Медсестра и солдат – Солдаты, убившие медсестер ради свободы, все равно получили бы освобождение от армии

Эхо войны. Ушедшие в вечность. Медсестра и солдат

…На 75 лет они застыли так, как настигла их смерть. Невысокий боец и санитарка с красным гребнем в волосах. Она вела его с поля боя, он опирался одной рукой на её плечо, а второй зажимал рану на животе…

18.06.2016. В районе урочища Апраксин. Ленинградская область.

Поисковый отряд обнаружил останки двух солдат. Одной из павших оказалась медицинская сестра. На голове красный пластмассовый гребень. Около головы алюминиевый котелок и остатки медицинской сумки. К огромному сожалению не удалось установить имена. Не оказалась при них ни смертных медальонов, ни наград. Сестричка несла на себе раненого бойца, когда их накрыл снаряд или мина. Так и остались они вместе на десятилетия.

Тот самый гребень…

Место раскопа… Имен установить не удалось…

В период Великой Отечественной войны в армии и на флоте находилось более 200 тысяч врачей и свыше 500 тысяч фельдшеров, медицинских сестер, санитаров, многие из которых погибли в огне боев. В целом в период войны смертность медработников была на втором месте после стрелковых. Боевые потери медицинского корпуса составили 210 602 человека, из них безвозвратных — 84 793 человека…

Вечная память Вам сестрички!

Эхо войны. Ушедшие в вечность. Медсестра и солдат

…На 75 лет они застыли так, как настигла их смерть. Невысокий боец и санитарка с красным гребнем в волосах. Она вела его с поля боя, он опирался одной рукой на её плечо, а второй зажимал рану на животе…

18.06.2016. В районе урочища Апраксин. Ленинградская область. Поисковый отряд обнаружил останки двух солдат. Одной из павших оказалась медицинская сестра. На голове красный пластмассовый гребень. Около головы алюминиевый котелок и остатки медицинской сумки. К огромному сожалению не удалось установить имена. Не оказалась при них ни смертных медальонов, ни наград. Сестричка несла на себе раненого бойца, когда их накрыл снаряд или мина. Так и остались они вместе на десятилетия.

Тот самый гребень…

Место раскопа… Имен установить не удалось…

В период Великой Отечественной войны в армии и на флоте находилось более 200 тысяч врачей и свыше 500 тысяч фельдшеров, медицинских сестер, санитаров, многие из которых погибли в огне боев. В целом в период войны смертность медработников была на втором месте после стрелковых. Боевые потери медицинского корпуса составили 210 602 человека, из них безвозвратных — 84 793 человека…

Вечная память Вам, сестрички!

via

Солдаты, убившие медсестер ради свободы, все равно получили бы освобождение от армии

ДРУЗЬЯ ПО НЕСЧАСТЬЮ

В Ленинградском окружном суде вскоре рассмотрят уголовное дело по двойному убийству в Военном госпитале имени Соловьева. На скамье подсудимых – Давид Зиганшин, Александр Томский и Степан Даценко. Самому старшему из них – двадцать лет. Год назад эта троица «прославилась» громким побегом из психиатрического отделения госпиталя.

В ночь с 11 на 12 апреля военнослужащие, по версии следствия, убили медсестер Ольгу Горохову и Надежду Иванову.

Эта история началась с Александра Томского. 19-летнего солдата из Петербурга положили в военный госпиталь на Суворовском проспекте 22 марта. У командования были опасения по поводу его психического состояния. Парень, который пошел в армию добровольно и даже подписал за месяц до этого контракт с Минобороны, на службе быстро сник. С товарищами общего языка не нашел… И после попытки суицида его отправили в госпиталь на обследование. А 14 апреля должны были выписать.

В психиатрии Томский сблизился с курсантом военно-космической академии имени Можайского Степаном Даценко и солдатом – срочником взвода технического обеспечения войсковой части 55443 Давидом Зиганшиным.

Их всех объединяла общая тоска по свободе.

СДЕЛКА С СОВЕСТЬЮ

11 апреля, за несколько часов до кровавой расправы, Томский поделился с приятелями наболевшим- Саша признался, что имитирует психическое заболевание. Ту же самую историю им поведал и Давид Зиганшин. И тогда Даценко предложил сбежать на Украину.

План родился в ту же ночь: они спускаются в сестринскую, забирают вещи, документы, деньги, ключи и бегут. Следователям ребята признались, что обсуждали все варианты, вплоть до устранения людей…

Первой убили 62-летнюю Надежду Иванову. Ее задушили вафельным полотенцем. Сделали это, как полагают сыщики, Томский и Зиганшин. Во время расправы с первой медсестрой Даценко спустился в столовую и принес оттуда два кухонных ножа. После он передал их своим товарищам.

Вояки двинулись в сестринскую и зарезали 53-летнюю Ольгу Горохову. Первые несколько ударов нанес Томский. Зиганшин в это время душил беззащитную женщину. А потом добивал уже ножом. На теле медсестры эксперты насчитали не менее пяти ножевых ранений.

Через тринадцать часов беглецов задержали на границе с Финляндией. Все время, что шло расследование, военнослужащие сидели в «Крестах». При отправке в изолятор СК вменил бойцам групповое убийство, дезертирство, ограбление.

ОДНОГО ПИШЕМ. ДВОЕ – НЕ В СЕБЕ

Однако сейчас, после заключения врачей из института имени Сербского, квалификация преступлений изменилась. Психически здоровым медики признали только Степана Даценко.

— Непосредственно в убийстве он участия не принимал, обвинение снято, — рассказали «Комсомолке» в Военном следственном управлении СК по ЗВО. — Ему вменяется дезертирство и уклонение от службы путем членовредительства.

Совокупность этих статей тянет на семь с половиной лет тюрьмы.

Впрочем, вменяемы и Зиганшин с Томским. Но в госпиталь они попали все же не зря – служба изрядно потрепала их. И военно-врачебная комиссия решила, что они должны были получить освобождение от армии. Парни, пожалуй, порадовались бы этому. Но теперь перед судом им придется ответить за двойное убийство, разбой и покушение на незаконное пересечение границы. По совокупности этих статей им грозит вплоть до пожизненного срока.

Поделиться видео </>

Солдаты, убившие медсестер, хотели сбежать на Украину через Финляндию.Съемка — Тимур ХАНОВТимур ХАНОВ, Анатолий ЗАЙОНЧКОВСКИЙ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Новый поворот в теме сбежавших военных: троица жестоко расправилась с медсестрами из-за лекарств

Взгляд исподлобья. На видео допроса в кабинете у пограничников в Светогорске 18-летний Давид Зиганшин сидит отдельно за столом. Перед ним – чистый лист бумаги. Сотрудников ФСБ не интересует, есть ли на его руках кровь убитых медсестер. Их забота – выяснить, как Зиганшин с друзьями проник в пятикилометровую погранзону на пути в финскую Иматру.

Этот рядовой, механик взвода технического обеспечения — самый разговорчивый из троицы беглецов. Он в ночь убийства связался со своей девушке, потом из укрытия дозванивался до мамы. И всем упорно твердил, ничего не помню и вообще сдался б, если бы не эти двое (подробности).

Как военные, убившие медсестер в Петербурге, сумели так быстро добраться до границы с Финляндией

Четырнадцать часов свободы, ценой двух человеческих жизней и горе сразу в пять семей. Военные убили медсестер окружного госпиталя в Петербурге и пытались скрыть в Финляндии. До государственной границы оставалось всего шесть километров, но преодолеть их не дали пограничники и уголовный розыск… (подробности).

ТОЛЬКО У НАС

Погибшая медсестра Ольга Горохова никому не рассказывала, где работает

Больше тридцати лет спасала больных. Они отплатили ей за доброту слишком жестоко. Ольга Горохова работала в психиатрическом отделении военного окружного госпиталя на Суворовском проспекте в Петербурге. Жила в Купчино. Муж, сын, невестка, любимый внук и собака. Многие соседи даже и не подозревали, что Ольга медсестра… (подробности).

Все рассказы про: «Солдаты ебут медсестру» — Эротические рассказы

Результатов: 1000

Через пару дней Никита вновь позвонил мне, он предложил мне снова приехать в часть, что бы развлечься в том же составе. То есть эти двое тоже будут… В назначенный час я подъехал к части, тем же путём Никита проовёл меня во внутрь. В той комнатке уже стояли эти двое, Вадим и Слава, представились они. Я ужасно стеснялся, глядя им в глаза начал раздеваться. Когда я стоял уже полностью голый они обступили меня и начали гладить попку, спину, наслюнявленным пальцем входить в мой анус. От этого я сильно …

Аня — 25 летняя невысокая рыженькая девушка со слегка веснушчатым лицом — работала медсестрой в больнице. В этот день она, как обычно, ходила по палатам, выполняя назначения. Отделение было полупустым накануне праздников, сотрудники тоже отдыхали по кабинетам, только одна палата была заполнена — в ней лежали шестеро мужчин среднего возраста, двое из которых поступили сюда прямо из тюрьмы, а остальные в любой момент могли туда попасть. Они давно присматривались к хорошенькой улыбчивой …

Первый день на работе в большой элитной клинике прошел совсем не так, как ожидала Наташа. Несмотря на жаркий день, оделась она как можно скромнее: длинную юбку, глухую блузку без выреза, классические колготки, заколотые волосы. Знакомая Катя, которая и перетащила ее на эту работу, встретилась ей у входа. Она была в легкомысленном летнем платьице. «Тебе не жарко?» — удивилась она — «пошли переодеваться, восемнадцать минут осталось, туфли на сменку взяла?, блядь, да ты еще и в колготках в такую …

глаза, миниатюрный носик, огромные пухлые губы (такие я видел только у порно-звезд!). Девушка была словно модель, сошедшая с обложки плейбоя. Что она забыла в кабинете врача обыкновенного института?! За созерцанием этой красоты я совсем забыл, что стою с членом в руке и, наверное, с ошалелым взглядом похотливого юнца. Также я не заметил, что наше молчание затянулось. Девушка окинула меня оценивающим взглядом и остановилась на моем красном от возбуждения члене. На ее лице появилось выражение удивления и …

 — Доброе утро! — В палату впорхнула медсестра, которую я до сих пор не видел. Именно впорхнула, так как её появление было столь приятным и лёгким, что и я даже улыбнулся в ответ на её лучезарную улыбку.  — Да, и тебе желаю доброго утра! — Я уже с интересом наблюдал за движениями этого божественного создания в коротком халатике, из-под которого виднелись две стройные ножки. Будучи важной персоной, я лежал в отдельной палате, и уже долго не мог очухаться от своей болячки, что я …

Когда я прошла в отдельную палату, Сергей Леонидович уже поднялся и теперь сидел на роскошном диване… Пустяки — камни в почках, но он сам — далеко не пустяк — здоровенный, моложавый еще мужик. В висках седина, в кошельке — миллион на карманные расходы, в загашнике пара — тройка успешных банков. Да еще так недвусмысленно огладил меня взглядом. Я подумала, что от него не укрылось ничего — ни то, что под коротким халатиком на мне нет лифчика, ни то, что на мне белые чулки, а не …

Два дня прошло с того времени, как из палаты в которой лежал Артур выписали последнего его соседа. Ему вырезали грыжу. Операцию ему уже сделали и он лежал считая последние дни пребывания в больнице. В свои 16 лет он выглядел ещё совсем ребёнком, у него было сухощавое телосложение и лицо с наивными детскими глазами. Не желая томиться от скуки в душной палате он часто выходил в коридор, подходил к медсёстрам, о чем-то с ними трепался. В тот вечер дежурила медсестра Катя, ей было 28 лет, небольшого роста, с …

 — Снимайте трусы, — седовласая женщина-врач строго смотрела сквозь толстые стёкла очков. Покраснев как помидор, я спустил плавки, выставив на показ свой съёжившийся от страха член.  — Так, так, внешних отклонений нет, — она подняла глаза на меня. — Попробуйте оттянуть крайнюю плоть. Я с трудом ухватился за ставшим вдруг маленьким член, и попробовал обнажить головку. Но член выскальзывал из непослушных пальцев, не желая открываться.  — Угу, — понаблюдав за …

Вика, — Такими грязными между ножек бывают только малыши.  — А посмотри, какой мокрый спереди, — добавила Катя.  — Что, Витя? — ласково улыбнулась мне Таня, — Так понравилось все делать в подгузник, что сходил туда и по-маленькому, и по-большому? Девушки тихонько захихикали.  — Скажи, намного удобнее, чем пользоваться туалетом, — продолжила Таня, — Можно писать и какать в подгузник, когда захочешь, а потом придет медсестра, подмоет между ножек и …

 — Доброе утро! В палату впорхнула медсестра, которую я до сих пор не видел. Именно впорхнула, так как её появление было столь приятным и лёгким, что и я даже улыбнулся в ответ на её лучезарную улыбку.  — Да, и тебе желаю доброго утра! Я уже с интересом наблюдал за движениями этого божественного создания в коротком халатике, из-под которого виднелись две стройные ножки. Будучи важной персоной, я лежал в отдельной палате, и уже долго не мог очухаться от своей болячки, что я понимал, …

Командир роты Понкин, полноватый, лысоватый капитан, любил рассказывать всякие байки из жизни своих подчиненных и, надо признаться, весьма занимательно. Вновь прибывших молодых солдат заводили в ленинский уголок. Капитан минут пять знакомил с боевой историей части, далее плавно переходил к самой животрепещущей теме — сексуальной жизни воинов. Особенно смешили две истории. Первая — про козу, которую выловили восемь солдат, изнасиловали до бесчувствия и подбросили хозяину. Бедолага целый год ходил …

У солдата выходной, пуговицы — в ряд! В правом ухе два кольца золотом горят… Часовые на посту машут ручкой вслед, У ворот смахнул слезу 20-летний «дед», сентиментальный «дед». Идёт солдат по городу, по незнакомой улице, Улыбок встречных юношей вся улица полна! Не обижайтесь, юноши, но для солдата главное, Чтоб ждал его любимый друг — товарищ старшина! А солдат попьёт пивка, купит эскимо, В модный бутик заглянёт примерить кимоно… Только плешку и гей-клуб обойдёт кругом, Ведь в запасе у него …

На боку — на ремне — подсумок. автомат на плече висит… под шинель себе руку сунув, на тропинке солдат стоит. Караул гарнизонный. роща. тишина. предрассветный час. на исходе весны и ночи отслуживший полгода Паха, Расстегнув под шинелью брюки и достав из трусов долбак, занимается… типа втулки Паха сжимает ладонь в кулак… Где-то дом друг Соник… его входик… такой тугой… напряженно сутуля спину — выгибая её дугой — Под шинелью сведя колени, конвульсивно сжимая зад, задыхаясь от …

Я был в родном городе проездом, по долгу службы — остановился в небольшой гостинице, кое-как устроился там. Мог, конечно, у друзей или родных заночевать, но ломиться к старым знакомым спустя три года было как-то слишком уж неудобно, а мама, как выяснилось в последний момент, переехала, а куда — не сказала.В городе мне предстояло провести приблизительно три дня, из которых один я планировал полностью посвятить работе и только ей, а в остальные расслабиться и прогуляться по, так сказать, местам былой славы, …

и стали подергивать свои палки. С начала я обнимал Мурата за его ноги и волосатую жопу, потом мои руки забрали рядом стоящие и определили их на свои стволы, а последний засранец присел сзади и стал разминать мои булочки. Бл*дь, я был на седьмом небе, первые трое стали меняться местами, а я отклячив свою голодную жопу прогнувшись подставил очко в распоряжение четвертого это был Малик, который то гладил по булочкам то засовывал палец в очко разрабатывая его, иногда стучал …

Медсестра, солдат и шпион. ГЛАВА II (Сара Эдмондс)

ПРИКАЗ ВЫСТУПАТЬ. – ЭВАКУАЦИЯ БОЛЬНЫХ. – ЮНЫЙ ПАЦИЕНТ. – ПРИЕЗД ЕГО МАТЕРИ. – МАРШ К МАНАССАСУ. – ЗАГОТОВКА ПРОВИЗИИ. – ТЯЖЕЛЫЙ МАРШ. – ПОДГОТОВКА К БИТВЕ. – НОЧНАЯ МОЛИТВА. – ДИВИЗИИ ЗАНИМАЮТ СВОИ ПОЗИЦИИ. – МОЕ МЕСТО НА ПОЛЕ БОЯ. – «ДА, ДОВОЛЬНО БЛИЗКО». – ВОСКРЕСНАЯ БИТВА. – ТРУСОСТЬ И ДЕЗЕРТИРСТВО.

Сегодня поступил приказ выступать – еще два дня, – и Потомакская армия будет на своем пути к Булл-Рану. Так было записано в моем дневнике 15-го июля 1861 года – без всяких комментариев. Но для того, чтобы освежить мою память о тех двух днях подготовки, мне дневник не нужен. Потомакская армия готовилась к первой встрече с врагом – битва предстояла очень жаркая. О, сколько волнения и энтузиазма вызвал этот приказ! Ничего, кроме неистовых и радостных криков наших солдат – по мере того, как полк за полком узнавали о нем – ничего более. О поражении никто даже не помышлял. И теперь всех больных, находившихся тогда в лагере, следовало отправить в Вашингтон – переодеть, их вещи упаковать, письма, которые они написали своим родным, разные пакеты – отправить в почтовый офис, etc. После того, как все это было сделано, а больные нежно и осторожно уложены в санитарные повозки, миссис Б. сказала: «А теперь давайте обойдем все повозки и пожелаем нашим мальчикам счастливого пути». Когда мы, переходя от одной санитарной повозки к другой, произносили слова ободрения каждому солдату, очень много слез пролилось из их благодарных глаз, и очень многие своими слабыми голосами искренне отвечали нам: «Да благословит вас Бог», а некоторые снимали со своей груди какую-нибудь свою заветную реликвию и – на добрую память – дарили ее нам. О, как тяжело было расставаться с теми людьми, за которыми мы ухаживали так много тревожных и утомительных дней и ночей – мы чувствовали, что благодаря страданиям, они действительно стали близки и очень дороги нам.

Груженые изможденными и страдающими людьми санитарные повозки тронулись с места. Так медленно шла их длинная вереница, что этот направлявшийся к городу обоз был более похож на погребальный, чем на санитарный, а потом, грустные и расстроенные, мы вернулись к нашему последнему пациенту – неописуемо огорченному отъездом своих товарищей. Затем его отвезли в упоминавшийся выше дом, также туда ушла и ухаживавшая за ним медсестра, а мы занялись подготовкой к предстоявшему нам долгому и очень утомительному маршу. Мы только-только начали упаковывать наши чересседельные сумки, как вдруг услышали необычный звук, словно кто-то очень жалобно плакал, и, выйдя наружу, чтобы узнать, откуда он, и увидели ни много ни мало, как мать нашего красивого голубоглазого пациента. Она зашла в палатку хирурга, чтобы узнать о своем сыне, а он сказал ей, что всех больных отправили в Вашингтон – он забыл в тот момент упомянуть о том, что ее сын не был увезен вместе со всеми. Первые же слова, которые я от нее услышала, звучали так жалобно: «О, зачем же вы отослали моего мальчика? Я же писала вам, что я приеду. О, зачем же вы его отослали!»

Я никогда не забуду ни выражения лица этой несчастной матери, ни того, как она, стоя перед хирургом, заламывала руки и вновь и вновь повторяла свой вопрос. Но мы быстро исправили допущенную хирургом ошибку, и уже через несколько мгновений она стояла на коленях у постели своего милого сына, а нам стало так тепло и радостно от того, что именно нам выпала высокая честь вернуть его матери. О, как много было таких, кто, прибыв в поисках своих родных в Вашингтон, испытал столько напрасной боли и потратил несколько мучительных недель на бесплодные поиски – и всего лишь из-за небольшой ошибки либо хирурга, или медсестры, или кого-то другого, кто непременно должен был знать, где их следует искать.

17-е июля выдалось ясным и солнечным, и полностью экипированная Потомакская армия шла к Манассасу. Армия весело шагала вперед, воздух был наполнен музыкой полковых оркестров и патриотическими песнями солдат. Никакие мрачные предчувствия, не тревожили боевого духа наших мужчин даже на мгновение, напротив, – «На Ричмонд! На Ричмонд!» звучало постоянно, в течение всего марша нашей огромной армии. Но мне было как-то не по себе, я чувствовала себя отстраненно, вне гармонии с тем неистовым и радостным духом, который охватывал наши войска. Двигаясь очень медленно и наблюдая за ярко сверкающими в солнечных лучах длинными рядами проплывавших мимо меня штыков, я думала о том, что очень многие из этих энтузиастов, которые так стремились встретиться с врагом, никогда не вернутся, чтобы рассказать как об успехе, так и поражении этой великолепной армии. И даже если славная победа благословит их знамена, – в чем я совершенно не сомневалась – но прежде, – очень многим достойным и благородным придется ради нее расстаться со своими жизнями.

Уже ближе к вечеру главная колонна дошла до Фэрфакса и разбила лагерь. Жена полковника 2-го … полка миссис Р., миссис Б. и я были, я думаю, единственными тремя женщинами, которые ночевали той ночью у Фэрфакса. Днем было очень жарко, и не имея привычки в течение всего такого дня сидеть в седле, мы очень сильно чувствовали его последствия, а значит, с радостью встретили приказ об устройстве лагеря и ночевке. Несмотря на жару и усталость после тяжелого дневного марша, солдаты были в приподнятом настроении и немедленно приступили к приготовлению ужина. Одни разводили костры, а другие отправились на поиски пищи и взяли все, что было им доступно и что могло хоть как-то порадовать настолько голодных и измученных мужчин.

Все ближайшие усадьбы были осмотрены и полностью очищены – солдаты забрали все имевшееся в них молоко, масло, яйца, домашнюю птицу, etc., но тут выяснилось, что всего этого оказалось крайне недостаточно, чтобы удовлетворить аппетит такого множества людей. Мне показалось, что со стороны поля, где мирно пасся скот, я слышала нечто похожее на выстрелы, а потом, вскоре после того, как они прекратились, из разных уголков лагеря до нас донесся запах свежего стейка. Но я хотела бы заметить, что все эти так называемые «рейды» – по курятникам и другим местам, – были совершены вопреки приказу командующего генерала, поскольку еще днем я видела, как у обочины дороги, за стрельбу по курам было арестовано несколько человек.

Я была просто поражена, услышав ответ молодого и подающего большие надежды темнокожего повара, когда его спросили о происхождении поданных им к нашему ужину жареных цыплятах и говяжьем бифштексе. Очень строгим тоном полковник Р. спросил его:

– Джек, откуда вы взяли этот говяжий стейк и этих цыплят?

– Масса, я нес их от самого Вашингтона и теперь подумал о том, что их надо бы приготовить, чтобы они не испортились.

А потом, широко ухмыльнувшись, он добавил:

– Я не вор, нет, не вор я.

– Ладно, ступай, Джек, – ответил ему полковник, а потом рассказал нам о том, как лично сам, случайно проезжая мимо, своими глазами видел выбегавшего из дома Джека и во весь дух мчавшуюся за ним женщину, но Джек ни разу не оглянулся, напротив лишь бежал – настолько быстро, насколько позволяли ему его ноги, – вскоре его и след простыл.

– Я подумал, что этот юный негодяй натворил чего-нибудь, – продолжал он, – а потому я подъехал к женщине и спросил ее, что случилось, и таким образом узнал, что он похитил всех ее цыплят. Я поинтересовался у женщины их ценой – она задумалась на некоторое время, и назвала мне ее – около двух долларов. Мне кажется, что она провернула очень удачную сделку, поскольку уже после того, как я заплатил ей, она сообщила мне, что у нее было всего лишь два цыпленка.

Ужин закончился, часовые назначены и расставлены по своим постам, а потом лагерь уснул.

Рано утром прозвучал сигнал к подъему, лагерь пришел в движение. После непродолжительного завтрака тем, что хранилось в наших сумках, марш был возобновлен. День выдался очень жарким, воды достать было почти невозможно, вследствие чего наша армия сильно пострадала. Одни получили солнечный удар, а другие просто падали от истощения. Всех, кто дальше идти не мог, погрузили в санитарные повозки и отправили обратно в Вашингтон. Ближе к полудню, наше утомительное шествие было несколько оживлено довольно частыми, доносившимися со стороны нашего авангарда, залпами, но виновниками этого шума являлись только наши стрелки – они заливали дождем пуль все, что выглядело так, будто за ним скрывалась либо хорошо замаскированная батарея, либо группа вражеских стрелков.

В течение дня всего дня армия пребывала в сильном волнении – мы полагали, что в любой момент мы можем встретиться с противником. Тем не менее, осторожно прощупывая свой путь, армия неуклонно продвигалась вперед, тщательно изучая каждое поле, здание или овраг, на многие мили, как перед собой, так и с флангов – и справа, и слева – и так до самого Сентервилля, где мы и заночевали.

Только теперь солдаты прочувствовали всю тяжесть этого марша и, похоже, былого веселья несколько поуменьшилось. Накануне выступления некоторые полки получили новую обувь, но теперь они с грустью убедились, что она мало годилась для столь долгой ходьбы, что ярко подтверждалось множество бедных, сплошь покрытых волдырями ног, и кроме того, очень многие из них в буквальном смысле превратились в сплошные раны – толстые шерстяные чулки почти начисто содрали с них кожу. Миссис Б. и я, перед самым отъездом из лагеря, запасшиеся большим количеством льняной ткани, бинтов, корпии, мази, etc., нашли все это теперь очень кстати, и задолго до первого выстрела нашего врага.

Наши хирурги приступили к подготовке к предстоящей битве – заняв несколько зданий и приспособив их для нужд раненых – среди них и возведенную из кирпича церковь Сентервилля – церковь, которую помнят многие солдаты, и будут помнить до тех пор, пока люди будут помнить те времена. Поздно вечером, возвращаясь из этой церкви в обществе м-ра и миссис Б., я предложила пройтись по лагерю и посмотреть, чем накануне первого сражения занимаются наши мальчики. Многие из них, устроившись у ярко пылавших костров, писали письма – во время марша каждый солдат имеет при себе полный набор письменных принадлежностей. Иные читали свои библии, – и, возможно, со значительно большим интересом, чем ранее, а третьи, разделившись на небольшие группы, вполголоса о чем-то беседовали – но подавляющее большинство, разлегшись на земле и закутавшись в одеяла, крепко спали – никто не осознавал, каким бурным и насыщенным опасностями будет грядущий день.

Мы уже собрались вернуться в наш, построенный мятежниками и оставленный ими лишь несколько дней назад бревенчатый домик, как вдруг услышали, что в расположенной недалеко от нашего лагеря роще, кто-то поет. Мы направились к роще и шли до тех пор, пока отчетливо не услышали, слова вот этого прекрасного гимна:

«O, for a faith that will not shrink,

Though press’d by every foe,

That will not tremble on the brink

Of any earthly woe;

That will not murmur or complain

Beneath the chastening rod,

But, in the hour of grief and pain,

Will lean upon its God;

A faith that shines more bright and clear

When tempests rage without;

That, when in danger, knows no fear,

In darkness knows no doubt.» [2]

– Ах! – воскликнул мистер Б. – Я узнаю этот голос – это Вилли Л. Теперь я понял – сегодня вечером Вилли молится, и, несмотря на утомительность марша и отекшие ноги, он не забыл об этом. Мы подошли еще ближе, чтобы оставаясь незамеченными, вдоволь насладиться его пением, и сразу же после того, как последние слова гимна бесследно растаяли в тихом ночном воздухе, мощный и глубокий голос Вилли снова вознесся ввысь, заполнив всю рощу торжественными звуками страстной и жаркой молитвы. Он молился о завтрашней победе, за своих товарищей, за оставшихся дома родных, и его голос дрожал от волнения, когда он умолял Спасителя утешить и поддержать его овдовевшую мать, если так случится, что не суждено ему будет вернуться из этого боя.

Вслед за ней последовала проповедь – о том, что следует быть верными солдатами Иисуса и их любимой страны, о необходимости в любой момент быть готовыми, осенив себя святым крестом, выйти на поле боя и победить. Все молились и разговаривали, а потом – сначала около десятка, а потом уже и все присутствовавшие здесь – обратились к Престолу Благодати и торжественно засвидетельствовали силу Святого Евангелия в деле спасения грешников. Никто не заставлял кого-то другого молиться и никто не утверждал, что ему нечего сказать, а потом, чтобы доказать это наговорив достаточно много, ни разу и ни от кого не услышал упрека в том, что он был неинтересен своим собратьям. Время было потрачено с пользой, каждый делал то, что должен был сделать, и делал это быстро и без проволочки. По окончании собрания мы ушли на отдых, но чувствовали мы себя необыкновенно свежими и бодрыми.

После точного определения места расположения врага, генерал Макдауэлл приказал выдвинуться вперед трем дивизиям – которыми командовали Хейнцельман, Хантер и Тайлер, а Майлз остался в Сентервилле, в резерве. Воскресным утром, за несколько часов до рассвета эти три дивизии шли вперед, – великолепное зрелище! – колонна за колонной держали путь по холмам и залитым мягким лунным светом туманные долины, и в этом свете ярко блистала полковая сталь. Ни барабана, ни горна, и глубокая ночная тишина нарушалась лишь грохотом артиллерии, мерным и ритмичным гулом шагов марширующей пехоты и приглушенным рокотом тысяч вполголоса переговаривавшихся между собой людей.

Дивизии разошлись на перекрестке трех, ведущих к Булл-Рану дорог, и каждая из них, пошла по своей дороге. Вскоре стало светло, и в свете яркого утреннего солнца обе враждующие армии теперь могли хорошо рассмотреть друг друга. Враг стоял на покрывавших речные берега холмах, то тут, то там, увенчанных земляными укреплениями. Все леса, которые мешали огню его пушек, были полностью вырублены, и его пушки могли смести любого, кто попытался бы к ним подойти, с любой стороны. А вот наш берег был пологим и полностью покрытым густым лесом. Вскоре рев пушек сообщил нам о том, что битва началась.

Миссис Б. и я стояли на указанном нам месте – возле дивизии генерала Хейнцельмана, а наши лошади остались при нашем работнике, которому было строго приказано оставаться там, где он был, поскольку они в любой момент могли нам потребоваться. Память верна мне – я прекрасно вижу миссис Б. – она очень старается выглядеть храброй – на ней небольшая и узкополая шляпка из итальянской соломки, черная амазонка с подвернутой, чтобы не мешала ходить – с помощью ленты – юбкой, на поясе – украшенный серебряными нашлепками семизарядный револьвер, на одном плече – фляга с водой, а на другом – тоже фляга – но с бренди, а на боку – сумка – с едой, бинтами, пластырем, etc. Высокая и стройная, с темно-каштановыми волосами, бледным лицом и голубыми глазами.

Сидя на своем коне, капеллан Б. выглядел очень торжественно, словно стоя лицом к лицу с ангелом смерти. Первым погибшим, которого я видела, был артиллерист из команды полковника Р. Упавший прямо на батарею и разорвавшийся снаряд, убил одного и ранив троих мужчин и двух лошадей. М-р Б. спрыгнул со своей лошади, привязал ее к дереву и со всех ног побежал к пушкам, миссис Б. так же быстро, как только могли, последовали за ним. Я наклонилась над тем, чье лицо было залито кровью, и кто не мог быть никем иным, как Вилли Л. Его смертельно ранило в грудь, но мучился он очень недолго – вскоре на носилках его унесли с поля боя.

Издали увидев, что произошло с батареей, к ней подъехал полковник Р., и в самый тот момент, когда он отдавал необходимые приказы, стальная цельнолитая пуля пролетела настолько близко от его головы, что он остолбенел – буквально на мгновение, – но вскоре, вновь обретя способность здраво рассуждать и действовать, он тряхнул голову и пожал плечами, – как это было ему свойственно – и в самым обычным и будничным тоном сказав: «Да, довольно близко», поехал дальше, так беззаботно, словно мимо него пролетела не пуля, а самая обычная птица. Но абсолютно недовольная этой ремаркой пуля ударила по моей бедной маленькой наполненной бренди фляге, лежавшей рядом со мной на полковом барабане, разнеся ее на мелкие осколки – и с такой злобой, как будто до того, как попасть ко мне, она принадлежала могучему Ордену Добрых Храмовников.

А потом битва закипела с удвоенной яростью. Ничего, кроме грохота пушек, звона стали и треск ружейных выстрелов. Что за сцена для столь яркого и солнечного сияющего субботнего утра! Вместо всего того приятного, что ассоциируется у нас с Субботой, – звона призывающих нас к молитве храмовых колоколов, воскресной школы и торжественности церковной службы – хаос, разрушение и смерть. На мили вокруг спрятаться было негде – самым безопасным местом являлось место в боевом ряду. Очень многие в тот день – те, что решили показать спину врагу и укрывшиеся в расположенных в двух милях от места битвы лесах, впоследствии были найдены разорванными на куски пушечными ядрами – достойная награда для них, которые потеряв стыд и забыв о своем долге и своей родине, в тяжкий час сражения бросив свой пост и своих товарищей, сбежал – мечтая только о сохранении своей жизни.

Солдаты (телесериал) — Википедия

Актёр Роль Сезоны
Софья Ануфриева Варвара Матвеевна Соколова, девушка/супруга Кузьмы Соколова Варвара Матвеевна Соколова, девушка/супруга Кузьмы Соколова 1-3, 5-16
Марина Зайцева Вера Анатольевна Зубова, супруга Николая Зубова Вера Анатольевна Зубова, супруга Николая Зубова 1, 3-5, 7, 10, 12-13, 16
Ольга Юрасова Мария Александровна Шматко (Струк), возлюбленная/супруга Олега Шматко Мария Александровна Шматко (Струк), возлюбленная/супруга Олега Шматко 1-4, 6-9, 11
Татьяна Кузнецова Анжела Олеговна Шматко (Струк), возлюбленная/жена Евгения Петровича Шматко, тёща Олега Шматко и мать Марии Шматко Анжела Олеговна Шматко (Струк), возлюбленная/жена Евгения Петровича Шматко, тёща Олега Шматко и мать Марии Шматко 1-12
Валерий Жаков Пётр Михайлович Медведев, отец Михаила Медведева Пётр Михайлович Медведев, отец Михаила Медведева 1, 2, 8, 10
Светлана Новикова мать рядового Сергея Ходокова мать рядового Сергея Ходокова 1
Елена Цагина жена полковника/генерала-майора Павла Бородина жена полковника/генерала-майора Павла Бородина 1-2, 6
Мария Аронова Эвелина Георгиевна Смалькова, возлюбленная/супруга Валерия Смалькова, чепочница Эвелина Георгиевна Смалькова, возлюбленная/супруга Валерия Смалькова, чепочница 2-5
Валерий Прохоров Фёдор Кузьмич, дед Кузьмы Соколова Фёдор Кузьмич, дед Кузьмы Соколова 3, 5, 12
Раиса Рязанова Зоя Ивановна Соколова, мама Кузьмы Соколова Зоя Ивановна Соколова, мама Кузьмы Соколова 3, 5, 12
Виктория Смирнова Катя, девушка Ивана Вакутагина Катя, девушка Ивана Вакутагина 3-4
Мила Колесникова Рита, девушка Папазогло Рита, девушка Папазогло 4, 6-7
Наталья Гудкова Виктория Александровна Колобкова, жена Виктора Колобкова, чепочница Виктория Александровна Колобкова, жена Виктора Колобкова, чепочница 6-8
Анна Ардова Валентина Юрьевна Покрошинская, мать рядового Покрошинского, возлюбленная Виктора Колобкова Валентина Юрьевна Покрошинская, мать рядового Покрошинского, возлюбленная Виктора Колобкова 9-10
Юлия Борилова Марина Ивановна Зотова, возлюбленная Дубина, позже возлюбленная Степана Приходько, чепочница Марина Ивановна Зотова, возлюбленная Дубина, позже возлюбленная Степана Приходько, чепочница 9-15
Ольга Зиньковская Наталья Петровна Куренкова, жена Александра Куренкова, библиотекарь Наталья Петровна Куренкова, жена Александра Куренкова, библиотекарь 9-14
Елена Мироненко Любовь, девушка/жена Тимофея Кота Любовь, девушка/жена Тимофея Кота 9-13
Максим Каптель Жорик Шматко, сын Олега Шматко Жорик Шматко, сын Олега Шматко 9, 11-12
Анна Большова Анна Владимировна Шматко (Прохорова), возлюбленная/жена Олега Шматко Анна Владимировна Шматко (Прохорова), возлюбленная/жена Олега Шматко 12
Владимир Толоконников Евгений Петрович Шматко, дядя Олега Шматко Евгений Петрович Шматко, дядя Олега Шматко 12
Паша Серёгин Петя Прохоров, сын Анны Петя Прохоров, сын Анны 12
Катя Аманова Саша Прохорова, дочь Анны Саша Прохорова, дочь Анны 12
Мария Говорова Екатерина (Косырева Марфа Сергеевна), возлюбленная Степана Приходько Екатерина (Косырева Марфа Сергеевна), возлюбленная Степана Приходько 12
Елена Анисимова Алевтина Данилюк, жена Анатолия Данилюка Алевтина Данилюк, жена Анатолия Данилюка 7, 12-14
Серафима Низовская Елена Николаевна Шкалина (Крылова), возлюбленная/жена Анатолия Шкалина Елена Николаевна Шкалина (Крылова), возлюбленная/жена Анатолия Шкалина 13-16
Валентина Талызина мать Александра Староконя мать Александра Староконя 13
Анжела Кольцова Ольга, подруга Елены Крыловой, возлюбленная Александра Староконя Ольга, подруга Елены Крыловой, возлюбленная Александра Староконя 13-16
Варвара Карпова Машенька, приёмная дочь Елены и Анатолия Шкалиных Машенька, приёмная дочь Елены и Анатолия Шкалиных 13-16
Александра Живова Алёна Викторовна Ярошенко (Кудрявцева), библиотекарь, девушка/жена Станислава Ярошенко Алёна Викторовна Ярошенко (Кудрявцева), библиотекарь, девушка/жена Станислава Ярошенко 14-16
Анна Фроловцева Ангелина Борисовна, мать Алексея Цыплакова Ангелина Борисовна, мать Алексея Цыплакова 14
Наталья Чернявская жена Василия Кайгородова жена Василия Кайгородова 14
Анна Пестрякова Ирина Усольцева, жена Геннадия Усольцева Ирина Усольцева, жена Геннадия Усольцева 15
Александр Фурсенко цыганский барон, отец Рамира Серебряного цыганский барон, отец Рамира Серебряного 15
Екатерина Фурсенко Аза, цыганка, возлюбленная Сергея Макеева Аза, цыганка, возлюбленная Сергея Макеева 15
Никита Величко Коля Топалов, сын Жанны Топаловой Коля Топалов, сын Жанны Топаловой 15
Иулиана Куликова Наташа, дочь Геннадия Усольцева Наташа, дочь Геннадия Усольцева 15
Виталия Еньшина Татьяна Ковригина, сестра Владимира Ковригина Татьяна Ковригина, сестра Владимира Ковригина 16
Анна Антонова Эльвира Андреевна Японцева, жена/бывшая жена Виталия Японцева, возлюбленная Александра Староконя Эльвира Андреевна Японцева, жена/бывшая жена Виталия Японцева, возлюбленная Александра Староконя 16-17
Анастасия Королёва Алёна Зубова, дочь Николая Зубова Алёна Зубова, дочь Николая Зубова 16
Екатерина Бурылева Анна Тимофеевна Шнурова, дочь Тимофея Шнурова Анна Тимофеевна Шнурова, дочь Тимофея Шнурова 17
Яна Гурьянова Анастасия, девушка Александра Макаренкова Анастасия, девушка Александра Макаренкова 17

Солдаты — Lurkmore

«Солдаты» — сериал РЕН ТВ, созданный для пропаганды доблестной рабоче-крестьянской в рядах молодёжи. Имеет тысячи сезонов и порядковых номеров. Особо популярен среди той значительной части населения, которая в армии не служила и не собирается. Поначалу сериал люто доставлял, но потом сошёл на нет — после второго же сезона превратился в симпатичную помесь Папиных дочек, УРФ, мелодрамки и Дома-2 с налётом дедовщинки. Если бы 16-ю сериями все ограничилось…

За 17 сезонов в части перебывало дохуя актёров разного помола, таких как Михаил Ефремов (выкинут на мороз после пятиминутного эпизода за пьянку), Павел Майков (капитан Кудашов, в 5 сезоне проебал в карты и свалил из города), Тимур Родригез (какой-то дизайнер), под конец появился Динамит, сделавший из роты бляцких тапок отряд специального назначения, и Евгений «Медведь-Машечкин» Отставнов, участник Убойной Лиги и Смеха без правил.

Доставляет лишь прапорщиком Шматко, типичным жизненным, не вымышленным персонажем, который успел стать своеобразным мемом этих ваших интернетов.

[править] Как это делается

Детектор ЧСВ сломался от перегруза

Рецепт изготовления сериала прост, как колумбовы яйца. Это даже не десять специально обученных обезьян за пишмашинками в подвале. Обезьян гораздо больше, и они постоянно пишут письма аффтарам с различными армейскими байками, избавляя сценаристов от какой-либо мозговой деятельности вообще. Отсюда и всё объяснение взлёта и падения популярности.

bЮность в сапогах

[править] Сюжет

По ходу любого сезона наблюдается какая-то надуманная сюжетная линия про любовь медсестры (поварихи, жены офицера) к солдату (прапорщику, дворнику, офицеру). Всё это сопровождается нешуточной драмой, временным опиздюливанием героев в любовном треугольнике и заканчивается хорошо.

Во время просмотра отдельных серий можно видеть в них маленькие сюжетные линии (кто-то что-то спиздил, кто-то кого-то избил и т. п.). Сами серии по отдельности наполнены тонким армейским юмором, взаимоуважением и пониманием, и, наконец, лютым, тотальным непроходящим унынием.

Более того, временами появляются серии, полностью посвящённые «роте антитеррора», в которых главгерои аццки выпиливают плохишей незамысловатыми способами (огнетушителями, ссаными тряпками и прочим спецоружием). Подобные серии вызывают только ухмылку специалистов по антитеррору.

В первом сезоне и не вместившемся в него втором это всё подавалось как бы с претензией на драматичность и серьёзность — за всех юморил один только прапорщик Шматко. Однако уже с третьего сезона, когда изначальный замысел исчерпался хэппи-эндом, сериал зачем-то продолжился и резко сменил настроение с минуса на плюс, что превратило его в бесконечную повсеместную буффонаду.

На самом же деле, это проект МО РФ для зазывания на службу в ряды ВС. А сериал выступает в роли стимулятора (вплоть до того, что его крутят в военкоматах, Геббельс гарантирует), мол, всё у нас хорошо, вон какие прапорщики весёлые, деды добрые . Сам же, тогдашний миноб Сергей Иванов, поостерёгся говорить о том, что в сериале показана реальная жизнь воинской части. Nuff said. Режиссёр же первых сезонов считает, что это такой ретро-взгляд на ту армию, которую помнят деды. Facepalm.

Не плачь девчонка, пройдут солдаты…

Михаил Медведев. Мажор (отец — вице-президент какой-то торговой компании). Стал сержантом и героем (не в том смысле). Бойфренд медсестры Ирины. В поздних сериях имеет аптеку и жену Ирину. Алсо, в 10 сезоне участвовал в выборах и победил (что неудивительно).

Кузьма Соколов. Друг Медведева, колхозник. В бытие дедом стал ефрейтором-каптёром. Хороший друг (насколько это возможно между солдатом и прапорщиком) прапорщика Шматко. В поздних сериях сам становится прапором, еще позже прокачивается до младшего лейтенанта, а позднее и лейтенанта, а еще позднее и старшего лейтенанта (и, скорее всего, дослужится до генерала).

Олег Николаевич Шматко. Хохол, жлоб, хотя проявляет и щедрость. Прапор, потом старший прапор, потом лейтенант, потом опять старший прапор. Объект троллинга со стороны капитана Кудашова. Любитель спиздить чего-нибудь кошерного со склада. Есть и сын, и дочь, жена и ебанутая на голову тёща. По ходу сериала жена сваливает в какую-то секту, Шматко становится заведующим складом ГСМ (горюче-смазочных материалов), откуда невозбранно пиздит горючее, приезжает в Адэссу-маму найти жену, но встречает женщину, в которую влюбляется, женится ??????? PROFIT.

Анжела Олеговна Струк. Тёща Шматко, периодически доставляющая не меньше самого Шматко. Доставляет настолько периодически, что когда её дочь съебалась от Олега Николаича, осталась жить с ним. Вернее это Шматко остался жить у нее, потому как хата тещина, а у бабушки на тот момент внук появился.

Анатолий Данилыч Данилюк. Усатый прапор, друг Шматко. Когда Данилыч повёз Шматко на зимнюю рыбалку, он посадил его на свой мотоцикл, с которого Шматко эпично вывалился. Так Данилыч уехал, даже не заметив пропажи своего друга. (Актёр Кащеев, в основном, так и продолжает играть всяких слоупоков, например, дальнобойщика Тормозного из «Бумера»)

Павел Терентьевич Бородин. Настоящий полковник, первый командир части, образ эталонного русского офицера. Строг, но справедлив. Усат. В конце второй части ушёл на повышение, передав бразды правления майору Зубову, однако вернулся в 6 сезоне уже в звании генерал-майора и должности командира дивизии. В 13 сезоне внезапно ушёл в отставку и стал героем спин-оффа о себе, где предстал уже без своих пышных усов.

Виктор Романович Колобков. Свиборг-романтик и по совместительству не вполне удачливый, но увёртливый заговорщик. В начале сериала предстаёт в роли майора, потом получает звание подполковника. После неудачной попытки убийства Медведева «по-собственному желанию» вылетает из армии, однако одновременно с Бородиным возвращается в должности начштабдива, а в 9-ом сезоне получает промоут до полковника. Поначалу безрезультатно пытается склонить к замужеству медсестру Ирину Дмитриевну, правда потом нечестным методом всё-таки добивается своего. Но правда победила, и та даёт ему развод, так как раскрыла его и радостная воссоединилась со своим возлюбленным Медведевым, попутно потеряв ребёнка.

Ирина Дмитриевна Пылеева. Медсестра. Объект лютого фапа целевой аудитории и Медведева, его подруга и будущая жена Колобкова, а после и Медведева. Вполне так нормальная. Ничего особенного[1].

Николай Николаевич Зубов. Похоже, что единственный нормальный мужик без заскоков. Капитан, а после майор, подполковник, полковник, [b]генерал-майор[/b]. Перемахнул с должности ротного до командира полка, а потом до начальника штаба дивизии (тем самым невозбранно съебавшись из сериала). Имеет дочь, воспитывает жену.

Павел Наумович Кудашов. Копетан, мизантроп, озлобленный на всех и вся мамзер, в одной из серий в шутку был выставлен как фошыст. Короче, армейская Интересная личность во всех его проявлениях и отношениях с сослуживцами. По сравнению с ним подполковник Колобков — лапочка. Тем не менее, в части ещё никогда не было такого чуткого и хитрожопого офицера, как Кудашов. А всё из-за искусной игры актёра Павла Майкова (он же рэкетир Пчёла из «Бригады») К сожалению, был выпилен после 5-го сезона сценаристами сочинением истории про попытку выплатить бывшей алименты посредством игры в преферанс.

Александр Степанович Староконь. Дон Жуан, лжец, но достаточно добрый, особенно, когда дело касается любовных дел, в коих он себя считает неоспоримым гуру. Носит звание подполковника и должность замполита, со временем подымается до командира части. По собственным представлениям имеет французский темперамент. Сова. В ранних и срединных сезонах употреблял слово «действительно!» столько раз, сколько раз сказал бы Паук слово «например!», например. Catch-phrase: «Интересно девки пляшут!». Позже слово «пляшут» стал заменять другими глаголами, уместными к теме разговор. Теперь его воображаемые девки и дышат, и служат, и моются…

Антон Папазогло (он же Мама-Зогло, Тормозогло, Запопогло). Толстый слоупок, во 2-м сезоне пугал подполковника Колобка автоматом, в 4-м сезоне чуть не спалил всю часть перед спецназовцами, и вообще доставлял как мог. Один из самых популярных и кошерных персонажей сериала, доставляющий неимоверной упоротостью, ставший объектом троллинга со стороны Шматко и ненависти со стороны старших офицеров. Тем не менее, в результате своей ебанутости и детского простодушия ВНЕЗАПНО стал сначала сержантом (младшим), потом, правда, ефрейтором… Персонаж изначально являлся видоизменённой копией Кабанова, который ушёл из части в 3-м сезоне, а на замену Папазогло в поздних сезонах ставили других жиробасов или едоков (Цлав, Бутонов), но доставляли они уже менее.

Иван Вакутагин. Чукча (хотя сам себя относит к национальности керек), приехал в армию прямиком из чума. Умеет колдовать, стрелять умеет еще лучше, причем все его колдунства действуют. Вырубается от стопки водки, как и все чукчи. Практически каждая его реплика в сериале сопровождается фразами: «Олень ты безрогий», «Я не из Азии, я с Чукотки… Тундра!»

Георгий Константинович Гунько, более известный как Гуня. С 1 по 4 сезоны был самым светящимся солдатом во второй роте, однако персонаж настолько штампованный, что невозможно даже дать ему точную характеристику: все знают только, что он тянул сержантскую лямку вместе с тем же Медведевым. В части был представлен зрителю как «пересмешник», хотя на вид самый обыкновенный солдат. Помимо троллинга духов отличился тем, что «отдал» Вакутагину собственную девушку, сам того не подозревая. По недосмотру сценаристов первые несколько сезонов вообще не имел имени, только фамилию. Впоследствии это исправили, назвав его от балды в честь Жукова. Благополучно ушёл на дембель в 2005 году, но в 2007 (13 сезон) снова появился в сериале в звании того же сержанта (старшего), но уже в рядах миротворцев, а еще позднее — МЧСником.

Ринат Фахрутдинов. Загадочная хуита в рядах вооружённых сил: в 3-м сезоне выясняется, что татар Фахрутдинов служит уже «по второму кругу» дабы «отмазать» своего младшего брата-лоха, с которым они похожи как две капли воды и которого зовут Ришатом. До мотострелковой части отслужил в десантуре, что добавляет больше лулзов в плане того, что Фахрутдинов даже круче всех старослужащих. За время службы умудрился ликвидировать спецназовцев, обучить офицеров арабскому языку и выгнать из части надоедливого стукача-терпилу, помочь Мише Медведеву (тогда уже бизнесмену) прокачать его аптеку, а в конце сериала и сам прокачивается до сержанта. Образ «правильного» солдата и справедливого деда.

Вадик Цлав. Продолжатель династии Кабанов-Папазогло. Жиробас, маменькин сынок, обжора, доставлял своей неуклюжестью, однако в отличии от своих братьев по разуму — не тугодум. Особенно доставляла его мамаша, которая в первые дни службы присылала ему чуть-ли не целый КАМАЗ жратвы. Службу нес рядовым, но под самый дембель сам присвоил себе звание старшины, а офицерам и пох. После дембеля, не сумев обустроиться на гражданке, вернулся в часть в качестве чипочника, вследствие чего таки невозбранно открыл бизнес и на гражданке. На Цлаве показана истинная служба всех расписных «дедушек»: служил как чмо, прогибаясь даже под духов, зато на дембель уехал с купленным званием и в форме швейных войск.

Валерий Геннадьевич Смальков. Поначалу стеснительный усатый летёха только-только из института, со временем становится суровым авторитетным офицером в звании капитана. Впоследствии женится на буфетчице-бизнесвумен. Имеется даже отдельный спин-офф про него в форме унылого полнометражного фильма.

Анатолий Евгеньевич Шкалин . Один из поздних персонажей сериала. Неудачный закос одновременно под Колобкова и Кудашова. Майор, затем подполковник особого отдела. Мизантроп, женоненавистник, провокатор. Жестко троллил лейтенанта Куренкова, его жену-библиотекаршу, чипочницу и даже сумел поссорить двух давних друзей Зубова и Староконя. Однако со временем успел побывать командиром части, жениться и стать положительным персонажем, после чего сценаристам пришлось вводить дополнительных «негодяев», типа Кайгородова, Добродея и Японцева. В 17 сезоне становится полковником и ВНЕЗАПНО переводится в железнодорожные войска, время от времени появляясь в сериале.

Александр Сергеевич Куренков. Лейтёха после училища, брутальный мэн, пришедший на смену Смалькову. Благодаря сценаристам всего за год службы успел геройски закрыть собой учебную гранату, побывать миротворцем, послужить в горячей точке, дважды подняться в звании и затем съебнуть из сериала в военную академию. В общем, попытка показать настоящего русского офицера и альфа-самца одновременно. Частично — fail.

Степан Валентинович Приходько. Хохол, алкаш, распиздяй, но добряк и весельчак. Разговаривает с мерзким акцентом, не имеющим ничего общего с украинским суржиком. Изначально предполагался, как замена съебнувшему из сериала Шматко. Вечный капитан — доставляло, что поначалу служил в подчинении старшего лейтенанта. Однако затем внезапно получил должность замполита и прокачался до майора.

ОСТОРОЖНО! Описанные выше персоны представляют поверхностный срез всего вселенского собрания не менее, а то и более убедительных типажей — что-что, а на дрессировку актёров все 16 сезонов не жлобились, за исключением мямлящего Лёни Голубкова в образе местного Пендальфа.

Как? Их еще и продают?

Относительный успех «Солдат» сподвиг канал РЕН ТВ на сериалы «Студенты» и «Туристы» от других аффтаров. Пиплу был уже готов хавчег, но ВНЕЗАПНО авотхуй! Студентов и туристов, в отличие от солдат, среди зрителей зомбоящика полно. И смотреть и так до боли знакомые байки им скучно. Так-то!

Алсо, позже был создан специальный проект под кодовым названием «Кадетство». Муругову так понравилось, что пипл схавал про солдафонов, что захотелось сделать и про школоту в погонах. Как ни странно, пипл схавал и это. Многим очень понравилось. Продолжением сих Кадетов стали никто иные, как сами Ранетки, а потом — Курсанты.

Дальше по хитрому плану:

Advice dog знает толк в Солдатах
  1. Младшие лейтенанты
  2. Летёхи
  3. Старлеи
  4. Капитаны (Смальков: Двойной шантаж)
  5. Майоры
  6. Подполы
  7. Полканы (Колобков: Настоящий полковник)
  8. Пенсионеры/Генералы (Бородин: Возвращение генерала)
  9.  ??????????
  10. PROFIT

Анонимус чётко подметил, что из-за недостатка воображения авторов сериала все герои сериала во всех сезонах повторяются: старые герои являются прототипами новых героев. Так, например:

  • Подполковник Колобков (2004) → капитан Кудашов (2005) → майор Шкалин (2007) → майор Добродей (2008) → подполковник Японцев (2009)
  • Медсестра Пылеева (2004) → медсестра Щекочихина (2005) → медсестра Славская (2007) → медсестра Кобякова (2008) → медбрат Ярик (ВНЕЗАПНО, не правда ли?) (2010)
  • Медведев (2004) → Самсонов (2005) → Лавров → Кот (2006)
  • Кабанов → Папазогло → Цлав → Бутонов
  • Смальков → Куренков → Приходько → Цыплаков…

ну и так далее по заданной схеме.
Ещё более удручающий факт — сценаристы «Солдат» неоднократно копипастили сюжет, причём не чей-то там голливудский, а свой собственный! Так, например, в 1 сезоне существовал любовный треугольник между медсестрой (Пылеева), рядовым (Медведев) и майором (Колобков). В 4 сезоне, по всей видимости, от нехватки фантазии, влепили тот же любовный треугольник с другими героями, но очень похожими на предыдущих: место Пылеевой заняла более сексапильная медсесричка Щекочихина, на которую дёргала вся вторая рота, место Колобкова занял всеми любимый копетан Кудашов, а вместо лиричного Медведева в части появляется альфа-самец по фамилии Самсонов. Конец почти такой же: Кудашов пытается поднасрать Самсонову, подставив его перед командиром части, Щекочихина же пытается наоборот, затащить себе под юбку спасти бедного сержанта, которого, к тому же разжаловали до рядового. (К сожалению, авторы не просекли тот факт, что предыдущий солдат (Медведев) действительно казался героем (не учитывая то, что поначалу вел себя как обычный мажор), а этот ваш Самсонов, которого по сценарию за какие-то лавры назвали Юрий Алексеевич, являлся тупым быдлом и выглядел он как тупое быдло, соответственно). С другой стороны, в этой истории хэппи-энд отсутствовал напрочь, что уже не так шаблонно.

В довершение сценаристы прочно подсели на нехитрый приём: создавать надуманные напряги в сюжете путём временного отключения мозгов у героев. В таком состоянии пациент ВНЕЗАПНО перестаёт фильтровать входящую информацию и впадает взамен этого в бредовые фантазии, чем портит жизнь себе и окружающим. Через N-дцать серий всё заканчивается дружбой — до следующего раза, — но не осмыслением причин. На этом в сериале строится половина романтических и служебных отношений, и никто якобы не замечает фальши. В роли параноиков себя попробовали все фигуранты первого плана, кроме тех, кто и так, по сюжету, какашка.

Золотую корову задоили до полного истощения, сняв 100500 унылейших спин-оффов про всех мало-мальски интересных персов: Колобкова, Бородина, Шматко… Попытки выхода за границы родной песочницы части предпринимались и по ходу самого сериала — почти всегда с целью вернуть кого-нибудь в ряды армии. Например, Шматко скитается по просторам Украины а-ля «дальнобойщики» и просирает всё нажитое «непосильным трудом» с предсказуемым исходом. Особняком стои́т операция МЧС на заводе стиральных порошков (условное название: «Скифская невеста») — почти что мистический детектив, где всё не то, чем кажется, и единственный выброс нестандартной продукции с протухшего конвеера. Это приключение радует «неожиданным» скучиванием в одном месте нескольких подзаебавших персонажей, но зато добавляет нескольких новых с их собственными лулзами: крёстный сторож™ («Карбонат натрия!», «Гидролиз тебе в печень!»), одержимая актриска-зав.клубом и пр. Поскольку «Скифскую невесту» безо всякого предупреждения врезали прямо посреди событий 16 сезона, а по длительности она почти не уступает ранним сезонам, тысячи фанатов восприняли её как лютую ересь и требовали решительного возврата к любимой 2-й роте.

b

Заебывающая из серии в серию. Никакого разнообразия. Абсолютно. Первое время народ развлекала звучащая в заставке песня группы «Конец Фильма», но и она быстро приелась, хотя начиная с третьего сезона в песне даже поменяли слова. Сама музыка чуть менее, чем полностью спизжена у Rolling Stones — у них это называлось Mother’ s Little Helper.

Для сравнения, в «Друзьях» 10 лет играла одна и та же песня. Но была она годной, отчасти потому, что не играла из каждого мобильника, отчасти из-за общих звуковых качеств.

Ещё в сериале регулярно пела Юта, по совместительству являясь женой режиссёра или продюсера; даже клип выпустила с Соколовым в автобусе. Вокруг этого клипа даже крутился отдельный сюжет целой серии.

[править] Узнаваемые изречения

Шматко:

  • Ё-маё!
  • Эт, самое…
  • НикаяйНикаяич…
  • Я ж чё хочу сказать…
  • Сокол/Соколик/Соколина и тд
  • Ты обалдел что ли?!
  • Здорово, Данилыч!
  • Крыса (ты) тыловая!
  • Таракан/хрыч/скотина/сволочь усатый(я)!
  • Тля/вошь портяночная!
  • Я/Ты друга потерял!
  • Всё, ухожу…
  • Анжела Олеговна! Вариант: Ан-же-ла О-ле-гов-на! (по слогам)
  • Ма-ма! (теще)
  • Нострадамус-Кабанаус!
  • Щ-щ-щур, твою мать!
  • Давай-давай иди уже, Папа, твою мать …Зогло хренов! (рядовому с фамилией Папазогло)


Зубов:

  • Твою дивизию…
  • Головка от ракеты…
  • Ч-щ-щёрт знает что!
  • Развели бардак

Староконь:

  • Действительно…
  • Действительно?
  • Действительно!
  • Интересно девки пляшут по четыре штуки в ряд. Вариации типа: интересно девки/солдаты/прапоры/звери/долар пляшут/поют/смотрят/встали и тд.
  • Стесняюсь спросить/сказать…
  • Во как!
  • Чавой?

Кудашов:

  • Твою мать!
  • Та-а-ак, я не понял…
  • Ну, что сколопендры/хоббиты/клоуны новогодние…
  • Выключи эту муйню!
  • Ты что, охренел?
  • Твоё хозяйство, лейтенант, у тебя в штанах!
  • Ёкарный картуз!
  • Мать моя ведьма.
  • Швыдко, Шлепко, Шварко, Жарко, Шарко и прочие вариации фамилии «Шматко»
  • Что дембелям положено, на то мною наложено!
  • «Чё» — по-китайски «жопа»! беспроигрышный ответ на солдатское ЧЁ?
  • Что, хочешь на дембель? А я нет! (солдату)

Смальков:

  • В принципе…
  • (по телефону) Алё, алё. Да чего ж у вас связь такая плохая?! Алё, здравствуйте. Как моя фамилия? Смальков. Да не Шмаль!!! А Смаль… С-М-А-Л-Ь-К-О-В.

Куренков:

  • (Наебнётесь), как шведы под Полтавой.
  • В полособегательном училище им. Левого Кроссовка.

Бородин:

  • (во весь голос) ВАКУТАГИН, ТВОЮ МАТЬ!!!
  • Иришка, доченька…


Данилюк:

  • Чё надо/приперся/принес?
  • Елки-бревна!


Анжела Олеговна:

  • Хи-хи-хи-хи-хи!
  • А давайте пить чай!

Вакутагин:

  • Олени!
  • Тундра!

Колобков:

  • Не понял?
  • Это еще что за клоуны?
  • Это вот что сейчас было?
  • О как. А что так?
  • Благодарность объявляю, лошадь…
  • Гнать этих грёбаных солдат из этой грёбаной армии!.. Из армии, я имел в виду просто «из армии»
  • Шишки в кулачишки, всю ночь письки лимонили!

Дядя Шматко:

  • Племяш!
  • Ясное море!
  • Вот такая фурнитура!

Не такая уж и свежая новость, но для тех, кто подзабыл старых добрых «солдафонов», сообщаем, что в августе 2011 года обещали снять-таки 17-й сезон «Солдат», наречённый «Новым форматом». Что они имели в виду под этим заголовком, не знает никто, но ностальгирующие фанаты сериала просто зассали кипятком, все остальные охуели. Ибо 16-й сезон сериала, по идее, заявлялся как последний (крайняя серия вышла в марте 2010-го), и к «Солдатам» создатели хотели вернуться, быть может, только лет через 20.
На самом деле реальные создатели всех 16-ти сезонов сериала действительно бросили его нахуй. В связи с чем вывод напрашивается один: труп «Солдат» пытаются реанимировать другие люди. Так, например, стало известно, что дирижировать 17-м сезоном будет некий Владимир Тумаев — знаменитый (среди своих друзей, конечно же) хохляцкий режиссёр. Премьера 17-го сезона была запланирована на январь 2012 года, но не получилось, не фартануло, и о сериале уже, можно сказать, забыли… Однако спустя чуть более, чем год, 29 апреля 2013 года оно внезапно стартовало на малоизвестном хохляцком телеканале «2+2» под названием «Солдаты. Снова в строю». В принципе, ничего особенного, за исключением абсолютно новой заставки, нового призыва и более лютых (что порадовало) дедов. А так — всё те же Шматки, Данилычи, Старокони, Приходьки и разжиревший Соколов, прокачавшийся до капитана, командующий, кто бы сомневался, единственной в части 2-ой ротой™.

  1. ↑ Фанаты могут оценить сиськи актрисы в фильме «Непобедимый».
 Солдаты — ничто не забыто, никто не погиб.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о