоять двое суток, но и отбить штурм.

В июле 1915 года началось новое масштабное наступление германской армии, частью которого стал третий штурм Осовца.

Газовая атака

Первая мировая война стала периодом не только великих битв и разрушений, но и появления некоторых совершено новых видов вооружения, о которых ранее в мире никто не знал. На протяжении десятков лет в секретных лабораториях Германии и Австрии разрабатывалось химическое оружие – способное поразить сотни и тысячи людей одновременно. Ядовитый химический газ распыляли на поле сражения, если ветер дул в сторону солдат противника. Ядовитый газ вызывая у солдат острое химическое отравление, за которым практически всегда следовала смерть. Обладание химическим оружием могло бы решить многие проблемы военных, за исключением нравственных и политических, поскольку применение любого отравляющего вещества было запрещено ещё конвенциями 1898 года и последующих лет. Тем не менее, Германия пошла в нарушении всех имеющихся запретов о не применении отравляющих веществ и устроила газовую атаку в небольшом Болимовском сражении 1915 года, и во второй раз она применила химическое оружие на Западном фронте на реке Ипр 22 апреля 1915 года. Отравляющее вещество получило название иприт.

Химический германский миномёт

Иприт

Накануне запланированного наступления на Западном фронте немецкие войска установили более 120 батарей, снабженных газовыми баллонами. Ранним утром 22 апреля 1915 года наступление немцев началось не с обычной канонады, а с газовой атаки на 2 английскую армию и 20 французский корпус. Оказавшись в зелёном тумане ядовитого газа на основе хлора, первые ряды французских и английских отрядов буквально упали замертво.

Газ, позднее названный ипритом, стелился по земле, достигая высоты 1-2 метров. Этого количества отравляющего газа хватило, чтобы поразить более 15 тысяч человек, причём не только англичан и французов, но и самих немцев. Пока ядовитый газ разъедал глаза и удушал солдат противника немцы, одетые в защитные костюмы шли за ним следом и добивали потерявших сознание людей. Армия французов и англичан обратилась в бегство.

В одно из мгновений ветер переменился и подул на позиции немецкой армии, в результате чего задохнулись многие германские солдаты, не надевшие защитных масок. Среди получивших серьезные увечья в результате применения химического оружия в апреле 1915 года был и молодой 26-летний Алоис Шикльгрубер (нем. Schicklgruber), будущий фашистский лидер, в дальнейшем известный, как Адольф Гитлер. Ветер не донёс ядовитый газ в нужной дозе, и молодой немецкий солдат выжил, чтобы стать настоящим позором для своей страны и угрозой миллионам жизней по всему миру.

Хлор

Не полагаясь более на мощь немецких осадных орудий, германское командование решило вновь использовать химические отравляющие вещества. На германских позициях под Осовцом было развёрнуто 30 газобаллонных батарей, которые в 4 часа утра 6 августа 1915 года, дождавшись попутного ветра, начали выпуск хлора.

Ядовитый газ распространился на площади до 20 км, сохраняя поражающее действие на глубину до 12 км и до 12 метров по высоте.

Никаких эффективных средств защиты от газа у русских солдат не было. В результате 226 Землянский полк, державший оборону Сосненской позиции в направлении главного удара, понёс тяжёлые потери. Полностью погибли солдаты 9, 10 и 11 роты, в остальных частях могли держать оборону крепости лишь несколько десятков человек. Русские артиллеристы, также попавшие под газовую атаку, не могли вести огонь. Всего выбыли из строя до 1600 человек, оборонявших крепость Осовец, остальные получили менее тяжёлую степень отравления.  По мнению коменданта крепости Осовец генерал-лейтенанта Н.А. Бржозовского, гарнизон крепости спасся благодаря тому, что утро выдалось сырым, и отравляющий газу прошёл над наполненным водой рвом и влажным воздухом болота.

Потери русских солдат от отравляющего газа оказались существенными. Как писал комендант крепости:

«Газ, выпущенный из баллонов, тёмно-зеленоватой окраски, быстро направился вперед к крепости, расширяясь в стороны и вверх при быстром поступательном движении. Действие газового облака с одной стороны образовало завесу, скрывающую подступ противника, а с другой стороны смертельно отравляло всё, над чем проходило…. Под действием отравляющих газов первыми жертвами стали разведывательные партии и секреты, которые все и погибли; действие газов на окопы также надо признать смертельным, а в дальнейшем на расстоянии вглубь до 3-4 верст выходящим из строя. <…> из строя гарнизона крепости выбыло отравленных удушенных более 1 600 человек».

Вслед за газовой атакой начался обстрел крепости из мортир и пушек со стороны германской артиллерии, причём часть снарядов также имела химический заряд. За этим началось наступление германской пехоты, в котором участвовало в общей сложности до 7000 человек.

После применения газа немцы сначала отправили вперёд разведчиков и штурмовые группы. Однако германцы сами попали под воздействие газов, на другом  направлении были остановлены командой русских разведчиков, на третьем направлении немцы не сумели прорвать проволочные заграждения.

Поручик П. Ефимов вспоминал о героизме русского пулеметчика на центральном участке Сосненской позиции: «Единственный русский пулеметчик, оставшийся в живых, успел выпустить в упор две ленты патронов и пал на пулемет, не успев вложить третью ленту».

«Всё живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, – вспоминал участник обороны. – Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные предметы на плацдарме крепости – части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее – покрылись толстым зелёным слоем окиси хлора; предметы продовольствия, хранящиеся без герметической укупорки – мясо, масло, сало, овощи, оказались отравленными и непригодными для употребления».

«Полу отравленные люди брели назад,  и, томимые жаждой, нагибались к источникам воды, но тут на низких местах газы задерживались дольше, и вторичное отравление вело людей к смерти».

Подвиг подпоручика Котлинского

Немцы с лёгкостью заняли две первых линии обороны, которые совершенно обезлюдели, и продвигались дальше в сторону Рудского моста, что означало бы рассечение всей русской обороны и последующее неизбежное падение крепости Осовца.

Генерал-лейтенант Николай Александрович Бржозовский

Комендант крепости Осовец генерал-лейтенант Николай Бржозовский отдал приказ контратаковать противника «всем, чем можно», взять в штыки.

Контратаку возглавил командир 13 роты Землянского полка подпоручик Владимир Котлинский.

Вместе с остатками своей роты Котлинский повёл за собой бойцов 8, 12 и 14 роты, оставшихся в живых после газовой атаки, но имеющих признаки отравления.

Германские солдаты увидели ужасающее зрелище — в штыковую атаку шли люди харкающие кровью и вместо криков «ура» издающие страшные, нечеловеческие хрипы, их лица были серого землистого цвета со следами химических ожогов, рот и нос был обмотан окровавленными тряпками. Тканевые повязки были единственным средством защиты русского солдата от газа.

Поручик Котлинский, русский офицер, возглавивший Атаку мертвецов.

Контратака нескольких десятков умирающих от хлора русских солдат обратили в бегство всю германскую пехоту. К восьми часам утра немецкий прорыв к крепости Осовец был ликвидирован полностью, а к 11 часам стало ясно, что вражеский штурм отбит. В ходе боя за первую и вторую линии укреплений крепости Осовец был смертельно ранен подпоручик Котлинский.

Всё дело в кавычках

Впервые термин «атака мертвецов» был введён в оборот в 1939 году военным инженером фортификационных войск Сергеем Александровичем Хмельковым в работе «Борьба за Осовец». Сергей Хмельков в 1915 году лично сражался под Осовцом и получил отравление во время газовой атаки, ему посчастливилось выжить и он стал одним из руководителей Военно-инженерной академии Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА).

«13 и 8 роты, потеряв до 50% личного состава отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13 рота, встретив части 18 ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыковую атаку. Эта атака «мертвецов», как передаёт очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии», — писал Сергей Хмельков.

Тема «атаки мертвецов» обрела популярность после распада СССР, когда изучению событий Первой мировой войны стало уделяться больше внимания. И если Хмельков в своей работе, брал «мертвецов» в кавычки, то новые авторы писали уже просто — «атака мертвецов».

В итоге сегодня события 6 августа 1915 года порой описывают как победу 60 умирающих русских солдат над 7000 немцев, что вызывает у многих удивление и недоверие.

Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего подобного мировое военное искусство не знало.

Психологический эффект и артиллерийский удар

Германские источники не слишком заостряли внимание на провальном штурме крепости Осовец 6 августа 1915 года. Описывая случаи применения химического отравляющего газа, немецкие генералы отмечали, что газовая атака, нанося тяжёлый ущерб противнику, неправильно воспринималась германскими солдатами и офицерами — пугала их, приводила их в ужас.

В среде немецких солдат бытовало мнение, что газовая атака должна полностью уничтожить противника или, по крайней мере, лишить его всякой возможности к сопротивлению. Поднимаясь в атаку после применения газа на Осовец 6 августа 1915 года, германская пехота не ожидала контратаки русских, и была морально не готова к сопротивлению противника.

От затянувшейся борьбы за Осовец немцы устали не меньше русских солдат. Окопная жизнь среди болот вымотала их до предела. Их тешила мысль о том, что проклятая крепость наконец-то падёт без боя после применения газовой атаки.

Частично боевой потенциал наступающих германских солдат был уничтожен ими самими. На ряде участков немецкая пехота столь рьяно устремилась вперёд, что на полном ходу забежала в облако газов, предназначавшихся для русских. В результате из строя выбыли несколько сотен немецких солдат, отравившись своим же хлором.

В «атаке мертвецов» участвовало не 60, а значительно больше русских солдат — половина 13 роты, половина 8 роты, часть бойцов 12 роты и более половины личного состава 14 роты. Противостояли штыковой контратаке русских солдат не 7000 немецких, а только 18 полк 70 бригады 11 дивизии ландвера — около 1000 солдат.

Как отмечает Сергей Хмельков, что немецкая пехота фактически не приняла боя. И вот здесь действительно сработал психологически эффект: вид идущих в атаку солдат, пострадавших от газовой атаки, произвёл на противника неизгладимое впечатление.

Вполне возможно, что германским офицерам удалось бы привести подчинённых в чувство, но за время, выигранное бойцами подпоручика Котлинского, против наступающих заработала русская артиллерия.

Все эти факторы вместе и привели к тому, что «атака мертвецов» оказалась успешной.

Неизвестные герои

Значит ли это, что подвига не было? Разумеется, подвиг стойкости русских солдат был. Нужно великое мужество для того, чтобы, подвергнувшись воздействию химического оружия массового поражения, не просто подняться на ноги, но и, взяв в руки оружие, пойти в контратаку на врага. Несомненно русские солдаты под Осовцом продемонстрировали беспримерный героизм.

Подпоручик Владимир Карпович Котлинский, командовавший «атакой мертвецов» 6 августа 1915 года был посмертно награждён орденом Святого Георгия 4-й степени в сентябре 1916 года. Имена большинства других участников атаки остались неизвестны.

События 6 августа 1915 года стали последним героическим актом обороны крепости Осовец. Положение на фронте было таково, что её дальнейшая оборона не имела смысла. Спустя несколько дней Генеральный штаб русской армии отдал приказ прекратить бои и начать эвакуацию гарнизона крепости Осовец.

В связи с общим отступлением русских войск из Польши Осовец был оставлен русской армией после того, как были взорваны крепостные сооружения и вывезена вся артиллерия. Эвакуация русского гарнизона была завершена 22 августа 1915 года. Уцелевшие крепостные укрепления и всё имущество, которое нельзя было вывезти, были взорваны русскими сапёрами. 25 августа 1915 года руины крепости Осовец, оставленные русской армией, были заняты германскими войсками.

Бои на Халхин-Голе в 1939 г. Терновый венец России

«Атака мертвецов»: мифы и реальность

Ровно сто лет назад произошло событие, вошедшее в историю под названием «атаки мертвецов». 24 июля (по новому стилю – 6 августа) 1915 года защитники крепости Осовец успешно контратаковали немцев, несмотря на то, что многие из русских солдат были отравлены газами. И мы с вами обсуждали тут подробный пост «Русские не сдаются ! «. Оборона крепости Осовец и даже рассматривали историю создания и первые опыты применения отравляющих газов

Как это часто случается с легендами, отталкиваясь от реального факта, журналисты, писатели и людская молва приписали русским солдатам много сверхчеловеческого и невероятного. Попробуем выяснить, как всё происходило на самом деле просто в «технических подробностях».

К моменту начала Первой мировой войны польские губернии Российской империи были защищены рядом крепостей. Так, важный железнодорожный узел Белосток прикрывала Осовецкая крепость, которая располагалась недалеко от места впадения в реку Нарев её притока реки Бобр и перекрывала узкий перешеек суши, ограниченный непроходимыми болотами с севера и юга.

 

Схема развития Осовецкой крепости из книги С. А. Хмелькова «Борьба за Осовец»

 

В 1882 году на возвышении возле селения Осовец начали строительство форта-заставы площадью в 1 кв. км, рассчитанного на 60 тяжёлых орудий. Однако ширина перешейка суши, ограниченного болотами, была больше участка, контролируемого огнём орудий, поэтому на правом берегу Бобра для прикрытия переправы через него построили форт №2, получивший название Заречного. А юго-западнее основного форта возле Шведской переправы (здесь в 1708 году переправлялись войска Карла XII) был возведён форт №3, который назвали Шведским.

 

Руины Заречного форта
Источник – fortoved.ru (Dimitriy-PSK)

 

От главного форта в сторону Заречного и Шведского фортов были насыпаны гласисы – земляные насыпи высотой до 2 м, направленные пологой частью в сторону вероятного противника. Ограниченная фортами и гласисами территория получила название плацдарма, на котором возвели батареи, пороховые погреба, казармы, склады, жилой городок и прочие строения.

Стремясь максимально закрыть будущему противнику возможность форсировать Бобр и Нарев, в 1892 году ещё юго-западнее началось возведение так называемого Нового форта №4 по проекту инженера Н. А. Буйницкого. Промежуток между Новым фортом и плацдармом прикрыли подготовленными пехотными позициями, здесь же построили несколько бетонированных артиллерийских пунктов наблюдения.

Наконец, в 1912 году некоторые строения крепости усилили: часть кирпичных сооружений укрепили обсыпками из бутового камня и песка, поверх которых устроили так называемые «железобетонные тюфяки».

 

 

Первые бои и первые хлопоты

В силу своего расположения, близкого к довоенной русско-германской границе, крепость подверглась нападению уже в сентябре 1914 года – к её позициям подошли подразделения 8-й германской армии в количестве около 40 батальонов, которые попытались взять штурмом передовые траншеи. В их тылу развернулись 60 штурмовых орудий калибром до 203 мм, что значительно превышало мощность крепостной артиллерии, основную часть которой составляли устаревшие 152-мм пушки образца 1877 года. Но даже с таким вооружением русские войска смогли дать достойный отпор врагу.

После первого обстрела 26 сентября началась контрбатарейная борьба, а атаки немцев на полевые позиции, вынесенные западнее фортов крепости, были подавлены шквальным артогнём. На следующий день последовали две фланговые атаки русских войск, в результате которых противник был вынужден отвести от крепости свои войска и в 1914 году больше её не тревожил. За успешное отражение нападения коменданта крепости генерал-лейтенанта К. А. Шульмана наградили орденом Святого Георгия 4-й степени. После этого Шульмана отстранили от командования крепостью (только в сентябре 1915 года ему доверили 30-ю резервную пехотную бригаду). Был ли генерал ранен, или что-то в его действиях не устроило командование – об этом история умалчивает. Гарнизон возглавил бывший начальник артиллерийской службы генерал-майор Н. А. Бржозовский, который до 8 апреля 1915 года был временно исполняющим обязанности, а затем официально вступил в должность.

 

Слева направо: комендант Нового форта капитан Окороков, военинженер капитан Иванов, начальник 3-го отдела обороны капитан Володкевич, фельдфебель крепостной артиллерии. В центре – комендант крепости генерал-майор Н. А. Бржозовский Источник – corporatelie.livejournal.com

 

После первого штурма защитникам крепости стало понятно, что их передовые позиции устроены слишком близко к предпольным укреплениям цитадели. По этой причине противник мог вести относительно прицельный огонь по плацдарму. Чтобы исправить положение, позиции (состоявшие из траншей, ходов сообщений и многорядных проволочных заграждений) отодвинули от крепости на дистанцию в 8–10 км. Основными укреплениями, прикрывшими подходы к Заречному и Шведскому фортам, стали траншеи между селениями Сосня и Бялогронды, которые назывались Сосненскими позициями. Чтобы увеличить дальность ведения огня крепостной артиллерией, из Кронштадта в Осовец доставили две 152-мм дальнобойные скорострельные пушки системы Канэ.

 

 

Второй приступ: когда «Большая Берта» бессильна

Второй штурм немецкие войска предприняли в феврале-марте 1915 года. Перед этим, в последних числах января, под давлением превосходящих сил противника из района Иоганисберга в сторону Осовца начала своё отступление русская 57-я пехотная дивизия численностью около 5,5 тыс. человек. Ведя арьергардные бои, она отходила к позициям перед крепостью, которые наличный гарнизон спешно готовил к обороне.

22 февраля началась осада Осовца. Для разрушения укреплений крепости и подавления её батарей немцы собрали несколько десятков осадных орудий калибром от 107 до 305 мм, а «вишенкой на торте» стали несколько мощнейших 420-мм орудий (неофициальное название – «Большая Берта»). При штурме укреплений бельгийской крепости Льеж двум «бертам», как правило, хватало дня, чтобы вывести из строя один форт. Немецкие артиллеристы установили их на расстоянии, недостижимом для снарядов устаревших 107-мм и 152-мм русских пушек. Однако немцы не знали о привезённых в Осовец двух 152-мм пушках Канэ – именно это сыграло важную роль в дальнейшем развитии событий.

25 февраля началась бомбардировка. Немцы обрушили шквал снарядов на батареи, форты и полевые укрепления. Огонь корректировали пилоты аэропланов, а также артиллерийские наблюдатели, поднимаемые в воздух на воздушных шарах. Свидетель обстрела майор Спалек позднее писал в польском журнале «Saper i Inżynier Wojskowy»:

«Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа»

Командование 12-й армии просило генерала Бржозовского продержаться хотя бы 48 часов, но на самом деле бомбардировка была устрашающей только с виду. Пробить укрепления форта 305-мм снаряды не могли, а 420-мм – толком в них не попадали. Как только «Большие Берты» начали обстрел, русские пушки Канэ вступили с ними в дуэль на пределе дальности своей стрельбы. Благодаря агентурной информации и данным, поступившим от воздухоплавательной роты, в крепости хорошо знали расположение батареи сверхмощных немецких пушек. Немецкое же командование отнеслось к маскировке своих орудий небрежно, не ожидая, что в распоряжении противника могут оказаться артсистемы, способные добить до их позиций. Поэтому в тот же день, когда 420-мм батарея открыла огонь, она была уничтожена. Из строя вышли, как минимум, две «берты», успевшие выпустить по крепости лишь 30 снарядов (по крайней мере, столько воронок и попаданий насчитал гарнизон). Всего же, по данным С. А. Хмелькова, до 3 марта немецкие канониры выпустили по крепости до 200 тыс. снарядов, однако в районе крепости было зафиксировано только 30 тыс. воронок (значительная часть попаданий пришлась на заболоченные места, реку и рвы с водой, в которых снаряды исчезали бесследно).

 

Бетонные убежища Нового форта и броневой наблюдательный пост, пострадавшие от обстрела 6- и 8-дюймовыми снарядами. Источник – pokazuha.ru

 

В стремлении подавить артиллерию крепости немцы мало обстреливали полевые позиции, поэтому потери в людях Осовец понёс небольшие. Таким образом, не было выполнено главное условие успешного штурма – артиллерия крепости осталась неподавленной, а без этого её штурм пехотой оставался обречённым на провал. Поэтому немцы прекратили обстрелы, отвели осадную артиллерию, а вскоре сняли с позиций и часть пехоты. Но полностью от идеи взять Осовец они не отказались.

 

Газовая атака

Позиции противников в районе крепости не двигались с места до конца июля. Гарнизон Осовца укреплял оборону, используя имевшиеся средства, немцы также зарылись в землю, отгородились проволочными заграждениями и периодически постреливали из-за них.

В конце июля русские инженеры заметили начало каких-то крупных земляных работ на немецкой стороне, но понять их характер не смогли. Позже стало известно, что противник начал обустраивать позиции для более чем тридцати газобаллонных батарей, вооружённых несколькими тысячами баллонов с отравляющим газом. Тринадцать дней немцы ждали, когда подует благоприятный для них западный ветер, и 6 августа в 4:00 начали газовую атаку. На Сосненских позициях в это время находилось девять русских рот, из которых пять регулярных Землянского полка и четыре – ополчения. Против них противник сосредоточил двенадцать батальонов 11-й Ландверной дивизии, за которыми находились ещё шесть батальонов. Их атаку поддерживали 24–30 осадных орудий.

 

Немецкая газовая батарея готовится к началу газовой атаки. Источник – diorama.ru

 

Сплошная пелена зелёного газа шириной в 2 км поползла над землёй в сторону крепости, поднимаясь на высоту до 15 м. Через 5–10 минут газ достиг Сосненских позиций. На тот момент русские солдаты не имели никакой защиты от отравляющих веществ, кроме почти бесполезных тряпичных повязок. Первыми погибли солдаты, находившиеся в секретах и разведывательных партиях, затем стали задыхаться солдаты рот, занимавших передовые траншеи. 9-я, 10-я, 11-я роты и рота ополченцев, державшие оборону в центре позиций, погибли полностью, а от 12-й роты, находившейся слева (на 3-м участке), осталось всего 40 человек. На правом фланге на запасной позиции у села Бялогронды из трёх рот выжило 60 человек (по данным М. С. Свечникова и В. В. Буняковского – 20).

 

Германская газовая атака, снятая с воздуха русским пилотом, 1916 год Источник – armyman.info

 

Газ быстро продвигался вперёд и проник в глубину русской обороны на 20 км, но уже после 12 км его отравляющее действие практически сошло на нет. Тем не менее, в крепости, казематы и батареи которой не были оборудованы надлежащим образом, практически весь гарнизон, включая командование, получил отравления различной степени.

 

Ход боевых действий на Сосненских позициях 24 июля (6 августа) 1915 года Рисунок из книги С. А. Хмелькова «Борьба за Осовец»

 

После выпуска газов в небо взлетели красные ракеты, и в атаку пошли немецкие пехотные роты. Через их голову немецкая артиллерия нанесла удар по окопам, траншеям и ходам сообщения Сосненских позиций, после чего перенесла огонь в глубину русской обороны (таким способом немцы пытались пресечь попытки выдвижения резервов из крепости). Немногие выжившие защитники траншей были обессилены газами и не могли оказать какого-либо сопротивления. На 1-м участке позиций двум оставшимся пулемётчикам хватило сил лишь закопать в песчаное дно траншеи свой разобранный «максим». На 2-м участке также почти никого не осталось, а выживших немцы добили.

 

Жертвы газовой атаки Источник – ukrmap.su

 

Однако немцы отравили газом и самих себя. 76-й Ландверный полк потерял около тысячи человек, которые слишком сильно забрали влево и попали в полосу газовой атаки. Тем не менее, его солдаты захватили 4-й участок обороны и село Сосню, откуда ударили во фланг 3-му участку, но столкнулись с неожиданным препятствием. Один из уцелевших пулемётчиков, имя которого навсегда останется неизвестным, отошёл от села и закрепился в траншее, которая вела во фланг 3-й позиции. Отравленный газами, он успел выпустить во врагов две ленты (не менее 500 патронов), усеяв трупами всё пространство перед собой. Немцы смогли приблизиться к пулемётчику лишь в тот момент, когда он вставлял в пулемёт третью ленту. Озверевшие от нанесённых им потерь, немцы изрубили героя в клочья.

Между тем, на 3-м участке всё ещё сопротивлялась 12-я рота. Немцы пытались обойти её траншеи с тыла, однако не преуспели в этом. Правее, на резервной позиции близ села Бялогронды, держали оборону два пулемётчика и стрелки.

Начальник Сосненской позиции капитан Потапов выдвинул из резерва роту ополченцев, которая заняла последний (тыловой) ряд траншей на бугре, после чего запросил подкреплений у командования гарнизоном. Генерал Бржозовский приказал артиллерии крепости поставить огневую завесу на первой и второй линиях траншей Сосненских позиций (чтобы не дать немецким подкреплениям приблизиться к уже прорвавшимся вперёд ротам), а командиру 2-го отдела обороны полковнику Катаеву – нанести контрудар уцелевшими ротами Землянского полка.

 

Контратака 13-й роты

Первой в контрнаступление из Заречного форта перешла 13-я рота, в задачу которой входило отбить 1-й участок. Следом за ней выдвинулись 8-я и 14-я роты, которые должны были занять, соответственно, 2-й участок и деревню Сосня. Именно атака 13-й роты вошла в мировую историографию как «атака мертвецов», хотя многое в ней, как это часто бывает с легендами, впоследствии преувеличили. Например, часто можно встретить рассказы о том, что из траншей поднимались солдаты, выдержавшие атаку хлором. Однако это совсем не так – роты, находившиеся в окопах, были полностью уничтожены, а в атаку пошёл резерв, находившийся в стороне от центра газового облака.

 

Подпись фото: «Раздача пищи из котлов на Заречном форту чинам 226-го пех. Землянского полка». Велика вероятность, что именно эти солдаты участвовали в «атаке мертвецов» Источник – corporatelie.livejournal.com

 

Роту повёл вперёд её командир подпоручик Котлинский, который, как и все его солдаты, получил газовое отравление, но остался в строю. Под огнём противника рота преодолела 1 км, отделявший её от Сосненских позиций, после чего рассыпалась цепью и повела наступление вдоль железной дороги. Свидетельство очевидца тех событий напечатала в 1915 году газета «Русское Слово»:

«Когда участок полотна железной дороги был нами пройден, когда до немцев оставалось 300400 шагов, Котлинский приказал роте залечь под холмом, а сам вышел под ураганным огнём противника на открытое место и в бинокль осмотрел расположение его сил… Выбранное им место для атаки оказалось удачным»

В современных описаниях можно встретить рассказы о том, что увидев живых русских солдат, выбегавших из хлорного тумана, немцы пустились наутёк. На самом же деле они открыли шквальный пулемётный и ружейный огонь, в результате которого часть русских солдат погибла. Смертельное ранение получил и подпоручик Котлинский, успевший передать командование подпоручику Стржеминскому. В ротном журнале боевых действий указывалось:

«В конце этой лихой атаки подпоручик Котлинский был смертельно ранен и передал командование 13-й ротой подпоручику 2-й Осовецкой саперной роты Стрежеминскому, который завершил и окончил столь славно начатое подпоручиком Котлинским дело»

 

 

Паника среди немцев началась, когда они сошлись со своим противником в рукопашной схватке. Немецкие солдаты, как и их командиры, были полностью уверены, что газы сделают всё дело, и никакого заметного сопротивления они не встретят. Но когда на немцев из уже поредевших клубов газа пошли в атаку люди с кожей, позеленевшей от окиси хлора, они бросились наутёк. На плечах противника русские солдаты ворвались во вторую линию траншей, где им удалось отбить невредимыми противоштурмовые орудия и пулемёты, которые немцы захватили несколькими часами ранее.

Далее землянцы начали прорываться к хутору, носившему название «дворы Леонова». Здесь между траншеями второй и первой линий 1-го участка Сосненских позиций были натянуты проволочные заграждения, разделявшие немецких и русских солдат. Пройти через них можно было только по соединительному ходу, который простреливался немцами.

Артиллерия крепости сосредоточила огонь на дворах Леонова, где из-за своей скученности немцы понесли огромные потери. После этого русские солдаты забросали соединительный ход гранатами и ворвались в первую линию траншей. Мало кто из немцев смог вырваться из этой ловушки – большинство навсегда осталось на проволочных заграждениях, узкие проходы в которых не могли пропустить всех «желающих». Те же немногие, кто выжил, после этого долго страдали нервными расстройствами и распространяли легенду об атаке «мертвецов».

 

 

Вторая «атака мертвецов»

Между тем, 12-я рота под командованием подпоручика Чеглокова не менее героически удерживала 3-й участок, упорно отбивая атаки врага. Вскоре к ней смогли пробиться солдаты 14-й роты, половину состава которой газы вывели из строя – но даже этого подкрепления хватило, чтобы отбить у противника Сосню. Увидев на её окраине изувеченные трупы своих товарищей, русские солдаты озверели. Их не смог удержать ни численный перевес противника, ни слабость после газового отравления. Офицерам стоило больших трудов заставить своих подчинённых щадить пленных, которых взяли живыми только 14 человек. Остальные немцы были переколоты штыками, погибли на проволочных заграждениях или ретировались. К 11:00 приступ был окончательно отбит.

12-й и 14-й ротам также удалось вернуть орудия и пулемёты, потерянные в начале дня. Тем не менее, ситуация на Сосненских позициях сложилась отчаянная – в проволочных заграждениях зияли проходы, траншеи занимали всего-навсего две неполные роты, а половина противоштурмовых вооружений была потеряна. В крепости значительное количество артиллеристов вышло из строя, отравившись газами. Если бы немцы повторили атаку, то она, скорее всего, удалась бы. Но солдаты противника не могли идти вперёд, поскольку были деморализованы потерями от своего же газового оружия, точностью русских артиллеристов и стойкостью солдат гарнизона, которым, казалось, даже газ нипочём.

Точные потери обеих сторон неизвестны до сих пор и вряд ли станут известны в будущем. В российских архивных документах удалось обнаружить лишь данные о потерях офицерского состава – один убитый в бою (подпоручик Котлинский) и семь от

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о