Китайские оружия – Оружие Китайских Монахов, Одиночное и Парное, Преимущества и Недостатки, История Создания, Техника Фехтования и Использование в Бою

Содержание

Мечи Японии и Китая

Так же образ самурая крайне героизирован, в то время как реальность была крайне неприглядной, о чём свидетельствуют фотографии реальных самураев 19 в. и многочисленные описания, оставленные самими самураями. Впервые самурай появляется в письменных источниках примерно в VII—VIII веках, слово происходит от глагола «сабурау», означающего «служить». В военное время в Японии армия набиралась из крестьян, а в мирное время стражу составляли представители аристократии, их слуг называли самураями. В большинстве случаев в их обязанности входили всего лишь различные работы по хозяйству, но со временем из-за недобора крестьян к IX в. они стали боевой челядью и далее зависимыми от господина безземельными низкоранговыми рыцарями.

Вопреки легендам, самураи использовались в основном как национальная гвардия в гражданских войнах и разгонах смут, лишь дважды поучаствовав в реальной войне, при отражении остатков размётанного штормом монгольского флота и позорном вторжении в Корею. В XVII в. после объединения Японии и запрета на ношения оружия для населения, воевать стало не с кем и в течение 20 лет боевые навыки и моральный дух самураев стали крайне низкими, тогда и стала создаваться легенда о могучих самураях, написали «Бусидо» и всячески начали пропагандировать образ мастера, философа и эстета. Поэтому все знают верных и стойких книжных самураев, а реальный Акэти Мицухидэ (XVI век) пишет: «честные люди встречаются лишь среди простолюдинов, для самурая же ложь и предательство — необходимая часть воинского искусства».

Основное оружие самураев был лук, отчего у них такие доспехи, в них неудобно фехтовать и вообще они предпочитали огнестрельные аркебузы, завезённые португальцами(!) Самоубийства вообще были свойственны японскому обществу, как впрочем, тотальное мужеложство и использование несовершеннолетних проституток обеих полов. Поэтому не следует героизировать этих обычных ландскнехтов, просто живших далеко от привычной Европы и имевших вычурные фальшионы, про которые насочиняли много легенд неграмотные заокеанские киношники.

Клан Сацума, фотограф Феличе Беато 1863-1867 год.

15 секретных видов оружия Китая, скрываемых от мира

Китай пугает не только численностью населения, но и своей огромной площадью. Вся техника, в том числе и военная, там производится исключительно людьми, что является плюсом для Китая и ещё одним запугивающим фактором для врагов.

Даже страшно подумать, какой будет война с Китаем. Не секрет, что Запад всегда был на несколько шагов впереди Поднебесной практически во всех отношениях, но насколько нам известно, китайцы довольно трудолюбивый народ и потому для них не составит особого труда догнать своих «партнёров» с Запада.

И несмотря на то, что Китай — коммунистическая страна, она имеет явное преимущество в случае войны с любым государством. Поэтому Соединённым Штатам не стоит недооценивать китайцев, и особенно их оружие. Возможно, вас заинтересует статья ТОП-10 стран-претендентов на победу в Третьей мировой войне.

Нижеперечисленные 15 видов оружия не столь секретные, какими вы их представляли, во многом благодаря шпионам, длинным языкам и появлению интернета. Само китайское правительство стремится держать всё в секрете, но у них не очень это получается. Но как бы то ни было, нам нужно знать о военных разработках Китая, ведь это может помочь в годы войны. Также обратите внимание на статью: Новое оружие России — ТОП-10 прорывов.

15. Гиперзвуковой глайдер DF-ZF


Это то, о чём точно мечтает военное командование любой страны. Гиперзвуковое оружие, которое может передвигаться со скоростью, превышающей скорость звука в 5 раз! DF-ZF передвигается со скоростью 6500-11000 километров в час и уже был успешно протестирован 7 раз.

И хотя у России и Америки так же имеется в разработке оружие подобного типа, всё-таки не пропадает уверенность в том, что вскоре Китай придумает новый вид оружия, не имеющий аналогов в мире. Во всяком случае, испытание этой машины вызвало беспокойство у американцев.

14. Биологическое оружие


Ещё одна пугающая весть состоит в том, что Китай собирается применить биологическое оружие на практике. И хотя он является членом международных конвенций, направленных против использования оружия подобного типа, некоторые политики убеждены, что эти коммунисты вывезли своё супероружие в Иран. Стоит отметить, что этой программе уже много лет и однажды неудачное испытание этого оружия вызвало эпидемию геморрагической лихорадки.

Но что касается химического оружия, то тут, скорей всего, китайцы отказались от его разработки из-за частых визитов специалистов из организаций, проверяющих на наличие химоружия. Хотя, кто их знает!

13. Баллистические ракеты средней дальности


Недавно китайские учёные создали новую противокорабельную баллистическую ракету DF-26, новая модель из серии ракет «

Донфенг«, которые Китай использует вот уже много лет. Его также называют «Пекинский перевозчик-убийца«. DF-26 может совершать атаки на суше и в море как в среднем, так и в большом диапазоне.

Это оружие предназначено для стратегического устрашения, учитывая тот факт, что радиус его действия 4000 км! Стоит отметить, что у американских спецслужб очень мало информации о разработках этой ракеты, потому она создаёт большую угрозу безопасности в тихоокеанском регионе.

12. Морские мины


Ещё одна реальная угроза — морские мины. Иран имеет несколько тысяч таких мин, Северная Корея — 50 000, Россия — около четверти миллиона. Штаты имеют всего лишь 13 000 экземпляров мин в своём арсенале, что не очень впечатляет. Дело в том, что использование этих самых мин крайне неудобно. Во-первых, их надо достать из хранилища и поместить в море, что представляет собой большую работу.

Иностранные спутники могут просигнализировать о подозрительной активности и тогда в использовании мин не будет смысла. Есть другой вариант, сбросить мины с самолёта в воду, но это очень дорого. К тому же, заграничные службы могут узнать о таком манёвре. По всем этим причинам, морская мина осталась в конце нашего списка.

11. Стратегический транспортный самолёт Xian Y-20


Больше известный как «Пухлая девочка» у китайских авиаконструкторов (из-за широкого фюзеляжа по сравнению с другими воздушными суднами), Xian 20 — военный грузовой самолёт. Его официальное кодовое имя «Кумпенг«, данное ему в честь птицы из китайской мифологии. По сообщениям источников из Пекина, китайское руководство планирует сконструировать новый самолёт, сравнимый в размерах с легендарным советским «Мрия».

200-тонное судно способно летать без остановки до Европы, Австралии и Северной Африки.

Также Китай хочет построить ещё один самолёт, равный по размерам с самым большим пассажирским Airbus A380

10. «Летающая акула»


Прототипом для создания Shenyang J-15 стал российский Су-33. Это многоцелевой истребитель, создание которого дало понять, что Китай претендует на пост мирового военного и экономического лидера. Этот самолёт стал причиной споров между Китаем и Россией, точнее Россия предъявила претензии Китаю из-за нарушения соглашений об интеллектуальной собственности.

Хотя «акула» и спроектирована как Су-33, но внутри неё другие радары и оружие. И по сравнению с ним, китайская версия немного быстрее и имеет более широкий диапазон атаки. Разработка превосходна ещё тем, что китайцы внедрили в него систему катапультирования CATOBAR.

9. Гидросамолёт AG600


Услышав о гидросамолётах, вы можете подумать о Второй Мировой Войне. Но нет, такой вид военной техники используется и сейчас. И в этом ещё один повод для волнения, Китай обладает самым большим гидросамолётом в мире. В 1940-е такие самолёты использовались для спасения лётчиков сбитых самолётов и доставки помощи. Наличие самолёта, способного приземляться прямо в океан, будет большим преимуществом в случае развязки новой войны.

Но пока что Поднебесная в этом плане лидирует, их AG600 имеет размеры, как у Boeing 737 и может вмещать в себе 50 человек. Он способен пролететь 5000 километров и находиться в воздухе 12 часов. Всё это звучит ещё более впечатляюще, если включить в перечень преимуществ способность приземляться на воду.

8. Авианосец CV-17


CV-17 — самый первый авианосец Китая, создание которого близится к завершению. Фотографии спутников намекают, что авианосцы вряд ли будут использоваться до 2020 года. В свою очередь, CV-16 был советским авианосцем, купленным китайцами с целью открытия на его борту казино. Из-за несовершенности системы, способность корабля обнаруживать угрозы на суше и в море сильно ограничены.

Этот авианосец способен перевозить около 48 самолётов и 12 вертолётов. Его грузоподъемность составляет 60-70 тысяч тонн. CV-17 будет улучшенной версией CV-16, но всё это займёт несколько лет переоборудования и испытаний перед тем, как он спустится на воду.

7. Дальний стратегический бомбардировщик


Бомбардировщик H-6 K уже не держится в тайне от иностранных спецслужб, более того, Китай не скрывает попыток создать бомбардировщик ещё большего радиуса действия, чем этот. Но никто не знает как будет выглядеть новый самолёт, будет ли он обновленной версией старого или же это что-то совершенно новое. Этот бомбардировщик очень быстро летает и способен вмещать ещё больше груза, чем старые модели.

Китай, наряду с Америкой и Россией, относится к странам, использующим дальние стратегические бомбардировщики и не исключено, что однажды китайский военный самолёт достигнет берегов США. Поддерживаемый танкерами, самолёт способен атаковать американские судна в Тихом Океане и даже обстрелять американский форпост в Гуаме, находящийся в 5000 километрах от континентальной части Поднебесной.

6. Атомная подлодка


Арсенал подводных лодок Китая достаточно богат. В его запасе есть 50 ядерных субмарин, 4 атомные подлодки с баллистическими ракетами и 50 дизельных атомных подлодок. И никто точно не знает, сколько ещё Китай будет их производить. Но как бы то ни было, китайский флот играет весомую роль в тихоокеанском регионе.

Субмарины всегда были у китайцев в секрете, потому когда этим летом в сети была опубликована фотография новой подводной лодки, это вызвало настоящий фурор. Новая субмарина 093B Shang очень тихая, быстрая и способна выпускать ракеты вертикально.

5. Ракетный эсминец Type-052D Luyang III


Это оружие принадлежит к числу ракетных эсминцев, построенные на разных судоверфях несколько лет назад. На сегодняшний день, 11 из 13 кораблей уже состоят на вооружении китайской армии. Из этих 11 эсминцев четверо патрулируют воды Южно-китайского моря, ещё четыре защищают морское побережье страны на северо-западе.

Российские СМИ назвали эти корабли «перевозчиками-убийцами» из-за дальних сверхзвуковых противокорабельных ракет, благодаря которым корабли могут выполнять функцию разведчика. Кстати, ракеты обладают большим ускорением, потому в случае запуска их в сторону США, американским оборонительным сооружениям будет сложно их сбить.

4. Противоспутниковая ракета


Сегодня Китай обладает ракетами, способными сбивать спутники в космосе! И совсем недавно Пентагон узнал об испытаниях новой противоспутниковой ракеты в Китае. Во время испытания, китайцы закрыли несколько полётных зон для безопасного прохождения ракеты.

Некоторые источники утверждают о проведении новых тестирований китайского оружия в Монголии, в то время как другие говорят о специальной военной базе в Синьцзяне, где и проводятся эти самые испытания. Как бы то ни было, это не может не пугать.

3. Оружие для кибератак


Да, Китай отстаёт в некоторых планах от США, Европы и России, но он настойчиво старается наверстать упущенное. В Штатах бытует стереотип, что азиаты необычайно умны, ведь в американских университетах огромное множество этих самых студентов из Азии. Недавно мы узнали о трёх видах кибероружия КНР, если не больше.

Эти три оружия представляют собой специализированную сеть для проведения кибератак, группу специалистов для осуществления хакерских операций в киберпространстве, и внешние объекты, которые могут быть мобилизованы для проведения военных операций в сети. Также Китай занимается хакингом и шпионажем, что вполне естественно для многих государств мира.

2. Ядерное оружие


Все мы прекрасно знаем, что Китай — одна из ядерных держав, вдобавок обладающая химическим и биологическим оружием. Коммунистический Китай начал свою ядерную программу в далёком 1955 году и провел успешное испытание на полигоне в 1964 (а первая водородная бомба была испытана в 1967 году). Стоит отметить, что китайцы тщательно охраняют информацию об ядерной программе, но уже известно о наличии 260 боеголовок по состоянию на 2015 год.

И несмотря на то, что Китай первым предложил концепцию «неиспользования первым» и обязался не использовать ядерное оружие против стран, его не имеющих, по-прежнему очень тревожно, тем более зная, что Китай увеличивает свой ядерный потенциал с каждым годом.

1. Образование и население


Это самое главное оружие Китая, о которым вы все знаете, и это — образование. И это действительно страшно, особенно когда в этой стране свыше одного миллиарда человек, яростно преданных национальному лидеру. К тому же, военная служба обязательна для всех мужчин старше 18 лет.

Именно поэтому огромная численность населения и уровень их образованности (а образование в этой стране очень строгое, и следовательно, качественное) — главная угроза, исходящая от КНР в настоящее время. И если бы ход войны зависел только от количества солдат в каждой из национальных армий, то Китай бы победил любую страну.

Рекомендуем посмотреть:

Факты о китайской армии. Каким способом китайцы разрабатывают свое военное оружие? Слабые места в вооружении Китая.

Цзи (оружие) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Цзи (кит. трад. 戟, пиньинь: ) — китайское древковое оружие, использовавшееся в той или иной форме более трёх тысячелетий, со времён династии Шан до конца империи Цин. Оно по-прежнему применяется в учебных целях во многих китайских боевых искусствах.

Цзи изначально являлось гибридом между копьём цян и древковым оружием гэ. Оно было довольно распространённым оружием пехоты в древнем Китае, также им пользовались кавалерия и колесницы.

Во времена империи Сун название цзи относилось к нескольким видам оружия, но моделью для этого оружия послужили копья, а не древние цзи. Одно из них было названо цинлун цзи (кит. трад. 青龍戟, упр. 青龙戟, буквально: «лазурный дракон цзи»), и имело наконечник с серповидным лезвием на одной стороне. Другое, фантянь цзи (кит. упр. 方天戟, буквально: «квадратное небо цзи»), имело наконечник с серповидными лезвиями с обеих сторон[1][2]. Они имели несколько способов атаки: боковыми лопастями или лопатками, наконечником, а также противовесом, которыми можно было ударить противника.

Оружие цзи стало популярным благодаря историческому персонажу, известному как Люй Бу. Его оружие называлось фантяньхуа цзи (кит. 方天画戟).

  1. Цзян Фэнвэй (蔣豐維). Китайский словарь оружия = 中國兵器事典.
  2. Итикава Садахару (市川定春). Словарь оружия = 武器事典.

Цзянь — Википедия

Цзянь
Тип меч
Годы эксплуатации Западная Чжоу — Вторая мировая война
На вооружении Китай и сопредельные страны
Масса, кг ~700-900 г
Длина клинка, мм стальные ~70-80 см (в эпоху бронзы ~45-80 см)
Тип клинка прямой обоюдоострый
Тип эфеса открытый

Цзянь (кит. трад. 劍, упр. 剑, пиньинь: jiàn; кантонский: Gim3) — китайский прямой меч, в классическом варианте с длиной клинка около метра, но встречаются и более длинные экземпляры. В эпоху бронзы (Западная Чжоу и начало Чуньцю) длина клинка обычно составляла менее полуметра[1]. Первые литые бронзовые цзяни появились в эпоху Западная Чжоу, наибольшее же распространение они получили в эпоху Воюющих Царств, тогда же часть цзяней стали ковать из стали. В эпоху династии Тан цзянь в войсках стал уступать место дао, а после падения этой династии цзянь стал парадно-церемониальным оружием. Эту функцию мечи сохраняли до середины XX века.

  • рукоять заканчивается навершием[2]
  • рукоять бывает как короткая для одной руки, так и длинная, допускающая при необходимости хват двумя руками[3]
  • гарда — как правило, простая, но встречаются и варианты с изощрённой гардой для специальных техник фехтования[4]
  • клинок — встречаются вариант как с недлинным, но тяжёлым клинком для силового фехтования с мощными, но быстрыми ударами, так и вариант с длинным, но лёгким клинком, позволяющим большее разнообразие подвижных приёмов[5]
  • клинок имеет два лезвия[6]
  • клинок имеет ребро жёсткости, проходящее вдоль всего клинка до самого его острия[7]
  • клинок заканчивается остриём[8]
  • навершие эфеса заканчивается кистью, которую можно обмотать вокруг запястья и ладони в качестве темляк[9]. Также кисть могла использоваться для впитывания крови, попавшей на рукоять[10]. Иногда встречается очень длинная кисть, сравнимая своей длинной с клинком, которая, как считается, должна отвлекать внимание противника[11]

Первые мечи цзянь появились ещё в эпоху Западная Чжоу и были сделаны из бронзы[12][13]. Позднее, в эпоху Чуньцю улучшилось качество клинков и возросла их длина.[13] Наиболее широко подобные мечи использовались на войне в эпоху Воюющих Царств[14][15].

Two Jian.JPG Ранняя версия бронзового цзяня

В эпоху Воюющих Царств средняя длина мечей составляла чуть менее метра[16]. Что показательно, в эпоху Воюющих Царств бронзовые мечи продолжали соперничать со стальными, так, например, Чу славилось своими стальными мечами, в то время как Цинь, благодаря использованию сплавов, содержащих хром, славилось бронзовыми мечами, не уступавшими по качеству лишь недавно появившимся стальным (имевшиеся исторические теории о том, что Цинь одержало победу благодаря стали, оказались опровергнуты археологическими находками)[15] И к моменту объединения Китая под властью Цинь средняя длина мечей составляла чуть менее метра.[16] Процесс отливки бронзовых мечей в формах постепенно уступал место производству кованых мечей из железа по мере развития металлургии в древнем Китае.

В эпоху Хань цзянь превратился в обязательный атрибут чиновников[13]. Количество стальных мечей стало заметно превышать количество всё ещё отливавшихся бронзовых[17].

Постепенно прямые мечи цзянь стали уступать место в армии палашам и фальшонам — дао, оказавшимся более практичными и эффективными в бою. Уже в эпоху Тан в Китае все большую популярность приобретают дао со слабо выраженным изгибом. Фехтование на обоюдоострых цзянь со времен династии Тан становится непременным атрибутом ученого мужа, одинаково хорошо владеющего кистью и клинком (в качестве примера можно назвать прославленного поэта Ли Бо)[13]. Меч, превратившийся в произведение искусства, стремились не подвергать повреждениям лезвия при фехтовании. Действительно, ряд сохранившихся с периода Цин (1636—1912) мечей имеет характерные засечки на голоменях клинков. Процесс перехода от массового вооружения мечами к вооружению саблями и палашами завершился к концу X века[18]. Что касается пехоты, то ещё в эпоху Хань её основным вооружением был дао (являвшемуся в ту эпоху тяжёлым однолезвийным прямым оружием — фактически, палашом), а к эпохе Тан дао прочно утвердился в качестве основного клинкового оружия в армии[19].

К эпохе Тан мечи в армии были не столь популярны, как раньше, а после падения Тан и вовсе превратились в парадно-церемониальные[14]. Тем не менее, как ни странно, именно период после Тан некоторые китайские авторы (в частности Чжан Юкунь) называют расцветом фехтования на цзянь[13]. И именно в это период возникла традиция старательно беречь меч при фехтовании[14]. Превращение цзянь из боевых в парадно-церемониальные мечи по времени совпало с заменой малочисленной китайской тяжёлой кавалерии, представлявшей собой аналог катафрактов, облачённый (включая и коней) в ламеллярные доспехи, и вооружённый помимо прочего мечами цзянь, на многочисленную среднюю, кавалерию сформированную из тюркских наёмников. Процесс замены, начавшись ещё при основании династии Тан, завершился к концу X века[18]. Что касается пехоты, то ещё в эпоху Хань меч цзянь уступал по популярности мечу дао (являвшемуся в ту эпоху тяжёлым однолезвийным прямым мечом — фактически, палашом, в отличие от более позднего — классического дао, являющегося фальшоном), а к эпохе Тан дао прочно утвердился в качестве основного оружия мечников[19].

Тем не менее, цзянь активно использовался в Китае вплоть до второй половины XX в. в качестве неофициального оружия чиновников, деревенских ополченцев и милиционных формирований. Многочисленные ополченские цзяни’ периода Цин, полностью изготовленные из стали, получили название цюаньте цзянь (букв. цельножелезный цзянь) в больших количествах дошли до наших дней и демонстрируют высокий уровень мастерства китайских деревенских жителе[20] Кроме того, обследование значительного количества образцов повстанческого и милиционного оружия XVII—XX веков, изготовленного деревенскими кузнецами, проведенное Алексом Хуанфу, Петером Деккером, Филипом Томом, В. Е. Белановским, А. М. Пастуховым дало возможность выявить конструктивные особенности этого оружия и подтвердить реальность возможности производства качественного клинкового оружия в деревенских условиях при наличии развитой традиции изготовления клинкового оружия кузнецов — многие из них имеют сложную конструкцию саньмэй, когда между двумя пластинами мягкой стали вкладывалась пластина из твердой стали и весь пакет проваривался при помощи кузнечной сварки[20].

Помимо боевых цзяней, изготавливались и парадно-церемониальные для религиозных и магических обрядов[к. 1], в частности, нередко носились даосами. Более того, в отличие от буддийских монахов, традиционно путешествовавших с шестом или посохом, у даосов при путешествии было принято брать с собой для самозащиты цзянь[21].

Согласно Лю-Чжиан Сину, наиболее ценные мечи, помимо внешних ножен, могут иметь стальные внутренние ножны, предназначенные для лучшего сбережения клинка[14]. Однако, утверждая это, данные авторы не приводят фото реальных артефактов, а также не описывают их конструкцию.

Современный спортивный цзянь представляет собой спортивный снаряд в виде меча с тонким клинком повышенной гибкости, непригодный для применения в реальном бою.

Two Jian.JPG Фехтование на цзянях

В эпоху бронзы цзянь представлял короткий клинок, обычно используемый в паре со щитом, в соответствующей манере фехтования[22]. С удлинением мечей, почти до одного метра (которое произошло ещё в эпоху бронзы), популярность щитов не снизилась, и комбинация «щит и меч» продолжала оставаться популярной в пехоте и в VI веке нашей эры[23].

Классический вариант представляет собой длинный прямой клинок с длинной рукоятью, которым можно фехтовать как одной, так и двумя руками. В отличие от европейских полуторных мечей, у которых треть клинка, прилегающая к гарде, часто не затачивалась, клинок цзяня, как правило, заточен по всей длине. В отличие от своего ближайшего европейского аналога — нем. reitschwert[к. 2], гарда простая, что, с одной стороны, не стесняет движения руки, а с другой — слабо защищает пальцы. Всё это в сочетании с наличием достаточного веса делало классический цзянь довольно универсальным мечом, который был достаточно лёгок для проведения сложных фехтовальных приёмов (в частности, кистевых ударов) и достаточно тяжёл для нанесения рубящих ударов[24]. Простота гарды также налагает свой рисунок на бой, заставляя использовать длинные защиты с круговыми движениями, при выполнении кончик меча часто смотрит на противника, а все защитные движения, в основном, выполняются рукоятью описывающей круги вокруг центра вращения которым является острый конец меча (ср. фехтование мечом дао, при котором круги вокруг рукояти описывает конец меча), что позволяет быстрые контратаки как колющими, так и рубящими ударами[25].

На дошедшую до наших дней манеру фехтования заметное влияние оказало превращение цзяня из боевого меча в парадно-церемониальный — слишком лёгкий для нанесения рубящих ударов, в то же время довольно хлипкий, чтобы его подставлять под удар более тяжёлого оружия. При этом клинки боевых цзяней стали цениться настолько высоко, что их стали беречь от повреждений, стараясь не рубить и не подставлять оружие под удар — боясь появления случайной выщербины на ценной фамильной реликвии[14].

К сожалению, унификация и выхолащивание традиционных видов фехтования в КНР превратило фехтование на цзянь в разновидность спортивной акробатики (возможно, даже в чем-то близкой тем изощренным системам, которыми овладевали в частном порядке благородные мужи периода Тан). Однако лёгкий и тонкий клинок современного спортивного меча оказался слишком слабым для эффективного парирования, что сделало фехтование на цзянь своеобразным шоу. Старые дорогие мечи стремились не использовать при обучении, боясь появления зазубрин на антикварных вещах[14]. Тем не менее, ещё в годы войны с Японией (1937—1945) многие офицеры армии Гоминьдана использовали цзянь в качестве боевого оружия.

Выделяются четыре манеры фехтования[26]:

  • «идущий» меч — знаменитая «бесконтактная» манера фехтования (в идеале мечи не должны соприкасаться), в которой все защиты строятся на быстрых и ловких передвижениях и уклонах, а из атак преобладают уколы и подрезания.
  • «мощный» меч — фехтование боевым мечом, отличающееся чёткостью и решительностью.
  • «мягкий» меч — манера фехтования, характерная для внутренних стилей ушу, использующая особый мягкий хват[к. 3], позволяющий за счёт меньшей силы получить большую техничность и сложность фехтования
  • «пьяный» меч — манера фехтования в «пьяном» стиле с обилием финтов и акробатики
  • Цуруги — японский церемониальный меч, происходящий от цзянь, и традиционно записываемый тем же самым иероглифом 劍
  • Спатион — восточно-римский (византийский) конструктивный аналог цзяня
  • Reitschwert — европейский меч эпохи Возрождения, с клинком аналогичным цзяню, но, отличающийся сложным эфесом как у шпаги
  • Дао (меч) — китайский рубящий меч, чья техника фехтования традиционно считается противоположной технике фехтования цзянем основанной на уколах
  1. ↑ Сродни рисованию пентаграмм мечом или шпагой в европейском оккультизме (причём при отсутствии настоящего оружия достаточной заменой считался деревянный меч с железным остриём из гвоздя)
  2. ↑ буквально «рейтарский меч» — гибрид меча и шпаги со сложной шпажной гардой и клинком, который достаточно лёгок для сложных фехтовальных техник, и в то же время достаточно тяжёл для рубящего удара
  3. ↑ как при мягком так и при жёстком хвате, во избежание излишнего перенапряжения мышц рук и преждевременной усталости, меч большую часть времени держат тремя пальцами:
    • указательный, средний и большой пальцы — «мягкий» хват
    • средний, безымянный и большой пальцы — «жёсткий» хват
  1. ↑ Peers, 1990, p. 23.
  2. ↑ Лю, Сугавара, Джонс, 2000, Гл. 2 «Составные части меча и их функции», раздел 2.1. «Головка», с. 212.
  3. ↑ Лю, Сугавара, Джонс, 2000, Гл. 2 «Составные части меча и их функции», раздел 2.1. «Рукоятка», с. 212—218.
  4. ↑ Лю, Сугавара, Джонс, 2000, Гл. 2 «Составные части меча и их функции», раздел 2.3. «Крестовина», с. 219—221.
  5. ↑ Лю, Сугавара, Джонс, 2000, Гл. 2 «Составные части меча и их функции», раздел 2.4. «Клинок», с. 218—219.
  6. ↑ Лю, Сугавара, Джонс, 2000, Гл. 2 «Составные части меча и их функции», раздел 2.5. «Лезвия», с. 221—222.
  7. ↑ Лю, Сугавара, Джонс, 2000, Гл. 2 «Составные части меча и их функции», раздел 2.6. «Спинка», с. 222.
  8. ↑ Лю, Сугавара, Джонс, 2000, Гл. 2 «Составные части меча и их функции», раздел 2.7. «Кончик», с. 222.
  9. ↑ Лю, Сугавара, Джонс, 2000, Гл. 2 «Составные части меча и их функции», раздел 2.8. «Кисть», с. 222—226.
  10. ↑ Лю, Сугавара, Джонс, 2000, Гл. 2 «Составные части меча и их функции», раздел 2.8. «Кисть», с. 222.
  11. ↑ Лю, Сугавара, Джонс, 2000, Гл. 2 «Составные части меча и их функции», раздел 2.8. «Кисть», с. 226.
  12. ↑ Peers, 1990, The Western Chou army, p. 9.
  13. 1 2 3 4 5 Чжан, 1996, Гл. 51 «Особенности фехтования на мечах», с. 163.
  14. 1 2 3 4 5 6 Лю, Сугавара, Джонс, 2000, Гл. 1 «Краткое введение в искусство фехтования мечом», с. 210—211.
  15. 1 2 Peers, 1990, Armies of the Invasion Period, p. 22.
  16. 1 2 Peers, 1990, Armies of the Invasion Period: The Ch’in Army, p. 33.
  17. ↑ Peers, 1990, Armies of the Invasion Period, p. 43.
  18. 1 2 Peers, Perry, 1996, Sui and T’ang Armies, p. 16.
  19. 1 2 Чжан, 1996, Гл. 49 «Особенности фехтования на саблях», с. 155—156.
  20. 1 2 Huangfu, 2007.
  21. ↑ Маслов, 1995, Гл. 5 «Работа с оружием», с. 135.
  22. ↑ Peers, 1990.
  23. ↑ Peers, 1990, Armies of the Invasion Period, p. 35.
  24. ↑ Лю, Сугавара, Джонс, 2000, Гл. 3 «Основные атаки мечом», с. 225—226.
  25. ↑ Лю, Сугавара, Джонс, 2000, Гл. 4.2 «Принципы обороны в искусстве владения мечом», с. 272—273.
  26. ↑ Чжан, 1996, Гл. 51. «Особенности фехтования на мечах», с. 165.
На русском языке
  • Богачихин М. М. Краткий китайско-русский оздоровительный словарь. — М.: София.
  • Маслов А. А. Часть 2 // Синъицюань: единство формы и воли. — М.: Здоровье Народа, 1995. — ISBN 5-88531-020-3, ББК 75.716, М 31.
  • Чжан Юкунь. 100 вопросов по у-шу. — К.: София, 1996. — ISBN 5-701-0 (ошибоч.)
  • Лю Чж.-С., Сугавара Т., Джонс М. Б. Айкидо и китайские боевые искусства = Aikido and Chinese Martial Arts. — Р. н/Д.: Феникс, 2000. — Т. 2: Айкидо и тренировки с оружием. — ISBN 5-222-01178-X, ББК 75.715 Т37.
На иностранных языках
  • Peers C. J. Ancient Chinese Armies 1500—200 BC / illustrated by Agnus McBridge, series editor Martin Widrow. — series № 218. — Osprey Publishing, 1990. — (Men-at-Arms). — ISBN 0-85045-942-7. (англ.)
  • Peers C. J. Imperial Chineese Armies / illustrated by Michael Perry, series editor Martin Widrow. — series № 284. — Osprey Publishing, 1995. — Vol. 1: 200 BC — AD 589. — (Men-at-Arms). — ISBN 1-85532-514-4. (англ.)
  • Peers C., Perry M. Imperial Chinese Armies / series editor M. Widrow. — series № 295. — Osprey Publishing, 1996. — Vol. 2: 590—1260 AD. — (Men-at-Arms). — ISBN 1-85532-599-3. (англ.)
  • Iron and Steel swords of China. — Tomorrow Publishing House, 2007. — ISBN 978-7-5332-5358-5. (англ.)

Оружие массового поражения Китая — Википедия

Китайская Народная Республика разработала и обладает оружием массового поражения, включая химическое и ядерное.

Первое ядерное испытание в Китае состоялось в 1964 году, а первое испытание водородной бомбы — в 1967 году. Ядерные испытания в Китае продолжались до 1996 года, когда КНР подписала Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Китай присоединился к Конвенции о биологическом оружии в 1984 году и ратифицировал Конвенцию по химическому оружию в 1997 году.

В начале 2011 года Китай опубликовал «Белую книгу» министерства обороны, в которой подтверждалось, что Китай проводит политику поддержания ядерного потенциала на «минимально необходимом уровне» и неприменения ядерного оружия первым. При этом Китай никогда не определял, что подразумевается под «минимально необходимым уровнем». Это, наряду с тем, что Китай осуществляет развертывание четырёх новых типов баллистических ракет, способных нести ядерные заряды, вызывает озабоченность мирового сообщества[1].

13 января 1993 года Китай подписал конвенцию о запрещении химического оружия. Она была ратифицирована 25 апреля 1997 года[2]. В официальной декларации, представленной китайским правительством, оно заявило, что государство в прошлом имело небольшой арсенал химического оружия, но он был уничтожен до ратификации конвенции. Правительство заявило, что лишь два химических завода могут производить иприт и люизит[3].

Было установлено, что в 1970-е годы во время холодной войны Китай поставлял небольшие запасы химического оружия в Албанию[4].

По данным некоторых экспертов спецслужб[5], Китай разрабатывал биологическое оружие и использовал его против своих противников, в частности, против Тайваня[6]. При этом на официальном уровне Китай всегда заявлял, что не разрабатывал биологического оружия. В 1984 году КНР присоединилась к Конвенции о биологическом оружии.

Как заявил один из разработчиков советского биологического оружия К. Алибеков, в конце 1980-х года на одном из китайских заводов, производившем биологическое оружие, произошла серьёзная авария, зарегистрированная советскими разведывательными спутниками. Советские специалисты высказывали подозрение, что два очага геморрагической лихорадки в Китае в конце 1980-х годов произошли в результате утечки вирусного материала из китайской лаборатории[7].

В январе 1997 года госсекретарь США Мадлен Олбрайт выразила озабоченность по поводу возможности передачи Китаем разработок в области биологического оружия Ирану и другим странам[8]. Олбрайт заявила, что она располагает сведения о передаче Китаем Ирану технологий двойного назначения, в связи с чем Соединенным Штатам необходимо принять всеобъемлющие меры экспортного контроля. США 16 января 2002 года ввели санкции в отношении трех китайских фирм, обвиняемых в поставках Ирану материалов, используемых в производстве химического и биологического оружия. В ответ на это, Китай в конце 2002 года ввёл торговые барьеры для биотехнологий двойного назначения[9].

Макет первой китайской атомной бомбы

История[править | править код]

В начале 1956 года ЦК КПК принял решение о развитии атомной энергетики, в соответствии с которым в Китае предполагалось создание стратегических ракет и ядерного оружия. К концу 1956 года в КНР для реализации атомной программы было создано «Третье министерство машиностроения» (в 1958 году оно стало Вторым) — аналог советского Средмаша, руководителем атомной программы Мао Цзэдун назначил главу госбезопасности Кан Шэна[10].

Ядерная программа Китая первоначально осуществлялась при активном содействии со стороны СССР: за период 1950—1960 годов Китай посетило около 10 тысяч советских специалистов атомной отрасли, помимо этого, примерно 11 тысяч китайских специалистов и 1 тысяча учёных атомной отрасли прошли обучение и подготовку в Советском Союзе[10]. 7 апреля 1956 года было подписано первое советско-китайское соглашение по сотрудничеству в атомной отрасли, согласно которому предусматривалось строительство новой железной дороги от Актогая до Ланьчжоу, что давало возможность доставлять оборудование на первый испытательный полигон атомного оружия возле озера Лобнор.

15 октября 1957 года было подписано второе соглашение, которое предусматривало передачу Китаю технологии изготовления ядерного оружия, за исключением технологий постройки атомных подводных лодок[10]. Строительство заводов по обогащению урана в Баотоу и Ланьчжоу началось в 1958 году. 20 июня 1959 года Хрущев решил прекратить помощь Китаю в этой сфере, а в июле 1960 года, после осложнения советско-китайских отношений, помощь со стороны СССР была окончательно свёрнута, советские специалисты атомной отрасли (в количестве около 10—12 тысяч) отозваны из Китая, но это уже не могло остановить ход китайского атомного проекта[11].

16 октября 1964 года премьер Госсовета КНР Чжоу Эньлай от имени Мао сообщил китайскому народу об успешном испытании первой китайской ядерной бомбы (проект 596). По подсчетам западных экспертов, эта программа обошлась КНР в $4,1 млрд[10]. Первая китайская атомная бомба была создана на основе урана-235, и обладала мощностью в 22 килотонны. В общей сложности Китай произвёл 45 подземных ядерных испытаний на полигоне Лобнор, последнее из них было 29 июля 1996 года.

Первое ядерное испытание со сбросом атомной бомбы с самолёта в Китае было произведено 14 мая 1965 года, а зимой — весной 1967 года в Китае шло завершение разработки первого термоядерного заряда. 17 июня 1967 года китайцы осуществили первое успешное испытание термоядерной бомбы на основе урана-235, урана-238, лития-6 и дейтерия (т. н. ядерное испытание № 6). Испытание было произведено на полигоне Лобнор, термоядерная бомба была сброшена с самолёта Hong-6 (аналог советского самолёта Ту-16), на парашюте спущена до высоты 2960 м, где был произведён взрыв, мощность которого составляла 3,3 мегатонны. После завершения этого испытания КНР стала четвёртой в мире термоядерной державой после СССР, США и Англии[10].

Определить точный состав и масштаб ядерных сил Китая чрезвычайно сложно из-за режима секретности.

В 2004 году представители Китая заявили, что среди стран, обладающих ядерным оружием, Китай обладает наименьшим ядерным арсеналом (то есть меньше, чем Великобритания, чей арсенал оценивается в 200 ядерных боеголовок)[12]. Источники в американской разведке оценивают ядерный потенциал Китая значительно ниже, чем многие неправительственные организации[13].

В 2005 году китайский ядерный арсенал в различных источниках оценивался от 80 до 2 тысяч ядерных боеголовок. Последняя оценка отвергнута большинством экспертов в этой отрасли, поскольку, по-видимому, основывалась на заявлении одного сингапурского студента в сети Usenet[14][15].

С 2011 года в экспертном сообществе снова появились оценки, что китайский ядерный арсенал имеет значительный объём. Исследование, проведённое в Джорджтаунском университете, не исключает возможности наличия у Китая 3 тысяч единиц ядерного оружия, скрытых в сложной сети туннелей протяжённостью 4800 км. Эта сеть туннелей была выявлена после землетрясения 2008 года в провинции Сычуань, когда часть туннелей обрушилась и официальный Пекин подтвердил их существование[16]. В то же время «туннельная теория» подвергнута критике со стороны экспертов ядерной отрасли. Но, несмотря на эту критику, президент США Барак Обама был вынужден 2 января 2013 года подписать законопроект, который специально оговаривает (в секциях 1045, 1271, 3119) приказ командиру Стратегического командования США (STRATCOM) о выделении сил и средств разведки на сбор информации о Китайской Великой Подземной стене и о составлении к 15 августа 2013 года подробного отчёта разведки о «подземной сети туннелей, используемых КНР, с учётом возможности для США использовать обычные и ядерные силы для нейтрализации таких туннелей и того, что хранится в этих туннелях»[17][18][19]. В конце апреля 2017 года шеф Тихоокеанского Коммандования ВС США (U.S. Pacific Command) адмирал Гарри Гаррис (Harry Harris) на слушаниях в Сенате (перед комитетом по Вооруженным Силам) официально заявил, что США надо переделать договор РСМД в связи с тем, что у Китая много баллистических ракет малой и средней дальности, нет никаких сдерживающих факторов развития и роста числа этих ракет, тогда как США полностью связаны этим договором и не могут сдерживать КНР в этой сфере[20][21].

По мнению генерал-полковника в отставке Виктора Есина (бывшего начальника штаба Ракетных войск стратегического назначения), у Китая только на старых известных военных заводах наработано до 40 тонн оружейного урана и около 10 тонн плутония, что даёт около 1600 урановых и около 2000 плутониевых боеголовок, итого арсенал КНР может достигать 3600 боеголовок[22].

Любые ссылки на недостаток трития у Китая являются некорректными (никаких данных по производству трития в КНР у зарубежных экспертов нет, они просто голословно утверждают, что трития у КНР недостаточно). Для ядерной \ термоядерной боеголовки нужно всего около 2 грамм трития (тритий заменяется раз в 5-10 лет из-за естественного распада), первые ядерные боеголовки обходились вообще без трития. В Китае работают 7 промышленных реакторов типа CANDU (разработаны Канадой), которые в год нарабатывают до 1 кг трития (в ходе побочной реакции дейтерий в тяжёлой воде, омывающей активные элементы с природным ураном, захватив нейтрон, превращается в тритий). В Канаде аналогичные реакторы (в количестве 22 штук) нарабатывают от 2.5 до 3.5 кг трития в год. В конце 1990-х годов американские и британские специалисты задавали вопросы в Индии по поводу использования трития, наработанного в индийских реакторах типа CANDU (заказаны Индией у Канады ещё в 1960-е годы, первый реактор заработал в 1972 году, потом построено ещё около 6 подобных реакторов своего типа RAPS[23][24]), но не получили четкого ответа от индийских ученых, тем просто запрещено говорить о дальнейшем использовании индийского трития, о чём журнал Janes Intelligence Review писал ещё в начале 1998 года[25].

В 1987 г. был закрыт, и в 1993 г. передан в распоряжение местной администрации военный объект в провинции Цинхай площадью 1100 кв км. Он использовался для создания первых атомных и водородных бомб, а сейчас рассекречен, и посещается туристами[26].

В связи с закрытостью КНР в области количества боеголовок, по этому вопросу высказывают разные мнения. Различие между максимальным и минимальным значением числа боеголовок (у разных экспертов) превышает 40 раз (от 240 до 10 000). Оценка потенциала предприятий, производящих специальные расщепляющиеся материалы, показывает что они могли (к 2011 г.) изготовить столько урана и плутония, сколько требуется для производства ~3600 боеголовок. Но вряд ли использован весь материал, и можно ожидать, что КНР располагает 1600—1800 ядерными боеприпасами[27].

Ракеты-носители[править | править код]

В 1960-х, из-за значительного отставания в научно-технической области, КНР сосредоточился на создании баллистических ракет наземного базирования — как наиболее дешёвых. Первой ракетой стала Дунфэн-1 с жидкостным реактивным двигателем. Она изготавливалась в небольшом количестве и использовалась для накопления опыта и проведения испытаний. Затем разрабатывались её улучшенные варианты — Дунфэн-2, -3 и -4. Новый этап развития ракет наступил в 1980-х, когда на вооружение поступил шахтный комплекс Дунфэн-5 (дальность — до 12 000 км). В 1978 г. было принято решение создавать новое поколение стратегических ракет — мобильных, скрытно развёртываемых, с небольшим временем подготовки к запуску. Эта разработка («проект 202») получила наивысший национальный приоритет. В 1983 г. в результате успешных испытаний новых образцов было принято решение перейти на твёрдотопливные ракеты. Также в 1988 г. на вооружение поступила ракета морского базирования (на подводной лодке) с дальностью ~1400 км. С 1986 г. велась интенсивная разработка трёхступенчатой твёрдотопливной ракеты (на мобильном наземном комплексе) с дальностью 8 тыс км. В 1995 г. на вооружение поступила новая ракета Дунфэн-15 с максимальной дальностью 600 км. Её модификация способна маневрировать на последнем участке траектории[28].

Состояние в 2013 году[править | править код]

В 2013 году в отчёте Министерства обороны США, предназначенном для Конгресса, Разработки Китая в сфере вооружений и безопасности (англ. Military and Security Developments Involving the People’s Republic of China) указано, что китайский ядерный арсенал состоит из 50-75 МБР, расположенных в местах наземного базирования и на подводных лодках[29]. Помимо МБР, Китай располагает примерно 1100 баллистическими ракетами малой дальности, хотя не все они способны нести ядерное оружие[29].

Баллистические ракеты на подводных лодках[править | править код]

Баллистические ракеты подводных лодок НОАК являются относительно новым классом вооружений. Первая атомная подводная лодка второго поколения в Китае вступила в строй в апреле 1981 года. ВМФ Китая в настоящее время имеет на вооружении 1 ПЛАРБ проекта 092 «Ся» водоизмещением 8000 тонн. Вторая лодка проекта 092 погибла в результате несчастного случая в 1985 году. ПЛАРБ проекта 092 оснащена 12 ракетами Цзюйлан-1 с дальностью полёта 2150—2500 км. Цзюйлан-1 представляет собой модифицированную версию ракеты Дунфэн-21[источник не указан 2347 дней].

Для замены устаревшей и сравнительно ненадёжной лодки класса 092 «Ся», в 1999—2010 были разработаны и спущены на воду подводные лодки проекта 094 «Цзинь». Предполагается наличие в эксплуатации по крайней мере двух субмарин класса «Цзинь». По данным китайских СМИ, в марте 2010 г. на воду была спущена 6-я по счету подлодка данного типа[30]. Субмарина класса «Цзинь» способна нести 12 баллистических ракет типа Цзюйлан-2 (JL-2) с дальностью действия 8-12 тыс. км. Данные ракеты являются подводным вариантом новейших китайских стратегических ракет наземного базирования DF-31.

Китай также разрабатывает подводную лодку проекта 096 (англ.)русск., способную нести до 24 ракет Цзюйлан-2. Некоторые китайские источники утверждает, что подводная лодка уже проходит испытания[31]. Также в стадии разработки находится новая подводная лодка проекта 095 (англ.)русск.[32][33].

Стратегические бомбардировщики[править | править код]

Стратегическая бомбардировочная авиация Китая состоит в основном из версий советских самолетов китайского производства. На вооружении ВВС НОАК находится 120 бомбардировщиков Xian H-6 (вариант Ту-16), предназначенных для доставки как ядерных, так и обычных боеприпасов. Китай также производит истребители-бомбардировщики Xian JH-7 («Летающий леопард»), способные доставлять ядерное оружие и превосходящие по дальности и полезной нагрузке американские F-111 (в настоящее время в эксплуатации находится порядка 80 Xian JH-7). Китай также приобрёл в России порядка 100 истребителей Су-30, способных нести тактическое ядерное оружие[34].

Китай проводит испытания новых стратегических бомбардировщиков Xian H-8 (англ.)русск. и Xian H-9, способных нести ядерное оружие, которые, по оценкам экспертов, представляют собой обновленную версию Xian H-6 или бомбардировщик класса американского B-2[35][36][37].

Китай также проводит испытания ударного истребителя JH-7B, модифицированную версию Xian JH-7[38][39].

Завершаются лётные испытания нового стратегического бомбардировщика Xian H-20. При разработке самолёта были приняты меры для снижения радиолокационной заметности (стелс-технологии)[40].

Политика в сфере ядерных вооружений[править | править код]

Китай является одной из стран ядерного клуба, присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия (ратифицировал в 1992 году). Китай является единственной страной ядерного клуба, которая взяла на себя следующие обязательства по отношению к неядерным государствам:

Китай обязуется не применять и не угрожать применением ядерного оружия против государств, не обладающих ядерным оружием или государств безъядерных зон в любое время и при любых обстоятельствах.

Китай является первой из стран ядерного клуба, объявившей о принципе неприменения первым ядерного оружия[12]. В 2005 году Министерство иностранных дел Китая выпустило «Белую книгу», где утверждалось, что КНР не будет первой применять ядерное оружие в любое время и при любых обстоятельствах. Кроме того, в этом документе говорится, что политика «неприменения первым» будет оставаться без изменений в будущем.

Есть сведения, что Китай был вовлечен в осуществление пакистанской ядерной программы. По оценкам американских экспертов, в 1980-х годах Китай предоставил Пакистану технологический пакет, включающий технологии обогащения урана и изготовления тактического ядерного оружия[41].

  1. Hans M. Kristensen and Robert S. Norris. Chinese nuclear forces, 2011 (неопр.). Bulletin of the Atomic Scientists 81–87 (November/December 2011 vol. 67 no. 6).
  2. ↑ States Parties to the Chemical Weapons Convention (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 10 марта 2011. Архивировано 27 сентября 2007 года.
  3. ↑ NTооооооооооооооооооооооI Research Library: country profile: China (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 10 марта 2011. Архивировано 5 мая 2011 года.
  4. Albania’s Chemical Cache Raises Fears About Others — Washington Post, Monday 10 January 2005, Page A01
  5. ↑ Roland Everett Langford, Introduction to Weapons of Mass Destruction: Radiological, Chemical, and Biological, Wiley-IEEE, 2004
  6. ↑ http://www.ura.ru/content/world/07-10-2008/news/45203.html Разведка Тайваня: Атипичная пневмония — биологическое оружие Китая
  7. ↑ William J Broad, Soviet Defector Says China Had Accident at a Germ Plant, New York Times, April 5, 1999
  8. ↑ http://www.carnegieendowment.org/publications/index.cfm?fa=view&id=129 Chinese Assistance to Iran’s Weapons of Mass Destruction and Missile Programs
  9. ↑ http://www.nti.org/e_research/profiles/China/Biological/index.html Архивная копия от 27 августа 2011 на Wayback Machine Country Profile: China
  10. 1 2 3 4 5 http://www.atomic-energy.ru/smi/2012/06/19/34227 Из истории военной ядерной программы Китая
  11. Максим АРТЕМЬЕВ. Бомба для Мао (рус.) // Совершенно Секретно : ежемесячник. — 2015. — 28 сентябрь (№ 35\364).
  12. 1 2 Fact Sheet:China: Nuclear Disarmament and Reduction of (неопр.).
  13. ↑ The ambiguous arsenal | thebulletin.org (неопр.). Архивировано 28 сентября 2006 года.
  14. ↑ Групи Google (неопр.).
  15. ↑ Jeffrey Lewis • Collected Thoughts on Phil Karber (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 25 июля 2013. Архивировано 1 августа 2015 года.
  16. ↑ PressTV — Obama against Chinese Nuclear Great Wall (неопр.). Архивировано 26 марта 2013 года.
  17. YF/HSN. Obama vs. Chinese Nuclear Great Wall (неопр.). presstv. (недоступная ссылка)
  18. ↑ Obama Orders Stratcom Study of How to Neutralize China’s Nuclear Weapons (неопр.) (недоступная ссылка). larouche (13.01.2013.). Дата обращения 24 января 2017. Архивировано 2 февраля 2017 года.
  19. Wendell Minnick. New U.S. Law Seeks Answers On Chinese Nuke Tunnels (неопр.). http://www.asiapacificinitiative.org/ (5.01.2013).
  20. Megan Eckstein. PACOM: U.S. Should Renegotiate INF Missile Treaty to Better Compete with China (США должны переподписать договор РСМД чтобы лучше соперничать с Китаем), U.S. Naval Institute (Военно-Морской институт США) (27.04.2017).
  21. ↑ Военные США попросили пересмотреть договор РСМД для сдерживания Китая, Лента.ру (28.04.2017).
  22. Виктор Есин. Третий после США и России. О ядерном потенциале Китая без занижений и преувеличений (рус.) // Военно-промышленный курьер : еженедельник. — 2012. — 2 май (№ № 17 (434)).
  23. ↑ RAJASTHAN ATOMIC POWER STATION (RAPS) (неопр.). THE NUCLEAR THREAT INITIATIVE PROTECTS (1.09.2003).
  24. ↑ http://www.ccnr.org/exports_3.html#3.2
  25. ↑ TRITIUM BREAKTHROUGH BRINGS INDIA CLOSER TO AN H-BOMB ARSENAL // Janes Intelligence Review. — 1998. — Январь.
  26. ↑ Иностранная военная хроника — КНР : [рус.] // Зарубежное военное обозрение. — 2007. — № 6 (июнь). — С. 70. — ISSN 0134-921X.
  27. ред. Алексей Арбатов и др. Перспективы участия Китая в ограничении ядерных вооружений. — Москва: Институт мировой экономики и международных отношений РАН, 2012. — 84 с. — 100 экз. — ISBN 978-5-9535-0337-2.
  28. Шунин В. (подполковник). Основные этапы создания баллистических ракет в Китае : [рус.] // Зарубежное военное обозрение. — 2009. — № 7 (июль). — С. 50-53. — ISSN 0134-921X.
  29. 1 2 http://www.defense.gov/pubs/2013_China_Report_FINAL.pdf
  30. ↑ 渤海湾畔造船厂:中国第六艘094核潜已建成下水! — 振华军事网 (неопр.).
  31. ↑ http://csis.org/files/publication/110916_Skypek.pdf
  32. ↑ Chinese fast developing advanced submarines — Taipei Times (неопр.).
  33. ↑ Type 095 (неопр.).
  34. ↑ http://www.fas.org/nuke/guide/china/Book2006.pdf
  35. ↑ 外媒炒作中国首架轰-8隐形战略轰炸机问世(图)_新浪军事_新浪网 (неопр.). Mil.news.sina.com.cn. Дата обращения 6 апреля 2010.
  36. ↑ 英国简氏称中国正在研发轰-8型隐形轰炸机_军事频道_新华网 (неопр.). News.xinhuanet.com. Дата обращения 6 апреля 2010. Архивировано 25 марта 2009 года.
  37. ↑ Google Translate (неопр.). Translate.google.com (11 ноября 2008). Дата обращения 6 апреля 2010.
  38. ↑ 中国新型隐身飞豹JH-7B战机试飞成功!-西陆网 (неопр.). Junshi.xilu.com (11 июня 2009). Дата обращения 6 апреля 2010.
  39. ↑ 中国冲天飞豹:歼轰7系列战斗轰炸机(组图)_新浪军事_新浪网 (неопр.). Mil.news.sina.com.cn. Дата обращения 6 апреля 2010.
  40. Andreas Rupprecht. The PLA Air Force’s “Silver-Bullet” Bomber Force (англ.) // The Jamestown Foundation China Brief. — 2017. — 1 July (vol. 17, iss. 10). — P. 7-13.
  41. ↑ Matthew Kroenig, Exporting the Bomb: Technology Transfer and the Spread of Nuclear Weapons (Cornell University Press, 2010), 1.

Вооружение КНР против вооружения РФ

ВВС КНР являются самыми крупными военно-воздушными силами в Азии и третьи по размеру во всем мире, приблизительно 400 тысяч военнослужащих и более чем 2800 летательных средств, включая беспилотники. Среди всех военнослужащих 210 тыс. человек относятся к войскам ПВО.

ВВС распределены по 7-ми округам Китая:

Шеньянский округ — три ИАД (истребители «J-7E», «J-7B», «J-8B/F», «J-8H»), одна ШАД (штурмовик «Q-5») и отдельный разведывательный полк, оснащенный самолетами «JZ-8».

Пекинский округ ВВС — истребители «J-7В», «J-8A» и «J-11», один штурмовик «Q-5», два УЦ, оснащенные истребителями «Су-30МКК», «Су-27», «J-7B», «J-7Е», «J-8А», «J-8B», «J-10».

Ланьчжоуский округ — две ИАД («J-6», «J-7В» и «J-7E/G»), одна БАД (бомбардировщики «H-6»), два УЦ (полка) и разведывательный полк, оснащенный самолетами «Ан-30» и «Y-8».

Цзинаньский округ — одна ШАД («Q-5») и две ИАД («J-6», «J-7В», «J-8B», «Су-27» и «J-11»).

Нанцзиньский округ — четыре ИАД («J-7B», «J-7E», «J-7C/D», «J-8В», «J-8D/F», «Су-27», «Су-30МКК», «J-10» и «J-11»), одна БАД (бомбардировщики «H-6» и самолеты РЭБ «Y-8EW»), одна ИБАД (истребители-бомбардировщики «JH-7A» и штурмовики «Q-5»).

Гуанчжоуский округ — четыре истребителя («J-6», «J-7B», «J-7E», «J-8В», «J-8D», «J-11», «Су-27» и «Су-30МКК»), одна смешанная группа (истребители «J-8D», бомбардировщики «H-6» и заправщики «H-6»), одна АТД (транспортные самолеты «Ил-76МД», «Y-7», «Y-8» и «Ан-24») и один авиатранспортный полк («Y-5» и «Ан-24»).

Чендуский округ — две ИАД («J-6», «J-7B», «J-10», «J-11» и «Су-27») и одна АТД (транспортная авиация «Y-7» и «Y-8»).

Вооружение КНР против вооружения РФ

Стоит отметить, что большинство китайских самолетов построены на основе российской авиации:

Чэнду J-7 — китайский многоцелевой истребитель, представляющий собой копию МиГ-21.

Модификации:

J-7 — копия советского МиГ-21Ф-13J-7I — первая модификация, отличалась усиленным пушечным вооружением и отсутствием УРВВ.

J-7II — копия советской Р-3С.

J-7IIA — истребитель получил модернизированную кабину пилота с усиленным остеклением, новое катапультное кресло, двигатель Liming WP-7BM , а также западную авионику.

J-7IIH (J-7H) — представляет собой версию J-7IIA для нанесения ударов по наземным целям. Принят на вооружение ВВС КНР в 1985 году.

J-7IIМ — оснащен британской авионикой и новым китайским катапультным креслом HTY-4. Расширилась номенклатура вооружения.

J-7III (J-7C) — истребитель получил новую БРЛС с модернизированной системой управления оружием, новый двигатель WP-13 (с увеличенной тягой до 6620 кгс), дополнительный топливный бак, крыло с четырьмя точками подвески, фонарь кабины с крышкой, откидывающейся на бок и новое катапультное кресло Тип-4, обеспечивающее возможность покидания машины на малой скорости и нулевой высоте. Вместо двух 30-мм пушек было установлено одну двухствольную 23-мм пушку (копию советской ГШ-23Л). На вооружение ВВС КНР поступила в 1993 году.

J-7IIIA (J-7D) — получил БРЛС JL-7A и более мощный двигатель WP-13FI.
J-7E — улучшены взлетно-посадочные и летные характеристики истребителя за счёт нового крыла и усовершенствованного двигателя WP-7F с тягой 4400 кгс (6500 кгс на форсаже). В состав вооружения включена новая УРВВ PL-8.J-7G — совершил свой первый полёт в 2002 году. Истребитель получил новую СУО на основе БРЛС KLJ-6E Lieying китайского производства. Поступил на вооружение ВВС КНР в 2004 году.

Вооружение КНР против вооружения РФ

Шэньян J-8 — одноместный истребитель-перехватчик, разработанный Авиастроительной корпорацией в г. Шэньян. Самолёт является дальнейшим развитием конструкции производившегося по лицензии МиГ-21, однако есть и отличия. Китайский истребитель больше по размерам и имеет два двигателя. Аэродинамическая схема самолёта напоминает истребитель МиГ-23 или F-4 с дельтавидным крылом Су-15.

Модификации:

J-8 — Дневной истребитель, похожий на увеличенный МиГ-21. Самолёт был оснащён двумя ТРДФ WP-7A и радиодальномером SR-4. Вооружён истребитель был двумя 30 мм пушками Type 30-I по 200 снарядов на ствол и двумя ракетами «воздух-воздух» ближнего радиуса действия PL-2 с инфракрасным наведением. Выпущен ограниченной серией.J-8I — Первый полёт совершил 24 апреля 1981 года. Улучшенный всепогодный вариант с РЛС SL-7A (дальность действия 40 км), двуствольной 23-мм пушкой Type 23-III.

Вариант J-8I с усовершенствованной авионикой. На самолёт установили новую РЛС, оптические датчики SL-8, картографический радар Type 204 и систему предупреждения Type 903. Истребитель получил также новые ИЛС и систему опознавания «свой-чужой».

JZ-8 (J-8R) — Разведывательный вариант J-8I.

J-8II (Finback-B) — Усовершенствованный J-8I с перепроектированной носовой частью фюзеляжа. Лобовой воздухозаборник был заменён конусообразной носовой частью с моноимпульсной РЛС SL-4A (Type 208) (дальность действия 40 км) и боковыми воздухозаборниками, аналогичными воздухозаборникам истребителя МиГ-23. В конце 70х Китай получил несколько МиГ-23 из Египта, таким образом складной подфюзеляжный киль и боковые воздухозаборники могли появится на J-8II с помощью реверс-инжиниринга. Китайские инженеры фактически повторили процесс разработки перехватчика Су-15 на базе меньшего по размерам самолёта Т-5. Экспериментальный самолёт МиГ-23ПД также имеет много общих черт с китайским J-8II.

J-8II Блок 02 (J-8IIB) — Самолёт имел усовершенствованный радар SL-8A с дальностью действия 70 км. Истребитель получил улучшенные двигатели WP-13AII. Вооружение включало двухствольную 23 мм пушку Type 23-III (копия ГШ-23Л) и до четырёх ракет «воздух-воздух» PL-5 или PL-8.

Peace Pearl J-8 (J-8II) — во время китайско-американского сотрудничества около 50 J-8II были отправлены в США для переоборудования.

J-8IIACT (J-8II-BW2)- экспериментальный самолёт с ЭДСУ.

J-8IID (J-8D) — модифицированный J-8B с системой дозаправки в воздухе и навигационной системой TACAN.

J-8IIM (F-8IIM) — экспортная модификация с российской РЛС Жук-8II (дальность действия 70 км), вооружённая ракетами «воздух-воздух» Р-27Р1 (AA-10) и противокорабельными ракетами Х-31А (AS-17).

J-8III (J-8C) — усовершенствованный J-8II с двумя ТРДФ WP-14. В отличие от предыдущей модификации J-8II модификация J-8C имел электронную дистанционную систему управления (ЭДСУ) и новый многофункциональны импульсный доплеровский радар, разработанный на базе израильской РЛС Elta EL/M 2035. Самолёт также получил цифровую систему управления огнём и новую кабину пилота, оборудованную многофункциональными дисплеями (МФД). Разработка модификации J-8C началась в 1991 году, первый полёт новый самолёт совершил в 1993. Несмотря на то, что эта программа имела высший приоритет, самолёт использовался для тестов разрабатываемого радара Type 1471 (KLJ-1) и авиационных систем, взаимодействующих с ЭДСУ. Начиная с этой версии истребители J-8II могут использовать подвесные контейнеры РЭБ BM/KG300G и KZ900, а также контейнеры с системами целеуказания и навигации Blue Sky и FILAT.

J-8IIH (J-8H) — самолёт имеет новую кабину, оснащённую МФД, два двигателя WP-13B, РЛС Type 1471 (KLJ-1) (дальность действия 75 км). Истребитель может быть вооружён ракетами «воздух-воздух» средней дальности Р-27 (AA-10) и PL-11 и противорадиолокационной ракетой YJ-91.J-8IIF (J-8F) — самолёт оснащён двумя двигателями WP-13BII, системой дозаправки в воздухе и РЛС Type 1492.

Вооружение КНР против вооружения РФ

Шэньян J-11 — китайский многоцелевой истребитель, являющийся лицензионным вариантом советского истребителя Су-27. Базовый вариант J-11, собираемый из российских комплектующих, идентичен Су-27СК.
Вариант J-11B использует планер Су-27СК, но оснащен китайской авионикой (электроника) и системами вооружения.

Модификации:

J-11B — Самолет использует планер J-11 (Су-27СК), но отличается следующими особенностями: китайская многоцелевая РЛС управления оружием, способная отслеживать 6—8 целей и наводить ракеты на 4 из них одновременно; китайская цифровая система управления полетом; китайская копия российской оптико-электронной прицельной системы ОЭПС-27;
инерциальная навигационная система; индикатор на лобовом стекле кабины и четыре жидкокристаллических многофункциональных дисплея.

J-11D. В апреле 2015 были произведены испытания модификации J-11D. Модель получила новую бортовую радиоэлектронику с более современного истребителя J-16 (ударной версии двухместного J-11BS). Самолет оснащен радаром с активной фазированной антенной решеткой, новой системой управления, а также новой системой дозаправки в воздухе. В конструкции планера широко применены композитные материалы. Машина будет вооружаться ракетами «воздух-воздух» типа PL-10 и PL-15.

Вооружение КНР против вооружения РФ

Четыре самолета экспортируются из России: Су-27СК, Су-27УБК, Су30МКК, Су-30МК2.

Шэньян J-31 — истребитель пятого поколения (в эксплуатацию не введен). Построен «Шэньян» по образцу «Чэнду J-20» — китайский истребитель 4-го. В эксплуатацию истребитель поступит в 2017—2019 гг.

Вооружение КНР против вооружения РФ

Чэнду J-10 — разработан и производится китайской компанией Chengdu Aircraft Industry Group (CAIG). Программа разработки самолёта была рассекречена 29 декабря 2006 года. В создании самолёта участвовали российские консультанты из ЦАГИ и ОКБ МиГ.

Модификации:

J-10A — одноместный многоцелевой истребитель.

J-10S — двухместный самолёт для решения задач обучения, РЭБ, наведения и целеуказания, а также для нанесения ударов по наземным целям.

J-10B — модернизированный J-10A, оснащенный двигателем WS-10A, утопленным «малозаметным» воздухозаборником, бортовой радиолокационной станцией с АФАР и оптико-локационной станцией переднего обзора.

Вооружение КНР против вооружения РФ

Несомненным плюсом китайской авиации является их стоимость:

— J-7 — $6-9 млн.;

— J-8 ~ $12,5 млн.;

— J-10 — $28 млн.;

— J-11 — самый мощный из китайский истребителей. По стоимости не превышает цену Су-27. Лётные характеристики: максимальная скорость у земли: 1350; максимальная скорость на высоте: 2120;

— J-31 — стоимость не разглашается.

Сравнивая с Россией (по ВВС):

Модернизируя и объединяя зарубежные технологии, китайский ВПК начинает создавать достаточно оригинальные образцы: зенитный ракетно-пушечный комплекс Туре 95 , самоходки PLL-05 и PTL-02, БМП ZBD-05 и др. Но все таки это остается копиями. Хотя кое в чем Китай нас даже обошел — например, в беспилотниках и в стрелковом оружии.

Однако постепенно ВВС Китай избавляется от зависимости от РФ. Да, ими приобретено большое количество российских самолетов Су-27 — 76 штук, из которых 40 модернизированных — Су-27УБ. Скопировав этот истребитель, они начали его безлицензионное производство, назвав все это J-11В, с собственными двигателями, вооружением и авионикой. Причем если в 1960-х копирование Китаем советских образцов было их заведомой примитивизацией, то J-11В, судя по имеющимся данным, практически ничем не хуже Су-27.

Основной недостаток китайской авиации — отсутствие нормальных штурмовиков и ударных вертолетов. Но при партнерстве с Россией это минус отпадает сам собой. Союз Москвы и Пекина в этом плане даёт обеим сторонам огромные плюсы.

Военный экспорт КНР СОНАР-2050

Несмотря на все наши внутренние культурные и психологические особенности, в большинстве случаев мы воспринимаем происходящие в мире события весьма стереотипно. Например, западная в целом или конкретно американская экспансия трактуется буквально: они придут, заберут, унесут. Что, в общем, не удивительно, если вспомнить, что, к примеру, с 1783 по 1900 год территория США увеличилась в семь раз (с 1,53 до 9,39 кв. км), а площадь европейских партнёров НАТО за 25 лет возросла в 1,5 раза. На этом фоне Китай воспринимается как нечто в пространстве глобально стабильное. По состоянию на сегодняшний день граница КНР мало чем отличается от её конфигурации в эпоху династии Хань две тысячи лет назад. Создается ощущение, что растущая мощь Красного дракона является вопросом чисто экономическим, и оно ошибочно.

Да, на первый взгляд Пекин ни к кому не имеет никаких серьёзных территориальных претензий и не анонсирует экспансионистских планов, но это впечатление складывается из-за непонимания действительного характера глобальных целей Китая.

Китайская школа геополитики оперирует совсем другими, своими собственными взглядами и понятиями. За основу мировосприятия в ней принята собственная картина пространственных границ безопасного мира. Она очерчивается тремя простыми линиями.

Северо-западная её линия общей протяжённостью более 12 тыс. километров проходит через Россию, Монголию, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. Это сухопутное направление, в котором Китай прежде всего выделяет пространство Большой Центральной Азии, в которое, помимо среднеазиатских республик, попадают также Турция и Иран. Россия тут считается крупной, даже лидирующей, но всё равно только региональной державой, обеспечивающей Китаю безопасный тыл.

Юго-западная линия включает Индию, Пакистан, Афганистан, Бутан, Непал и Бангладеш и проходит практически по краю Цинхай — Тибетского плато и непрерывной цепи Гималайских гор, которые воспринимаются своего рода естественной пограничной стеной. Тут главным противником считается Индия, не уступающая Китаю по масштабу численности населения.

Юго-восточная линия охватывает КНДР, Республику Корея, Японию, 10 стран АСЕАН, Австралию, Новую Зеландию и ряд других государств юго-западной части Тихого океана. Её протяжённость 6,5 тыс. км по суше и 18 тыс. км по воде. В настоящий момент это направление рассматривается в качестве главного вектора геополитического, экономического и стратегического развития. Оно же содержит основные угрозы, так как решительно пересекается с глобальным пространством США. В частности, ключевыми торговыми партнёрами Вашингтона называются 57 стран, Пекина — 92, из которых 27 «входят» в американский список, в том числе 19 в его «тихоокеанскую часть».

Китаю в этой новой геополитической конструкции отводится роль центра или Срединного государства, замыкающего на себя финансовые, деловые, сырьевые и товарные потоки.

По мнению китайской правящей элиты, в перспективе уже до середины нынешнего века большинство привычных сегодня правил и концепций — безусловное западное экономическое и техническое доминирование, ключевая роль США и ЕС в финансовом мире и даже политика с позиции силы — утратит свое значение, уступив место прежде всего взаимовыгодному экономическому сотрудничеству. С этой целью Китай реализует крупнейший за всю историю глобальный экономический проект «Один пояс — один путь». Если раньше лидером считался План Маршалла, по которому в восстановление экономики Европы было вложено 800 млн долл., то в проекты «Пояса и Пути» инвестировано уже свыше 300 млн, к 2035–2040 году запланировано инвестировать ещё более триллиона долл., а общей итоговой цифры проект на данный момент не имеет вовсе. Оценки специалистов колеблются от 3 до 12 трлн долларов.

Помимо гражданского сектора, в китайском проекте важную роль играет экспорт вооружений. Кроме чисто денежной прибыли, он создаёт прочные политические и культурные инструменты влияния.

Третий поставщик оружия в мире

Обычно, говоря про Китай, вспоминают интернет-магазин Aliexpress и положительное сальдо внешнеторгового баланса. В военном отношении КНР всё ещё выглядит как вещь в себе, если что и делающая, то исключительно для нужд собственных вооружённых сил. Было время, когда Поднебесная активно поставляла дешёвые клоны советского оружия (в большинстве своём лёгкого стрелкового) с уровнем качества, соответствующим цене. К тому же его получателями становились исключительно идеологические союзники. Да и было это давно, и закончилось оно тогда же.

Примерно с середины 80-х годов ХХ века Китай оружие только покупает у всех, у кого может. В первую очередь для освоения технологий и наладки собственного производства.

Ключевые экспортёры оружия на 2014 год

Всё это действительно так, однако за последние 15 лет КНР стала третьим по объёму продаж поставщиком оружия в мире. Стокгольмский институт по исследованию проблем мира (SIPRI) подсчитал: на США приходится 29% мирового рынка, на Россию — 27%, Китай обеспечивает 5%, у Германии и Франции примерно по 3,5–4%. Причём за последние пять лет масштабы китайского экспорта увеличились на 143%, в то время как американского только на 23%, российского — на 37%, а немецкий и французский вообще упали на 43 и 27% соответственно. С 2012 по 2016 год совокупные зарубежные продажи оружия Китаем достигли 8,77 млрд долларов.

Структура китайской торговли оружием

Причём лёгкое стрелковое оружие в них занимает крайне незначительную долю. Немного, около 5%, за рубеж поставляется артиллерии и систем залпового огня. Надо отметить, что в части ствольной артиллерии КНР не проявляет особой активности в разработке как для собственных нужд, так и на экспорт. Технические характеристики продвигаемой Пекином 155-мм САУ PLZ-45 достаточно средние. Масса — 30 тонн, дальность стрельбы осколочно-фугасным снарядом — 24 километра. Достоинств всего два — простота эксплуатации и низкая цена. Саудовская Аравия получила 27 единиц таких САУ за 200 млн долл., из которых на собственно орудия пришлось 40% суммы, или примерно по 2,9 млн за штуку. В то время как южнокорейская К-9 «Тандер» (на экспорт поставлено 96 САУ) обходится покупателю в 3,3–4,2 млн, французская САУ «Цезарь» — 5,66 млн/шт., а стоимость лучшей в западном мире немецкой Pzh3000 начинается с 6,75–7,4 млн долл. Правда, рекорд тут принадлежит американской M-109А5, предлагаемой зарубежным заказчикам по 11,45 млн за штуку.

Заметно лучше обстоит дело в нише систем залпового огня. На протяжении четверти века Китай активно развивает ракетные технологии, в которых добился существенных успехов. Часть из них реализуется в неплохой ассортимент боеприпасов к РСЗО, что формирует определённый интерес и к пусковым установкам. Например, таким, как 122-мм «Тип-81» и 370-мм «AR-3» (в значительной степени скопированный, правда, с существенными доработками, с российской РСЗО 9К58 «Смерч»).

РСЗО AR-3 на военно-технической выставке

Впрочем, главной частью китайского оружейного экспорта являются зенитно-ракетные комплексы и наземная бронетехника, составляющие 31 и 19 процентов соответственно. Среди бронетехники относительным успехом пользуется танк VT-1А (поставлялись в Марокко, Мьянму и Пакистан), а также пришедший ему на смену VT-4, как заявляется, по боевым характеристикам практически соответствующий основной машине НОАК — танку «Тип-99G». Но общим слабым местом китайских танков пока остаются двигатели. Долгое время Пекин делал ставку на их поставку из Украины, а также на тесное сотрудничество с украинскими инженерами в области освоения технологий. Хотя определённого успеха достичь получилось, в целом общий уровень надёжности результата по-прежнему остался не на высоте. Это значительно мешает продажам китайских танков, несмотря на хорошую электронику и весьма конкурентоспособные ценовые предложения, даже на таких «китайскоориентированных» рынках, как Малайзия, страны ЮВА и Чили.

Примерно та же картина наблюдается в сегменте бронетранспортёров и боевых машин пехоты. Хотя китайские VP-1 и WZ-523 продаются относительно неплохо, их основным рынком остаются в первую очередь небогатые страны Юго-Восточной Азии, не слишком притязательные к уровню технических характеристик «повозок для пехоты». Тот же WZ-523 имеет недостаточное противопульное бронирование, но он весьма неприхотлив, прост в обслуживании и сильно дёшев, почти в три раза дешевле среднего уровня американского или европейского вариантов.

Может ли китайский военпром сделать технику лучше? Может. Тот же VT-9 по тактико-техническим характеристикам приближается к российскому Т-90, но, как показал тендер в Таиланде в 2016 году, уже почти на треть его дороже. То же касается новейших китайских 155-мм самоходных гаубиц PLZ-05 и РСЗО А100. Они хорошие, но уже не дешёвые.

В свою очередь, зенитные комплексы Китай предлагает уже вполне неплохие. Хотя с ними всё тоже начиналось с копирования, в том числе нелицензионного, зарубежных аналогов как российских, так и европейских, сегодня китайские инженеры сумели пойти дальше, достигнув уровня синтеза полученных решений с новыми возможностями, а в ряде случаев даже революционными концепциями. Результаты, конечно, ещё не революционные, но уже вполне успешные. Во всяком случае всё чаще китайские предложения начинают превосходить западные и российские на международных тендерах. Хорошим тому примером может служить история с конкурсом на поставку ЗРК большой дальности для турецкой армии в 2013 году. Признанная победителем китайская система HQ-9 представляет собой сплав из элементов наземного оборудования, разработанных в России по заказу КНР, модулей, поставляемых из РФ на экспорт, собственной самоходной части, а также китайской доработки полученных из Израиля материалов по американской зенитной ракете MIM-104C. Очень глубокой доработки. И, хотя под давлением США конкурс был отменён, тем не менее факт остаётся фактом, по ряду боевых параметров HQ-9 плотно приблизился к российскому С-300ПМУ2 при более низкой цене.

ЗРК HQ-9, Китай

Отдельно следует отметить противокорабельные береговые баллистические ракетные комплексы DF-21D, DF-26D. Строго говоря, в их основе лежит американская ракета средней дальности MGM-31C «Першинг-2». Та самая, из-за которой и случился знаменитый Карибский кризис. Правда, в китайских ПКР от прародителя осталось немного, и теперь их главное предназначение морские, а не наземные цели. Если информация по надёжности комплексов подтвердится, то придётся признать, что Пекину удалось создать противокорабельное оружие, решительно меняющее весь баланс сил в войне на море. По крайней мере в радиусе досягаемости DF-21D, DF-26D. Официально их экспортного варианта ещё нет, но в специализированной прессе уже появились заявления китайских военных о начале работ по его разработке.

Вторым прорывным направлением, где военная промышленность КНР добилась несомненного успеха, следует назвать противоспутниковое оружие. В 2016 году Пекин провёл успешные испытания по уничтожению собственного спутника, и, судя по всему, можно говорить о том, что НОАК обладает оружием для уничтожения объектов не только на низких орбитах (популярных у разведывательных аппаратов), но и на высоких геостационарных орбитах (до 40 тыс. км), где обычно располагаются спутники глобального позиционирования и систем связи. Впрочем, вряд ли Китай это оружие в обозримом будущем захочет поставлять на экспорт.

А вот на чём Красный дракон активно концентрируется, так это авиация, где прогресс шагает очень быстрыми темпами. Как отмечают специалисты, тут китайцев сдерживает только неспособность придумать что-то прорывное полностью самостоятельно. Зато доработать освоенное у них выходит очень даже неплохо. Так, на базе советского МиГ-21 разработан FC-1, который совместно с Пакистаном производится на экспорт под обозначением JF-17 «Тандер». Причём это не клон, а очень глубокая модернизация, значительно превосходящая уровень советской машины. Кстати, в Пакистане JF-17 принят на вооружение и закупается для нужд ВВС. Поработали китайские инженеры и над российским Су-33 для палубной авиагруппы китайских авианосцев. Он называется J-15 и должен превзойти Су-33 по характеристикам. Безусловно, следует отметить J-11, разрабатываемый на основе Су-27СК.  Важно отметить, что с 2016 года промышленность Китая стала оснащать машины 4-го поколения двигателем WS-10 «Тайхан» уже собственной разработки. Причём их ставят не только на двух-, но и на одномоторные машины.

JF-17 «Тандер»

И всё это достаточно неплохо продаётся. 36 самолётов J-10 закупил Пакистан, к 2025 году 250 штук JF-17 он же. Кроме того, сообщается о подписании контрактов на поставку 48 таких машин сторонним покупателям. Судя по всему, речь идёт о Египте. Что, в общем, не удивляет. Машина по своим боевым и пилотажным характеристикам соответствует уровню F-16 Block 42, но стоит ровно в два раза дешевле.

Кроме пилотируемых самолётов, Китай уверенно выходит в лидеры в области беспилотников как лёгкого, так и тяжёлого ударных типов класса MALE (средняя высота и большая продолжительность полёта). Созданный на основе идей и технических решений американского MQ-1 Predator китайский дрон Pterodacty-1 корпорации AVIC и CH-4 Rainbow ракетно-космического концерна CASC уже закупили Саудовская Аравия, Египет, Алжир, Ирак, Нигерия, а на постсоветском пространстве — Казахстан и Узбекистан.

Следует отметить и успехи китайских кораблестроителей. Нет, крупные корабли они на экспорт ещё не строят. Основные усилия сосредоточены на освоении технологии создания кораблей ведущих классов, в первую очередь ударных авианосцев. Но дизельные подводные лодки Китай экспортировать уже начал. Причём не просто дизельные, а воздухонезависимые, что ставит их в один ряд с лучшими проектами этого класса в мире. Корпорация China Shipbuilding and Offshore International (CSOC) презентовала на международной выставке вооружений IDEX 2017 модель подлодки типа S-26, являющейся экспортным вариантом китайской субмарины типа Yuan (Type 039B).

Модель субмарины типа S-26 с анаэробной установкой. Красным отмечен резервуар с жидким кислородом.

По заявлению премьер-министра Таиланда Прают Чан-Оча, до 2025 года ВМС страны получат три подлодки этого типа. Причём по контракту Таиланд платит только 100 млн долл. за две, третью Китай предоставляет бесплатно. Хотя это и вызывает улыбку, но надо признать, что лучшим в своём классе аналогичным неатомным субмаринам немецкого проекта U-212А они уступают только по предельной глубине погружения (300 метров против 700), да и стоят в девять раз дешевле. В 2009 году Турция подписала контракт на закупку шести U-214 (дальнейшая модернизация U-212) на общую сумму в 2 млрд евро, или примерно по 433 млн долл. за штуку.

По совокупности показателей китайский военный экспорт соответствует уровню РФ примерно 10–12-летней давности. Но этот разрыв заметно сокращается. В середине 80-х годов отставание Китая от России было абсолютным.

Однако истинное значение текущего положения дел становится понятнее, если оценить не только то, что Китай экспортирует, но и кому он это оружие поставляет.

Направление и смысл

Если посмотреть на географию китайских поставок, становится очевидным, что, хоть в Пекине и говорят про снижение в будущем силовой составляющей геополитики, тем не менее она продолжает рассматриваться в качестве важного инструмента проекции геополитического влияния в мире. Это хорошо видно, если сравнить иллюстрации, составленные специалистами SIPRI на основе данных по четырём ведущим экспортёрам.

Ключевые покупатели китайских вооружений

Ключевые покупатели американских вооружений

Ключевые покупатели российских вооружений

Ключевые покупатели французских вооружений

Просматривается достаточно чёткая картина плотного «освоения» Пекином трёх ключевых направлений, два из которых полностью укладываются в стратегию Срединного государства.

Основным регионом китайского военного экспорта являются ближайшие государства юго-восточной линии: Мьянма, Малайзия, Таиланд, Индонезия. Все они отличаются сложной внутриполитической обстановкой, требующей наличия сильной дееспособной армии, в сочетании с относительно низкой платёжеспособностью, значительно ограничивающей их возможность по закупке западного или российского вооружения.

Правда, процесс идёт не без сбоев. Десять лет назад Мьянма и Таиланд в больших объёмах закупали китайскую бронетехнику. Тот же Таиланд вообще весь свой танковый парк формировал на основе китайских машин. Но их низкий технический уровень (особенно Т-85 и Т-69-2) не перекрывался даже их дешевизной, что подвигло командование армии попытаться полностью прекратить закупки в пользу других производителей. Не последнюю роль в этом сыграли и серьёзные перебои в поставках запасных частей и расходных материалов, с чем у КНР в 80-х — начале 90-х гг. наблюдались большие проблемы. По мнению посетивших производство экспертов «Канва эйшн дифенс», в Китае отсутствовала единая армейская стандартизация запчастей и интегрированная система логистического обеспечения техники. В результате чего на рынок сухопутных вооружений ЮВА сумела выйти даже Украина, поставившая некоторое количество своих танков. Но дальше снова сказались экономические факторы. Техники требуется много, а денег на неё мало, в то время как требующий замены танковый парк превышает 350 машин. Хотя на данный момент вопрос находится в тупике (западная техника недоступна по цене, Украина не соблюдает контрактные условия, но из-за плохой репутации китайские бронемашины брать тоже не хочется), тем не менее Пекин прилагает большие усилия по устранению проблем с надёжностью и постпродажным сопровождением. Кроме того, ведётся доводка экспортного варианта ОБТ Тип-96А. Поэтому, кстати, для НОАК так важны успешные результаты выступлений китайских машин на «Танковом биатлоне» в России.

Это даёт определённые успехи. Если в области танков дело пока стоит, то лёгкая бронетехника уже в регион возвращается, а продажи ствольной артиллерии и особенно реактивных систем залпового огня растут. Кроме того, спросом пользуются китайские ПЗРК ANZA Mk2/QW-1 и противотанковые ракетные комплексы HJ-8.

В сочетании с успехами по продвижению собственных беспилотников, самолётов, подводных лодок и кораблей лёгких классов (включая патрульные катера и фрегаты) Пекин достаточно успешно внедряет не только само оружие, но и упрочняет военные и затем политические связи с руководствами стран региона. Далеко не последнюю роль в этом играют китайские диаспоры.

Китайские диаспоры в мире

Специфика вопроса заключается в том, что отношение к ним со стороны коренных этносов исключает любые попытки какого-либо захвата этих стран пусть даже мирными средствами. Таким образом Пекин, наоборот, заинтересован в максимальном сотрудничестве именно с действующими властями. Другой вопрос, что доля этнических китайцев в правящих элитах в разы превышает их долю во всём населении. Так, в частности, в ЮВА 78% местного капитала и промышленных мощностей, а также 81% банковской сферы принадлежат выходцам из Китая, составляющим всего 6% населения своих стран. Так как большинство из них владеет ещё и долями в различных бизнесах на территории континентального Китая, это создаёт обширные неофициальные каналы по влиянию на политику сопредельных стран через как бы чисто экономические инструменты и преференции в участии в совместных проектах. В том числе и не военного назначения.

Ключевым союзником и партнёром Китая в юго-западной линии выступает Пакистан. Причин тому три.

Во-первых, он является противовесом Индии, рассматриваемой китайскими властями в качестве геополитического противника, хоть и не главного.

Во-вторых, Пакистан является достаточно бедной страной, но при этом имеющей большие амбиции к ускоренному развитию для получения фундамента для регионального доминирования. В том числе ввиду давних, в том числе политических и религиозных, индо-пакистанских разногласий. Пакистану нужно оружие и необходим сильный союзник, на роль которого лучше всего подходит именно Китай. Ради чего Исламабад согласен на роль сторожа китайского логистического коридора в рамках проекта «Пояса и Пути».

В-третьих, ещё с момента войны СССР в Афганистане Пакистан являлся важным партнёром США в регионе, но потом по ряду причин (в том числе из-за непоследовательности американской внешней политики) оказался под американскими санкциями и в целом лишился финансовой поддержки.

Таким образом, расширение пакистано-китайского военно-технического сотрудничества одновременно ослабляет США в регионе (и мире), формирует рынок сбыта китайских вооружений, создаёт зарубежный производственный кластер (что нельзя продавать от имени КНР, то можно от лица Пакистана) и открывает плацдарм для развёртывания собственных китайских зарубежных военных баз.

Официально — для обеспечения логистики и безопасности мореходства по морскому пути из КНР в Средиземное море через акваторию Индийского океана. Пакистан уже подписал с Китаем соглашение о передаче территории в районе города Гвадар под китайскую военно-морскую и военно-воздушную базу. Размер будущего гарнизона пока не разглашается, но он будет не меньше бригады, так как на данный момент в более чем 200 крупных и средних китайских проектах в Пакистане задействовано более 14 тыс. китайских сотрудников. Из них не менее 7,5 тыс. в совместном производстве оружия, включая самолёты.

Может показаться, что важное значение в этой же линии имеет Иран, но это впечатление обманчиво. Ирано-китайское сотрудничество тут держится в основном на американских санкциях, сильно ограничивающих возможности иранской экономики. Но в целом Иран значительно богаче Пакистана, его руководство проводит более независимую политику, в том числе в части развития собственной промышленности, включая военную. Китай необходим только в качестве альтернативного экономического канала, позволяющего обходить американские санкции на торговлю с другими странами. По мере их ослабления (по любым причинам) интерес к сотрудничеству с Китаем будет уменьшаться. К тому же Иран имеет хорошую альтернативу в виде России.

Вторым ключевым стратегическим направлением китайской экспансии является Африка. Особенно страны южнее Сахары. Китай они интересуют в двух аспектах: как источник выгодных инфраструктурных проектов для загрузки китайской промышленности и как источник сырья для неё. В то же время на континенте находится довольно много точек военной напряжённости, стимулирующих страны к закупке оружия. И так как крупными бюджетами они не располагают, то китайские предложения для них неизбежно оказываются более предпочтительными, особенно в сочетании с отсутствием со стороны Пекина каких-либо политических условий. Плюс к тому КНР предоставляет самые дешёвые кредиты из всех возможных вариантов.

В то же время следует отметить, что Китай активно пытается проникать в зоны традиционных интересов Евросоюза, США и России. Так, самолёты, артиллерию и противотанковое оружие Пекин продвигает в Египте, Саудовской Аравии и ОАЭ. Однако там он пока не особо успешно конкурирует с западными и российскими вариантами.

Так как, кроме Африки, к категории не очень богатых стран ещё относится ряд развивающихся государств Южной и Латинской Америки, некоторая (незначительная) часть китайского военного экспорта доходит и туда. Но она носит больше глобальный внешнеполитический, чем экономический характер и направлена на ослабление американского влияния в целом. Пока сколько-нибудь крупных, тем более долгосрочных контрактов ни с кем, кроме разве что фрондирующей Венесуэлы, там не просматривается. Впрочем, китайский военпром старается забраться всюду, где только создаются хотя бы более-менее подходящие условия. Включая Беларусь, куда в сентябре 2017 года была поставлена партия лёгких колёсных бронетранспортёров CS/VN3.

Китай как союзник и соперник

Насколько всё это сулит России сложности в будущем, сегодня остаётся вопросом открытым.

В глобальном смысле в перспективе минимум до 2030–2035 года общее распределение мест в мировом рейтинге ведущих экспортёров оружия, скорее всего, не изменится.

США, пользуясь традиционными связями, а также накопленным к сегодняшнему дню влиянием, останутся ведущим поставщиком. Это видно хотя бы из того, как успешно Вашингтон принуждает своих союзников к закупкам истребителей-бомбардировщиков F-35, а также зенитно-ракетных комплексов Patriot.

Россия по-прежнему будет занимать уверенное второе место, постепенно сокращая разрыв с лидером. В основном благодаря расширению традиционных каналов, например, сбыта в Индию. В том числе и потому, что успехи Китая в Дели трактуются как угроза, требующая ответа и поиска альтернативных союзников. Особенно на фоне укрепления Пакистана. Не последнюю роль в этом играет и тот факт, что успех китайской экспансии происходит в значительной степени за счёт выталкивания с рынка французов (авиация, ракеты, электроника) и немцев (танки, бронетехника, инженерные машины, электроника, РЭБ, средства противотанковой борьбы). И если в сегменте бронемашин позиции немецкого ОБТ «Леопард-2» ещё сильны, то французский «Леклерк» рынок теряет из-за общей дороговизны и чрезмерной эксплуатационной сложности, особенно в части бортовой электроники. А в сегменте авиационного оружия сегодня, кроме китайской, остаются всего две альтернативы: США и РФ. Кроме французского истребителя «Рафаль», Европе больше предложить нечего. Проект «Еврофайтера» окончательно закрыт. В случае если французам не удастся выиграть контракт с ВВС Индии, производство собственных боевых самолётов в Европе прекратится.

Но и почивать на лаврах ситуация не позволяет. Европейский рынок вооружений, каковой бы его судьба ни оказалась далее, и для нас, и для китайцев в обозримом будущем останется закрытым. Ставка на накопленное технологическое производство не может поддерживать нас вечно.

Во-первых, Китай является важным рынком сбыта, а значит, имеет доступ к новейшим разработкам для их изучения и освоения. Причём стратегия поставки ключевых узлов и блоков, содержащих максимальную долю российского технического и технологического ноу-хау, уже начинает давать сбои. Китайские инженеры постепенно нагоняют отставание и переходят к замене этих блоков элементами собственной разработки, временами даже не уступающими оригинальным.

Во-вторых, качество и общий технический уровень китайского предложения тоже быстро растут, тем самым сокращая размер имеющейся форы по времени. Её необходимо использовать для разработки экспортных вариантов новых предложений, подходящих для стран ЮВА и как минимум Северной Африки (в том числе Алжира и Египта), а также расширения сотрудничества с Ираном.

Очевидно, это требует прогресса в таких областях, как танки (образец, по ТТХ не уступающий уровню Т-90, но существенно более дешёвый в цене) и авиация (самолёты и вертолёты), где мы традиционно сильны, а также скорейшего навёрстывания наметившегося отставания в области беспилотников. На данный момент Россия производит только лёгкие, преимущественно разведывательные дроны и не имеет машин более тяжёлого класса, в том числе ударных. Тем более что в последние 5–7 лет своё предложение в области беспилотников заметно наращивает Израиль.

Естественно, максимальную активность следует проявлять и в тех областях, где мы по-прежнему остаёмся мировыми лидерами, что наглядно было продемонстрировано в Сирии. Это артиллерия, РСЗО всех типов, средства электронной разведки и РЭБ, а также вся гамма ПВО — от зональной до войсковой. 

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о