Легкое противотанковое оружие – Простейшее противотанковое оружие… но эффективное

Простейшее противотанковое оружие… но эффективное

ОГНЕННЫЙ «КОНЬЯК»

Боевой устав пехоты РККА 1940 года уже предлагал создавать группы истребителей танков со связками гранат и зажигательными бутылками для борьбы с прорвавшимися танками в глубине обороны. Эта рекомендация очень пригодилась в самом начале Великой Отечественной. Маршал И. Х. Баграмян вспоминал о первых неделях войны на Юго-Западном фронте: «Не хватало артиллерии — встречали их (германские танки. — С. Ф.) связками гранат. К сожалению, и гранат не всегда было достаточно. Тогда вспомнили об опыте республиканцев Испании, стали собирать бутылки, наполнять их бензином… оружие простое, но в смелых и умелых руках довольно эффективное».

Приказ Ставки Верховного командования от 6 июля 1941 года потребовал: «…в целях активизации борьбы с танками противника немедленно создать в полках и батальонах роты и команды по истреблению танков противника. В эти команды выделить наиболее смелых, храбрых и инициативных людей. Команды вооружить противотанковыми гранатами, бутылками с горящей жидкостью, пакетами с взрывчатыми веществами и при наличии огневых точек — огнеметами легких танков». А 7 июля 1941 года Государственный Комитет Обороны принял постановление «О противотанковых зажигательных гранатах (бутылках)», гласившее:

«1. Обязать Наркомпищепром СССР (т. Зотова) организовать с 10 июля с. г. снаряжение литровых бутылок вязкой огнеметной смесью (по рецептуре НИИ-6 НКБ) в количестве 120 000 штук в сутки, для чего обязать:

а) Главнефтесбыт (т. Донченко) обеспечить подачу Наркомпищепрому СССР крекинг бензина и керосина по 50 тонн каждого в сутки с 10 июля с. г.;

б) Наркомрезинпром (т. Митрохина) обеспечить подачу Наркомпищепрому СССР резиновых колец (по чертежам НИИ-6 НКБ) по 240 000 шт. в сутки к 10 июля с. г.;

в) Наркомлес СССР (т. Салтыкова) обеспечить поставку Наркомпищепрому СССР запальных приспособлений по 120 000 комплектов (одна терка и два запала по чертежам НИИ-6 НКБ) в сутки с 10 июля с. г.».

Пивные и водочные бутылки емкостью 0,5-0,75 или 1 л снаряжались горючими смесями № 1 и № 3. Для их приготовления использовали автомобильный бензин, неавиационный керосин, лигроин, загущенные специальным порошком ОП-2 на основе нафтената алюминия, разработанным в 1939 году А. П. Ионовым в НИИ-6 (Наркомат боеприпасов). Вязкие огнесмеси предназначались для струйных огнеметов, но пригодились и для зажигательных бутылок — при горении давали такое же большое пламя, как и незагущенное горючее, горели долго, устойчиво и хорошо прилипали к металлическим поверхностям. В этом они были подобны напалму, появившемуся в 1942 году в США. Время горения смесей № 1 и № 3 (обычно имевших темно-бурый цвет) — 40-60 секунд, развиваемая температура — 700-800о С, при горении образовывался черный дым, после сгорания — твердая непрозрачная пленка.

Военинженер 3-го ранга К. Солдадзе, служивший в Отдельной мотострелковой дивизии особого назначения НКВД, разработал новую вязкую огнесмесь БГС (по начальным буквам компонентов смеси, получаемых из фракций нефти, — бензольная головка и сольвент), которой с 1941 года также снаряжались зажигательные бутылки.

Эффективность их применения зависела не только от содержимого, но и от типа запала. Порой бутылку затыкали корковой пробкой, перед броском боец должен был заменить ее смоченной бензином тряпичной затычкой, а последнюю — поджечь. Операция занимала немало времени и делала «стеклянную гранату» менее эффективной и опасной. Запалом могли служить и две длинные спички, покрытые зажигательным составом по всей длине и закрепленные на бутылке резинкой. Боец воспламенял их перед броском теркой или обычным спичечным коробком.

С августа 1941 года применялся более надежный химический запал А. Т. Кучина, М. А. Щеглова и П. С. Солодовника: к бутылке резинкой крепилась ампула с серной кислотой, бертолетовой солью и сахарной пудрой — тут видно развитие идеи химического «запала Кибальчича», который устанавливали на своих бомбах еще народовольцы. Смесь воспламенялась, как только ампула разбивалась вместе с бутылкой, ее действие не зависело от погоды, наличия спичек и т. п. Дабы повысить надежность воспламенения при попадании в цель, к одной бутылке крепили по окружности четыре ампулы. В Туле Г. А. Коробов разработал простой воспламеняющий механизм на основе холостого винтовочного патрона и подпружиненного ударника с чекой: чека удерживалась веревкой, обмотанной вокруг бутылки, когда та разбивалась, ударник прокалывал капсюль патрона как раз во время разлития зажигательной жидкости. Химические и пиротехнические запалы повысили надежность срабатывания и безопасность обращения с зажигательными бутылками, однако готовить их по-прежнему приходилось в окопах непосредственно перед применением.

Наиболее эффективными оказались «стеклянные гранаты» с самовоспламеняющейся жидкостью КС — вершина «эволюции» зажигательных бутылок. Это был желто-зеленый или темно-бурый раствор с содержанием сероуглерода, белого фосфора и серы, имевший низкую температуру плавления (соответственно составу имел запах тухлых яиц). Время горения такой жидкости — 2-3 минуты, температура — 800-1000о С. Выделявшийся при горении обильный белый дым давал еще и ослепляющий эффект.

Аббревиатуру КС расшифровывали и как «Кошкинская смесь» (по фамилии изобретателя Н. В. Кошкина), и как «Качурин-Солодовник» (по фамилиям других разработчиков зажигательных смесей). Однако директор НИИ удобрений, инсектицидов и фунгицидов С. И. Вольфкович в своих воспоминаниях писал: «Огромное значение имела выполненная в первый период войны работа Кузьмина и Сергеева, предложивших самовоспламеняющийся фосфорно-серный состав (КС). Массовое производство бутылок с этим составом впервые было организовано на опытном заводе НИИУИФ Н. Н. Постниковым, К. И. Макарьиным, А. С. Соловьевым, Е. Е. Зуссером, Н. Д. Талановым… В результате глубокого физико-химического изучения свойств различных композиций состава сотрудники НИУИФ разработали мероприятия, устранившие опасность разрыва стеклянных и металлических сосудов с КС (работы В. В. Илларионова, Р. Е. Ремен и автора этих строк), за что были удостоены награды маршала артиллерии» (то есть начальника артиллерии РККА Н. Н. Воронова. — С. Ф.).

Смесь КС называли и «коньяком старым», и «коварной смесью», и «коктейлем смерти». Но наиболее известное ее прозвище — «коктейль Молотова», впоследствии распространившееся вообще на все типы зажигательных бутылок. Для предохранения самовоспламеняющейся жидкости от соприкосновения с воздухом до применения сверху наливали слой воды и керосина, пробку обычно промазывали и крепили изолентой или проволокой. На бутылку вместо обычной этикетки наклеивали простое руководство по применению (впрочем, из-за спешности приготовления попадались и бутылки с сохранившимися этикетками «Водка» или «Портвейн»). Тонкостенная ампула с жидкостью КС могла использоваться и в качестве запала для бутылки с бензином или лигроином.

fishki.net

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Практически сразу после появления на поле боя танков основным средством борьбы с ними стала артиллерия. На первых порах для стрельбы по танкам применяли полевые орудия среднего калибра, однако уже в конце Первой мировой войны были созданы специализированные противотанковые артсистемы. В 30-е годы прошлого столетия в нашей стране приняли на вооружение 37-мм и 45-мм противотанковые пушки, а незадолго до начала войны были созданы орудия с высокой бронепробиваемостью: 57-мм противотанковая пушка обр. 1941 года, ставшее известное позже как ЗИС-2, и 107-мм дивизионная пушка образца 1940 года (М-60). Кроме того, для борьбы с танками противника могли применяться имеющиеся в войсках 76-мм дивизионные орудия. В июне 1941 года части РККА были в достаточной степени насыщены орудиями калибра 45-76-мм, для того времени это были достаточно совершенные пушки, способные на реальных дистанциях стрельбы пробить лобовую броню существующих немецких танков. Однако в начальный период войны, из-за больших потерь и утраты управления войсками советская пехота зачастую оказывалась предоставлена сама себе и боролась с немецкими танками подручными средствами.

В довоенных уставах и наставлениях предусматривалось применение против танков связок ручных осколочных гранат обр.1914/30 и РГД-33. В «Наставлении по стрелковому делу» 1935 года для изготовления связки из гранат обр.1914/30 предписывалось использовать несколько ручных гранат. Гранаты связывали между собой бечевкой, телефонным проводом или проволокой, при этом четыре из них оказывались повернутыми рукоятками в одну сторону, а пятая — средняя, в противоположную. При метании связка бралась за рукоятку средней гранаты. Находившаяся в середине, она служила для подрыва остальных четырех, выполняя тем самым роль детонатора всей связки.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Основной ручной гранатой РККА к 1941 году являлась РГД-33 (Ручная Граната Дьяконова обр. 1933 года), разработанная на основе гранаты Рдултовского образца 1914/30 года. Внутри боевой части между наружной металлической оболочкой и зарядом находится несколько витков стальной ленты с надрезами, что при взрыве давало множество лёгких осколков. Для увеличения осколочного действия гранаты поверх корпуса могла быть одета специальная оборонительная рубашка. Вес гранаты без оборонительной рубашки составлял 450 г, она снаряжалась 140 г тротила. В наступательном варианте при взрыве образовывалось около 2000 осколков с радиусом сплошного поражения 5 м. Дальность броска гранаты – 35-40 м. Однако наряду с хорошим осколочным эффектом РГД-33 обладала неудачным запалом, требовавшим достаточно сложной подготовки к применению. Для срабатывания запала требовался энергичный замах гранатой, в противном случае он не переводился в боевое положение.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Связка гранат РГД-33, найденная на месте боёв

При использовании гранат РГД-33, к средней гранате привязывалось от двух до четырех гранат, с которых предварительно снимались осколочные рубашки и отвинчивались рукоятки. Связки рекомендовалось метать из укрытия под гусеницы танка. Хотя во второй половине войны осколочная ручная граната РГД-33 была заменена в производстве более совершенными образцами, её использование продолжалось вплоть до израсходования имеющихся запасов. А связки гранат применялись партизанами до момента освобождения оккупированной территории советскими войсками.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Однако более рациональным являлось создание специализированной фугасной противотанковой гранаты с большим коэффициентом наполнения взрывчатым веществом. В связи с этим в 1939 году конструктором боеприпасов М.И. Пузыревым была сконструирована противотанковая граната, получившая после принятия на вооружение в 1940 году обозначение РПГ-40.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Противотанковая граната РПГ-40

Граната с взрывателем ударного действия массой 1200 г содержала 760 г тротила и была способна проломить броню толщиной до 20 мм. В рукоятке помещался инерционный запал с ударниковым механизмом, такой же, как в ручной осколочной гранате РГД-33. Как и в случае со связками осколочных гранат, безопасное применение РПГ-40 было возможно только из укрытия.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Массовый выпуск РПГ-40 начался уже после начала войны. Вскоре выяснилось, что она достаточно эффективна только против лёгких танков. Для вывода из строя ходовой части танка требовалось точно метнуть гранату под гусеницу. При подрыве под днищем танка Pz III Ausf.E 16 мм нижняя броня в большинстве случаев не пробивалась, а при броске на крышу корпуса граната зачастую отскакивала и скатывалась до срабатывания запала. В связи с этим М.И. Пузырев в 1941 году создал более мощную гранату РПГ-41 массой 1400 г. Увеличение количества взрывчатки внутри тонкостенного корпуса позволило поднять бронепробиваемость до 25 мм. Но в связи с ростом массы гранаты сократилась дальность броска.

Фугасные противотанковые гранаты и связки осколочных гранат представляли огромную опасность для тех, кто их применял, и бойцы зачастую после близкого взрыва собственной противотанковой гранаты гибли или получали тяжелые контузии. К тому же эффективность связок РПГ-40 и РПГ-41 против танков была относительно невысокой, по большому счёту, они применялись за неимением лучшего. Помимо борьбы с вражеской техникой противотанковые гранаты использовали против укреплений, так как они обладали большим фугасным действием.

Во второй половине 1943 года в войска начали поступать ручные кумулятивные гранаты РПГ-43. Первая в СССР кумулятивная противотанковая граната была разработана Н.П. Беляковым и имела достаточно простую конструкцию. РПГ-43 состояла из корпуса с плоской головной частью, деревянной рукоятки с предохранительным механизмом и ударно-детонирующего механизма с запалом. Для стабилизации гранаты после броска использовался ленточный стабилизатор. Внутри корпуса находится заряд тротила с кумулятивной выемкой конической формы, облицованной тонким слоем металла, и стаканчик с закрепленными в его дне предохранительной пружиной и жалом.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

РПГ-43

На переднем конце рукоятки закреплена металлическая втулка, внутри которой находятся держатель запала и удерживающая его в крайнем заднем положении шпилька. Снаружи на втулку надета пружина и уложены матерчатые ленты, крепящиеся к колпаку стабилизатора. Предохранительный механизм состоит из откидной планки и чеки. Откидная планка служит для удержания колпака стабилизатора на ручке гранаты до ее броска, не позволяя ему сползать или проворачиваться на месте.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Разрез противотанковой гранаты РПГ-43

Во время броска гранаты откидная планка отделяется и освобождает колпачок стабилизатора, который под действием пружины сползает с рукоятки и вытягивает за собой ленту. Предохранительная шпилька выпадает под собственным весом, освобождая держатель запала. Благодаря наличию стабилизатора полет гранаты происходил головной частью вперед, что необходимо для правильной пространственной ориентации кумулятивного заряда относительно брони. При ударе головной части гранаты о преграду запал за счёт инерции преодолевает сопротивление предохранительной пружины и накалывается на жало капсюлем-детонатором, что вызывает подрыв основного заряда и формирование кумулятивной струи, способной пробить 75 мм бронелист. Граната массой 1,2 кг содержала 612 г тротила. Хорошо подготовленный боец мог метнуть её на 15-20 м.

Летом 1943 года основным танком в Панцерваффе стал Pz.Kpfw.IV Ausf.H с 80-мм лобовой бронёй и бортовыми противокумулятивными стальными экранами. Немецкие средние танки с усиленным бронированием начали массово применяться на советско-германском фронте в начале 1943 года. В связи с недостаточной бронепобиваемостью РПГ-43, группа конструкторов в составе Л.Б. Иоффе, М.З. Полеванова и Н.С. Житких оперативно создала кумулятивную гранату РПГ-6. Конструктивно граната во многом повторяла немецкую PWM-1. Благодаря тому, что масса РПГ-6 была примерно на 100 г меньше, чем у РПГ-43, а головная часть имела обтекаемую форму, дальность броска составляла до 25 м. Лучшая форма кумулятивного заряда и подбор правильного фокусного расстояния, при увеличении толщины пробиваемой брони на 20-25 мм позволили уменьшить заряд тротила до 580 г, что вместе с увеличением дальности броска позволило уменьшить риск для гранатомётчика.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

РПГ-6

Граната имела весьма простую и технологичную конструкцию, что позволило оперативно наладить массовое производство и начать поставки в войска в ноябре 1943 года. При производстве РПГ-6 почти не использовались токарные станки. Большинство деталей изготавливалось методом холодной штамповки из листовой стали, а резьба получалась методом накатки. Корпус гранаты имел каплевидную форму, в котором находился кумулятивный заряд с зарядом и дополнительным детонатором. В рукоятку был помещён инерционный взрыватель с капсюлем-детонатором и ленточный стабилизатор. Ударник взрывателя блокировался чекой. Ленты стабилизатора укладывались в рукоятке и удерживались предохранительной планкой. Предохранительный шплинт вынимался перед броском. После броска отлетевшая предохранительная планка вытягивала стабилизатор и выдергивалась чека ударника, после чего взводился запал. Помимо большей бронепробиваемости и лучшей технологичности производства РПГ-6 по сравнению с РПГ-43 была более безопасной, так как имела три степени предохранения. Тем не менее, производство РПГ-43 и РПГ-6 велось параллельно до конца войны.

Наряду со связками и противотанковыми гранатами в первую половину войны очень широко применялись стеклянные бутылки с зажигательной жидкостью. Это дешевое, простое в применении и в то же время весьма эффективное противотанковое оружие было впервые широко использовано в годы гражданской войны в Испании мятежниками генерала Франко против республиканских танков. Позже бутылки с горючим в ходе Зимней войны применялись против советских танков финнами, которые называли их «Коктейлем для Молотова». В Красной Армии они стали «Коктейлем Молотова». Затекание горящей жидкости в двигательный отсек танка, как правило, приводило к пожару. В случае, если бутылка разбивалась о лобовую броню, огнесмесь чаще всего не попадала внутрь танка. Но пламя и дым горящей на броне жидкости препятствовали наблюдению, ведению прицельного огня и оказывали сильный морально-психологический эффект на экипаж.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Первоначально снаряжение бутылок горючей жидкостью велось в войсках кустарно, в собранные у населения разнокалиберные пивные и водочные бутылки заливали бензин или керосин. Для того чтобы горючая жидкость не сильно растекалась, дольше горела и лучше прилипала к броне, в неё добавляли импровизированные загустители: гудрон, канифоль или каменноугольную смолу. В качестве запала использовалась пробка из пакли, которую надо было поджечь перед тем, как метнуть бутылку в танк. Необходимость предварительного воспламенения запала создавала определённые неудобства, к тому же снаряженная бутылка с пробкой из пакли не могла долго храниться, так как горючая жидкость активно испарялась.

7 июля 1941 года Государственный Комитет Обороны издал постановление «О противотанковых зажигательных гранатах (бутылках)», которое обязало Наркомпищепром организовать снаряжение стеклянных бутылок огнесмесью по определенной рецептуре. Уже в августе 1941 года было налажено снаряжение бутылок с зажигательной жидкостью в промышленных масштабах. Для заливки использовалась горючая смесь, состоявшая из бензина, керосина и лигроина.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Снаряжение бутылок с зажигательной смесью в Сталинграде

По бокам бутылки крепилось 2-3 химических запала — стеклянных ампул с серной кислотой, бертолетовой солью и сахарной пудрой. После удара ампулы разбивались и воспламеняли содержимое бутылки. Также существовал вариант с тёрочным запалом, который крепился на горлышке бутылки. На Тульском оружейном заводе во время осады города разработали достаточно сложный запал, состоящий из 4-х кусков проволоки, двух верёвок, стальной трубки, пружины и пистолетного патрона. Обращение с запалом было схоже с обращением с запалом для ручных гранат, с тем отличием, что «бутылочный» запал срабатывал только при разбивании бутылки.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Снаряжение бутылок с зажигательной жидкостью на Тульском ликероводочном заводе

Осенью 1941 года химики А. Качугин и П. Солодовников создали на основе раствора белого фосфора в сероуглероде самовоспламеняющуюся жидкость КС. Первоначально стеклянные ампулы с КС крепились по бокам зажигательной бутылки. В конце 1941 года перешли к снаряжению бутылок самовоспламеняющейся жидкостью. При этом были разработаны зимняя и летняя рецептуры, различающиеся вязкостью и температурой воспламенения. Жидкость КС обладала хорошей зажигательной способностью в сочетании с оптимальным временем горения. При горении выделялся густой дым, а после сгорания оставалась трудносмываемый налёт копоти. Что при попадании жидкости на танковые приборы наблюдения и прицелы выводило их из строя и лишало возможности ведения прицельного огня и вождения при закрытом люке механика-водителя.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Как и противотанковые гранаты, бутылки с зажигательной жидкостью применялись, что называется, в упор. Кроме того, наилучший эффект получался, когда бутылка разбивалась на моторно-трансмиссионном отделении танка, а для этого бойцу, находящемся в окопе, надо было пропустить танк над собой.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Немецкие танкисты, понеся чувствительные потери от этого недорогого и достаточно эффективного зажигательного оружия, зачастую дойдя до линии советских траншей, начинали крутиться, заживо засыпая укрывшихся в них красноармейцев. Для недопущения танков до линии нашего переднего края с использованием зажигательных бутылок и небольшого количества взрывчатки, перед траншеями сооружали «огненные фугасы» с зоной поражения 10-15 метров. При наезде танка на «бутылочную мину» поджигался запал тротиловой 220 г шашки, и взрывом жидкость КС разбрасывалась вокруг.

Кроме того, для метания бутылок КС были созданы специальные винтовочные мортирки. Наибольшее распространение получил бутылкомёт конструкции В.А. Цукермана. Выстрел производился с использованием деревянного пыжа и холостого патрона. Для стрельбы брались бутылки с толстым стеклом. Прицельная дальность метания бутылки составляла 80 м, максимальная — 180 м, скорострельность при расчете 2 человека — 6-8 выстр/мин.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Стрелковому отделению придавалось две таких мортирки. Стрельба велась с упором приклада в грунт. Однако точность стрельбы оказалась низкой, а бутылки часто раскалывались при выстреле. В связи с опасностью для расчётов и невысокой эффективности это оружие не нашло широкого применения.

В 1940 году специалистами КБ завода № 145 имени С.М. Кирова был создан 125-мм ампуломёт, первоначально предназначавшийся для стрельбы сферическими жестяными или стеклянными ампулами, снаряженными отравляющими веществами. По сути, это было оружие для метания небольших химических боеприпасов в условиях «окопной войны». Образец прошел полигонные испытания, но на вооружение его не принимали. Про ампуломёт вспомнили, когда немцы подошли к Ленинграду, но стрелять из него решили ампулами с жидкостью КС.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Ампуломёт

Ампуломет представлял собой дульнозарядную мортиру низкой баллистики, ведущую огонь круглыми тонкостенными металлическими или стеклянными ампулами с самовоспламеняющейся огневой смесью. Конструктивно это было очень простое оружие, состоявшее из ствола с патронником, затвора, простейшего прицельного приспособления и лафета. Метание ампулы осуществлялось при помощи холостого ружейного патрона 12 калибра. Прицельная дальность стрельбы из ампуломета составляла 120-150 м, при стрельбе по навесной траектории с большим углом возвышения — 300-350 м. Скорострельность — 6-8 выстр/мин. В зависимости от варианта исполнения масса ампуломёта составляла 15-20 кг.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Наряду с такими положительными качествами, как дешевизна изготовления и простая конструкция, ампуломёты были достаточно опасны в применении. Нередко, при длительной стрельбе из-за большого нагара, образуемого чёрным порохом, которым снаряжались охотничьи патроны 12 калибра, происходило разрушение ампул, что представляло опасность для расчёта. Кроме того, точность стрельбы была невысокой, а попадание в лобовую часть танка не приводило к его уничтожению, хотя и ослепляло экипаж. Кроме стрельбы по бронетехнике, ампуломёты использовались для уничтожения и ослепления огневых точек и подсветки целей ночью.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Взрыв ампулы с жидкостью КС

Для поражения живой силы противника в окопах выпускались ампулы с дистанционным взрывателем, дававшие разрыв в воздухе. В ряде случаев стеклянные ампулы с жидкостью КС применялись как ручные зажигательные гранаты. По мере насыщения войск более эффективными и безопасными для расчётов противотанковыми средствами, от применения бутылкомётов и ампуломётов отказались. Дольше всего ампуломёты воевали в окопах под Ленинградом, вплоть до снятия блокады.

Другим малоизвестным противотанковым средством была винтовочная кумулятивная граната ВКГ-40 (Винтовочная кумулятивная граната 1940 года), стрельба которой велась из гранатомёта Дьяконова. Гранатомет представлял собой нарезную мортирку калибра 41-мм, при помощи специальной трубки крепившийся на винтовке Мосина. Для прицеливания гранатомета предназначался прицел-квадрант. К гранатомету прилагалась складная двуногая сошка и дощечка для упора приклада в мягкий грунт.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Ружейный гранатомет Дьяконова

Граната ВКГ-40 имела обтекаемую форму. В передней части находился заряд взрывчатого вещества с кумулятивной выемкой и металлической облицовкой. Взрыватель инерционного действия находился в хвостовой части гранаты. При стрельбе гранатой ВКГ-40 использовался холостой патрон с упором приклада в плечо. Для наведения можно было использовать штатный прицел винтовки Мосина. Согласно справочным данным бронепробиваемость гранаты ВКГ-40 составляла 45-50-мм, что давало возможность поражать средние немецкие танки Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV в борт. Впрочем, гранатомет Дьяконова имел серьезные недостатки: невозможность стрельбы пулей без снятия мортирки, небольшая дальность прицельного выстрела и недостаточное могущество.

Осенью 1941 года начались испытания шомпольной винтовочной противотанковой гранаты ВГПС-41. Граната массой 680 г выстреливалась холостым винтовочным патроном. Необычным решением было использование подвижного стабилизатора, повышавшего точность стрельбы. При транспортировке и подготовке к стрельбе стабилизатор находился в передней части шомпола. Во время выстрела стабилизатор по инерции сдвигался в хвостовую часть шомпола и останавливался там.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Граната калибром 60-мм и длиной 115 мм содержала заряд тротила массой 334 г с полусферической выемкой в головной части, облицованной тонким слоем меди. Инерционный взрыватель в донной части в походном положении фиксировался предохранительной чекой, которая удалялась непосредственно перед выстрелом.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Кумулятивная граната ВГПС-41, подготовленная к выстрелу

Дальность прицельной стрельбы составляла 50-60 м, по площадным целям – до 140 м. Бронепробиваемость по нормали – 35-мм. Этого было явно недостаточно для пробития лобовой брони средних немецких танков. Серийное производство ВГПС-41 продолжалось до весны 1942 года, после чего готовые корпуса использовали при производстве ручной противопехотной осколочной гранаты. Для устранения ставшего лишним кумулятивного эффекта и увеличения коэффициента наполнения сферическая воронка вдавливалась во внутрь. В боевую часть для повышения осколочного действия вкладывалась свёрнутая в 2-3 слоя металлическая лента толщиной 0,7-1,2 мм, поверхность которой была насечена ромбиками. Коническую донную часть ВПГС-41 заменили плоской крышкой с соединительной втулкой, в которую вкручивался запал УЗPГ.

Эксперименты с винтовочными кумулятивными гранатами оказались не слишком удачными. Дальность прицельной стрельбы винтовочной гранатой оставляла желать лучшего, а пробивная способность несовершенной боевой части была невысокой. Кроме того, боевая скорострельность винтовочных гранатомётов составляла 2-3 выстр/мин, при весьма мешкотном заряжании.

Еще в годы Первой мировой были созданы первые противотанковые ружья. В СССР к началу войны, несмотря на удачные испытания в 1939 году 14,5-мм ПТР-39 конструкции Н.В. Рукавишникова, противотанковых ружей в войсках не было. Причиной этого стала неверная оценка защищённости немецких танков руководством наркомата обороны и прежде всего начальником ГАУ Куликом. Из-за этого бытовало мнение, что не только противотанковые ружья, но даже 45-мм противотанковые будут бессильны перед ними. В итоге советская пехота оказалась лишена эффективного противотанкового средства ближнего боя, и оказавшись без поддержки артиллерии, была вынуждена отражать атаки танков подручными средствами.

В качестве временной меры в июле 1941 года в мастерских МВТУ им. Баумана наладили сборку противотанкового ружья под 12,7-мм патрон ДШК. Это оружие являлось копией однозарядного ПТР «Маузер» времён Первой мировой с добавлением дульного тормоза, амортизатора на приклад и легких складных сошек.

Оружие такой конструкции в начале 30-х годов в небольших количествах изготавливалось на Тульском оружейном заводе для нужд НИПСВО (научно-испытательный полигон стрелкового вооружения), где ружья использовались для испытаний 12,7-мм патронов. Производство ружей в 1941 году было налажено по предложению инженера В.Н. Шолохова и впоследствии часто обозначалось как 12,7 –мм противотанковое ружье Шолохова (ПТРШ-41).

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

12,7 –мм противотанковое ружье Шолохова

Боевая скорострельность ПТРШ-41 не превышала 6 выстр/мин. Оружие массой 16,6 кг имело метровый ствол, в котором бронебойно-зажигательная пуля БС-41 массой 54 г с сердечником из вольфрамового сплава разгонялась до 840 м/с. На дистанции 200 м такая пуля была способна пробить по нормали 20 мм броню. Но в войсках обычно использовались патроны с бронебойно-зажигательными пулями Б-32 массой 49 г с закалённым стальным сердечником, которая на дистанции 250 м могла пробить 16 мм броню.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Естественно, что при таких показателях бронепробиваемости противотанковое ружьё Шолохова могло успешно бороться только с лёгкими танками Pz.Kpfw.I и Pz.Kpfw. II ранних модификаций, а также с бронемашинами и бронетранспортёрами. Однако производство ПТРШ-41 продолжалось до начала 1942 года, и было свёрнуто только начала массовых поставок в войска ПТР под 14,5-мм патрон.

В июле 1941 года И.В. Сталин потребовал ускорить создание эффективных противотанковых ружей и поручить разработку сразу нескольким известным конструкторам. Наибольших успехов в этом добились В.А. Дегтярев и С.Г. Симонов. Новые противотанковые ружья были созданы в рекордно короткие сроки. Осенью 1941 года однозарядное ПТРД-41 и полуавтоматическое пятизарядное ПТРС-41 приняли на вооружение. В связи с тем, что однозарядное противотанковое ружье Дегтярева было дешевле и проще в производстве, его массовое производство удалось наладить раньше. ПТРД-41 было максимально простым и технологичным. В боевом положении ружьё весило 17,5 кг. При общей длине 2000 мм, длина ствола с патронником составляла 1350 мм. Эффективная дальность стрельбы – до 800 м. Боевая скорострельность – 8-10 выстр/мин. Боевой расчёт – два человека.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

ПТРД-41

На ПТРД-41 имелся открытый перекидной прицел на две дистанции 400 и 1000 м. Для переноски ружья на небольшие расстояния при смене позиции служила рукоятка, надетая на ствол. Заряжание оружия велось по одному патрону, но автоматическое открывание затвора после выстрела увеличивало скорострельность. Для компенсации отдачи служил высокоэффективный дульный тормоз, а тыльная сторона приклада имела подушку. Первую партию в 300 единиц изготовили в октябре, а в начале ноября ее отправили в действующую армию.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Первыми новые противотанковые ружья получили красноармейцы 1075-го стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии РККА. В середине ноября из ПТРД-41 удалось подбить первые вражеские танки.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Темпы производства ПТРД-41 активно наращивались, к концу года удалось сдать 17 688 противотанковых ружей Дегтярева, а к 1 января 1943 года — 184 800 ед. Производство ПТРД-41 продолжалось до декабря 1944 года. Всего было выпущено 281 111 однозарядных противотанковых ружей.

ПТРС-41 работало по схеме автоматики с отводом пороховых газов и имело магазин на 5 патронов, и было существенно тяжелей противотанкового ружья Дегтярёва. Масса оружия в боевом положении составляла 22 кг. Однако противотанковое ружьё Симонова имело боевую скорострельность в два раза выше чем ПТРД-41 – 15 выстр/мин.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

ПТРС-41

Так как ПТРС-41 было сложней и дороже однозарядного ПТРД-41, поначалу оно производилось в небольших количествах. Так, в 1941 году в войска удалось сдать только 77 противотанковых ружей Симонова. Однако в 1942 году уже было произведено 63 308 ед. По мере освоения массового производства стоимость изготовления и трудозатраты удалось сократить. Так, себестоимость противотанкового ружья Симонова с первого полугодия 1942 года по второе полугодие 1943 года снизилась почти в два раза.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Для стрельбы из противотанковых ружей конструкции Дягтярёва и Симонова использовались 14,5х114 мм патроны с бронебойно-зажигательными пулями БС-32, БС-39 и БС-41. Масса пуль составляла 62,6-66 г. Начальная скорость — В пулях БС-32 и БС-39 использовался с закалённый сердечник из инструментальной стали У12А, У12ХА, на дистанции 300 м их бронепробиваемость по нормали составляла 20-25 мм. Лучшей пробивной способностью обладала пуля БС-41 с сердечником из карбида вольфрама. На дистанции 300 м она могла пронизать 30 мм броню, а при стрельбе со 100 м – 40 мм. Также использовались патроны с бронебойно-зажигательно-трассирующей пулей, со стальным сердечником, пробивающей с 200 м 25 мм броню.

В декабре 1941 года в состав вновь формируемых и выводимых на переформирование стрелковых полков ввели роты ПТР (по 27, а позднее по 54 ружья). С осени 1942 года в пехотные батальоны ввели взводы противотанковых ружей. С января 1943 года роты ПТР начали включать мотострелковый батальон танковой бригады.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

До второй половины 1943 года ПТР играли важную роль в противотанковой обороне. С учётом того, что бортовая броня средних немецких танков Pz.Kpfw.IV и САУ, построенных на их базе, составляла 30 мм, они были уязвимы для 14,5-мм пуль вплоть до окончания боевых действий. Впрочем, даже не пробивая броню тяжелых танков, бронебойщики могли создать немало проблем немецким танкистам. Так, по воспоминаниям членов экипажей 503-го тяжёлого танкового батальона, воевавших под Курском на танках Pz.Kpfw.VI Ausf.h2, при приближении к советской линии обороны удары тяжелых бронебойных пуль раздавались едва ли не ежесекундно. Расчётам ПТР нередко удавалось вывести из строя приборы наблюдения, повредить орудие, заклинить башню, сбить гусеницу и повредить ходовую часть, лишая таким образом тяжелые танки боеспособности. Целями для противотанковых ружей также являлись бронетранспортёры и разведывательные бронемашины. Советские ПТР появившись в конце 1941 года, имели большое значение в противотанковой обороне, устранив разрыв между противотанковыми возможностями артиллерии и пехоты. В то же время являлось оружием переднего края, расчёты противотанковых ружей несли значительные потери. В годы войны было потеряно 214 000 ПТР всех моделей, то есть 45,4% от поступивших в войска. Наибольший процент потерь наблюдался в 1941-1942 годах — 49,7 и 33,7% соответственно. Потери материальной части соответствовали уровню потерь среди личного состава. Наличие ПТР в пехотных подразделениях позволило существенно повысить их устойчивость в обороне и в значительной степени избавиться от «танкобоязни».

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Расчёт ПТР ведёт огонь по немецкому бронетранспортёру

Со средины 1942 года ПТР заняли прочное место в системе ПВО советского переднего края, компенсируя нехватку малокалиберных зенитных автоматов и крупнокалиберных пулемётов. Для стрельбы по самолётам рекомендовалось использовать бронебойно-зажигательно-трассирующие пули.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Для ведения огня по самолётам больше подходила пятизарядная ПТРС-41, при стрельбе, из которой можно было быстро внести поправку в случае промаха. Противотанковые ружья пользовались популярностью у советских партизан, с их помощью громили колонны немецких грузовиков и дырявили котлы паровозов. Производство противотанковых ружей завершили в начале 1944 года, к этому времени произошло насыщение переднего края наших войск достаточным количеством противотанковой артиллерии. Тем не менее, ПТР активно применялись в боевых действиях вплоть до последних дней войны. Они оказались востребованы и в уличных боях. Тяжелые бронебойные пули пробивали кирпичные стены зданий и баррикады из мешков с песком. Очень часто ПТР использовали для ведения огня по амбразурам ДОТов и ДЗОТов.

В годы войны у красноармейцев имелась возможность сравнить советские ПТР и британским противотанковым ружьём 13,9 –мм Boys, и сравнение оказалось очень сильно не в пользу английского образца.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Противотанковое ружье Boys Mk 1

Британское пятизарядное противотанковое ружье с продольно-скользящим затвором весило 16, 7 кг – то есть немного меньше 14,5-мм ПТРД-41, но сильно уступало советским ПТР по бронепробиваемости. На дистанции 100 м под углом 90° пуля W Mk.1 со стальным сердечником массой 60 г, вылетевшая из ствола длиной 910 мм со скоростью 747 м/с могла пробить 17 мм броневой лист. Примерно такой же бронепробиваемостью обладало 12,7-мм противотанковое ружье Шолохова. В случае использования пули W Mk.2 массой 47,6 г с начальной скоростью 884 м\с на дальности 100 м по нормали могла быть пробита броня толщиной 25 мм. Такие показатели бронепробиваемости при использовании патронов со стальным сердечником советские ПТР имели на дистанции 300 м. В силу этого британские ПТР «Бойс» популярностью в РККА не пользовались и применялись в основном на второстепенных направлениях и в тыловых частях.

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Помимо пехотного варианта, 13,9 –мм ПТР устанавливались на разведывательный вариант БТР «Universal» — «Scout Carrier». Всего в СССР было отправлено 1100 «Бойсов».

Уже в середине 1943 года стало ясно, что состоящие на вооружении ПТР не в состоянии эффективно бороться с немецкими тяжелыми танками. Попытки создания противотанковых ружей большего калибра продемонстрировали бесперспективность данного направления. При существенном увеличении веса получить характеристики бронепробиваемости, гарантирующие пробитие лобовой брони, даже средних танков не удалось. Гораздо более заманчивым выглядело создание легкого противотанкового оружия, стрелявшего реактивным оперённым кумулятивным снарядом. В середине 1944 года начались испытания многоразового ручного противотанкового гранатомета РПГ-1. Данное оружие было создано специалистами Научно-исследовательского полигона стрелково-минометного вооружения ГРАУ под руководством ведущего конструктора Г.П. Ломинского.

На испытаниях РПГ-1 продемонстрировал неплохие результаты. Дальность прямого выстрела 70-мм надкалиберной кумулятивной дульнозарядной гранаты составляла 50 метров. Граната массой около 1,5 кг под прямым углом пробивала 150 мм гомогенную броню. Стабилизация гранаты в полёте осуществлялась жестким перьевым стабилизатором, раскрывавшимся после выхода из ствола. Гранатомет длиной около 1 м весил немногим более 2 кг и имел достаточно простую конструкцию. На 30-мм стволе монтировались ударно-спусковой механизм куркового типа с пистолетной рукояткой, прицельная планка и деревянные термозащитные накладки. Верхняя кромка гранаты при прицеливании служила мушкой. В качестве метательного заряда использовался бумажный цилиндр, снаряженный чёрным порохом, дававшим при выстреле густое облако хорошо заметного белого дыма.

Однако доводка РПГ-1 затянулась, так как в течение нескольких месяцев не удавалось добиться стабильной работы взрывателя. К тому же метательный заряд впитывал воду и отказывал в сырую погоду. Всё это привело к тому, что военные потеряли интерес к гранатомету, когда стало ясно, что победоносно завершить войну в ближайшее время удастся и без РПГ-1. Таким образом, в ходе войны в СССР так и не были созданы противотанковые гранатометы, аналогичные немецкому «Панцерфаусту» или американской «Базуке».

Противотанковые средства советской пехоты (часть 1)

Отчасти отсутствие на вооружении РККА специализированных противотанковых гранатометов компенсировалось широким использованием трофейных немецких гранатометов, которые очень широко использовались нашими пехотинцами. К тому же немецкие танки на завершающем этапе боевых действий в основном применялись в роли подвижного противотанкового резерва, а если и шли в атаку на наш передний край, то как правило истреблялись противотанковой артиллерией и штурмовой авиацией.

Продолжение следует…

По материалам:
http://warbook.info/item/protivotankovaya-granata-rpg-40-i-rpg-41
https://www.yaplakal.com/forum2/topic1239962.html
http://warbook.info/item/obzor-butylkometa-tsukermana
http://russian7.ru/post/ampulomet-gde-primenyali-universaln/
http://www.sinopa.ee/sor/bo001/bo05sv/bo05sv12/ptrd001.htm

topwar.ru

Противотанковое оружие — это… Что такое Противотанковое оружие?

Противотанковое оружие — оружие, предназначенное для поражения танков противника, бронированной и небронированной техники, а также живой силы в оборонительных сооружениях различного типа.

Ручное оружие

Самые ранние противотанковые ружья — «Танкгевер M1918» — применялись в конце Первой мировой войны немцами против английских и французских танков. Эти ружья продемонстрировали крайне низкую эффективность — с помощью ПТР было уничтожено всего 7 французских танков. Относительной простоте изготовления ПТР, подвижности расчёта и удобства маскировки огневой точки соответствуют также и низкая эффективность этого вида оружия. Тем не менее, наиболее совершенные модели противотанковых ружей, например советские ПТРС, применялись вплоть до конца Второй мировой войны.

Другим видом оружия самообороны пехоты против бронированных машин стали ручные противотанковые гранаты. Их первые образцы представляли собой довольно тяжёлый (около 1 кг) бросаемый заряд взрывчатого вещества, способный при плотном прилегании своим фугасным действием раздробить 15—20 мм брони. Примером такого оружия являются советские гранаты РПГ-40 и РПГ-41. Боевая эффективность противотанковых гранат дробящего действия оказалась весьма невысокой. В годы второй мировой войны появились ручные противотанковые гранаты или метательные мины с кумулятивными головными частями, например советские РПГ-43, РПГ-6 или немецкие PWM. Бронепробиваемость выросла до 70—100 мм при встрече с преградой под прямым углом, что для многих типов танков завершающего периода войны было уже недостаточно. Кроме того, для эффективного выведения танка из строя требовался целый набор условий, что дополнительно снижало эффективность ручного метательного оружия с кумулятивной боевой частью.

Стремясь обеспечить поражение бронецелей на некотором расстоянии, конструкторы многих стран разработали переносные противотанковые гранатомёты, либо построенные по принципу безоткатного орудия (немецкий «Фаустпатрон»), либо использующие ракету как средство доставки кумулятивной боевой части к цели (американская «Базука»). «Фаустпатрон» был разработан лейпцигской компанией «HASAG». В зависимости от варианта «Фаустпатрона», его кумулятивная граната перфорировала лист стали толщиной от 140 до 200 мм, а граната, так и не поступившего на вооружение «Фаустпатрона-150» могла пробить броневую преграду толщиной 280—320 мм. «Базука» M1 поступила на вооружение Армии США в 1942 году, её захваченные экземпляры послужили образцом для немецких «ракетных противотанковых ружей» семейства «Панцершрек». В отличие от «Фаустпатрона», боеприпасы к «Базуке» и «Панцершреку» оснащались маршевым реактивным двигателем, позволяющим их использовать в теории на дистанциях до 200 метров.

Следует отметить, что эффективно ручные противотанковые гранаты и гранатомёты времён Второй мировой войны могли использоваться только в условиях боя в населённом пункте, когда бронетехника противника лишается свободы манёвра и против неё можно обеспечить массированное применение этих средств. Известно, что немецкие гранатомётчики в боях Второй мировой войны стреляли по вражескому танку до тех пор, пока он не возгорался или взрывался, количество требуемых для этого попаданий могло быть свыше десятка. Это послужило причиной некоторого преувеличения эффективности данного вида оружия в послевоенное время. В сражениях вне населённых пунктов результативность ручных противотанковых гранатомётов была довольно посредственной.

Например, в 1944 году на Восточном фронте доля потерь советских танков от кумулятивных боеприпасов была незначительна, поскольку немецкая пехота не выдерживала подхода советских танков на дистанцию ближе 100—200 метров, отступая и бросая огромные по советской оценке запасы противотанковых гранатомётов. Что было вполне оправдано — тактическая грамотность советских танкистов к этому времени возросла достаточно, чтобы не доходя вплотную до линии окопов расстрелять находящихся в них из танкового оружия или дать своим сопровождающим стрелковым подразделениям подойти вплотную к окопам, когда нападающие получают преимущество над обороняющимися. Даже по ходу Берлинской операции, характеризующейся очень высокой долей городских боёв, безвозвратные потери танков Т-34-85 1-го Белорусского фронта от фаустпатронов составили 131 машину, а от огня ствольной артиллерии — 347. Если учитывать повреждённые танки, то соотношение в пользу артиллерии становится ещё более крупным: 1414 против 137. Для танков Т-34-85 1-го Украинского фронта безвозвратные потери от артиллерийского огня составили 305 машин, а от «Фаустпатронов» — только 15[1]. Сходный характер носят и британские данные — из 176 подбитых или брошенных «Пантер» за два месяца летней кампании 1944 года в Нормандии только 8 были поражены кумулятивными боеприпасами[2].

Безоткатные орудия

Чёткой границы между реактивными гранатометами и безоткатными орудиями нет. Английский термин recoilless rifle (безоткатное орудие) обозначает и L6 WOMBAT массой 295 кг на колёсном лафете, и М67 массой 17 кг для стрельбы с плеча или сошек. В России (СССР) гранатомётом считался СПГ-9 массой 64,5 кг на колёсном лафете и РПГ-7 массой 6,3 кг для стрельбы с плеча. В Италии система Folgore массой 18,9 кг считается гранатомётом, а та же система на треноге и с баллистическим вычислителем (масса 25,6 кг) — безоткатным орудием. Появление кумулятивных снарядов сделало гладкоствольные безоткатные орудия перспективными в качестве лёгких противотанковых пушек. Такие орудия использовались США в конце Второй мировой войны, а в послевоенные годы безоткатные противотанковые орудия были приняты на вооружение ряда стран, в том числе и СССР, активно использовались (и продолжают использоваться) в ряде вооруженных конфликтов. Наиболее широко безоткатные орудия применяются в армиях развивающихся стран. В армиях развитых стран БО как противотанковое средство в основном заменены пртивотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР). Некоторым исключением являются скандинавские страны, напр., Швеция, где БО продолжают развиваться, и, путём усовеншенствования боеприпасов с применением новейших достижений техники, достигли бронепропробиваемости 800 мм (при калибре 90 мм, то есть почти 9клб)

ПТУР

Hmmwv-036.jpg

Основным достоинством танковых ПТУР является бо́льшая, по сравнению с любым типом танкового вооружения, точность поражения целей, а также большая дальность прицельного огня. Это позволяет танку вести огонь по танку противника, оставаясь вне досягаемости его вооружения, с вероятностью поражения, превышающей таковую для современных танковых пушек на таком расстоянии. К существенным недостаткам КУВ относят 1) меньшую, чем у снаряда танковой пушки, среднюю скорость полёта ракеты и 2) чрезвычайно высокую стоимость выстрела.

Артиллерийские установки

Hmmwv-036.jpg

Противотанковое орудие (ПТО) — это специализированное артиллерийское орудие для борьбы с бронетехникой противника путём стрельбы прямой наводкой. В подавляющем большинстве случаев оно является длинноствольной пушкой с высокой начальной скоростью снаряда и небольшим углом возвышения. К другим характерным особенностям противотанкового орудия относятся унитарное заряжание и клиновый полуавтоматический затвор, которые способствуют максимальной скорострельности. При конструировании ПТО особое внимание уделяют минимизации его массы и размеров с целью облегчения транспортировки и маскировки на местности. Самоходная артиллерийская установка может быть весьма схожа с танком конструктивно, но предназначена для решения других задач: уничтожения танков противника из засад или огневой поддержки войск с закрытой огневой позиции, а потому имеет другой баланс брони и вооружения. Истребитель танков — специализированная для борьбы с бронетехникой противника полностью и хорошо бронированная самоходно-артиллерийская установка (САУ). Именно по своему бронированию истребитель танков отличается от противотанковой САУ, которая имеет лёгкую и частичную броневую защиту.

Тактические ракеты

Тактические ракеты, в зависимости от типа, могут быть оснащены всевозможными противотанковыми суббоеприпасами,минами.

Летательные аппараты

Hmmwv-036.jpg Штурмовик А-10 Thunderbolt (США) Hmmwv-036.jpg Израильский AH-64D вертолёты AH-64 проявили себя как эффективное противотанковое средство в 1991 году (операция «Буря в пустыне»). Также они выполняли непосредственную поддержку войск, иногда взаимодействуя с штурмовиками A-10

.

Штурмовкой называется поражение наземных и морских целей при помощи стрелкового оружия (пушек и пулемётов), а также ракет. Штурмовик- боевой летательный аппарат (самолёт или вертолёт), предназначенный для штурмовки. Для штурмовки могут использоваться неспециализированные типы ЛА, такие как обычные истребители, а также лёгкие и пикирующие бомбардировщики. Однако в 1930-е годы был выделен специализированный класс самолётов для штурмовых действий. Причина этого в том, что в отличие от штурмовика, пикирующий бомбардировщик поражает лишь точечные цели; тяжёлый бомбардировщик действует с большой высоты по площадям и крупным неподвижным целям — для поражения цели непосредственно на поле боя он не годится, так как велик риск промахнуться и ударить по своим; истребитель (как и пикирующий бомбардировщик) сильного бронирования не имеет, в то время как на малых высотах самолёт подвергается прицельному обстрелу из всех видов оружия, а также воздействию шальных осколков, камней и прочих опасных предметов, летающих над полем боя. Роль штурмовки снизилась после появления кассетных бомб (при помощи которых поражать вытянутые цели эффективнее, чем из стрелкового оружия), а также в ходе развития ракет класса «воздух-поверхность» (повысилась кучность и дальность, появились управляемые ракеты). Скорость боевых самолётов возросла, и поражать цели, находясь на малой высоте для них стало проблематично. С другой стороны, появлились штурмовые вертолёты, почти полностью вытеснившие самолёт с малых высот.

Беспилотные самолёты

Hmmwv-036.jpg

Чаще всего под БПЛА понимают дистанционно управляемые летательные аппараты, применяемые для проведения воздушной разведки и нанесения ударов. Наиболее известным примером БПЛА является американский MQ-1 Предейтор. В феврале 2001 года на авиабазе ВВС США Неллис впервые были выполнены испытательные пуски противотанковых ракет (ПТУР) AGM-114 «Хеллфайр» с борта БЛА «Предейтор». «Предейтор» может вооружаться двумя ПТУР (по одной под каждым крылом). Наведение на цель производится с помощью штатного лазерного целеуказателя

Противотанковые мины

Противотанковые мины бывают противоднищевые, противогусеничные мины, противобортные мины. Они предназначены для выведения из строя танков и другой техники, однако не срабатывают при наступании на нее человека или животного.

Противотанковые надолбы

Hmmwv-036.jpg

Относятся к невзрывным противотанковым заграждениям. Обычно являются частью оборонной линии и совмещен с минными полями и проволочными заграждениями.

См. также

Ссылки

  1. И. Желтов, М. Павлов, И. Павлов и др. Неизвестный Т-34, М,: Экспринт, 2001, стр. 154, ISBN 5-94038-013-1
  2. «Пантера». лучший танк Panzerwaffe. часть 3. — Рига: Торнадо. — (Военно-техническая серия), стр. 49—50

dic.academic.ru

Простейшее противотанковое оружие… но эффективное

Простейшее противотанковое оружие... но эффективноеЗажигательные бутылки оказались действенным средством борьбы с бронетехникой в ближнем бою

Огнеметно-зажигательное оружие относится к ведению химических войск. Однако один его тип в годы Великой Отечественной войны использовался только пехотинцами. Речь идет о зажигательных бутылках.

Дешевые и простые в изготовлении «стеклянные гранаты» впервые нашли массовое применение против танков в ходе гражданской войны в Испании. Бутылки заполняли смесью на основе бензина и затыкали пробкой, обмотанной паклей, которую поджигали перед броском в цель. Лучшим вариантом было попадание на решетку воздухозаборника моторного (моторно-трансмиссионного) отделения бронированной машины — тогда горящий бензин проникал в двигатель, что приводило к пожару внутри танка и детонации боекомплекта. Летом 1939 года советские танкисты столкнулись с японскими «бутылочниками» на Халхин-Голе, а зимой 1939-1940 годов — с финскими на Карельском перешейке.

ОГНЕННЫЙ «КОНЬЯК»

Боевой устав пехоты РККА 1940 года уже предлагал создавать группы истребителей танков со связками гранат и зажигательными бутылками для борьбы с прорвавшимися танками в глубине обороны. Эта рекомендация очень пригодилась в самом начале Великой Отечественной. Маршал И. Х. Баграмян вспоминал о первых неделях войны на Юго-Западном фронте: «Не хватало артиллерии — встречали их (германские танки. — С. Ф.) связками гранат. К сожалению, и гранат не всегда было достаточно. Тогда вспомнили об опыте республиканцев Испании, стали собирать бутылки, наполнять их бензином… оружие простое, но в смелых и умелых руках довольно эффективное».

Приказ Ставки Верховного командования от 6 июля 1941 года потребовал: «…в целях активизации борьбы с танками противника немедленно создать в полках и батальонах роты и команды по истреблению танков противника. В эти команды выделить наиболее смелых, храбрых и инициативных людей. Команды вооружить противотанковыми гранатами, бутылками с горящей жидкостью, пакетами с взрывчатыми веществами и при наличии огневых точек — огнеметами легких танков». А 7 июля 1941 года Государственный Комитет Обороны принял постановление «О противотанковых зажигательных гранатах (бутылках)», гласившее:

«1. Обязать Наркомпищепром СССР (т. Зотова) организовать с 10 июля с. г. снаряжение литровых бутылок вязкой огнеметной смесью (по рецептуре НИИ-6 НКБ) в количестве 120 000 штук в сутки, для чего обязать:

а) Главнефтесбыт (т. Донченко) обеспечить подачу Наркомпищепрому СССР крекинг бензина и керосина по 50 тонн каждого в сутки с 10 июля с. г.;

б) Наркомрезинпром (т. Митрохина) обеспечить подачу Наркомпищепрому СССР резиновых колец (по чертежам НИИ-6 НКБ) по 240 000 шт. в сутки к 10 июля с. г.;

в) Наркомлес СССР (т. Салтыкова) обеспечить поставку Наркомпищепрому СССР запальных приспособлений по 120 000 комплектов (одна терка и два запала по чертежам НИИ-6 НКБ) в сутки с 10 июля с. г.».

Пивные и водочные бутылки емкостью 0,5-0,75 или 1 л снаряжались горючими смесями № 1 и № 3. Для их приготовления использовали автомобильный бензин, неавиационный керосин, лигроин, загущенные специальным порошком ОП-2 на основе нафтената алюминия, разработанным в 1939 году А. П. Ионовым в НИИ-6 (Наркомат боеприпасов). Вязкие огнесмеси предназначались для струйных огнеметов, но пригодились и для зажигательных бутылок — при горении давали такое же большое пламя, как и незагущенное горючее, горели долго, устойчиво и хорошо прилипали к металлическим поверхностям. В этом они были подобны напалму, появившемуся в 1942 году в США. Время горения смесей № 1 и № 3 (обычно имевших темно-бурый цвет) — 40-60 секунд, развиваемая температура — 700-800о С, при горении образовывался черный дым, после сгорания — твердая непрозрачная пленка.

Военинженер 3-го ранга К. Солдадзе, служивший в Отдельной мотострелковой дивизии особого назначения НКВД, разработал новую вязкую огнесмесь БГС (по начальным буквам компонентов смеси, получаемых из фракций нефти, — бензольная головка и сольвент), которой с 1941 года также снаряжались зажигательные бутылки.

Эффективность их применения зависела не только от содержимого, но и от типа запала. Порой бутылку затыкали корковой пробкой, перед броском боец должен был заменить ее смоченной бензином тряпичной затычкой, а последнюю — поджечь. Операция занимала немало времени и делала «стеклянную гранату» менее эффективной и опасной. Запалом могли служить и две длинные спички, покрытые зажигательным составом по всей длине и закрепленные на бутылке резинкой. Боец воспламенял их перед броском теркой или обычным спичечным коробком.

С августа 1941 года применялся более надежный химический запал А. Т. Кучина, М. А. Щеглова и П. С. Солодовника: к бутылке резинкой крепилась ампула с серной кислотой, бертолетовой солью и сахарной пудрой — тут видно развитие идеи химического «запала Кибальчича», который устанавливали на своих бомбах еще народовольцы. Смесь воспламенялась, как только ампула разбивалась вместе с бутылкой, ее действие не зависело от погоды, наличия спичек и т. п. Дабы повысить надежность воспламенения при попадании в цель, к одной бутылке крепили по окружности четыре ампулы. В Туле Г. А. Коробов разработал простой воспламеняющий механизм на основе холостого винтовочного патрона и подпружиненного ударника с чекой: чека удерживалась веревкой, обмотанной вокруг бутылки, когда та разбивалась, ударник прокалывал капсюль патрона как раз во время разлития зажигательной жидкости. Химические и пиротехнические запалы повысили надежность срабатывания и безопасность обращения с зажигательными бутылками, однако готовить их по-прежнему приходилось в окопах непосредственно перед применением.

Наиболее эффективными оказались «стеклянные гранаты» с самовоспламеняющейся жидкостью КС — вершина «эволюции» зажигательных бутылок. Это был желто-зеленый или темно-бурый раствор с содержанием сероуглерода, белого фосфора и серы, имевший низкую температуру плавления (соответственно составу имел запах тухлых яиц). Время горения такой жидкости — 2-3 минуты, температура — 800-1000о С. Выделявшийся при горении обильный белый дым давал еще и ослепляющий эффект.

Аббревиатуру КС расшифровывали и как «Кошкинская смесь» (по фамилии изобретателя Н. В. Кошкина), и как «Качурин-Солодовник» (по фамилиям других разработчиков зажигательных смесей). Однако директор НИИ удобрений, инсектицидов и фунгицидов С. И. Вольфкович в своих воспоминаниях писал: «Огромное значение имела выполненная в первый период войны работа Кузьмина и Сергеева, предложивших самовоспламеняющийся фосфорно-серный состав (КС). Массовое производство бутылок с этим составом впервые было организовано на опытном заводе НИИУИФ Н. Н. Постниковым, К. И. Макарьиным, А. С. Соловьевым, Е. Е. Зуссером, Н. Д. Талановым… В результате глубокого физико-химического изучения свойств различных композиций состава сотрудники НИУИФ разработали мероприятия, устранившие опасность разрыва стеклянных и металлических сосудов с КС (работы В. В. Илларионова, Р. Е. Ремен и автора этих строк), за что были удостоены награды маршала артиллерии» (то есть начальника артиллерии РККА Н. Н. Воронова. — С. Ф.).

Смесь КС называли и «коньяком старым», и «коварной смесью», и «коктейлем смерти». Но наиболее известное ее прозвище — «коктейль Молотова», впоследствии распространившееся вообще на все типы зажигательных бутылок. Для предохранения самовоспламеняющейся жидкости от соприкосновения с воздухом до применения сверху наливали слой воды и керосина, пробку обычно промазывали и крепили изолентой или проволокой. На бутылку вместо обычной этикетки наклеивали простое руководство по применению (впрочем, из-за спешности приготовления попадались и бутылки с сохранившимися этикетками «Водка» или «Портвейн»). Тонкостенная ампула с жидкостью КС могла использоваться и в качестве запала для бутылки с бензином или лигроином.

ПРОВЕРКА НА ФРОНТЕ

Простейшее противотанковое оружие... но эффективное2 августа 1941 года нарком обороны И. В. Сталин утвердил Инструкцию по применению зажигательных бутылок. Согласно ей в полках и дивизиях начали формирование и подготовку групп истребителей танков с зажигательными бутылками. Дальность броска устанавливалась до 30 м, но реально она равнялась 15-20 м.

Первоначальное недоверие пехотинцев к «стекляшкам» вскоре сменилось удивлением: «Танки от бутылок горят!». Командир 1-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор И. Н. Руссиянов вспоминал, как после первого же боя с применением «ручной стеклянной артиллерии» пленный германский ефрейтор-танкист говорил: «Если бы я знал, что у русских такое мощное зажигательное оружие, я бы повернул обратно». Когда мы ему показали это «мощное зажигательное оружие», он очень удивился».

Но «подрывать» танк одними лишь бутылками было весьма непросто. Из воспоминаний Д. Ф. Медведева, комиссара 2-го батальона 30-го полка 13-й Ростокинской дивизии народного ополчения, сражавшейся в сентябре 1941 года на Смоленском направлении: «…Начали собирать бутылки с горючим, сформировали группу из 18 человек и меня послали с этими людьми подрывать танки. Пошли вправо, к реке, где был ров. Там должны были, по нашему предположению, переправляться танки. Мы их должны были там зажигать. Когда мы подползли к перекрестку, немцы заметили, открыли по нам бешеный огонь из танков… Мы все-таки залезли в противотанковую щель. На одном из наших людей пуля зацепила бутылку с горючим. Он загорелся. Пришлось срывать с него все и оставить совершенно голым. Там мы пробыли дотемна. Один боец подлез и бросил бутылку. Бутылка загорелась, но танк повернул на ветер, дал ход, и ветром огонь сдуло. Повредить танк не удалось».

Осенью 1941 года группы истребителей танков начали создаваться во всех стрелковых частях РККА. Каждая группа насчитывала 9-11 человек, имевших кроме стрелкового оружия 14-16 противотанковых гранат и 15-20 зажигательных бутылок. Последние применялись не только в обороне. Так, в Инструкции по организации наступления, объявленной по войскам 29-й армии 23 сентября 1941 года, говорилось: «В процессе атаки пехота атакует огневые точки противника, максимально используя ручные гранаты, бутылки с горючей смесью, после чего переходит в штыки».

Метание бутылок оказывалось успешным из окопов и щелей — особенно в корму танка или штурмового орудия после их прохождения над укрытием. Попадание бутылки в лобовую часть танка обычно лишь «ослепляло» экипаж. Броски вне укрытий или из неглубоких окопчиков приводили к большим потерям среди бойцов. Случайно разбившаяся в руках при неосторожном движении или от попадания пули бутылка сразу воспламенялась.

Лучшие результаты давало использование бутылок и гранат наряду с другими противотанковыми средствами. Уже осенью 1941 года под Москвой группе истребителей танков старались придавать 1-2 расчета противотанковых ружей. Такие меры позволяли стрелковым подразделениям «в период танковой атаки не только отсекать вражескую пехоту, но и принимать деятельное участие в борьбе с самими танками». Практиковались «противотанковые узлы» — возле противотанковой пушки размещали бронебойщиков и стрелков с автоматическим оружием и зажигательными бутылками.

Директива командующего Западным фронтом генерала армии Г. К. Жукова от 19 октября 1941 года предписывала «поставить на тыловых рубежах и тыловых дорогах противотанковые отряды, состоящие из 1-2 орудий ПТО, взвода истребителей с гранатами и бутылками КС, взвода саперов с минами, роты стрелков». А через два дня военный совет фронта приказал сформировать «в каждом стрелковом полку по одному истребительному противотанковому отряду в составе одного среднего командира и 15 бойцов, в том числе отделение саперов… 150 противотанковых гранат, 75 бутылок КС, ППШ — 3, противотанковые мины, полуавтоматические винтовки… В каждой стрелковой дивизии — по два истребительных отряда… три армейских подвижных отряда». Тогда же начали появляться противотанковые опорные пункты на передовой и противотанковые районы в глубине обороны. В приказе всем командующим армиями, командирам дивизий и полков Западного фронта указывалось: «Истребители танков с противотанковыми гранатами, связками обычных гранат и бутылками с горючей жидкостью являются действенным средством ближнего боя против танков. Группы истребителей танков должны быть подготовлены в каждом опорном пункте».

В ходе Сталинградской битвы в каждой стрелковой роте создавали по 2-3 группы истребителей танков, обычно в составе 3-6 красноармейцев под командой сержанта, иногда с 1-2 расчетами ПТР. Каждый боец имел винтовку, карабин или пистолет-пулемет, две ручные противотанковые гранаты, 2-3 зажигательные бутылки. Опытные истребители на поражение одного танка расходовали в среднем 2-3 «стекляшки». Обычно в стрелковой дивизии поддерживался постоянный запас зажигательных бутылок (2000-2500 штук на дивизию, не менее 700 — на стрелковый полк).

Боевой устав пехоты 1942 года требовал от каждого бойца «уметь поражать танки. Если танки наступают без пехоты, необходимо поражать их противотанковыми гранатами, бутылками с горючей смесью, вести огонь по смотровым щелям, подбрасывать связки гранат и противотанковые мины под гусеницы, огнем уничтожать танкистов… Если танки наступают с пехотой, борьбу с танками должны вести только специально назначенные бойцы, а все остальные обязаны поражать огнем и гранатами пехоту». Истребители танков применяли такой прием — бросок противотанковой гранаты или связки гранат в ходовую часть танка, а после его остановки — бросок бутылки на корму. Таким образом, например, 18 июля 1943 года у села Новая Жизнь ефрейтор 3-й пулеметной роты 290-го стрелкового полка П. Ф. Храмцов поджег два танка противника, а 4 июня 1944-го рядовой 2-го полка 50-й стрелковой дивизии Р. С. Смищук в бою у горы Роглуй под Яссами уничтожил 6 танков.

Сочетание ручных противотанковых гранат и зажигательных бутылок сохранялось до конца войны. Так, 17-25 февраля 1945 года при отражении частями 7-й гвардейской армии контрудара противника бойцы-истребители уничтожили с помощью зажигательных бутылок на плацдарме на западном берегу реки Грон (Чехословакия) 40 танков, 6 бронетранспортеров, 3 штурмовых орудия. В Будапеште только за день боев 10 января 1945 года штурмовые группы и истребители танков 155-й стрелковой дивизии израсходовали 57 зажигательных бутылок.

«Боевой счет» бутылок впечатляет: по официальным данным, в период Великой Отечественной с их помощью советские бойцы уничтожили 2429 танков, САУ и бронемашин, 1189 дотов и дзотов, 2547 других укрепсооружений, 738 автомашин и 65 военных складов.

КАЧАЛКИ И МОРТИРКИ

Простейшее противотанковое оружие... но эффективноеЗажигательные бутылки использовали и для поражения транспортных машин, дотов, дзотов, складов, самолетов на аэродромах, живой силы, зданий, устройств огневых и комбинированных заграждений. Уже в оборонительных боях под Москвой и Ленинградом появились огневые валы и поля. В бутылочных полях зажигательные бутылки располагали в шахматном порядке, иногда — в сочетании с противотанковыми минами. Расчет делался на то, что танк или бронемашина раздавит бутылку, горящая жидкость растечется по ходовой части, вынудив экипаж остановиться или развернуться, чтобы сбить огонь, и наехать при этом на мину.

Приказ по войскам Западного фронта от 8 декабря 1941 года содержит такие примеры: «Введенный 3.12.41 в действие огневой вал на фронте 5-й армии горел в течение 4 часов, высота пламени достигала 2-3 метров, а местами 4-5 метров. Танки противника вынуждены были изменить боевой курс и двигаться вдоль фронта обороны, подставив под огонь ПТО наиболее уязвимую (боковую) часть, в результате чего артиллерией и противотанковыми ружьями, бутылками и огнеметами перед валом было уничтожено до 20 танков противника. Заграждения, устроенные из бутылок с горючей жидкостью, задержали движение танков противника, а часть из них на этих полях загорелась. Всего бутылочных полей на фронте 5-й армии было устроено 15 с общим расходом бутылок до 70 000 штук».

В середине войны распространилась практика создания «огнеминных фугасов» — вокруг противотанковой мины по радиусу укладывалось около 20 бутылок КС. Подрыв мины сопровождался образованием огненного столба, поражавшего танк. Еще одним примером изобретательности наших соотечественников стали «танковые качалки»: к раме из металлических труб крепили изогнутые дуги и зарывали конструкцию так, чтобы при наезде танка качалка опрокидывалась и забрасывала бутылки КС на танк. Не случайно в сентябре 1942 года в полосе обороны 37-й армии на западном берегу Терека и южном берегу Баксана кроме 26 250 противотанковых мин, 250 противотанковых огнефугасов установили 300 «танковых качалок».

На протяжении всех четырех военных лет разрабатывались различные способы увеличения дальности броска зажигательной бутылки. Уже в начале войны красноармейцы получили винтовочную мортирку для выстреливания бутылок, создателем которой считается В. А. Цукерман (впоследствии известный физик, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий). Мортирка крепилась на ствол байонентным соединением. Вложенная в нее бутылка КС через деревянный пыж опиралась на перфорированную мембрану, выстрел производился холостым (метательным) патроном. Стрельба велась с упором приклада в грунт. Дальность прицельной стрельбы бутылкой указывалась в 80 м, максимальная — 180 м.

Под Москвой стрелковое отделение должно было иметь две такие мортирки, стрелковый взвод — 6-8. Применялись они и под Ленинградом. Бутылки для них подбирались с более толстым и прочным стеклом и все равно часто бились, точность стрельбы оказалась низкой, вот почему мортирки не пользовались популярностью. Вместе с тем на фронтах они применялись для метания термитных шашек замедленного действия или дымовых шашек — при обстреле дотов или дзотов.

Бутылкометы были вынужденным импровизированным средством. Характерно, что в 1941 году на НИАБТ полигоне в Кубинке испытывались мортирки для метания зажигательных бутылок к малокалиберным винтовкам и охотничьим ружьям, которыми тогда вооружалось народное ополчение. Применялись и различные «механические» бутылкометы.

Зажигательные бутылки использовались не только РККА, но и другими армиями. Вооруженные силы США за годы войны израсходовали более 9 млн зажигательных гранат и бутылок. Свою эволюцию прошли зажигательные средства британской пехоты. Она также имела бутылки с бензином или более эффективной фосфоросодержащей смесью. О применении зажигательных бутылок вермахтом можно судить по инструкции по ведению уличных боев, данной командиром 1-й гвардейской танковой бригады генерал-майором М. Е. Катуковым 6 декабря 1941 года: «Противник… часто пропускает передовые части и потом ведет огонь с тыла по нашим войскам, сбрасывает бутылки с горючим на наши танки». В германских инструкциях упомянуты бутылки, наполняемые бензином, загущенным маслом и снабженные запалом в виде фитиля или спичек.

И все же общим для зажигательных бутылок осталось название «коктейль Молотова» — видно, сильное впечатление оставил о себе уникальный русский рецепт.

topwar.ru

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)


В послевоенное время противотанковое вооружение британской пехоты подверглось тотальной ревизии. Без всякого сожаления были списаны и утилизированы ручные противотанковые гранаты, бутылкомёты и штоковые мортиры. После снятия с вооружения в середине 50-х противотанкового гранатомёта PIAT его место в британской армии занял американский 88,9-мм гранатомёт М20 Super Bazooka, получивший в Великобритании обозначение M20 Mk II 3.5 inch rocket launcher. Первые образцы «Супер Базук» британцы получили в 1950 году, а с 1951 года началось лицензионное производство гранатомета. Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

Британские морские пехотинцы с гранатомётом M20 Mk II

Британский вариант M20 Mk II в целом соответствовал американскому 88,9-мм гранатомёту М20В1 и имел те же характеристики. Его служба в британских вооруженных силах продолжалось до конца 60-х. После снятия с вооружения «Бритиш Базуки» продали в страны, которые в большинстве своём являлись бывшими британскими колониями. По отзывам пользователей, по сравнению с американским прототипом это были более добротно выполненные и надёжные изделия.

Так как «Супер Базука» была слишком тяжелым и громоздким оружием, для использования в звене «отделение-взвод» англичане в 1952 году приняли на вооружение винтовочную гранату HEAT-RFL-75N ENERGA, производство которой в 1950 году началось в Бельгии.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

Учебная винтовочная граната HEAT-RFL-75N ENERGA

В британской армии ENERGA получила обозначение No.94. Граната выстреливалась с дульной 22-мм насадки Mark 5 холостым патроном. Граната калибром 395-мм весила 645 г и содержала 180 г взрывчатого вещества Composition B (смесь гексогена с тротилом).

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)
Стрелок, вооруженный винтовкой Lee-Enfield No.4 с противотанковой гранатой No.94 на дульной насадке

Для стрельбы первоначально использовались 7,7-мм винтовки Lee-Enfield No.4, а с 1955 года самозарядные винтовки L1A1. С каждой гранатой, поставляемой в войска, в специальном футляре шел холостой патрон и складной пластмассовый рамочный прицел, рассчитанный на дальность от 25 до 100 м. При транспортировке чувствительный пьезоэлектрический взрыватель прикрывался съёмным пластиковым колпачком.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)
Стрелок, вооруженный винтовкой L1A1 с противотанковой гранатой No.94 на дульной насадке

Согласно инструкции по применению, винтовочная граната No.94 по нормали могла пробить 200 мм гомогенную броню. Но как показали боевые действия в Корее, заброневой поражающий эффект гранаты оказался небольшим. Даже не самые новые советские средние танки Т-34-85 в ряде случаев не теряли боеспособности при попадании кумулятивных гранат, а рассчитывать, что No.94 окажутся действенным средством против Т-54 или ИС-3, было сложно. Для большего эффекта винтовочная граната, запущенная по навесной траектории, должна была поразить танк сверху, пробив относительно тонкую верхнюю броню. Однако вероятность попадания в движущуюся бронированную машину навесным выстрелом была невысока. Тем не менее, гранаты No.94 имелись в подразделениях британской Рейнской армии до начала 70-х. По штату в каждом стрелковом взводе имелся стрелок, вооруженный винтовкой с 22-мм дульным адаптером для отстрела противотанковых винтовочных гранат. Футляры с тремя гранатами переносились на поясе в специальных подсумках.

В начале 70-х гранату No.94 в Рейнской армии заменили одноразовым 66-мм гранатомётом М72 LAW, который получил британское обозначение L1A1 LAW66. Данных о том, что англичане использовали их против вражеской бронетехники, найти не удалось. Но достоверно известно, что королевская морская пехота выстрелами из 66-мм гранатомётов подавляла огневые точки аргентинцев на Фолклендах.

В британской армии 88,9-мм M20 Mk II уступили место шведскому 84-мм реактивному гранатомёту Carl Gustaf M2. Британские военные начали использовать это оружие с конца 60-х под обозначением 84 mm L14A1 MAW. По сравнению с «Супер Базукой» нарезной «Карл Густав» был более точным и надёжным оружием, а также обладал лучшей бронепробиваемостью и мог вести огонь осколочными снарядами.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

Британские солдаты с гранатомётом 84 mm L14A1 MAW

84-мм гранатомёты активно использовались для огневой поддержки морского десанта на Фолклендских островах. 3 апреля 1982 года удачным выстрелом из L14A1 гранатомётный расчёт британской морской пехоты повредил аргентинский корвет «Гуэррико».

Однако после окончания «холодной войны» британское командование решило списать большую часть имеющихся 84-мм гранатомётов L14A1 и отказаться от закупки современных модификаций. Примечательно, что британская армия начала массово использовать «Карл Густав» раньше, чем американцы, и к тому моменту, когда в США приняли на вооружение Carl Gustaf M3, британцы уже расстались со своими 84 mm L14A1 MAW.

Помимо индивидуального противотанкового оружия, которое могло использоваться отдельными пехотинцами, в послевоенное время в Великобритании создавались тяжелые безоткатные орудия и управляемые противотанковые ракетные комплексы.

Первой британской безоткаткой стало орудие, принятое на вооружение в 1954 году под наименованием QF 120 мм L1 BAT (англ. Battalion Anti-Tank – Батальонное противотанковое орудие). Оно внешне напоминало обычную противотанковую пушку, имело низкий силуэт и щитовое прикрытие. Орудие было разработано в качестве недорогой альтернативы 76,2-мм QF 17 pounder, кроме того, безоткатка была намного легче. 120-мм безоткатное орудие создавалось на базе 88-мм 3.45 inch RCL, сконструированного в 1944 году. 88-мм орудие RCL с нарезным стволом имело массу 34 кг и вело огонь 7,37 кг снарядами с начальной скоростью 180 м/с. Эффективная дальность стрельбы по бронетехнике составляла 300 м, максимальная – 1000 м.

Как и во многих других случаях, в деле создания противотанковых боеприпасов англичане пошли своим собственным оригинальным путём. В качестве единственного боеприпаса для 88-мм безоткатки был принят бронебойно-фугасный снаряд типа HESH (англ. High-explosive squash head — бронебойно-фугасный снаряд), снаряженный мощной пластической взрывчаткой. При попадании в броню танка ослабленная головная часть такого снаряда расплющивается, взрывчатое вещество как бы размазывается по броне и в этот момент подрывается донным инерционным взрывателем. После взрыва в броне танка возникают волны напряжения, приводящие к отрыву от ее внутренней поверхности осколков, летящих с огромной скоростью, поражающих экипаж и оборудование. Создание таких снарядов во многом было связано с желанием создать единый унифицированный многоцелевой боеприпас, одинаково пригодный для борьбы с бронетехникой, разрушения полевых укреплений и уничтожения живой силы противника. Впрочем, как показала практика, лучшие результаты применения снарядов типа HESH были продемонстрированы при стрельбе по бетонным ДОТам и танкам с гомогенной бронёй. Ввиду того, что корпус бронебойно-фугасного снаряда имеет относительно небольшую толщину, осколочное действие у него слабое.

Из-за затянувшегося процесса доводки 88-мм орудия оно достигло приемлемого эксплуатационного уровня уже в послевоенное время, и по причине снижения оборонных расходов военные не спешили принимать его на вооружение. В связи с резким повышением защищённости перспективных танков стало очевидно, что 88-мм бронебойно-фугасный снаряд не сможет обеспечить их надёжного поражения и калибр орудия увеличили до 120-мм, а масса выстрела составила 27,2 кг.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

120-мм безоткатное орудие L1 BAT на огневой позиции

120-мм бронебойно-фугасный снаряд массой 12,8 кг покидал ствол с начальной скоростью 465 м/с, что было достаточно высоким показателем для безоткатного орудия. Прицельная дальность стрельбы составляла 1000 м, максимальная – 1600 м. По британским данным, бронебойно-фугасный снаряд был эффективен по броне толщиной до 400 мм. Боевая скорострельность орудия – 4 выстр/мин.

После выпуска некоторого количества 120-мм безоткатных орудий британское армейское командование потребовало снижения массы. Если с такими недостатками, как небольшая эффективная дальность стрельбы, невысокая точность при ведении стрельбы по маневрирующим целям, наличие опасной зоны позади орудия из-за истечения пороховых газов при стрельбе, ещё можно было мириться, то вес орудия в боевом положении более 1000 кг затруднял его использование в качестве противотанкового средства батальонного звена. В связи с этим в конце 50-х на вооружение было принято модернизированное орудие L4 MОBAT (англ. Mobile Battalion Anti-Tank — Мобильное батальонное противотанковое орудие).

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

Безоткатное орудие L4 MОBAT

За счёт демонтажа броневого щита масса орудия была снижена до 740 кг. Кроме того, модернизированный вариант получил возможность вести огонь в секторе 360° с углами вертикальной наводки от -8 до + 17 °. Для облегчения процесса наведения орудия на цель, параллельно стволу монтировался пристрелочный 7,62-мм пулемёт Bren, стрельба из которого производилась трассирующими пулями. При необходимости пулемёт мог быть снят с орудия и использоваться отдельно.

Считалось, что расчёт из трёх человек может перекатывать орудие на небольшое расстояние. Для буксировки L4 MОBAT использовался армейский автомобиль Land Rover. Однако мобильность 120-мм безоткатки по-прежнему не удовлетворяла британских военных, и в 1962 году появился новый вариант — L6 Wombat (англ. Weapon Of Magnesium, Battalion, Anti Tank – Противотанковое орудие из магниевых сплавов).

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

Безоткатное орудие L6 WOMBAT

Благодаря использованию более качественной стали удалось снизить толщину стенок нарезного ствола. Колёса меньшего диаметра позволили сделать орудие приземистым, но его буксировка на значительное расстояние больше не предусматривалась, и новая безоткатка должна была перевозиться в кузове грузовика. Но самое главное, широкое использование в конструкции магниевых сплавов дало возможность уменьшить вес более чем в два раза – до рекордных 295 кг.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

Расчёт орудия L6 WOMBAT на огневой позиции

Ещё одной особенностью стало внедрение 12,7-мм пристрелочной полуавтоматической винтовки М8С, баллистические характеристики которой совпадали с траекторией полёта 120-мм бронебойно-фугасного снаряда. Это позволяло существенно повысить вероятность попадания в движущийся танк с первого выстрела, так как наводчик мог ориентироваться по дальности и выбирать упреждение по траектории полёта трассирующих пуль. При попадании пристрелочно-трассирующей пули в цель она взрывалась, образуя облачко белого дыма. Пристрелочная полуавтоматическая винтовка М8С под специальный патрон 12,7 × 76, используемая на L6 WOMBAT, была заимствована с американского 106-мм безоткатного орудия М40А1, но отличалась длиной ствола.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

В середине 60-х годов в боекомплект 120-мм безоткаток ввели зажигательные и осветительные снаряды, что должно было расширить боевые возможности. Для отражения атак вражеской пехоты на расстоянии до 300 м предназначался выстрел с готовыми убойными элементами в виде стрелок. Также для обучения и тренировки расчётов использовался инертный снаряд, снаряженный синькой, который было можно отстреливать по собственным танкам, без риска их повреждения.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

Одновременно с принятием на вооружение L6 WOMBAT модернизации подвергли часть имеющихся L4 MОBAT. После чего они получили обозначение L7 CONBAT (англ. Converted Battalion Anti-Tank – Переоборудованное батальонное противотанковое орудие). Модернизация заключалась в установке новых прицельных приспособлений и замене пристрелочного пулемёта Bren полуавтоматической 12,7-мм винтовкой.

Впрочем, новые L6 WOMBAT достаточно быстро вытеснили орудия ранних модификаций. Несмотря на широкое распространение ПТРК немало безоткатных орудий было в Рейнской армии, дислоцированной в ФРГ. Британское командование считало, что в ходе боевых действий в городской черте безоткатки могут быть более полезны, чем ПТУР. Но ко второй половине 70-х на фоне стремительного перевооружения советских танковых дивизий, развёрнутых на западном направлении, стало очевидно, что 120-мм бронебойно-фугасные снаряды будут малоэффективны против танков нового поколения с многослойной комбинированной бронёй. Впрочем, мгновенного снятия 120-мм безоткатных орудий с вооружения британской армии не произошло. Они по-прежнему были способны уничтожать лёгкую бронетехнику, разрушать укрепления и оказывать огневую поддержку. L6 WOMBAT сохранились на вооружении парашютистов и морских пехотинцев до конца 80-х годов. Для повышения мобильности 120-мм безоткатные орудия часто ставились на автомобили повышенной проходимости.

По соотношению массы, габаритов, дальности и точности ведения огня, британские L6 WOMBAT являются самыми совершенными в своём классе и представляют эволюционную вершину развития безоткатных орудий. После снятия с вооружения в Великобритании значительная часть 120-мм безоткаток была поставлена на экспорт. Иностранные пользователи в странах «третьего мира» ценили их за неприхотливость и достаточно сильный снаряд. В локальных войнах безоткатные орудия британского производства по бронетехнике применялись очень редко. Обычно они вели обстрел вражеских позиций, оказывали огневую поддержку своей пехоте и уничтожали огневые точки.

Первым образцом управляемого противотанкового вооружения, принятым в британской армии, стал ПТРК Malkara (Шит – на языке австралийских аборигенов), созданный в Австралии в 1953 году. Сейчас это может показаться странным, но в 50-60-е годы австралийские инженеры активно разрабатывали различные типы ракет, и в австралийской пустыне функционировал ракетный полигон.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

ПТУР Malkara на пусковой установке

В ПТРК Malkara были реализованы типичные для комплексов первого поколения технические решения. Управление ПТУР осуществлялось оператором наведения в ручном режиме с помощью джойстика, визуальное сопровождение ракеты, летящей со скоростью 145 м/с, происходило по двум трассерам, установленным на законцовках крыла, а передача команд наведения – по проводной линии. Первый вариант имел дальность пуска всего 1800 м, но впоследствии этот показатель довели до 4000 м.

Первый британо-австралийский управляемый противотанковый комплекс получился очень громоздким и тяжелым. Так как заказчик изначально планировал использовать ПТУР не только против бронетехники, но и для разрушения укреплений противника и применения в системе береговой обороны, для австралийской ракеты приняли беспрецедентно большой калибр – 203 мм, а бронебойно-фугасная боевая часть типа HESH весом 26 кг снаряжалась пластиковой взрывчаткой.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

Пусковые установки ПТРК Malkara на огневой позиции

Согласно британским данным ПТУР Malkara могла поразить бронеобъект, прикрытый 650 мм гомогенной бронёй, чего в 50-е годы было более чем достаточно для уничтожения любого серийного танка. Однако масса и размеры ракеты оказались очень значительными: вес 93,5 кг при длине 1,9 м и размахе крыла 800 мм. При таких массогабаритных данных речь о переноске комплекса не шла, и все его элементы могли быть доставлены на стартовую позицию только на транспортных средствах. После выпуска небольшого количества ПТРК с пусковыми установками, устанавливаемыми на грунт, разработали самоходный вариант на шасси бронеавтомобиля Hornet FV1620.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

Истребитель танков Hornet FV1620

На бронеавтомобиле монтировалась пусковая установка на две ракеты, ещё две ПТУР входили в возимый с собой боекомплект. От наземных пусковых установок британская армия отказалась уже в конце 50-х, но броневики с ПТРК Malkara стояли на вооружении до середины 70-х, хотя данный комплекс никогда не пользовался популярностью из-за сложности наведения ракеты на цель и необходимости постоянного поддержания натренированности операторов.

В 1956 году компания Vickers-Armstrong начала разработку лёгкого противотанкового ракетного комплекса, который бы можно было бы использовать в переносном варианте. Помимо снижения массы и габаритов военные желали получить простое в применении оружие, не предъявляющее высоких требований к навыкам оператора наведения. Первый вариант ПТРК Vigilant (в переводе с английского — Бдительный) с ПТУР Тype 891 принят на вооружение в 1959 году. Как и у большинства противотанковых комплексов того времени, в «Бдительном» использовалась передача команд наведения по проводам. Расчёт из трёх человек переносил шесть ракет и батарею питания, а также простой и удобный в обращении пульт управления, выполненный в виде ружейного приклада с монокулярным оптическим прицелом и джойстиком управления под большой палец. Длины кабеля, соединявшего пульт управления с пусковыми установками, хватало для того, чтобы вынести пусковую позицию от оператора на 63 м.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

Пульт управления ПТРК Vigilant

Благодаря более совершенной системе управления, наличию гироскопа и автопилота управление ракетой Тype 891 было намного более плавным и предсказуемым, чем на ПТРК Malkara. Так же и более высокой оказалась вероятность попадания. На полигоне опытный оператор на дальности до 1400 м поражал в среднем 8 целей из 10. Ракета массой 14 кг имела длину 0,95 м и размах крыла 270 мм. Средняя скорость полёта составляла 155 м/с. Сведения о бронепробиваемости и типе боевой части, используемой на первой модификации ПТУР, достаточно противоречивы. В ряде источников указывается, что на ракете Тype 891 использовалась 6 кг бронебойно-фугасная БЧ типа HESH.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

ПТУР Тype 891 на пусковой установке

В 1962 году в войска начала поступать усовершенствованный вариант ПТРК Vigilant
с ракетой Тype 897. Благодаря использованию кумулятивного заряда и специальной штанги с пьезоэлектрическим взрывателем удалось повысить бронепробиваемость. Кумулятивная боевая часть массой 5,4 кг по нормали пробивала 500 мм гомогенную броню, что для начала 60-х было очень неплохо. Длина ракеты Тype 897 увеличилась до 1070 мм, а дальность пуска находилась в диапазоне 200-1350 м.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

ПТУР Тype 897 в транспортно-пусковом контейнере

Основываясь на технических решениях, реализованных для запуска французских ПТУР SS.10 и ENTAC, инженеры компании Vickers-Armstrongs также применили одноразовые жестяные пусковые установки. Перед запуском ракеты удалялась передняя крышка, а прямоугольный контейнер ориентировался в сторону цели и соединялся с пультом управления электрическим кабелем. Таким образом, удалось не только сократить время оборудования огневой позиции, но и повысить удобство транспортировки ракет и обеспечить им дополнительную защиту от механических воздействий.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

Несмотря на скромную дальность пуска, ПТРК Vigilant нравился боевым расчётам и являлся для своего времени достаточно грозным оружием. Британские источники утверждают, что некоторое количество противотанковых комплексов закупил Корпус морской пехоты США, и до конца 60-х «Виджилент» приобрели ещё девять государств.

Практически одновременно с ПТРК Vigilant компания Pye Ltd, специализирующаяся на производстве электроники и электротехники, которая до этого не имела опыта авиа и ракетостроения, разрабатывала более дальнобойный комплекс управляемого противотанкового вооружения. В ПТРК, известном как Python, использовалась очень оригинальная ракета с реактивно-сопловой системой управления тягой и стабилизацией методом вращения. Для снижения погрешности наведения было разработано специальное устройство стабилизации сигнала, которое компенсировало чересчур резкие усилия оператора на манипулятор джойстика и преобразовывало их в более плавные сигналы на рулевую машинку ракеты. Это помимо прочего позволяло свести к минимуму влияние вибрации и других факторов, отрицательно сказывающиеся на точности наведения.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

ПТРК Python на огневой позиции

Блок управления, полностью выполненный на полупроводниковой элементной базе, устанавливался на треноге и с аккумуляторной батареей весил 49 кг. Для наблюдения за целью использовался призматический бинокль с переменной кратностью, который мог применяться отдельно от командного блока в качестве прибора наблюдения.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

ПТУР Python

В конструкции ПТУР Python широко использовались лёгкие сплавы и пластмассы. Рулевых поверхностей ракета не имела, оперение предназначалось сугубо для стабилизации и придания устойчивости ракете в полёте. Изменение направления полёта происходило при помощи системы управления тягой. Передача команд происходила по проводу. Для облегчения процесса сопровождения ракеты на крыльях устанавливались два трассера. ПТУР массой 36,3 кг несла мощную 13,6 кг боевую часть. Длина ракеты составляла 1524 мм, размах крыла – 610 мм. Дальность и скорость полёта не разглашались, но согласно экспертным оценкам ракета могла поражать цель на дистанции до 4000 м.

ПТРК Python выглядел очень многообещающе, но его доводка затянулась. Британские военные в итоге предпочли пусть не такой дальнобойный и навороченный, но относительно простой Vigilant. Одной из причин неудачи очень продвинутого «Питона» стал критически высокий коэффициент новизны используемых технических решений. После того как британское военное ведомство официально объявило об отказе от закупок ПТРК Python, его в ходе 20-й выставки в Фарнборо в сентябре 1959 года предложили иностранным покупателям. Но заказчиков, способных профинансировать запуск нового ПТРК в серийное производство, так и не нашлось и все работы по данному комплексу свернули в 1962 году.

Одновременно с завершением работ по ПТРК Python Министр обороны Великобритании Питер Торникрофт объявил о начале разработки дальнобойного по меркам того времени противотанкового комплекса, который позже получил обозначение Swingfire (Блуждающий огонь). Такое название комплекс получил за способность ракеты менять направление полёта под углом до 90 °.

Новый противотанковый комплекс создавался не на пустом месте, при его разработке компания Fairey Engineering Ltd использовала задел по опытному ПТРК Orange William. Испытательные пуски ракет начались в 1963 году, а в 1966 серийная сборка партии, предназначенной для войсковых испытаний. Тем не менее, до 1969 года проект находился под угрозой закрытия, из-за интриг в военном ведомстве. Проект подвергался нападкам критиков из-за чрезмерной стоимости и отставания от графика.

Первоначально ПТРК Swingfire имел систему управления такого же типа, как и других британских противотанковых комплексах первого поколения. Команды на ракету передавались по проводной линии связи, а наведение на цель происходило вручную при помощи джойстика. В середине 70-х для нового ПТРК создали полуавтоматическую систему наведения, что сразу вывело его во второе поколение и позволило полностью раскрыть имеющийся потенциал. Комплекс с полуавтоматической системой наведения известен как Swingfire SWIG (англ. Swingfire With Improved Guidance — Блуждающий огонь с улучшенной ориентацией).

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

ПТУР Swingfire

ПТУР Swingfire запускается из герметичного транспортно-пускового контейнера. Ракета со стартовой массой 27 кг имеет длину 1070 м и несёт 7 кг боевую часть с заявленной бронепробиваемостью до 550 мм. Скорость полёта – 185 м/с. Дальность пуска – от 150 до 4000 м. Раскладывающиеся после пуска подпружиненные стабилизаторы неподвижны, корректировка курса ракеты происходит за счёт изменения угла наклона сопла, благодаря чему обеспечивается отличная манёвренность.

В начале 80-х на вооружение британской армии начал поступать усовершенствованный вариант — Swingfire Mk.2 с электронным оборудованием на новой элементной базе (меньшей массы), с усиленной БЧ и упрощённой пусковой установкой. Согласно рекламным данным модернизированная ракета способна пробить 800 мм гомогенную броню. В состав ПТРК для действия в дневных и ночных условиях был введён комбинированный тепловизионно-оптический прицел фирмы Barr & Stroud, работающий в диапазоне длин волн 8-14 мкм.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

Ввиду значительной массы большая часть комплексов Swingfire устанавливалась на различные бронированные шасси или джипы. Однако существуют и чисто пехотные варианты. В британской армии эксплуатировалась буксируемая пусковая установка Golfswing, весившая 61 кг. Также известна модификация Bisving, пригодная для переноски расчётом. При размещении на боевой позиции пульт управления может быть вынесен на 100 м от пусковой установки. Боевой расчёт переносной установки 2-3 человека.

С 1966 по 1993 год в Великобритании было произведено более 46 тыс. противотанковых ракет Swingfire. Несмотря на то, что британский ПТРК стоил примерно на 30% дороже, чем американский BGM-71 ТOW, он пользовался определённым успехом на внешнем рынке вооружений. Лицензионное производство Swingfire налажено в Египте, комплекс также официально экспортировался в 10 государств. В самой Великобритании эксплуатация всех модификаций Swingfire официально завершена в 2005 году. После долгих споров британское военное руководство решило заменить устаревший противотанковый комплекс американским FGM-148 Javelin, лицензия на производство которого передана британской аэрокосмической корпорации British Aerospace Dynamics Limited. Хотя противотанковый комплекс Swingfire на протяжении всего жизненного цикла критиковали за высокую стоимость, оказалось, что его цена примерно в 5 раз ниже, чем у Javelin.

Рассказывая об управляемых противотанковых комплексах, использовавшихся британской армией, нельзя не упомянуть о ПТРК MILAN (франц. Missile d´infanterie léger antichar – Лёгкий пехотный противотанковый комплекс). Производство комплекса, разработанного франко-германским консорциумом Euromissile, началось в 1972 году. В связи с достаточно высокими боевыми и служебно-эксплуатационными характеристиками, MILAN получил широкое распространение и был принят на вооружение более чем в 40 странах, в том числе и в Великобритании. Это был достаточно компактный ПТРК второго поколения с типичной для своего времени полуавтоматической системой наведения по линии визирования с передачей команд с пусковой установки на ракету по проводной линии связи. Аппаратура наведения комплекса совмещена с оптическим прицелом, а для ведения стрельбы ночью применяется ночной прицел MIRA. Дальность применения ПТРК MILAN — от 75 м до 2000 м.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

ПТРК MILAN

В отличие от принятых ранее на вооружение в Великобритании комплексов управляемого противотанкового оружия, MILAN с самого начала разрабатывался с полуавтоматической системой наведения. После обнаружения цели и пуска ракеты, от оператора требуется только удерживать цель на линии визирования, а прибор наведения принимает инфракрасное излучение от трассера, который расположен в задней части ПТУР и определяет угловое рассогласование между линией визирования и направлением на трассер ракеты. В аппаратный блок поступает информация о положении ракеты относительно линии визирования, которую выдает прибор наведения. Положение газоструйного руля определяется гироскопом ракеты. На основе этой информации аппаратный блок вырабатывает команды, управляющие работой органов управления, и ракета остаётся на линии визирования.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

ПТУР MILAN

Согласно данным, опубликованным производителем, первый вариант ракеты массой 6,73 кг и длиной 918 мм оснащался 3 кг кумулятивной боевой частью с бронепробиваемостью до 400 мм. Максимальная скорость полёта ракеты – 200 м/с. Скорострельность – до 4 выстр/мин. Масса транспортно-пускового контейнера с готовой к применению ПТУР – около 9 кг. Масса пусковой установки с треногой – 16,5 кг. Вес блока управления с оптическим прицелом – 4,2 кг.

В дальнейшем совершенствование ПТРК шло по пути увеличения бронепробиваемости и дальности пуска. В модификации MILAN 2, производимой с 1984 года, калибр ПТУР был увеличен со 103 до 115-мм, что дало возможность довести толщину пробиваемой брони до 800 мм. В ПТРК MILAN ER с калибром ракеты 125-мм дальность пуска доведена до 3000 м, а заявленная бронепробиваемость составляет до 1000 мм после преодоления динамической защиты.

Противотанковые средства британской пехоты (часть 2)

Британский морской пехотинец с ПТРК MILAN

В британских вооруженных силах MILAN в начале 80-х окончательно вытеснил противотанковые комплексы первого поколения Vigilant и использовался параллельно с более тяжелым и дальнобойным Swingfire. Относительно небольшие масса и габариты ПТРК MILAN позволили сделать его противотанковым пехотным оружием ротного звена, пригодным для оснащения подразделений, действующих в отрыве от основных сил.

ПТРК MILAN имеет очень богатую историю боевого применения и с успехом использовался во множестве локальных вооруженных конфликтах. Что касается британских вооруженных сил, то в первый раз в бою англичане использовали данный комплекс на Фолклендах для разрушения аргентинских оборонительных сооружений. В ходе антииракской кампании в 1991 году пусками ПТУР MILAN британцы уничтожили до 15 единиц иракской бронетехники. В настоящее время в британской армии ПТРК MILAN полностью заменён FGM-148 Javelin, функционирующем в режиме «выстрелил и забыл».

Продолжение следует…

По материалам:
https://hatchfive.wordpress.com/2016/08/31/energa-anti-tank-rifle-grenade/
https://www.revolvy.com/main/index.php?s=Malkara+(missile)
http://www.forces80.com/infweap.htmhttp://www.milweb.net/webvert/74184
https://defenceforumindia.com/forum/threads/recoil-less-guns.35307/
http://weaponsystems.net/weaponsystem/BB05+-+BAT.html
https://www.globalsecurity.org/military/world/australia/malkara.htm
https://www.paradata.org.uk/article/vickers-vigilant-anti-tank-missile
http://careersdocbox.com/US_Military/66155587-Pean-missile-suc-strange-new-weapons-cess-story.html
http://www.dogswar.ru/artilleriia/raketnoe-oryjie/4087-protivotankovyi-rake.html
https://www.flightglobal.com/pdfarchive/view/1960/1960%20-%200815.html
https://www.globalsecurity.org/military/world/europe/swingfire.htm
http://www.military-today.com/missiles/swingfire.htm
http://www.military-today.com/missiles/milan.htm

topwar.ru

Противотанковые ружья

Противотанковые ружьяОсенью 41-го в Красной армии появилась новая солдатская специальность — бронебойщик. Так стали называть бойцов с противотанковыми ружьями (ПТР). История создания и применения ПТР достойна отдельного и достаточно подробного рассказа.

НОВЫЙ ТИП ОРУЖИЯ

Впервые противотанковые ружья — однозарядные 13,37-мм «Маузер Танкгевер» использовал германский рейхсвер в 1918 году, на заключительном этапе Первой мировой войны. Этот опыт оказался скорее отрицательным, поэтому в последующие годы в армиях ведущих государств мира намеревались поражать неприятельские танки с помощью легких пушек и «универсальных» крупнокалиберных пулеметов. Однако масштабы механизации войск делали идею легкого пехотного противотанкового оружия с дальностью стрельбы несколько сотен метров все более заманчивой. В 30-е годы работы над ПТР активизировались, в том числе и в нашей стране. Кстати, и термин «противотанковое ружье», видимо, заимствован от германского Panzerbüchse — ведь реально речь идет о нарезном оружии.

Противотанковые ружья

В 1936-1938 годах прошли испытания 15 различных систем ПТР калибра от 12,7 до 25 мм, пока не стало ясно, что требования, предъявленные к противотанковому ружью, изначально завышены. 9 ноября 1938 года Артиллерийское управление РККА сформулировало новое задание, предусматривавшее разработку 14,5-мм самозарядного противотанкового ружья, которое могло бы постоянно находиться с подразделениями стрелковой роты на любой местности и в любых условиях боя. Работы над новым патроном калибра 14,5 мм начались на Научно-испытательном полигоне стрелкового вооружения (НИПСВО) и продолжились на одном из московских заводов.

С расчетом на этот боеприпас сотрудник того же полигона Н. В. Рукавишников сконструи-ровал ПТР, принятое на вооружение 7 октября 1939 года. И все же к 22 июня 1941-го войска не имели серийных противотанковых ружей. Эту драматичную ситуацию нередко объясняют позицией маршала Г. И. Кулика, возглавлявшего перед войной Главное артиллерийское управление и заявлявшего весной 1940-го о неэффективности легких противотанковых средств в борьбе против «новейших германских танков». Мнение маршала, вероятно, способствовало задержке работ над ПТР (как, кстати, и снятию с производства 45-мм противотанковых пушек), но не остановило их. Куда большую роль сыграли технические причины — завод № 2, которому поручили выпуск первой партии, зимой 1939-1940 годов основные мощности задействовал для производства ППД. Вдобавок повторные испытания ПТР Рукавишникова показали его высокую чувствительность к загрязнению, демаскировку позиции пылью, поднимаемой газами из дульного тормоза. Ружье нуждалось в доработке и 26 июля 1940 года было снято с вооружения. Испытания переделанного ПТР прошли в июне 1941-го, причем отчет НИПСВО о результатах датирован 23-м числом — вторым днем Великой Отечественной.

МАССОВЫЕ ОБРАЗЦЫ

Срочное налаживание производства противотанковых ружей в условиях начавшейся войны, когда все мощности имеющихся предприятий Наркомата вооружения были занаряжены, требовало решения многих организационных и технологических проблем. А пока, в июле 1941 года принимаются временные меры для скорейшего снабжения армии ПТР.

Противотанковые ружья

Одна из них — попытка срочной организации выпуска на Тульском станкостроительном заводе (завод № 66) 7,92-мм ружья по образцу трофейного германского Pz.B.39. Его бронепробиваемость (на дистанции 300 м пуля прошивала броню толщиной до 23 мм) была достаточна для борьбы с легкими танками вермахта. Да и средние танки врага оно могло поразить при стрельбе в борт. Завод № 66 должен был изготовить 5 тысяч таких ПТР. Но и в сентябре еще оставались проблемы с работой механизмов ружья. В октябре же станкостроительный завод эвакуировали. В войска попало по одним данным — до 1 тысячи, по другим — только 426 таких ПТР. Во всяком случае 7,92-мм ружья использовались при обороне Тулы (несколько штук получил Тульский рабочий полк).

Вспомнили в ту пору и о 12,7-мм однозарядных ружьях, схожих по типу с германским «Маузер Танкгевер», — в 30-е годы их изготавливали в небольшом количестве в Туле для отработки 12,7-мм патрона, а НИПСВО в 1938-м предлагал разработать на этой основе магазинное ПТР. Теперь возникло предложение о выпуске однозарядного противотанкового ружья под 12,7-мм патрон ДШК мелкими мастерскими (его инициатором называют инженера В. Н. Шолохова). Полукустарное производство начали в Москве в мастерских механико-машиностроительного института им. Баумана, затем — в ОКБ-16. Простая конструкция германского ПТР «Маузер» дополнилась дульным тормозом, амортизатором приклада и складной сошкой. Специально для этих ружей выпускались 12,7-мм патроны с бронебойной пулей, позволявшей на дистанции 400 м пробивать броню толщиной 20 мм.

Продолжалась доводка и 14,5-мм патрона: в августе на вооружение приняли его вариант с пулей БС-41 с твердым сердечником. Этот сердечник часто именуют металлокерамическим, хотя речь идет не о керамике, а об использовании порошковой металлургии. Если 14,5-мм пуля Б-32 на дистанции 300 м пробивала броню толщиной 21 мм, то БС-41 — 35 мм.

Постановка на производство ПТР Рукавишникова по-прежнему составляла проблему. Для ускорения работ над более технологичным 14,5-мм ПТР, по воспоминаниям Д. Ф. Устинова, Сталин на одном из заседаний ГКО предложил поручить разработку еще одному, а для надежности — двум конструкторам. Задание в начале июля получили В. А. Дегтярев и С. Г. Симонов. Вскоре появились готовые к испытаниям образцы — от постановки задачи до первых пробных выстрелов прошло всего 22 дня. Новые ПТР должны были вести борьбу со средними и легкими танками и бронемашинами на дальностях до 500 м.

Дегтярев с сотрудниками своего КБ-2 на инструментальном заводе № 2 в Коврове разрабатывал два варианта с различной степенью автоматизации. Уже 14 июля рабочие чертежи передали в производство. 28 июля проект ПТР Дегтярева рассмотрели на совещании в Управлении стрелкового вооружения. 30 июля для ускорения организации массового выпуска Дегтяреву предложили упростить один из образцов, превратив его в однозарядный, ведь именно система питания обычно дает наибольшее число проблем при доводке оружия. Через несколько дней такой вариант был представлен.

28-29 августа ПТР Дегтярева испытали на НИПСВО. А еще 6-12 августа здесь прошли совместное испытание самозарядное ПТР Симонова (созданное на основе его же опытной самозарядной винтовки 1938 года) и доработанное ПТР Рукавишникова. Образец Симонова показал лучшие результаты.

29 августа 1941 года однозарядное ружье Дегтярева и самозарядное Симонова приняли на вооружение под обозначениями ПТРД и ПТРС соответственно. Это сделали даже до окончания испытаний ПТР (испытания на живучесть прошли 12-13 сентября, а окончательные — 24 сентября).

Поворотный продольно скользящий затвор ружья Дегтярева имел два боевых выступа в передней части и прямую рукоятку в задней. Ударный механизм — ударникового типа с винтовой боевой пружиной, хвост ударника выходил наружу позади затвора и имел вид крючка. Взведение ударника производилось при отпирании затвора. Ствол ПТРД снабжался активным дульным тормозом, поглощавшим до 2/3 энергии отдачи. Трубчатый приклад вмещал пружину амортизатора. Остроумной чертой конструкции был творчески позаимствованный из артиллерии принцип автоматического отпирания затвора при откате. После выстрела ствол со ствольной коробкой отходил назад, рукоятка затвора набегала на копирный профиль, укрепленный на прикладе, и поворачивалась, отпирая затвор. После остановки ствола затвор по инерции отходил назад и вставал на затворную задержку, отражатель затвора выталкивал стреляную гильзу в нижнее окно ствольной коробки. В переднее положение подвижная система возвращалась пружиной амортизатора. Затвор оставался открытым, и для подготовки к следующему выстрелу надо было вложить новый патрон в верхнее окно ствольной коробки, дослать и запереть затвор. Это позволяло увеличить боевую скорострельность при слаженной работе расчета из двух человек. Прицельное приспособление было вынесено влево на кронштейнах и включало мушку и перекидной целик на дальности до 600 м и свыше (в ПТР первых выпусков целик двигался в вертикальном пазе).

Приклад имел мягкую подушку, деревянный упор для удержания оружия левой рукой, деревянную пистолетную рукоятку, упор для щеки стрелка. На ствол крепились складная штампованная сошка и рукоятка для переноски. В принадлежность входили две брезентовые сумки на 20 патронов каждая. Общий вес ПТРД с боекомплектом составлял около 26 кг. В бою ружье переносил один или оба номера расчета. Представим себе нагрузку на расчет на марше и в бою.

Противотанковые ружья

Минимум деталей, использование трубы приклада вместо рамы упрощали производство ПТР, а это в тех условиях имело решающее значение. Производство ПТРД началось на Ковровском заводе № 2: в начале октября здесь поставили на сборку первую партию из 50 ружей, 28 октября создали специализированное производство — задание на противотанковое оружие было первоочередным. Первая партия в 300 ПТРД произведена в октябре и в начале ноября отправлена в 16-ю армию генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского. Позже к выпуску ПТРД подключили завод № 74 (Ижевский машиностроительный). К 30 декабря 1941 года изготовлено 17 688 ПТРД, а за весь 1942-й — 184 800. Основное производство ПТРД велось в Коврове до ноября 1943-го, когда завод № 2 прекратил выпуск. Зато с октября 1943 года собирать ПТРД начали в Златоусте на заводе № 385.

Самозарядное ПТРС имело автоматику на основе отвода пороховых газов через поперечное отверстие в стенке ствола. Запирание канала ствола производилось перекосом остова затвора вниз. Ударный механизм — курковый, с винтовой боевой пружиной. Двухрядный магазин с рычажным подавателем шарнирно крепился к ствольной коробке, снаряжался обоймой (пачкой) с 5 патронами при откинутой вниз крышке. В принадлежность входило 6 обойм. По израсходовании патронов затвор вставал на задержку. Прицельное приспособ-ление включало мушку с предохранителем и секторный прицел, насеченный от 100 до 1500 м. ПТР имело деревянный приклад с мягкой подушкой и наплечником, пистолетную рукоятку. Шейка приклада использовалась для удержания левой рукой. Ствол снабжался дульным тормозом, на него крепились складная сошка и рукоятка для переноски.

Изготовление ПТРС было проще ПТР Рукавишникова (на треть меньшее число деталей, на 60% меньше станко-часов), но значительно сложнее ПТРД. Планировалось ПТРС выпускать в Туле, но после эвакуации части производства завода № 66 в Саратов изготовление ПТРС наладили там, на заводе № 614 (бывший «Трактородеталь»). Для быстрой организации производства не хватало ни оборудования, ни мощностей. Выход нашли в кооперации предприятий: изготовление магазинной коробки поручили комбайновому заводу, бойка — механическим мастерским местного университета. 7 ноября первое ПТРС успешно прошло испытания, с декабря в Саратове началось его серийное производство. К выпуску ПТРС привлекли также Ижевский завод № 74: 6 ноября он получил задание на организацию производства ПТРД, а уже 11 ноября — дополнительно на производство ПТРС. В ноябре ижевчане изготовили 36 ПТРД, а первые два ПТРС смогли сдать только в декабре. Поначалу производство деталей ПТР распределили по цехам завода, затем построили отдельные деревянные бараки. Использовали эвакуированные производства Тульского оружейного и Подольского механического заводов. 1 июля 1942 года на этой основе из завода № 74 был выделен завод № 622 (впоследствии Ижевский механический завод), производивший в том числе и противотанковые ружья обеих систем, а с середины 1943-го — только ПТРС.

В 1941 году выпущено всего 77 ПТРС, в 1942-м — 63 308. Установление массового производства позволило снизить себестоимость ПТРС — с первого полугодия 1942 года по второе полугодие 1943-го она уменьшилась почти вдвое.

Поскольку ПТР принимались в срочном порядке, недостатки новых систем — тугая экстракция гильзы у ПТРД, сдвоенные выстрелы у ПТРС — приходилось исправлять в ходе производства. Из-за тугой экстракции гильз рекомендовалось смазывать патронник ПТР перед стрельбой и через каждые 10-12 выстрелов. Это, как и довольно чувствительная отдача, снижало реальную боевую скорострельность по сравнению с заявленной в руководствах. Развертывание массового производства в условиях войны все же требовало определенного срока — потребности войск стали удовлетворяться в достаточной степени только с ноября 1942 года.

Производство ПТРД прекратили в Ижевске на заводе № 622 в июле, а в Коврове на заводе № 2 — в ноябре 1943-го, в Златоусте на заводе № 385 — в декабре 1944-го. ПТРС выпускались в Саратове на заводе № 614 до июня 1944 года, в Ижевске на заводе № 622 — до декабря того же года. Всего указанными пятью заводами произведено 471 726 ПТР — 281 111 ПТРД и 190 615 ПТРС. В войска поставлено 469 700 ПТР обеих систем. Пик производства — 249 642 штук — приходится на 1942 год, когда роль ПТР в системе противотанковой обороны была наиболее значительной. Количество 14,5-мм патронов, выпущенных в 1940-1945 годах, оценивается в 139,8 миллиона штук, пик производства — 1942-1943 годы.

БОЕВОЙ ОПЫТ

При достаточно высоких баллистических данных 14,5-мм ПТР отличались маневренностью и технологичностью. Они, конечно, не были заменой даже легких противотанковых пушек, но устраняли существенный разрыв между «противотанковыми» возможностями пехоты и артиллерии. Хотя в 1941 году ПТР пришлось играть именно роль последней — еще в августе из батальонного и дивизионного звена изъяли 45-мм пушки и передали их для формирования истребительно-противотанковых полков и бригад.

Первыми новые ПТР получили войска Западного фронта, оборонявшие Москву (здесь, кстати, использовалось и некоторое количество ПТР Рукавишникова). Директива командующего фронтом генерала армии Г. К. Жукова от 26 октября 1941 года, говоря об отправке в 5, 33 и 16-ю армии по 3-4 взвода ПТР, требовала «принять меры к немедленному использованию этого исключительного по силе и эффективности вооружения… придания их полкам и батальонам». А в своем приказе от 29 декабря Жуков указывал на недостатки в применении ПТР: использование их расчетов в качестве стрелков, отсутствие взаимодействия с группами истребителей танков и противотанковой артиллерией, случаи оставления ПТР на поле боя.

Самым известным во время обороны Москвы стал бой у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года 4-й роты 2-го батальона 1075-го полка 316-й стрелковой дивизии генерал-майора И. В. Панфилова. Из 30 немецких танков, участвовавших в атаках, было подбито 18, но из всей роты, на фронте которой происходила атака, в живых остались менее 20% красноармейцев. Этот бой показал не только способность расчетов ПТР (в батальоне было всего 4 расчета) бороться с танками, но и необходимость их прикрытия стрелками, автоматчиками и поддержки противотанковой и полковой артиллерией. Формой организации тесного взаимодействия противотанковой артиллерии, ПТР, бойцов — истребителей танков и автоматического оружия пехоты стали противотанковые опорные пункты.

С декабря 1941 года в стрелковые полки вводились роты ПТР (по 27, затем по 54 ружья), а с осени 1942-го в батальоны — взводы ПТР по 18 ружей. В январе 1943-го роту ПТР включили в состав мотострелково-пулеметного батальона танковой бригады, здесь роты ПТР просуществуют до марта 1944 года. Роты ПТР вводились и в артиллерийские истребительно-противотанковые дивизионы, а батальоны ПТР — в состав истребительных противотанковых бригад. Противотанковые ружья вместе с ручными пулеметами обеспечивали самооборону артиллерийских батарей от внезапных атак противника.

Надо отметить, что эффективность боевой работы расчетов ПТР оценивается по-разному, в российской литературе последних лет принято делать упор на их недостатках и считать, что они имели лишь «психологическое значение» в условиях явной нехватки противотанковой артиллерии. Однако бывший генерал-лейтенант вермахта Э. Шнейдер писал: «В 1941 году у русских было 14,5-мм ПТР… доставившее немало хлопот нашим танкам и появившимся позднее легким бронетранспортерам». Бывший генерал-майор Ф. фон Меллентин отмечал: «Создавалось впечатление, что каждый пехотинец имеет противотанковое ружье или противотанковую пушку. Русские очень ловко располагали эти средства и, кажется, не было такого места, где бы их не оказалось». Вообще в ряде германских работ о Второй мировой войне и воспоминаниях немецких танкистов советские ПТР упоминаются как «достойное уважения» оружие, но отдается должное и мужеству их расчетов. Советские же командиры уже в 1942 году отмечали новые особенности проведения немцами атак с участием танков и штурмовых орудий — те порой останавливались в 300-400 м от передовых окопов, поддерживали свою пехоту огнем с места. А это дальности, с которых открывали огонь советские ПТР. Как видно, огонь противотанковых ружей имел не одно лишь «психологическое значение».

Сыграв большую роль в противотанковой обороне в 1941-1942 годах, ПТР с середины 1943-го — с ростом бронезащиты танков и штурмовых орудий свыше 40 мм — утратили свои позиции. Если в январе 1942-го количество ПТР в войсках составляло 8116, в январе 1944-го — 142 861, то есть выросло за два года в 17,6 раза, то в 1944-м оно начало снижаться и к концу войны действующая армия имела только около 40 000 ПТР.

30 октября 1944 года начальник штаба 1-го Прибалтийского фронта генерал-полковник В. В. Курасов докладывал: «Опыт использования ПТР во время Отечественной войны показывает, что наибольший эффект они имели в период до июля 1943 года, когда противник применял легкие и средние танки, а боевые порядки наших войск были сравнительно слабее насыщены противотанковой артиллерией. Начиная со второй половины 1943 года, когда противник начал применять тяжелые танки и самоходные орудия, имеющие мощную броневую защиту, эффективность ПТР значительно снизилась. Основная роль в борьбе с танками в настоящее время целиком выполняется артиллерией. ПТР, обладающие хорошей меткостью огня, используются теперь главным образом против огневых точек, бронемашин и бронетранспортеров противника». Командиры подразделений с успехом использовали основные достоинства ПТР — маневренность, возможность постоянно находиться в боевых порядках мелких подразделений, простота маскировки — и в 1944-м, и в 1945 году. Например, при бое в окружении, в населенных пунктах, при захвате и закреплении плацдармов, когда не было возможности использовать артиллерию.

ПТР использовали для борьбы не только с танками и бронемашинами. Бронебойщики нередко приводили к молчанию дзоты и доты противника. Снайперы использовали ПТР вместо снайперской винтовки для поражения противника на больших дальностях или за закрытиями (попытки установки оптического прицела на ПТР оказались неудачны из-за слишком сильной отдачи оружия). Противотанковые ружья использовали и для борьбы с низколетящими самолетами — тут преимущества были у самозарядного ПТРС.

topwar.ru

Противотанковое оружие — Википедия

Противотанковое оружие — оружие, предназначенное для поражения танков противника, бронированной и небронированной техники, а также живой силы в оборонительных сооружениях различного типа.

Виды противотанкового оружия

Вначале[уточнить] основным видом оружия самообороны пехоты против бронированных машин стали ручные противотанковые гранаты. Их первые образцы представляли собой довольно тяжёлый (около 1 кг) бросаемый заряд взрывчатого вещества, способный при плотном прилегании своим фугасным действием раздробить 15—20 мм брони. Примером такого оружия являются советские гранаты РПГ-40 и РПГ-41. Боевая эффективность противотанковых гранат дробящего действия оказалась весьма невысокой.
В годы Второй мировой войны появились ручные противотанковые гранаты или метательные мины с кумулятивными головными частями, например советские РПГ-43, РПГ-6 или немецкие PWM-1L. Бронепробиваемость выросла до 70—100 мм при встрече с преградой под прямым углом, что для многих типов танков завершающего периода войны было уже недостаточно. Кроме того, для эффективного выведения танка из строя требовался целый набор условий, что дополнительно снижало эффективность ручного метательного оружия с кумулятивной боевой частью.

Самые ранние противотанковые ружья (ПТР) — «Танкгевер M1918» — применялись в конце Первой мировой войны немцами против английских и французских танков. Эти ружья продемонстрировали крайне низкую эффективность — с помощью ПТР было уничтожено всего 7 французских танков. Относительной простоте изготовления ПТР, подвижности расчёта и удобства маскировки огневой точки соответствуют также и низкая эффективность этого вида оружия. Тем не менее, наиболее совершенные модели противотанковых ружей, например советские противотанковые ружья ПТРД и ПТРС, применялись вплоть до конца Второй мировой войны.

Стремясь обеспечить поражение бронецелей на некотором расстоянии, конструкторы многих стран разработали переносные противотанковые гранатомёты, либо построенные по принципу безоткатного орудия (немецкий «Фаустпатрон» разработки лейпцигской компанией «HASAG»), либо использующие ракету как средство доставки кумулятивной боевой части к цели (американская «Базука»). В зависимости от варианта «Фаустпатрона», его кумулятивная граната перфорировала лист стали толщиной от 140 до 200 мм, а граната, так и не поступившего на вооружение «Фаустпатрона-150» могла пробить броневую преграду толщиной 280—320 мм. «Базука» M1 поступила на вооружение Армии США в 1942 году, её захваченные экземпляры послужили образцом для немецких «ракетных противотанковых ружей» семейства «Панцершрек». В отличие от «Фаустпатрона», боеприпасы к «Базуке» и «Панцершреку» оснащались маршевым реактивным двигателем, позволяющим их использовать в теории на дистанциях до 200 метров.

Следует отметить, что эффективно ручные противотанковые гранаты и гранатомёты времён Второй мировой войны могли использоваться только в условиях боя в населённом пункте, когда бронетехника противника лишается свободы манёвра и против неё можно обеспечить массированное применение этих средств. Известно, что немецкие гранатомётчики в боях Второй мировой войны стреляли по вражескому танку до тех пор, пока он не возгорался или взрывался, количество требуемых для этого попаданий могло быть свыше десятка. Это послужило причиной некоторого преувеличения эффективности данного вида оружия в послевоенное время. В сражениях вне населённых пунктов результативность ручных противотанковых гранатомётов была довольно посредственной.

Например, в 1944 году на Восточном фронте доля потерь советских танков от кумулятивных боеприпасов была незначительна, поскольку немецкая пехота не выдерживала подхода советских танков на дистанцию ближе 100—200 метров, отступая и бросая огромные по советской оценке запасы противотанковых гранатомётов. Что было вполне оправдано — тактическая грамотность советских танкистов к этому времени возросла достаточно, чтобы не доходя вплотную до линии окопов расстрелять находящихся в них из танкового оружия или дать своим сопровождающим стрелковым подразделениям подойти вплотную к окопам, когда нападающие получают преимущество над обороняющимися. Даже по ходу Берлинской операции, характеризующейся очень высокой долей городских боёв, безвозвратные потери танков Т-34-85 1-го Белорусского фронта от фаустпатронов составили 131 машину, а от огня ствольной артиллерии — 347. Если учитывать повреждённые танки, то соотношение в пользу артиллерии становится ещё более крупным: 1414 против 137. Для танков Т-34-85 1-го Украинского фронта безвозвратные потери от артиллерийского огня составили 305 машин, а от «Фаустпатронов» — только 15[1]. Сходный характер носят и британские данные — из 176 подбитых или брошенных «Пантер» за два месяца летней кампании 1944 года в Нормандии только 8 были поражены кумулятивными боеприпасами[2].

Видео по теме

Противотанковые мины

Panzermine im Schnitt.jpg

Противотанковые мины бывают противоднищевые, противогусеничные мины, противобортные мины. Они предназначены для выведения из строя танков и другой техники, однако не срабатывают при наступании на неё человека или животного [источник не указан 1015 дней].

Артиллерия

Panzermine im Schnitt.jpg

Противотанковое орудие (ПТО) — это специализированное артиллерийское орудие для борьбы с бронетехникой противника путём стрельбы прямой наводкой. В подавляющем большинстве случаев оно является длинноствольной пушкой с высокой начальной скоростью снаряда и небольшим углом возвышения. К другим характерным особенностям противотанкового орудия относятся унитарное заряжание и клиновый полуавтоматический затвор, которые способствуют максимальной скорострельности. При конструировании ПТО особое внимание уделяют минимизации его массы и размеров с целью облегчения транспортировки и маскировки на местности.

Самоходная артиллерийская установка (САУ) может быть весьма схожа с танком конструктивно, но предназначена для решения других задач: уничтожения танков противника из засад или огневой поддержки войск с закрытой огневой позиции, а потому имеет другой баланс брони и вооружения. Истребитель танков — специализированная для борьбы с бронетехникой противника полностью и хорошо бронированная самоходно-артиллерийская установка (САУ). Именно по своему бронированию истребитель танков отличается от противотанковой САУ, которая имеет лёгкую и частичную броневую защиту.

Безоткатные орудия

Panzermine im Schnitt.jpg

Чёткой границы между реактивными гранатометами и безоткатными орудиями нет. Английский термин recoilless rifle (безоткатное орудие) обозначает и L6 WOMBAT массой 295 кг на колёсном лафете, и М67 массой 17 кг для стрельбы с плеча или сошек. В России (СССР) гранатомётом считался СПГ-9 массой 64,5 кг на колёсном лафете и РПГ-7 массой 6,3 кг для стрельбы с плеча. В Италии система Folgore массой 18,9 кг считается гранатомётом, а та же система на треноге и с баллистическим вычислителем (масса 25,6 кг) — безоткатным орудием. Появление кумулятивных снарядов сделало гладкоствольные безоткатные орудия перспективными в качестве лёгких противотанковых пушек. Такие орудия использовались США в конце Второй мировой войны, а в послевоенные годы безоткатные противотанковые орудия были приняты на вооружение ряда стран, в том числе и СССР, активно использовались (и продолжают использоваться) в ряде вооруженных конфликтов. Наиболее широко безоткатные орудия применяются в армиях развивающихся стран. В армиях развитых стран БО как противотанковое средство в основном заменены пртивотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР). Некоторым исключением являются скандинавские страны, напр., Швеция, где БО продолжают развиваться, и, путём усовеншенствования боеприпасов с применением новейших достижений техники, достигли бронепропробиваемости 800 мм (при калибре 90 мм, то есть почти 9клб)

Ракетное оружие

Тактические ракеты

Тактические ракеты, в зависимости от типа, могут быть оснащены всевозможными противотанковыми суббоеприпасами,минами.

ПТУР

Panzermine im Schnitt.jpg Hmmwv-036.jpg

Основным достоинством танковых ПТУР является бо́льшая, по сравнению с любым типом танкового вооружения, точность поражения целей, а также большая дальность прицельного огня. Это позволяет вести огонь по танку противника, оставаясь вне досягаемости его вооружения, с вероятностью поражения, превышающей таковую для современных танковых пушек на таком расстоянии. К существенным недостаткам ПТУРов относят 1) меньшую, чем у снаряда танковой пушки, среднюю скорость полёта ракеты и 2) чрезвычайно высокую стоимость выстрела.

Летательные аппараты

Hmmwv-036.jpg

Штурмовкой называется поражение наземных и морских целей при помощи стрелкового оружия (пушек и пулемётов), а также ракет. Штурмовик — боевой летательный аппарат (самолёт или вертолёт), предназначенный для штурмовки. Для штурмовки могут использоваться неспециализированные типы ЛА, такие как обычные истребители, а также лёгкие и пикирующие бомбардировщики. Однако в 1930-е годы был выделен специализированный класс самолётов для штурмовых действий. Причина этого в том, что в отличие от штурмовика, пикирующий бомбардировщик поражает лишь точечные цели; тяжёлый бомбардировщик действует с большой высоты по площадям и крупным неподвижным целям — для поражения цели непосредственно на поле боя он не годится, так как велик риск промахнуться и ударить по своим; истребитель (как и пикирующий бомбардировщик) сильного бронирования не имеет, в то время как на малых высотах самолёт подвергается прицельному обстрелу из всех видов оружия, а также воздействию шальных осколков, камней и прочих опасных предметов, летающих над полем боя.

Hmmwv-036.jpg Израильский[уточнить] вертолёты AH-64D проявили себя как эффективное противотанковое средство в 1991 году (операция «Буря в пустыне»). Также они выполняли непосредственную поддержку войск, иногда взаимодействуя с штурмовиками A-10

Роль штурмовки снизилась после появления кассетных бомб (при помощи которых поражать вытянутые цели эффективнее, чем из стрелкового оружия), а также в ходе развития ракет класса «воздух-поверхность» (повысилась кучность и дальность, появились управляемые ракеты). Скорость боевых самолётов возросла, и поражать цели, находясь на малой высоте для них стало проблематично. С другой стороны, появлились штурмовые вертолёты, почти полностью вытеснившие самолёт с малых высот.

Ударные вертолёты

Беспилотные самолёты

Hmmwv-036.jpg

Чаще всего под беспилотными летательными аппаратами (БПЛА) понимают дистанционно управляемые летательные аппараты, применяемые для проведения воздушной разведки и нанесения ударов. Наиболее известным примером БПЛА является американский MQ-1 Предейтор. В феврале 2001 года на авиабазе ВВС США Неллис впервые были выполнены испытательные пуски противотанковых управляемых ракет (ПТУР) AGM-114 «Хеллфайр» с борта БПЛА «Предейтор». «Предейтор» может вооружаться двумя ПТУР (по одной под каждым крылом). Наведение на цель производится с помощью штатного лазерного целеуказателя

Противотанковые заграждения

Hmmwv-036.jpg

Обычно являются частью оборонной линии и совмещен с минными полями и проволочными заграждениями.

См. также

Примечания

  1. ↑ И. Желтов, М. Павлов, И. Павлов и др. Неизвестный Т-34, М,: Экспринт, 2001, стр. 154, ISBN 5-94038-013-1
  2. ↑ «Пантера». лучший танк Panzerwaffe. часть 3. — Рига: Торнадо. — (Военно-техническая серия), стр. 49—50

wiki2.red

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о