Обнаженное мужское тело – Ой!

Мужское фото в стиле Ню и мужской будуар

Если взглянуть на другой инструмент визуального искусства — фотографию, — то мы увидим, что Барон Вильям фон Гледен стал первым автором юношеского эротического ню. Он первый стал снимать застывших в стандартных позах тела сицилийских мальчиков и продавал это туристам, как сувениры. Большинство фотографов были далекими от эротики в то время, они хотели как можно лучше зафиксировать динамичность мышц мужчины.

Больше откровенными ставали фото в период между мировыми войнами, когда появлялись первые журналы культуристов, и началось движение нудистов. Тогда обнаженное тело перестало быть великим табу. Но всё равно такие фото не пользовались большим интересом. И только по окончанию Второй мировой, начали формироваться корифеи этого жанра, и то у них тоже были проблемы с цензурой.

Значительно возросла роль мужского ню, после выхода журнала Physique Pictorial. И уже в 1968 годе в Нью-Йорке состоялась первая выставка обнаженной мужской натуры. Она вызвала большое неудовольствие в особ мужского пола, которые говорили, что это удел гомосексуалистов и феминисток. Только как потом говорил поэт и журналист Рене Рикард, что это было вызвано тем, что половые органы на фото выглядели вялыми и имели безжизненный и комический вид. И уже после 70-х годов после развития субкультуры гомосексуалистов мужское ню вышло на новую ступеньку.

Мужское ню начало активно процветать, начались публикации во многих журналах, открывалось много галерей. Появляются новые подходы к таким фотографиям. Обнаженные тела подчеркиваются определенной мимикой. Начали создавать сборки, в которых можно найти фото на любой вкус таких мастеров, как Фред Гудон, Лоренцо Гомес, Терри Ридчарсон и других.

У хороших мастеров этот жанр набивает некоторой мотивированности и занятости обнаженного тела. Время от времени появляется тема страдания, так как боль и отображает истинную мужскую природу. Пьер и Жиль используют сюжеты из Библии, Мэпплтроп обращается к садомазахизму. Но и не забывают о мужских мышцах и хрупких телах молодых парней.

www.brent.media

Парни (68 фото)

Подборка специально для девушек)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

 

Парни (68 фото)

zagony.ru

Мужская нагота в проекте Дины Данилович — Bird In Flight

— В разговорах об обнаженном теле априори подразумевается, что фотограф — мужчина, а модель — женщина. Мужское тело всегда остается табу, и любые дебаты вокруг изображения его наготы рискуют стать весьма острыми. И если о репрезентации и объективации женского тела дискуссии не прекращаются, то тема мужского тела остается в тени. Почему?
 
Во-первых, мужчин-фотографов больше, чем женщин. Во-вторых, если посмотреть на мировую историю фотографии, ситуация с обнаженными мужчинами, которых снимают другие мужчины, часто имеет гомоэротический характер (о чем в нашем обществе говорят неохотно). И объективация, кстати, там тоже прослеживается. Вспомните антологию Taschen: сколько там работ, где мужское тело рассматривается почти как мясо — без головы, зато с рельефным торсом в красивой подсветке! Женщин-фотографов в этой антологии две или три, и, как ни странно, подход у них такой же.
 
Насилие — еще одна тема, которая постоянно всплывает в дискуссиях об отношениях между фотографом и обнаженной моделью. Какой у модели выбор? От фотографа модель получает четкие инструкции: какую позу принять, куда направить взгляд. Мне же хотелось предложить героям что-то выходящее за рамки подобных «традиций» — так появился проект «До».

Своим героям-мужчинам я дала максимальную свободу: они сами выбрали место съемки, способ, темп раздевания и, самое главное, — момент, когда остановиться. Я как фотограф не вмешивалась — просто нажимала на кнопку камеры во время старта съемки и делала финальный кадр, где мужчина позирует полностью или частично обнаженным: прямой план без монтажа.

Такие правила игры были очень необычными не только для героев, но и для меня: я работаю в основном в арт- и фешен-фотографии и всегда все придумываю сама. В проекте «До» все было по-другому, здесь от меня зависело очень мало. Были мужчины, изначально не планировавшие обнажаться, но, начав раздеваться, они вдруг решали идти до конца. Другие, наоборот, намеревались раздеться полностью, а потом меняли решение.

Я не думала, что так много мужчин будут готовы обнажиться. Ведь в обществе полно стереотипов, согласно которым женское обнаженное тело красиво полностью, а мужское — не во всех местах. Кроме того, мужская обнаженность несет более агрессивный характер, в ней нет гармонии и классической «красоты», с которой связывают женскую наготу. Именно поэтому, увидев готовность и спокойствие, с которыми герои снимали с себя одежду, я даже ощутила за них некую гордость. Они все были в ладу со своим телом независимо от того, соответствует оно выдуманным стандартам или нет. К наготе и внешним недостаткам мужчины относились с приятием, а сам процесс раздевания часто напоминал бытовой ритуал — без намека на агрессию или сексуальность.

Еще интересно, что никто из них не просил показать получившееся видео или фотографии — кроме одного героя, который потом ушел из проекта. Говорили: «Придем на выставку — посмотрим!» Никого особенно не волновало, как он выглядит, и это классно. Сейчас, в эру селфи, мало кто себя любит и готов демонстрировать миру без фильтров и ретуши: вокруг — стянутые скулы, надутые губы… Все мы хотим выглядеть лучше, чем мы есть, хотя странно, что кто-то решает за нас, как «лучше».

Интересно также было замечать разные незначительные детали. Например, все мужчины по-разному складывали одежду: кто-то методично — в стопочку, кто-то просто бросал на пол. Один герой долго не мог справиться с узкими джинсами, у другого запутались шнурки на кроссовках. Мы очень мало наблюдаем за другими людьми — за присущими им жестами, за их личной пластикой. А ведь все это способно очень много рассказать окружающим о том, кто мы.

Героями проекта стали мои друзья: фотографы, поэты, драматурги и редакторы модных журналов. Совсем незнакомых людей я решила не приглашать — прийти, например, к такому мужчине домой, чтобы снимать, как он там раздевается, мне было страшно. Думаю, если бы я фотографировала женщин, страха не было бы — видимо, я также подвержена стереотипам. И, конечно, герою на съемке тоже комфортнее, если мы знакомы.

birdinflight.com

Обнажение мужчин — Самый сок! — ЖЖ

Недостатки внешности, которые погубят вас в глазах женщины раз и навсегда

Любого человека можно приукрасить — одеть, накрасить, там отгладить, тут поддуть. Но рано или поздно человек предстает на суд зрителей в чем мать родила. И если каждая часть тела женщины обсосана неравнодушной общественностью до противного, то о мужских недостатках почему-то принято молчать. Женская часть редакции ВОС не может это больше терпеть — ведь женщины с содроганием ждут момента обнажения мужчины. 7 состояний мужской внешности — скорее хочется умереть, чем что-то еще.

Без плеч

Мужчина-пенал. В одежде это не очень заметно, особенно если мужчина высокого роста. Но когда он раздевается, вы понимаете, что из шеи у него сразу растут руки, а та самая часть тела, на которую все женщины якобы хотят приклонить голову, начисто отсутствует. Плечи такой же ширины, как таз, — это беда. Мужчина без плеч выглядит слабым и беспомощным, даже если он ведет себя как альфач.

Как бороться: Этот недостаток фигуры компенсируется накаченными руками и разработанными косыми мышцами спины. Только не переборщите, а то будете похожи на морячка Попая. Если у вас узкие плечи из-за сутулости, то вашим постоянным другом должен стать бассейн. Еще одним спасением является правильно выбранный пиджак, но вряд ли вы ляжете с ней в постель, не снимая пиджака.

Проблемная жопа

Непонятно, что хуже: полное отсутствие ягодиц или их чрезмерная величина. Большая задница обычно идет в нагрузку к животику, и силуэт таких персонажей напоминает пресловутую ЭСКАКДОЛЛАР. Но плоская, как стена, жопа тоже никого не украшает, особенно если жопа вялая наощупь. Еще, как правило, в дополнение к вялой плоской жопе идет белая кожа, что довершает образ настоящего интеллигента, не обращающего внимания на такие глупости, как физическая форма.

Как бороться: Недостаток легко устраняется за три месяца регулярных занятий в спортзале.

Ноги-палочки

Ноги могут быть тощими по всей длине или только в икрах (что никак не улучшает ситуацию). Альтернатива жирным ногам — не кости, как полагают многие мужчины, а мышцы на костях. Если вы после секса надеваете майку и гордо шествуете курить, а из-под майки торчат два волосатых прутика — это, конечно, может вызвать прилив материнских чувств, но вряд ли это то, чего вам хотелось. Самое ужасное — это если ноги-палочки держат толстенькое или грузное тело. Не осознающие этой катастрофы мужчины умудряются надевать узкие брюки.

Как бороться: Широкие брюки, конечно, создадут иллюзию, что вы гармоничный крепыш, но до поры до времени. Лучше поднакачать ноги, бегая или катаясь на велике. Заодно и живот подсушится.

Впалая грудь

Ох уж эти задохлики! «Я бестелесное духовное существо, заботься обо мне, а я буду сутулиться в углу!» — как бы кричите вы. Мода на туберкулезников прошла, и ваша впалая грудь, покрытая редкими волосами, ни у кого не вызовет пылких чувств. Важно понимать, что речь идет именно о провале, начинающемся от шеи и спускающемся к солнечному сплетению, а не сухой жилистой мужской груди.

Как бороться: Для начала распрямите плечи. Потом расслабьте, но спину продолжайте держать прямой. Подойдите к зеркалу и запомните себя таким. А теперь идите в спортзал, чтобы держать спину не силой воли, а мышцами.

Волосатое «не то»

Женщины делятся на два типа. Те, кто любят волосатых, и те, кто не любят волосатых. И все они терпеть не могут волосатый крестец и загривок. Если вам кажется, что чем больше волос на вашем теле, тем лучше, то вы ошибаетесь. Или, может быть, вам кажется, что настоящий мужик не должен обращать внимание на свой мех над жопой, потому что ценен другим? Это заблуждение. Волосы на спине — это плохо. В самый трепетный и страстный момент, когда ее руки будут спускаться по вашей спине и она вдруг захихикает, не удивляйтесь — она наткнулась на ваш коврик из волос, притулившийся в начале вашей жопы.

Как бороться: Нет ничего страшного в эпиляции. Вы не станете от нее ни геем, ни проклятым метросексуалом, ни тайным мазохистом. Если вам неловко, просто никому не говорите, что делаете это.

Девичьи руки

С раннего детства всем женщинам вбивают в голову, что мужчина должен носить ее на руках. Конечно, с возрастом понимаешь, что в этом нет каждодневной необходимости. Но каждая женщина хочет знать о том, что потенциально такая возможность есть. Худые руки — не повод для гордости, они не намекают на тонкую душевную организацию. Они намекают на то, что вы много болели в детстве, плохо питаетесь и вообще не сталкивались с реальными трудностями. И никогда, никогда не говорите во всеуслышание, что «я не держал в руке предмета тяжелее хуя». Это отпугивает.

Как бороться: Через месяц регулярных занятий в спортзале вы сможете увидеть изменения невооруженным взглядом, а через три вообще настанет время приключений.

Лысина, да проплешина

Казалось бы, люди давно уже освоили эту планету и уже даже регулярно выбираются за ее пределы, но многие мужчины до сих пор не знают, как подступиться к своим проплешинам. Самая распространенная ошибка — это закрывать глаза на существующую проблему. Она очевидна для всех, люди не слепые. Еще хуже, когда мужчина осознал проблему, принял ее и вместо очевидного решения начинает что-то там выкручивать — носить шляпы, зачесывать волосы, вот это вот все. Вот он кажется вам идеальным мужчиной, а потом вы случайно смотрите на него сверху — и ваш мир рухнул.

Как бороться: В любой непонятной ситуации — брейте. Вряд ли вам настолько не повезло с формой головы, что проплешины смотрятся лучше, чем идеально выбритый черепок. Если лысеть вы начинаете ото лба, то в отдельных случаях это может пойти на пользу вашей внешности, добавить шарма и обаяния. Тогда просто старайтесь не запускать себя и не отращивать слишком длинные волосы.

источник

ibigdan.livejournal.com

Мужское тело как эротический объект (стр. 1 из 8)

Игорь Семенович Кон

Один из самых увлекательных новых сюжетов современного человековедения, – человеческое тело. Сегодня никто не сомневается в том, что наше тело – не просто природная, анатомо– физиологическая данность, а сложный и изменчивый социальный конструкт. Но кто и как “конструирует” человеческое тело? В философии и культурологии на этот счет существует несколько концептуальных схем и бинарных оппозиций, которые, к сожалению, плохо согласованы и зачастую несовместимы друг с другом.

Нагое и голое

Начиная с классической работы английского искусствоведа сэра Кеннета Кларка (Clark, 1960), историки искусства, а за ними и другие ученые разграничивают понятия голого и нагого. Голое (naked) – это всего лишь раздетое тело, голый – человек без одежды, каким его мама родила. Напротив, нагота (nudity) – социальный и эстетический конструкт; нагое тело не просто не прикрыто, а сознательно выставлено напоказ с определенной целью, в соответствии с некими культурными условностями и ценностями. Быть голым – значит быть самим собой, натуральным, без прикрас. Быть нагим – значит быть выставленным напоказ. Чтобы голое тело стало нагим, его нужно увидеть как объект, объективировать. “Голое открывает себя. Нагота выставлена напоказ… Голое обречено на то, чтобы никогда не быть нагим. Нагота – это форма одежды” (Berger, 1972, p. 54) . Голым человек может быть как на людях, так и в одиночестве. Голый человек ( например, в бане) просто является сам собой, не чувствует себя объектом чужого внимания, не замечает своей обнаженности и не испытывает по этому поводу особых эмоций. Но если только голый чувствует, что на него смотрят, он смущается и начинает прикрываться или позировать.

Нагое тело необходимо предполагает зрителя, оценивающий взгляд которого формирует наше самовосприятие. Стриптизер или бодибилдер, демонстрирующий себя публике, сознательно делающий свое тело объектом чужого взгляда, интереса, зависти или вожделения, остается субъектом действия, он контролирует свою наготу, гордится своими мускулами, силой, элегантностью или соблазнительностью. Напротив, человек, которого насильно оголили или заставили раздеться, чувствует себя объектом чужих манипуляций и переживает стыд и унижение, независимо от того, красив он или безобразен. Иными словами, если голое представляется объективно данным, то нагота создается взглядом.

Взгляд и гендерное тело

Категории взгляда в контексте взаимоотношений Я и Другого посвящена огромная философская литература (Жан– Поль Сартр, Морис Мерло–Понти, Жорж Батай, Жак Лакан, Ролан Барт и др.). Но и сам этот термин, и описываемые с его помощью отношения, и социально– психологические функции взгляда неоднозначны. “Видеть”, “смотреть”, “глазеть”, “рассматривать” и “подсматривать” – психологически и социально разные действия. Если же учесть также их субъектные, объектные, ситуативные и смысловые параметры – т.е. кто, на кого, в какой обстановке и с какой целью смотрит? – то очевидно, что единой, всеохватывающей схемы для интерпретации этих действий нет и быть не может.

Взгляд может быть а) силой, с помощью которой один человек контролирует и подавляет Другого, б) средством признания, проявлением заинтересованности в Другом, в) способом коммуникации, средством создания и передачи Другому некоего смысла.

Специфические эротические и этико– эстетические аспекты взгляда, тесно связанные с диалектикой нагого и голого, – важнейшие оси как бытовой эротики, так и изобразительного искусства. Однако ни тела, ни наготы “вообще” не бывает. Идет ли речь о материальном физическом теле или о его представлении и изображении, тело всегда является гендерно– специфическим (gendered bodies), неодинаковым у мужчин и женщин, и с этим также связано много трудных философских и историко– антропологических проблем.

Индивидуальное восприятие обнаженного тела, равно как и способы его социальной репрезентации, зависят от свойственного данной культуре телесного канона, включая характерные для нее запреты, табу, нормы стыдливости и многие другие предписания, которых может не быть у других культур и которые так или иначе связаны с гендерной стратификацией.

Важнейший источник для изучения эволюции телесного канона и стереотипов маскулинности и фемининности – история искусства. Но искусствоведческая литература по истории человеческого тела почти вся посвящена женщинам. За вычетом немногих старых работ (Bulle, 1912, Hausenstein, 1913), иконография мужского тела появилась только в конце 1970–х годов и остается крайне фрагментарной, причем она связана преимущественно с историей гомосексуального желания

Для этого есть веские основания. В европейском искусстве, за исключением античности, обнаженное женское тело изображалось значительно чаще мужского. Уже в эпоху палеолита женские знаки и образы решительно преобладают над мужскими. (Абрамова, 1966). Но вопрос не столько в том, чья нагота – мужская или женская – изображается чаще, сколько в том, как и зачем это делается и кому это изображение адресовано.

Почти на всем протяжении истории человечества как создателями, так и потребителями искусства были мужчины, которых женское тело сексуально интересовало и возбуждало больше, чем мужское. Но дело не столько в свойствах мужской сексуальности, сколько в соотношении маркированных и немаркированных социальных категорий и идентичностей. Взгляд – категория статусная, иерархическая. В древности ему нередко приписывалась магическая сила: тот, кто смотрит, может и “сглазить”. Право смотреть на другого, как и первым прикасаться к нему, – социальная привилегия старшего по отношению к младшему, мужчины к женщине, но никак не наоборот.

Как бы ни варьировались религиозно– философские метафоры маскулинности и фемининности, оппозиция мужского и женского всегда строится по одним и тем же осям: субъект/объект, сила/слабость, активность/пассивность, жесткость/мягкость и т.п. Главный принцип маскулинности – мужчина не должен быть похож на женщину, он должен всегда и везде оставаться субъектом, хозяином положения – распространяется и на репрезентацию мужского тела. Мужское тело обычно изображалось а) как символ власти и силы или б) как символ красоты и удовольствия, которое может быть преимущественно эстетическим или эротическим или смесью того и другого (Dutton, 1995). Однако в любом случае мужское тело должно находиться в движении, пассивная, расслабленная поза объективизует мужчину, делает его уязвимым и женственным. “Женской красоте и деликатности соответствуют мужские конструкции власти: мужчина создается своими деяниями, а женщина – своими свойствами” (Schehr, 1998, p.79).

В европейской живописи нового времени женщина обычно более или менее пассивно позирует, открывая свою дразнящую наготу оценивающему взгляду потенциального зрителя и заказчика мужчины. Женская нагота – знак социальной подчиненности. Даже в откровенно сексуальных, порнографических сценах женщина не столько реализует свои собственные желания, сколько возбуждает и обслуживает мужское воображение.

Женское тело является объектом мужского взгляда, привилегия мужчины – “смотрение”. “Это можно упростить, сказав: мужчины действуют, женщины являются. Мужчины смотрят на женщин. Женщины наблюдают себя, в то время как на них смотрят. Это определяет не только большую часть отношений между мужчинами и женщинами, но также отношение женщин к самим себе” (Berger, 1972 , 47)

Страх показаться женственным отражается и в повседневных критериях мужской привлекательности. “Настоящий мужчина” должен быть грубоватым и лишенным стремления нравиться. Красивый, изящный мужчина часто вызывает подозрения в женственности, изнеженности, дэндизме и гомосексуальности. Соблазнительность и изящество ассоциируются если не с прямой женственностью, то с недостатком маскулинности.

Пенис и фаллос

Герой шутливого романа Альберто Моравия “Я и он” (Moravia, 1971) 35–летний Федерико ведет постоянный диалог с собственным членом. Хотя член, по словам Федерико, только часть его тела, он очень гордится им: “Двадцать пять сантиметров в длину, восемнадцать сантиметров в окружности и два с половиной килограмма весом”, “могучий и сильный, как дуб, с выступающими венами”, “он” встает из моего живота почти вертикально, заметно поднимая простыню” и “взрывается у меня между пальцев, как только что откупоренная бутылка шампанского”. Однако cплошь и рядом “Он” не только существует сам по себе, но даже диктует хозяину собственную волю. Между Федерико и его членом идет соперничество и борьба за власть.: “Когда ты, наконец, поймешь, поверхностный, легковесный человек, что я – желание, а желание не имеет пределов?”

Тема раздвоения и конфликта между мужчиной и его пенисом широко распространена в мировой литературе, начиная (в России) с гоголевского “Носа” (нос – всего лишь символ пениса). Автономия мужского члена – не просто метафора. Как известно, мужские члены значительно длиннее и толще, чем у самцов приматов. Гипотетическое палеоантропологическое объяснение (Sheets– Johnstone, 1990) связывает этот факт с прямохождением, в результате которого пенис стал более заметным и видимым, сделавшись из простого орудия сексуального производства также возбуждающим знаком для самок и, самое главное, символом маскулинности для других самцов (по аналогии с оленями, у которых знаком статуса служит размер рогов). Возможно, именно это обстоятельство является конечной причиной, побуждающей мужчин прикрывать свой половой орган.

Однако, важен не столько сам член, сколько эрекция, имеющая, помимо физиологического, также социальный, коммуникативный смысл. Эрегированный член бросается в глаза, ему приписывается определенное социальное, межличностное значение. Неприкрытый, голый член может не только раскрыть важный секрет, но и подать неправильный сигнал, внушить ошибочное представление о том, чего мужчина на самом деле хочет. Согласно антропологическим данным, лишь очень немногие племена обходились без такого прикрытия, хотя бы чисто символического. Контроль за эрекцией – важнейший компонент и прообраз мужского самоконтроля. У ряда приматов взрослые самцы жестоко бьют показывающего свою эрекцию подростка, обучая его соответствующему этикету.

mirznanii.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о