Каннибализм в африке – В Южной Африке до сих пор процветает каннибализм — Альтернативный взгляд Salik.biz

АФРИКАНСКИЕ КАННИБАЛЫ / Интересное / magSpace.ru

Никакой другой континент не скрывает столько загадочного, таинственного, непознанного, как Африка. Сказочная, богатейшая природа и удивительный животный мир «черного континента» с многоликим, разнообразным миром африканских аборигенов всегда вызывали и вызывают в душе пытливого человека восхищение, удивление, страх и необъяснимый негаснущий интерес. Африка — континент контрастов. Здесь можно увидеть очаги современного, так называемого цивилизованного, мира и тут же окунуться в глубину первобытно-общинного строя. Здесь еще не знают колеса. Правят знахари-шаманы. Господствует полигамия. Население разобщено по племенному признаку. Присутствуют сепаратизм, черный расизм и трайбализм. Люди чудовищно суеверны. За внешним фасадом белокаменных столиц царит первобытная дикость. Одной из мрачных, черных тайн тропической и южной Африки является людоедство — каннибализм. Поедание себе подобных.

 

Вера в эффективное воздействие человеческой плоти и крови свойственна многим африканским племенам. Гражданские войны и свирепые столкновения на почве межплеменной вражды всегда провоцировали производство стимулирующих отвагу снадобий из человеческой плоти. Зачастую оно приобретало широкое распространение. На языках африканских аборигенов это снадобье носит название «диретло» или «дитло» и по древним обычаям готовится из сердца (иной раз печени) врага, чтобы тем самым перенять у него смелость, мужество и героизм. Сердце растирали в порошок, из которого готовили снадобья. Куски человеческого мяса сжигали на огне с целебными травами и другими ингредиентами, пока в результате не получится обугленная масса, которую сбивали и смешивали с животным или человеческим жиром. Получалось что-то вроде черной мази. Это вещество, называемое «ленака» помещали в полый козлиный рог. Оно использовалось для укрепления тела и духа воинов перед битвой, для защиты родной деревни, для противодействия заклинаниям врагов-магов. В прошлые времена это снадобье приготавливали, главным образом, из плоти чужеземцев, прежде всего пленников. В наше время для получения особого снадобья под названием «диретло» требуется разрезать в определенном порядке плоть живого человека, причем жертва выбирается из числа соплеменников знахарем этого племени, который разглядел в этом человеке нужные магические способности, необходимые для приготовления сильнодействующего снадобья. Иногда может быть выбран даже родственник одного из участников обряда. Никаких подробностей относительно выбранной жертвы никогда никому не сообщается. Это решает знахарь — омуроди. Весь обряд совершается в глубокой тайне. Для приготовления «диретло» требуется не только срезать плоть у живого человека, но потом его умертвить и труп вначале спрятать в тайном месте, а затем перенести куда-нибудь подальше от деревни. Вот один из примеров проведения такого обряда. Группа чернокожих во главе с омуроди пришла в хижину выбранного для ритуального убийства. Тот, ни о чем не догадываясь, вышел с ними наружу. Его моментально схватили. Участники акции сохраняли гробовое молчание. Несчастный кричал, что отдаст все, что есть у него, лишь бы его освободили. Ему быстро заткнули рот и потащили подальше от деревни. Отыскав место поукромнее, чернокожие быстро раздели обреченного догола, уложили на землю. Тут же появилась масляная лампа, при свете которой палачи, ловко орудуя ножами, отрезали от тела жертвы несколько кусков мяса. Один облюбовал икру ноги, второй — бицепс на правой руке, третий вырезал кусок из правой груди, а четвертый — из паха. Все эти куски они разложили на белой тряпице перед омуроди, которому предстояло приготовить необходимое снадобье. Один из группы собрал в котелок струящуюся из ран кровь. Другой, вытащив нож, содрал всю плоть с лица до костей — от лба до горла, вырезал язык и выколол глаза. Но жертва их умерла только после того, как ее полоснули острым ножом по горлу. В настоящее время все африканцы понимают, что магическое снадобье, приготовленное из человеческой плоти, не способно обеспечить победу в гражданской войне, но тем не менее оно широко используется как способ для усиления интриг и закулисных маневров. Вместо вражеских пленников жертвами теперь становятся члены того же племени — довольно редкая форма человеческих жертвоприношений, для которых прежде требовались только чужаки, рабы, пленники, но ни в коем случае не соплеменники. Масштаб таких ритуальных убийств неизвестен. Все происходит в глубочайшей тайне даже от жителей деревень, где они осуществляются. В настоящее время уже бытует мнение среди африканских аборигенов, что ритуальные убийства не «ритуальны» до конца, а посему не являются настоящими человеческими жертвоприношениями. Однако выбор жертвы, способ убийства и избавления от трупа убеждают в том, что тщательно разработанный ритуал сопровождает каждый этап приготовления снадобья.

Вера в эффективное воздействие человеческой плоти и крови в тропической и южной Африке свойственна многим племенам. Для них превращенное в заклинание человеческое мясо не только дает желанные привилегии представителям высшей африканской знати, но еще и воздействует на богов, побуждая их не скупиться на тучный урожай. «Откровенный» каннибализм в Африке ограничивался некоторыми регионами, такими, прежде всего, как бассейны рек Конго (Лумаба), Нигера и район Великих африканских озер. В начале XX столетия в бывшем Бельгийском Конго (современный Заир) существовали многочисленные невольничьи рынки, на которых продавали рабов для последующего употребления в пишу. Обычно их обменивали на слоновую кость. Вот как описывал невольничьи рынки на притоках реки Луалабы антрополог и этнограф Герберт Уорд, хорошо изучивший этот регион. «Любой визит на такой склад «живого товара» поражал воображение. Группами на земле лежат в ожидании своей дальнейшей судьбы сотни рабов обоих полов и всех возрастов, включая младенцев на руках матерей. Их тела измождены от долгого голодания. Они отрешенно сидят, потупив взор, отлично понимая, что их ждет впереди. Они будут наверняка убиты и съедены. Значительно больше мужчин, нежели женщин, становятся в первую очередь жертвами каннибалов. Главная причина заключается в том, что женщины, особенно те, которые помоложе, могут пригодиться в хозяйстве, так как они умели выращивать урожай и готовить пищу. Вероятно, самой бесчеловечной практикой среди туземных племен следует считать отрывание кусков плоти у живой жертвы. Каннибалы становятся похожи на ястреба, выклевывающего плоть своей жертвы. Как это ни невероятно, но пленников обычно водят с одного места на другое перед жаждущими их мяса, которые, в свою очередь, особыми знаками метят те лакомые куски, которые хотели бы купить. Обычно это делается либо глиной, либо с помощью приклеиваемых к телу полосок жира. Поразителен стоицизм этих несчастных жертв, на глазах у которых идет бойкая торговля частями их тела! Его можно только сравнить с той обреченностью, с которой они встречают свою участь». — Вы здесь едите человеческое мясо? — спросил Уорд в одной из деревень, указывая на длинные, унизанные мясом вертела над дымящимися кострами. — Мы-то едим, а вы разве нет? — последовал ответ. Через несколько минут навстречу вышел вождь племени и предложил целое блюдо из больших жареных кусков мяса, которое, несомненно, было человеческим. Он ужасно расстроился, получив от Уорда отказ. Однажды в большом лесу, когда экспедиция Уорда устраивалась на ночевку с группой захваченных в плен рабов-воинов и их соплеменников, белые вынуждены были поменять место, так как их донимал тошнотворный запах жареного человеческого мяса, которое готовили повсюду на кострах. Вождь объяснил белым, что условия пожирания человеческой жертвы зависят от того, что она из себя представляла. Если это был пленник, то труп съедал только вождь, а если раб, то труп делили между собой члены его племени. Что касается массовых ритуальных убийств в Африке, то они были скорее исключением, чем общепринятым правилом. Суть зимбабвийских ритуальных человеческих жертвоприношений заключалась в том, что требовалась смерть одного человека, а не массовое уничтожение людей. Каннибализм в Африке далеко не мертв. В наше время правитель Уганды, получивший образование на Западе, оказался «цивилизованным» каннибалом, съевшим более полусотни своих соплеменников. За аборигенами в глухих джунглях абсолютно невозможно осуществлять какой-либо контроль. Из-за ложной стыдливости и нежелания показаться дикарями власти скрывают истинную картину каннибализма. На севере Анголы, на границе с Заиром, произошел такой случай. Один провинциал полицейский (начальник), стоя на пороге своего дома и прислушиваясь в ночи к гулкому длинному голосу тамтама, заметил: «Наверняка они там кого-то разрубают». — «Почему же ты ничего не предпринимаешь»? — поинтересовались мы. — «Если я пошлю туда одного из моих помощников, то он только притворится, что там побывал. Он не сунет туда носа, опасаясь, как бы самому не угодить на вертел. Мы можем предпринять что-то, если у нас на руках есть доказательства и мы обнаружим человеческие кости. Но они умеют избавляться и от них». В семидесятых годах двадцатого века, во время освободительной борьбы движения (позже партии) за освобождение Гвинеи-Бисау и островов Зеленого Мыса от португальских колонизаторов, повстанцам приходилось уходить из-под ударов португальских войск на север, в Сенегал. Раненых, чтобы не потерять мобильность, они оставляли в поселениях дружественных племен. Но, вернувшись вновь в Гвинею-Бисау, они не находили оставленных раненых бойцов. Случаев таких было много. И тогда лидер Паигк Амилкар Кабрал приказал разрыть места, где, по словам аборигенов, они закопали умерших. Там ничего не нашли. Африканцы сознались, что «они употребили их в пищу». Были найдены кости и черепа за границей поселений. Повстанцы из пулеметов расстреляли каннибалов и сожгли все поселения. Властям приходится бороться с каннибализмом, но, несмотря на все усилия, некоторые племена продолжают эту чудовищную практику. У некоторых чернокожих можно видеть заточенные зубы — признак каннибализма. На это еще указывали антропологи XIX века, исследовавшие бассейн Луалабы. Там, где обитают «острозубые», не удавалось нигде поблизости обнаружить хотя бы одну могилу — весьма красноречивое тому доказательство. Обычай съедания мертвецов был широко распространен среди всех кланов многочисленного племени богесу (район реки Убанги). Поедание осуществлялось в период, предназначенный для оплакивания умерших. Усопший находится в доме до вечера. Созванные по этому случаю родственники собираются для его оплакивания. В некоторых особых случаях на такие сборы уходил день, а то и два, но обычно обходились одним днем. На закате солнца труп относили на ближайший пустырь и укладывали на землю. В это время члены клана прятались вокруг в кустах, а когда темнота сгущалась, принимались дуть в свои тыквы-рожки, создавая шум, похожий на завывания шакалов. Сельчан предупреждали о появлении «шакалов», а молодежи было строго запрещено выходить из жилищ. С наступлением полной темноты группа старых женщин, родственниц умершего, подходила к трупу и расчленяла его, забирая самые лучшие куски с собой и оставляя несъедобные части на растерзание диким зверям. В течение следующих трех-четырех часов родственники оплакивали усопшего. После этого все участники церемонии готовили его мясо и ели, после чего сжигали на костре его кости, не оставляя от него никаких следов. Вдовы, однако, сжигали свои травяные набедренные повязки и либо ходили нагишом, либо прикрывались маленькими фартучками, которые обычно носили незамужние девушки. После этой церемонии вдовы вновь становились свободными, могущими выйти замуж. Такую церемонию удалось наблюдать в одном из поселений на севере Анголы. Очень похожую историю о каннибальских ритуалах рассказывали кубинцы, воевавшие в составе экспедиционного корпуса против заировских войск на севере и северо-востоке Анголы. Члены племени объясняли обычай съедать своих умерших следующим образом. Если, говорили они, похоронить мертвого в земле и, как это обычно делается, позволить ему разлагаться, то дух его будет досаждать всем в округе: будет мстить за то, что трупу позволено спокойно гнить. А вот как проходит захоронение умершего африканца. Умершему сгибали ноги, а перекрещенные руки протягивали вдоль тела перед ним, что делалось еще до наступления смерти. Труп связывали в таком положении, чтобы он не распрямился, а с наступлением окоченения все его члены затвердевали. С умершего снимали все украшения. Могилу обычно рыли здесь же, в хижине, а тело опускали в нее на старую циновку или шкуру, причем в сидячем положении. Могилу после этого засыпали. Женщин хоронили за пределами хижины. Труп укладывали на спину, подгибали ноги, а руки подтягивали с двух сторон к голове. Брат умершего сразу же забирал к себе всех его вдов, но одну из них оставлял в хижине, чтобы она присматривала в течение месяца (лунного) за свежей могилой, а всем остальным предстояло выполнять ежедневную программу по оплакиванию усопшего с воплями и душераздирающими криками. Плакальщицы ели мясо, потом мылись, брили головы и остригали ногти. Волосы и ногти каждого участника церемонии клали в узел, который подвешивали к крыше хижины. На этом церемония оплакивания заканчивалась, и больше никто не обращал никакого внимания на это место, хотя, конечно, все были уверены, что дух мертвеца бродит где-то поблизости. Вырытая могила внутри хижины, которую потом обрушивали на нее, может, конечно, в какой-то мере объяснить тот феномен, почему невозможно обнаружить никаких мест погребений. В прошлом с этим сталкивались и путешественники, из чего они сделали вполне разумный вывод: африканские племена поддерживали древний обычай, обязывающий съедать на месте своих умерших родственников. Практика каннибализма в некоторых регионах Африки носила скрытный, тайный характер, в других, наоборот, открытый, поражающий воображение. Антропологам удалось собрать огромное количество фактов. Вот некоторые примеры. Аборигены племени ганавури (район Синих Гор), например, сдирали мясо с тела своих поверженных врагов, оставляя лишь внутренности и кости. С кусками человеческого мяса на остриях пик они возвращались домой, где передавали добычу в руки жрецов, которые должны были по справедливости разделить ее среди стариков. Самый знатный из старейшин получал плоть, содранную с головы. Для этого у жертвы с головы срезали волосы, потом содранное мясо, разрезав на полоски, готовили и съедали возле священного камня. Но как бы ни проявляли себя молодые члены племени в бою, им было строго-настрого запрещено принимать участие в таком пиршестве. Племя ганавури обычно ограничивалось поеданием мертвых тел врагов, убитых на поле боя. Эти дикари никогда преднамеренно не убивали своих женщин. Однако соседнее племя атака не брезговало женской плотью врагов, другое племя, тантале, занимавшееся «охотой за черепами», «специализировалось» на потреблении мяса, срезанного с женских голов. Каннибалы из племени колери старались съесть как можно больше трупов своих врагов. Они были настолько кровожадными, что убивали и тут же съедали любого чужака, как белого, так и чернокожего, если тот оказывался вдруг на их территории. Каннибалы из племени горгум обычно выжидали два дня после возвращения с добычей своих воинов и только после этого начинали свое людоедское пиршество. Головы всегда варились отдельно от остального тела, и ни одному воину не позволялось есть плоть с головы, если только он лично сам не убил этого врага в ходе боя. Остальная человеческая плоть не имела такого большого значения, и ею могли лакомиться все соплеменники — мужчины, женщины и дети. В этом племени в пищу шли даже внутренности, после того как их отделили от тела, помыли, очистили смесью золы с травами в воде. Каннибалы племени сура (река Арувими) добавляли соль и растительное масло к мясу своих жертв при варке и более широко использовали возрастной ценз своих жертв. Ни одной женщине своего племени они не разрешали даже смотреть на человеческое мясо, но кормили мальчиков и юношей, даже насильно, если те отказывались есть, так как, по убеждению старших, это вселяло в них больше мужества и смелости. Племя анга отказывалось от употребления мяса мальчиков и юношей, ибо, по их мнению, у тех пока не выработалось никаких особых добродетелей, пригодных для передачи другому. Не ели и стариков по той причине, что если те в зрелые годы и были людьми смелыми и мужественными, умелыми следопытами, то с возрастом все их лучшие качества явно приходили в упадок. У некоторых из этих людоедских племен существовал довольно хорошо разработанный «уголовный кодекс», связанный с их каннибальской практикой. В племени анга разрешалось употреблять в пищу плоть соплеменника, если он был признан преступником и приговорен к смертной казни. Каннибалы племени сура ели плоть соплеменницы, если та совершала прелюбодеяние. В племени варьава были готовы принести в жертву любого члена клана, который каким-нибудь образом нарушил закон, и такое наказание сопровождалось тщательно разработанным ритуалом. Виновника не просто убивали, а приносили в жертву. Из него выкачивали кровь для своеобразной евхаристии (причастия), и только после этого его плоть передавали для потребления членам племени. У некоторых племен мотивации носили несколько иной, не столь «неблагородный» характер, как зверская страсть к человеческой плоти. У них существовали глубоко укоренившиеся суеверия: при поедании головы и остальных частей тела они якобы уничтожали дух жертвы, лишали ее возможности совершить возмездие, вернуться из потустороннего мира, чтобы причинить вред тем, кто еще здесь остался. Хотя и считалось, что дух жертвы обитает в ее голове, на сей счет существовали подозрения, что он в случае необходимости может перемещаться из одной части тела в другую. Отсюда и стремление уничтожить всю жертву без остатка. Но было и другое поверье. Члены племени анга обычно съедали своих стариков, еще не достигших старческого слабоумия и в должной мере проявлявших свои физические и умственные способности. Семья, принявшая роковое решение, обращалась к человеку, проживающему на окраине поселения, с просьбой взять на себя приведение негласного приговора в исполнение и даже предлагала ему за это плату. После умерщвления человека тело его съедали, но голову тщательно хранили в горшке, перед которым впоследствии приносились различные жертвы, произносились молитвы, причем все это совершалось довольно часто. У племен йоргум и тангале (река Нигер) в ходу была наиболее примитивная форма каннибализма. Неутолимая страсть к человеческому мясу вкупе с не менее сильной страстью возмездия играли важную роль. У людей этого племени была даже ритуальная молитва, в которой они выражали свою ненависть к врагам и позорную страсть к человеческой плоти, что еще больше будоражило их: «Вот он, мой враг. Он ненавидит меня, я ненавижу его. Он убьет меня, если встретит. Теперь мой бог бросил его к моим ногам. Пусть перейдут ко мне силы народа моего врага. Пусть они все ослепнут. Когда воины моего племени перейдут через их границу, пусть все они тут же погибнут от руки моих соплеменников. Если дух моего врага выживет, то пусть убирается к себе, назад, домой, пусть завладеет душой его отца, его матери и всех остальных членов его семьи!» Каннибализм ни в коей мере не связан с уровнем развития того или иного племени или с его «моральными стандартами». Он был широко распространенным явлением даже среди таких племен, которые обладали самым высоким уровнем развития. (Такие племена, как гереро и масаи, никогда не занимались людоедством, так как были скотоводами. Им хватало мяса скота) Каннибалы заявляли, что едят человеческую плоть только потому, что им нравится есть мясо, причем африканский абориген отдает предпочтение человеческому мясу из-за его большей сочности. Самым большим лакомством считались ладони рук, пальцы рук и ног, а у женщины ее грудь. Чем моложе жертва, тем мягче ее мясо. Человеческое мясо — самое вкусное, за ним следует мясо обезьяны. Некоторые нигерийские племена отличались свирепой жестокостью. Людоеды племени бафум-бансо часто пытали пленников перед смертью. Они кипятили пальмовое масло и с помощью тыквы, используемой в качестве клизмы, выливали кипящее содержимое либо через горло несчастного ему в желудок, либо через задний проход в кишечник. По их мнению, после этого мясо пленников становилось еще нежнее, еще сочнее. Тела умерших долго лежали, покуда не пропитывались маслом насквозь, после чего их расчленяли и жадно поедали. В самом сердце экваториальной Африки находится бассейн великой реки Конго (Луалабы). Исследованию этого района посвятили себя многие и многие путешественники, миссионеры, антропологи, этнографы. Один из них, Джеймс Деннис, поведал в своих «Путевых записках»: «В центральной части Африки, от восточного до западного побережья, особенно вверх и вниз по многочисленным притокам реки Конго, до сих пор практикуется каннибализм, который сопровождается зверской жестокостью. Почти все племена в бассейне реки Конго либо каннибалы, либо до недавнего времени являлись таковыми, а среди некоторых такая отвратительная практика на подъеме. Те племена, которые до этого времени никогда не были людоедами, в результате постоянно растущих конфликтов с окружающими их каннибалами тоже приучились есть человеческое мясо. Интересно отметить пристрастия различных племен к различным частям человеческого тела. Одни вырезают длинные, как полоски, куски из бедра жертвы, его ног или рук; другие предпочитают кисти рук и ступни, и хотя большинство не употребляет в пищу голову, но мне не встречалось ни одного племени, которое бы побрезговало этой частью человеческого тела. Многие используют также и внутренности, считая, что в них очень много жира. Человек, имеющий глаза, наверняка увидит ужасные человеческие останки либо на дороге, либо на поле боя, с той, правда, разницей, что на поле сражения останки ждут шакалов, а на дороге, где расположены стоянки племен с их дымящимися кострами, полно белых разбитых, потрескавшихся костей, — все то, что осталось от чудовищных пиршеств. Во время путешествий по этой стране меня больше всего поразило громадное количество частично изуродованных тел. У некоторых трупов не хватало рук и ног, у других — полоски мяса были вырезаны из бедер, у третьих — извлечены внутренности. Никто не мог избежать подобной участи — ни молодой человек, ни женщины, ни дети. Все они без разбора становились жертвами и едой для их завоевателей или соседей». Людоеды племени бамбала считали особым деликатесом человеческое мясо, если оно пролежало несколько дней зарытым в земле, а также человеческую кровь, смешанную с мукой маниоки. Женщинам племени запрещалось прикасаться к человеческой плоти, но они все же находили множество способов обойти такое «табу», и особой популярностью у них пользовалась мертвечина, извлеченная из могил, особенно достигшая высокой степени разложения. В начале XX столетия миссионеры-католики, проведшие в Конго немало лет, рассказывали, как каннибалы много раз обращались к капитанам судов, курсировавших по реке от устья правого притока Мобанги (Убанги) до водопада Стенли, с тем чтобы те продали им своих матросов или тех, кто постоянно работал на океанском побережье. «Такие люди просолены насквозь, а для каннибалов это все равно, что для нас сахар. Они так и говорят об их плоти — сладкая, свидетельствовали очевидцы. — За каждого такого «соленого» человека людоеды готовы были отдать одну, а то и двух женщин. Они никак не могли понять, почему все так возмущены их обычной, даже обыденной практикой. — Вы же едите кур, другую домашнюю птицу, коз, а мы — людей, почему бы и нет» Один из вождей племени либоко, когда его спросили об употреблении человеческого мяса, воскликнул: — Ай! Будь на то моя воля, я сожрал бы всех до одного на этой земле! В бассейне реки Мобанги каннибалы организовывают неожиданные набеги на поселения, разбросанные по обоим берегам реки, захватывают жителей и обращают их в рабство. Пленников кормят на убой, как скотину, а затем на нескольких каноэ переправляют вверх по реке. Там каннибалы обменивали живой товар на слоновую кость. Новые владельцы, перекупщики, содержали своих рабов так, чтобы они имели достойный, «товарный вид», после чего убивали их, расчленяли трупы и продавали мясо на вес. Если рынок был перенасыщен, то часть мяса они оставляли у себя, коптили над огнем или закапывали на глубину штыка лопаты возле небольшого костра. После такой обработки мясо можно было хранить в течение нескольких недель и сбывать без всякой спешки. Каннибал покупал отдельно ногу или другую часть, разрубал на куски и кормил ими своих жен, детей и рабов». Это картина повседневной жизни тысяч и тысяч людей черной Африки начала XX столетия. Миссионеры, распространявшие среди аборигенов Африки новую веру, утверждали, что новообращенные каннибалы начинали вести праведную, тихую христианскую жизнь. Но таких было мало. Один словоохотливый дикарь на вопрос, почему он ест человеческое мясо, с возмущением отвечал: — Вы, белые люди, считаете свинину самым вкусным мясом, но ее можно вполне сравнить с человеческой плотью. Человеческое мясо вкуснее, и почему нельзя есть то, что особенно нравится? Ну чего вы к нам привязались? Мы тоже покупаем наше живое мясо и убиваем его. Какое вам до этого дело? В разговоре с миссионером местный житель признался, что он недавно убил и съел одну из своих семи жен: «Она, негодница, нарушила закон семьи и племени!» И он славно попировал с остальными женами, насыщаясь в назидание ее мясом. В восточной Африке каннибализм существовал до недавнего времени, как заявляют власти стран этого региона, но он сопровождался куда меньшей жестокостью и зверствами по сравнению с людоедством в экваториальной Африке, особенно в ее западной части. Каннибальским обычаям на востоке Африки свойственна какая-то «домашняя» экономия. Плоть стариков, больных, ни на что не способных соплеменников высушивалась и хранилась с почти религиозным благоговением в кладовке семьи. Ее предлагали в знак особого внимания, как лакомство, гостям. Отказ откушать воспринимался как смертельное оскорбление, а согласие принять предложение означало намерение впредь укреплять дружбу. Без сомнения, многим путешественникам по восточной Африке в силу вышеуказанных причин пришлось отведать этой пищи. И здесь не стоит лицемерить. Иначе как можно объяснить тот факт, что экспедиции, состоявшие из нескольких белых, могли свободно преодолевать огромные расстояния по восточной и экваториальной Африке, населенной дикими, кровожадными племенами, евшими в порядке вещей себе подобных? Как все это объяснить? Во время своих путешествий им активно помогало аборигенное население. На чем зиждилась их дружба? На строгом выполнении местных традиций и обычаев. Тот, кому посчастливилось побывать в африканской глубинке, знает это не понаслышке. В своих книгах-мемуарах великие путешественники по восточной, западной и экваториальной Африке ни словом не обмолвились о том, что в силу определенных обстоятельств им пришлось нарушить заповеди христианства. Мораль и этика не позволили им это написать. Подобного нельзя сказать лишь о легендарном исследователе Африки Генри Мортоне Стенли. Он с оружием в руках пробивался через джунгли Африки не в одиночку, а в составе вооруженных огнестрельным оружием отрядов, насчитывавших от 150 до 300 и более человек. Стенли нес с собой мораль «настоящего» белого человека. В историю исследования африканского континента он вошел как жестокий, непреклонный, не останавливающийся ни перед чем в достижении своих целей белый колонизатор. Человек по своей природе плотояден. Многие сотни и сотни тысяч лет он придерживался традиции своих предков — поеданию себе подобных. Об этом говорят кости и черепа, обнаруженные в Швейцарии и других странах. И позже, на закате бронзового века, обрабатывая металлы, человек поедал человеческую плоть. Тому свидетельства — суждения и точка зрения Диогена. Полемизируя о пользе трудов как самых страшных и непобедимых противников ленивых людей, он предлагал подвергнуть последних «очистительным обрядам, а лучше — убить, разрубить на мясо и употребить в пишу, как делают с крупными рыбами». Согласно информации, собранной в XIX и XX веках, можно предположить, что практика употребления в пищу человеческого мяса существовала на всех континентах, за исключением Европы. Еще в XVII веке великий французский философ и моралист Мишель Монтень предлагал оставить каннибалов в покое, ибо обычаи европейцев, хотя во многом и отличались, были, по существу, еще более жестокими и человеконенавистническими, чем у людоедов.

+14..Племена каннибалов: мамбила, ангу, бачесу и другие…Слабонервным не читать..

s40097644

В диких племенах даже сегодня находится небезопасно. И не по тому, что туземцы не признают более развитую половину человечества, а по той причине, что незваный гость может запросто стать изысканным ужином.

От южных морей до Ванкувера, от Вест-Индии до Ист-Индии, в Полинезии, Меланезии, Австралии и Новой Зеландии, Северной, Восточной, Западной и Центральной Африке, на всей территории Южной Америки – каннибализм явление довольно распространенное.

Одним из таких племен-каннибалов и сегодня является мамбила, хотя, согласно общепринятому закону, подобные «пиршества» строго караются. Племя проживает небольшой группой в Нигерии, это Западная Африка. Первые сообщения о массовых поеданиях людей стали поступать от членов благотворительных миссий еще в середине 20 века. Ведь тогда каннибализм был строго обязателен для всего населения, от мала до велика. Согласно поверью, тела врагов поедались прямо на месте боя. Мясо отрезалось большим ножом. Считалось, что сила врага перейдет к победителям вместе с его плотью.

88814233

«До последнего времени все мамбилы поголовно были каннибалами и могли бы оставаться таковыми, если бы только не страх перед властями. Они обычно съедали мясо убитых на войне врагов, а к таковым относились и жители соседней деревни, с которыми они заключали браки во время мира. Таким образом, вполне мог произойти такой случай, когда воин пожирал труп своего родственника. Были случаи, когда во время стычки между двумя деревнями мамбилы убивали и съедали братьев своих жён. Однако они никогда не ели своего тестя, т.к. это, по их мнению, могло вызвать серьёзное заболевание или даже преждевременную смерть.

В каннибализме мамбилов религиозные представления не играли особой роли. Когда их об этом спрашивали, то туземцы просто отвечали, что едят человеческую плоть, потому что она – мясо. Когда они убивали врага, то разрезали на куски его тело и съедали обычно в сыром виде без всяких формальностей. Отдельные куски они приносили домой для стариков, которые тоже лакомились ими из-за своей неуёмной страсти к такому продукту. Они съедали даже внутренности человека, которые перед этим извлекали, мыли и варили.

s05866147

Черепа врагов, как правило, сохранялись. И, когда молодые люди впервые отправлялись на войну, их заставляли пить либо пиво, либо особое снадобье из черепа, чтобы вселить в них больше мужества. Женщинам, однако, не позволялось есть человеческую плоть, как женатым мужчинам запрещалось питаться мясом женщин, убитых во время налёта на деревню. Но неженатые старики могли есть женское мясо сколько душе угодно», — писал в своей первой книге антрополог К.К. Мик.

Подобных традиций придерживалось и племя ангу, которое обитало в горных районах на юго-западе Новой Гвинеи. Это племя и сегодня считается одним из самых воинственных и кровожадных. Но в пищу шли не только убитые враги. Нередко на стол попадали и родители, которые поедались до того, как впадут в старческое слабоумие или потеряют память. Для ритуального убийства приглашали мужчину из другой семьи. За определенную плату он убивал старика. Нередко ритуал убийства сопровождался групповым гомосексуальным изнасилованием мальчика, не достигшего 14 лет. После этого тело омывалось и поедалось. Все, кроме головы. Перед нею проводились магические ритуалы, молились, с ней советовались и ее просили о помощи и защите.

40115453

В Новой Гвинее человеческую плоть обычно варили, но гораздо реже встречался обычай тушить её. Пенис, считавшийся особо почитаемой пищей, рассекался пополам и поджаривался на раскалённых углях. Лучшими частями тела, настоящими «деликатесами», там называли язык, руки, ступни ног и грудные железы. Мозг, извлечённый из «большой дыры» в сваренной голове, разрезался на кусочки, которые были самым лакомым угощением. Кишки и прочие внутренности тоже съедались, как яичники и женские наружные половые органы, к тому же очень многие члены племени предпочитали есть такое мясо сырым.

Не лучший прием ожидал и незваных гостей. Если в деревню доставлялись одновременно два пленника, в этих племенах убивали сразу одного из них на глазах другого и зажаривали, чтобы вторая жертва видела жуткую предсмертную агонию соплеменника. Другим проявлением утончённого варварства были заострённые щепки, которые втыкали в тело жертвы, а затем поджигали.

56921113

Несколько более гуманными считаются племена бачесу (Уганда), тукано, кобене, жумано (Амазония). Они поедают только трупы умерших родственников. Причем это – знак истинного уважения к почившему. К трапезе приступают примерно через месяц. Тогда полуразложившийся труп кладут в огромный металлический чан и варят до тех пор, пока весь этот «суповой набор» не начнет жутко вонять. Да, труп варится без воды, поэтому к моменту «готовки» в чане остаются одни угольки. Позже, угли растирают в порошок и используют в виде специй, а так же как одно из составляющих «напитка мужества». Его должны пить все воины племени. Утверждают, что это помогает им быть более мужественными и мудрыми.

Впрочем, охота за «белым мясом» продолжается и сегодня. Естественно, теперь это носит больше скрытый характер, и никто из современных каннибалов о своих вкусовых пристрастиях не станет кричать. Однако все знают, что такие дикие привычки неискоренимы, ведь человечина — своего рода особый наркотик.

источник


.

Каннибализм в наши дни – статьи

Индонезия

Пожалуй, самое каннибало-опасное место на Земле — джунгли принадлежащих Индонезии части острова Новая Гвинея (Ириан-Джая) и остров Калимантан (Борнео). Джунгли последнего заселяют 7−8 миллионов даяков, известных охотников за черепами и каннибалов. Самыми лакомыми частями тела у них считаются голова (язык, щёки, кожа с подбородка, извлекаемый через носовую полость или ушное отверстие мозг), мясо с бёдер и икр, сердце, ладони. Инициаторами многолюдных походов за черепами у даяков являются женщины.

Фото 1..jpg

На рубеже XX и XXI веков индонезийское правительство попыталось организовать колонизацию внутренних районов острова цивилизованными выходцами с Явы и Мадуры. Несчастных крестьян-поселенцев и солдат, охранявших их, вырезали и съели. Это последняя значимая вспышка каннибализма на Борнео.

Инициаторами походов за черепами у даяков являются женщины

Большой вклад в ликвидацию каннибализма на островах юго-восточной Азии внесли Сукарно, «отец индонезийской независимости», и военный диктатор Сухарто. Но и им не удалось сильно улучшить ситуацию в Ириан-Джая (западная часть Новой Гвинеи). Живущие там папуасские этносы (дугум-дани, капауку, маринд-аним, асмат и другие), по свидетельству миссионеров, не прочь поесть людей и отличаются небывалой жестокостью. Особенно им нравится печень с травами. Впрочем, пенисы, носы, языки, мясо с бёдер тоже сойдут.

Фото 2..jpg

Но это всё на западной части острова. А что в восточной части? В независимом государстве Папуа-Новая Гвинея случаев каннибализма гораздо меньше, чем в Ириан-Джая. Каннибалов в этом регионе ещё можно найти на островах Новая Каледония, Вануату, Соломоновых островах. Если вам надоело рисковать, то безопасными местами являются Австралия и Новая Зеландия (хоть там и есть залив Каннибалов). Там каннибализм изжит к концу XIX века.

Африка

Случаи каннибализма в Африке связаны в основном с деятельностью таких организаций, как «Леопарды» и «Аллигаторы». Вплоть до 80-х в окрестностях Сьерра-Леоне, Либерии и Кот-д’Ивуар находили останки людей. «Леопарды» обычно одето в шкуры леопардов и вооружено их клыками. И «Леопарды», и «Аллигаторы» считают, что поедание людей делает их быстрее и сильнее.

«Леопарды» считают, что человечина делает их сильнее и быстрее

Движения до сих пор распространены в Нигерии, Сьерра-Леоне, Бенине, Того, ЮАР, местными племенами иногда практикуется поедание человеческой плоти в ритуальных целях. Особняком стоит движение Мау-мау в Кении (1950−60-е годы), прикрывавшее свою сектантскую, откровенно каннибальскую сущность ультранационалистическими, антиевропейскими политическими лозунгами.

Фото 3..jpg

Индия

История человеческих жертвоприношений весьма продолжительна в Индии. Что самое любопытное, своего расцвета культура религиозных жертвоприношений достигла при британском владычестве. При этом поедание жертв было распространено только на северо-востоке и юге Индии. Жители северо-восточного штата Ассам до начала XX века приносили ежегодные жертвы матери-богине Кали: варёные лёгкие жертв съедали йоги, а аристократия довольствовалась рисом, сваренным в человеческой крови. Ритуальный каннибализм во славу бога Земли Тари Пенну был развит у гондов — большого южно-индийского народа.

Агхори не брезгуют трупами из Ганга

Ещё на юге Индии до сих пор существует секта агхори, отпочковавшаяся от вирашиваизма. Несколько тысяч человек в обрядовых целях поедают в сыром виде разложившиеся трупы людей из Ганга, а также трупы домашних животных, останки сожжённых трупов. Не брезгуют и живыми — некоторые специально хотят быть съеденными.

Фото 4..jpg

В конце такой «позитивной» статьи стоит только процитировать Андрея Малахова: «Берегите себя и своих близких». И выбирайте тщательно, куда едете путешествовать.

Каннибализм в Африке. Дикие племена людоедов

Сколько загадочного и непознанного скрывает в себе таинственная Африка!

племена людоедовЕе богатейшая сказочная природа, удивительный животный мир и по сей день представляют огромный интерес для ученых и будоражат пытливые умы путешественников. Необъяснимое восхищение наряду с животным страхом вызывают обычаи и нравы местных аборигенов, принадлежащих самым разнообразным племенам, повсюду населяющим черный континент. Сама по себе Африка достаточно контрастна, и за фасадом цивилизованного мира зачастую скрывается невиданная дикость первобытнообщинного строя.

Дикая Африка. Племена людоедов

Одной из самых мистических тайн тропической Африки, безусловно, является каннибализм.

африка племена людоедов Людоедство, то есть поедание людьми себе подобных, во многих африканских племенах, постоянно враждующих между собой, изначально было основано на вере в чудесное воздействие человеческой крови и плоти на такие качества воинов, как смелость, мужественность, героизм и отвага. Некоторые племена людоедов широко использовали различные снадобья, изготовленные из сожженного и растертого в порошок человеческого сердца. Считалось, что такая черная мазь на основе получившейся золы и человеческого жира способна укрепить тело и поднять дух воина перед сражением, а также защитить от вражеских заклинаний. Истинные масштабы всевозможных ритуальных убийств неизвестны, все обряды, как правило, совершались в глубокой тайне.

Дикие племена. Людоеды поневоле

Каннибализм ни в коем случае не был связан с уровнем развития того или иного племени аборигенов или с его моральными устоями. Просто он был очень широко распространен по всему континенту, ощущалась острая нехватка пищи, к тому же убить человека было значительно легче, чем пристрелить на охоте дикого зверя. Хотя были и племена, специализировавшиеся, к примеру, на скотоводстве, которым хватало мяса животных, и людоедством они не занимались. В начале XX века на территории современного Заира существовали огромные невольничьи рынки, на которых продавали или обменивали на слоновую кость рабов исключительно для употребления в пищу. На них можно было увидеть рабов разного пола и возраста, это могли быть даже женщины с младенцами на руках, хотя для еды большим спросом пользовались мужчины, так как женщины могли пригодиться в хозяйстве.

Жестокость нравов

Племена людоедов открыто заявляли, что им нравится человеческое мясо из-за его сочности, деликатесом считались пальцы рук и ног, а также женская грудь.

дикие племена людоедыОсобый ритуал был связан с поеданием головы. Плоть, содранную с головы, получал только самый знатный из старейшин. Череп тщательно хранили в специальных горшках, перед которыми впоследствии совершались обряды жертвоприношений и читались молитвы. Самым, пожалуй, бесчеловечным среди туземцев был обряд отрывания кусков человеческой плоти у ещё живой жертвы, а некоторые нигерийские племена людоедов, отличающиеся особой, свирепой жестокостью, с помощью тыквы, используемой в качестве клизмы, вливали в горло или в задний проход пленника кипящее пальмовое масло. По мнению этих каннибалов, пролежавшее некоторое время и полностью пропитавшееся маслом трупное мясо было значительно сочнее и нежнее на вкус. В давние времена в пищу главным образом шла плоть чужеземцев, прежде всего это были пленники. В настоящее же время жертвами зачастую становятся и соплеменники.

Племена людоедов. Жуткое гостеприимство

Интересно, что согласно каннибальским обычаям гостеприимства, отказ отведать предложенное гостям лакомство воспринимался как смертельная обида и оскорбление.

племена людоедов

Поэтому, вне всякого сомнения, дабы не быть съеденными и свободно передвигаться по континенту от племени к племени, а также в знак дружбы и уважения, африканским путешественникам наверняка приходилось отведывать эту пищу.

Бокасса, Жан Бедель — Википедия

Жан Беде́ль Бока́сса[6] (фр. Jean-Bedel Bokassa), также известный как Салах эд-Дин Ахмед Бокасса (фр. Salah Eddine Ahmed Bokassa) и Бокасса I (22 февраля 1921 (1921-02-22) — 3 ноября 1996) — президент Центральноафриканской Республики с 1 января 1966 по 4 декабря 1976, император Центральноафриканской империи с 4 декабря 1976 по 20 сентября 1979, маршал (19 мая 1974). Один из самых эксцентричных диктаторов XX века.

Армейская карьера[править | править код]

Жан-Бедель Бокасса родился 22 февраля 1921 года в Бобанги — крупной деревне, расположенной в префектуре Лобае в 80 км к юго-западу от Банги — столицы французской колонии Убанги-Шари, являвшейся на тот момент частью Французской Экваториальной Африки. Был одним из 12 детей в семье деревенского старосты из племени мбака (родом из которого были многие чиновники Центральной Африки колониального периода). Его имя, Жан-Бедель — результат неправильно прочтённого в календаре сокращённого имени католического святого Жана Батиста де ла Саля (Jean-B. de la S. превратилось в Jean-Bedel), Бокасса — имя, означающее «маленький лес» на мбака, впоследствии использовалось как фамилия (а после провозглашения империи — опять как имя).

Бокасса в 1939 году, в период службы в Иностранном легионе

В шесть лет он осиротел[7]. Его отец, выступавший против концессионной политики французских колониальных властей, был расстрелян, а мать вскоре после этого покончила с собой[8].

Воспитывался родственниками, которые готовили его в священники. Однако в мае 1939 года Бокасса поступил на военную службу в колониальные войска французской армии. В ноябре 1941 получил звание старшего сержанта в войсках «Сражающейся Франции», участвовал в захвате Браззавиля. В 1944 году участвовал в высадке войск антигитлеровской коалиции на юге Франции, затем в боях на Рейне.

Окончание Второй мировой войны Бокасса встретил в Нормандии в чине старшего сержанта[9].

В 1949 году закончил офицерскую школу в Сен-Луи (Сенегал), с сентября 1950 по март 1953 участвовал в Индокитайской войне. За боевые заслуги в ней был награждён орденом Почётного легиона и Лотарингским крестом. Продолжил военную службу в Браззавиле, в 1961 году получил звание капитана французской армии.

В январе 1962 года уволился из французской армии и поступил на службу в центральноафриканские вооружённые силы, получив звание майора. Президент ЦАР, его кузен Давид Дако, в следующем году назначил Бокассу начальником штаба вооружённых сил и присвоил ему чин полковника в 1964 году.

Президент[править | править код]

31 декабря 1965 — 1 января 1966 года Бокасса совершил государственный переворот («новогодний переворот», или «путч дня Св. Сильвестра»), сверг Дако и посадил его в тюрьму. Заговор был составлен начальником жандармерии, которого Бокасса нейтрализовал и воспользовался путчем в свою пользу. Шеф Генштаба провозгласил себя президентом и главой единственной политической партии — «Движения за социальную эволюцию Чёрной Африки» (фр. Mouvement pour l’évolution sociale de l’Afrique Noire, или MESAN, МЕСАН). Эта партия включала в себя в обязательном порядке всё взрослое население страны. 4 января президент отменил конституцию ЦАР и начал диктаторское правление. 2 марта 1972 года Бокасса провозгласил себя пожизненным президентом.

В 1969 и 1974 годах происходили неудачные попытки сместить Бокассу путём государственного переворота; в 1976 году было устроено покушение на его жизнь. Эти события только давали ему повод укрепить свою единоличную власть.

Участвовал в панафриканском движении, в частности, в 1968 году стал учредителем Союза центральноафриканских государств, куда входили также Демократическая Республика Конго и Чад. Был сторонником возвращения к земле, поддержки сельского хозяйства и аграрной реформы в стране. Во внешнеполитической ориентации колебался между советским блоком, Западом и Движением неприсоединения. В июне 1970 года посетил с официальным визитом СССР. Бывший главный кремлёвский врач Е. А. Чазов вспоминал, что когда Бокасса проходил лечение в Москве, он полюбил русскую кухню и попросил откомандировать с ним советского повара. Как-то повар обнаружил на президентской кухне в холодильнике человеческое мясо и в ужасе бежал в посольство[10]. По некоторым сведениям, Бокасса употреблял в пищу лидеров оппозиции, а однажды тайком накормил свой кабинет министров одним из его членов[11][12].

По отношению к бывшей метрополии, Франции, курс Бокассы представлял собой серию попыток шантажа: сближение в начале 1970-х годов с Югославией, Северной Кореей, Румынией и СССР, организация демонстрации у французского посольства в Банги (сентябрь 1970 года), угроза выхода из зоны франка (август 1971 года), закрытие французского генконсульства в столице и запретительные меры против французских журналистов (май 1974 года), восстановление дипломатических отношений с КНР (август 1976 года), разорванных в 1966 году, принятие мусульманской веры и дружба с Муаммаром Каддафи (октябрь 1976 года) преследовали, главным образом, цель добиться от Франции увеличения финансовой помощи. В свою очередь, политика Парижа диктовалась необходимостью сохранения в стране стратегических позиций (в частности, уранового месторождения в Бакуме), поэтому Франция шла на уступки. Однако это не означало, что Франция отказывалась от попытки свергнуть диктатора. В 1974—1976 годах за некоторыми попытками физической ликвидации Бокассы стояли французские спецслужбы[13].

В рамках празднования Дня матери в 1971 году Бокасса освободил всех заключённых женщин и приказал казнить мужчин, уличённых в преступлениях против женской чести[9]. 4 сентября 1976 года, во время официального визита лидера ливийской революции Муаммара Каддафи в республику, Жан-Бедель Бокасса и ряд членов правительства приняли ислам, взяв себе соответствующие имена[7]. Бокасса изменил своё христианское имя Жан-Бедель на Салах-эд-дин Ахмед Бокасса. В том же месяце Бокасса распустил правительство и заменил его на Совет Центральноафриканской революции (по образцу Совета революционного командования Ливии; в этот совет был включён освобождённый из тюрьмы Дако).

Император[править | править код]

4 декабря 1976 года на чрезвычайном съезде партии МЕСАН было объявлено о переименовании Центральноафриканской Республики в Центральноафриканскую империю. Съезд принял имперскую конституцию, согласно которой император являлся главой исполнительной власти, а корона империи объявлялась наследственной, передаваемой по нисходящей мужской линии, в случае если император сам не назначит преемником одного из своих сыновей[14]. В том же месяце Бокасса вернулся в католицизм[8].

Полный его титул звучал так: Император Центральной Африки, волей центральноафриканского народа, объединённого в национальную политическую партию МЕСАН. Так как эфиопский император Хайле Селассие I был свергнут за два года до этого, Бокасса стал одним из всего трёх царствующих в мире императоров — двумя другими были шахиншах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви и японский монарх Хирохито.

4 декабря 1977 года состоялась коронация императора Бокасса I — первого представителя новообразованной династии Бокасса. Лучшие европейские фирмы изготовили корону, украшенную двумя тысячами бриллиантов[14]. Её стоимость составила $ 5 млн, а на церемонию ушла четверть годового экспортного дохода страны[15]. Дополнением стал золотой трон в форме сидящего орла весом в 2 тонны и леопардовые мантии. Было закуплено более 100 автомобилей лучших иностранных марок и 130 белых скакунов[14]. Туфли, в которых он был во время церемонии, занесены в Книгу рекордов Гиннеса как самые дорогие в мире. Церемониал во многих деталях копировал коронацию Наполеона I, которого новоявленный император считал своим образцом. На коронацию были приглашены руководители всех мировых и африканских держав, а также Папа Римский Павел VI. Очевидно, для него готовилась роль Папы Пия VII, из рук которого Наполеон вырвал корону и сам ею венчался. Но, несмотря на обещанные богатые подарки, ни Папа, ни главы государств не явились в Банги на церемонию; Франция была представлена министром по делам сотрудничества, оркестром ВМФ и батальоном, обеспечивающим безопасность коронации. Многие считали Бокассу психически ненормальным и сравнивали с эксцентричным диктатором Уганды Иди Амином.

Со сказочной роскошью коронации и императорского двора контрастировал чрезвычайно низкий уровень жизни в стране. В 1977 году был 1 врач на 43,4 тыс. жителей и всего 1 зубной врач на всю империю.

Несмотря на то, что империя считалась конституционной, никаких смягчений в диктатуре Бокассы не последовало. Аресты инакомыслящих, пытки, в которых император принимал участие лично, были обычным делом. Режим пользовался поддержкой президента Франции в 1974—1981 годах Валери Жискар д’Эстена, которому Бокасса предоставлял выгодные условия разработки месторождений полезных ископаемых, в частности, урана, необходимого для французской программы атомного оружия. В 1975 году Жискар д’Эстен объявил Бокассу своим «другом» и «членом семьи», а также несколько раз ездил в Центральную Африку охотиться.

Свержение[править | править код]

Транспортный самолёт Transall C-160. Такой же самолёт был использован французским спецназом для высадки в Банги

В 1979 году, после ряда жестоко подавленных выступлений оппозиции, вызвавших международный резонанс и внимание правозащитников (в частности, демонстраций школьников, протестовавших против дорогой униформы, навязанной им правительством; более 100 из них было убито), дальнейшая поддержка режима Бокассы становилась для Франции компрометирующей. В это же время распространились и слухи о каннибализме монарха. Кроме того, намечалось новое сближение Центральной Африки с Ливией (что было для Франции неприемлемым). В отсутствие императора, бывшего с официальным визитом в Ливии, при участии французских десантников (операция «Барракуда») в Банги произошёл 20 сентября 1979 г. бескровный государственный переворот, после которого Давид Дако вновь стал президентом восстановленной республики. Французский дипломат Жак Фоккар назвал эту операцию «последней колониальной экспедицией Франции».

Через несколько недель во французском сатирическом еженедельнике «Канар аншене» были преданы гласности подарки, которыми Бокасса покупал лояльность у Жискара (в частности, это были бриллианты). В обстановке экономического кризиса всё это не способствовало популярности президента, который, в итоге, в 1981 году проиграл выборы Франсуа Миттерану. Позже выяснилось, что бриллианты вручались Бокассой также Генри Киссинджеру в 1973 году.

Бокасса взял с собой в изгнание также «уникальный бриллиант», изготовленный к коронации американским предпринимателем и политическим оперативником Альбертом Жоли. Однако вскоре выяснилось, что камень, который Жоли выдавал за изделие стоимостью более 500 тыс. долларов, реально являлся низкосортной подделкой, цена которой не превышала 500 долларов[16]. Жоли цинично не рекомендовал Бокассе продавать этот бриллиант[17].

Изгнание и суд[править | править код]

Бокасса отправился из Ливии на Берег Слоновой Кости, а затем жил во Франции в замке под Парижем (Ардикур, департамент Ивелин).

Между тем на его родине над ним был устроен заочный суд, приговоривший его 25 декабря 1980 года к смертной казни и конфискации всего имущества по обвинению в 13 преступлениях (в том числе убийствах, каннибализме, хищении государственных средств, незаконном использовании государственной собственности в личных целях, изнасилованиях). В 1986 году он совершил, пожалуй, наиболее эксцентричный поступок в своей жизни: он добровольно вернулся в ЦАР, рассчитывая, что народ вновь возведёт его на трон. Однако он немедленно был арестован, начался новый процесс, Бокассе были предъявлены обвинения в государственной измене, убийствах, каннибализме и растрате государственного имущества. Бокасса активно защищался на суде и сумел убедить судей в том, что части тел жертв он хранил в холодильнике не с целью употребления их в пищу, а в символических целях («печень врага приносит удачу») и т. п. Хотя он был признан невиновным в каннибализме, остальных обвинений хватило, чтобы вновь приговорить его 12 июня 1987 года к смертной казни. В следующем году был помилован, и приговор заменили на пожизненное заключение, а затем и на 20-летнее. После восстановления демократического строя в 1993 году в стране была объявлена всеобщая амнистия, и Бокасса вышел на свободу.

Скончался от инфаркта спустя три года, 3 ноября 1996 года.

Бокасса имел 19 жён и 77 признанных им детей. Одна из жён, императрица Екатерина Дангиаде, была его венчанной католической супругой. Она была коронована им с огромными затратами и пышностью по образцу коронации Жозефины Богарне. Старший сын Бокассы и Екатерины кронпринц Жан-Бедель, родившийся 2 ноября 1973 года, в период существования империи был престолонаследником, а после смерти отца в 1996 году является главой центральноафриканского императорского дома (как Бокасса II).

1 декабря 2010 года президент ЦАР Франсуа Бозизе подписал указ о полной реабилитации Жан-Беделя Бокассы, в соответствии с которым свергнутый император был «восстановлен во всех правах». Бозизе назвал Бокассу «великим гуманистом» и «сыном нации, признанным всеми в качестве великого строителя» и подчеркнул «Я хочу говорить о Бокассе. Он построил страну, а мы разрушили всё, что он построил»[18][19].

12 января 2011 года французский замок Ардикур, ранее принадлежавший Жан-Беделю Бокассе, был продан на аукционе за 915 тысяч евро[20]. Замок находится под Парижем и располагает жилой площадью почти в 550 м². На его территории также находится дом для прислуги, парк и автомобильный гараж[21].

  • Некоторых своих политических оппонентов Бокасса отдал на съедение крокодилам и львам[22].
  • Бокасса, среди прочего, побывал в Артеке и был принят в пионеры[23].
  • Riccardo Orizio. Allein mit dem Teufel. Begegnungen mit sieben Diktatoren. — München: Kreuzlingen, 2004.
  • Кривушин И. В. Император Бокасса I и власть в постколониальной Африке // Новая и новейшая история. 2006. № 1. — С. 152—167.
  1. 1 2 идентификатор BNF: платформа открытых данных — 2011.
  2. ↑ Бокасса Жан Бедель // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  3. 1 2 Encyclopædia Britannica
  4. ↑ SNAC — 2010.
  5. ↑ http://www.npr.org/books/titles/138046097/the-heartless-stone-a-journey-through-the-world-of-diamonds-deceit-and-desire
  6. ↑ Бокасса // «Банкетная кампания» 1904 — Большой Иргиз. — М. : Большая российская энциклопедия, 2005. — С. 681. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 3). — ISBN 5-85270-331-1.
  7. 1 2 Мусский И.А. 100 великих диктаторов. — Вече, 2002. — С. 584—585. — ISBN 5-7838-0710-9, ББК 63.3(2) C 81.
  8. 1 2 Император Бокасса, которого считали каннибалом, оправдан посмертно, РИА НОВОСТИ (01/12/2010).
  9. 1 2 ВАЛЕРИЯ Ъ-СЫЧЕВА. На смерть Бокассы, Газета «Коммерсантъ» (06.11.1996).
  10. ↑ Коммунизм: проект, пытавшийся изменить мир. Третий мир (неопр.). Русская служба Би-би-си (17 августа 2011). Дата обращения 17 августа 2011. Архивировано 4 февраля 2012 года.
  11. Зотов, Г. Съесть Брежнева Бокасса был не против // Аргументы и факты. — 8 августа 2001. — № 32 (1085). Архивировано 4 февраля 2012 года.
  12. ↑ Биография. Тиран, садист, людоед — эти страшные эпитеты навсегда останутся с бывшим правителем Центральной Африканской Республики (ЦАР). Александр Лаврин. Знаменитости (неопр.). Дата обращения 30 августа 2011. Архивировано 4 февраля 2012 года.
  13. Кривушин, И. В. Император Бокасса I и власть в постколониальной Африке // Новая и новейшая история. — 2006. — № 1. — С. 158.
  14. 1 2 3 Мусский И.А. 100 великих диктаторов. — Вече, 2002. — С. 584. — ISBN 5-7838-0710-9, ББК 63.3(2) C 81.
  15. АЛЕКСАНДР МАЛАХОВ. Коронованные особо, Журнал «Деньги» (14.03.2005).
  16. ↑ Самые известные алмазы
  17. ↑ 10 Facts About Diamonds You Should Know. Famous Diamonds // neatorama.com, 2008
  18. ↑ Президент ЦАР полностью реабилитировал Бокассу, «ВЗГЛЯД.РУ» (1 декабря 2010).
  19. ↑ Реабилитация африканского императора, Журнал «Власть» (06.12.2010).
  20. Владимир Добровольский. Французский замок императора Бокассы ушёл с молотка за 915 тыс. евро, РИА Новости (12/01/2011).
  21. ↑ Французский замок африканского диктатора Бокассы продан с аукциона, interfax.by (12.01.11).
  22. ↑ The Central African Republic. Nostalgia for a nightmare // The Economist, Aug 27th 2016
  23. ↑ Как людоед стал пионером в «Артеке»

В Африке нашли племя людоедов говорящих на русском

Жестокое племя людоедов, которое общается на чистейшем русском языке обнаружено Международной научно-исследовательской экспедицией «Африканское кольцо». Об этом сообщил научный руководитель экспедиции, заведующий кафедрой африканистики СПбГУ Александр Желтов.

По словам собеседника агентства, племя обнаружено в Восточной Африке, недалеко от границы с Танзанией. «Эти люди довольно опасны, так как всех людей воспринимают как еду, — рассказал А. Желтов. — Во время контакта экспедиции с ними, мы держали наготове оружие для самозащиты.


Впрочем, вождь племени понимал, что конфликт с нами ему не выгоден. Племя ничем не вооружено, кроме палок и камней, а у нас были охотничьи ружья — почти у каждого члена экспедиции». Безоружным путешествовать по дикой Африке очень опасно, — пояснил собеседник агентства.

«Самым большим сюрпризом для нас оказалось, что родной язык племени — русский, — рассказал А. Желтов. — Причем, с нами в экспедиции была академик, зав. кафедрой Института русского языка Вера Ильинична Борисоглебская, так она утверждает, что племя говорит на чистейшем, красивом русском языке дворян XIX века, на котором говорили Пушкин и Толстой».


Когда племя людоедов предлагало гостям попробовать их фирменное блюдо «Зажаренное на костре мясо врага», они спрашивали «Не угодно ли будет покушать, любезные гости?». А когда участники экспедиции отказывались, людоеды сокрушались: «Ах, как нам жаль, право». «Мы пробыли в гостях у племени русских людоедов полдня, — рассказал А. Желтов. — Но мы так и не выяснили, почему они говорят по-русски». Этот вопрос еще предстоит выяснить ученым.

«Испокон века наше племя говорит на этом могучем, прекрасном и великом языке», — передает А. Желтов слова вождя племени. По словам собеседника агентства, численность племени идет на убыль. Это уникальное племя людоедов, говорящих по-русски, ведет свою Летопись.


Согласно сделанным там записям, пять лет назад их было около тысячи, в прошлом году чуть менее двухсот, а сейчас осталось только 72 человека.


«Они едят друг друга», — пояснил собеседник агентства.


Центральная Африка. Нищета. Голод. Убийства. Каннибализм.: narvasadataa — LiveJournal

…Сегодня еще живо воспоминание о землетрясении на Гаити. Более 300 тысяч погибших, миллионы оставшиеся без крова и крыши над головой. Голод и мародерство. Но международное сообщество протянуло руку помощи пострадавшим. Спасатели из разных стран, концерты знаменитых артистов, гуманитарная помощь… Тысячи репортажей и передач по всему миру. А нам хочется сегодня рассказать о стране, в которой Апокалипсис наступил уже давно! Но про нее редко говорят, еще реже показывают по телевизору… Между тем, число погибающих там не идет не в какое сравнение с Гаити!

В этой стране уже много десятилетий жители не знают что такое мир. Здесь можно лишиться жизни за пригоршню патронов, канистру питьевой воды, кусок мяса (зачастую, твоего собственного!). Просто за то, что у тебя есть вещь, приглянувшаяся человеку, который имеет оружие. Или за то, что твой цвет кожи чуть темнее или говоришь ты на немного другом языке…Тут, в девственных джунглях и на просторах саванн, мародерство, грабеж и убийство — образ жизни! Страна, в которой первой (а часто и последней!) игрушкой ребенка становятся патроны и автомат Калашникова! Страна, в которой изнасилованная женщина радуется, что осталась жива… Страна контрастов, где богатейшие дворцы столицы соседствуют с палатками беженцев, уходящих от боевых действий. Где горнодобывающие компании Запада, зарабатывают миллиарды, а местное население умирает с голода…

Мы расскажем вам о сердце Черного континента — о Демократической республике Конго!

Немного истории. До 1960 года Конго была бельгийской колонией, 30 июня 1960 года получила независимость под именем Республика Конго. С 1971 переименована в Заир. В 1965 году к власти пришел Жозеф-Дезире Мобуту. Под прикрытием лозунгов национализма и борьбы с влиянием мзунгу (белых людей), он провел частичную национализацию, расправился со своими оппонентами. Но коммунистического рая «по африкански» не получилось. Правление Мобуту вошло в историю как одно из самых коррумпированных в двадцатом веке. Процветало взяточничество и казнокрадство. У самого президента было несколько дворцов в Киншасе и других городах страны, целый автопарк «Мерседесов» и личный капитал в швейцарских банках, который к 1984 году составлял приблизительно 5 миллиардов долларов (на тот момент эта сумма была сравнима с внешним долгом страны). Как и многие другие диктаторы, Мобуту был при жизни возведён в статус практически полубога. Его называли «отцом народа», «спасителем нации». Его портреты висели в большинстве общественных учреждений; члены парламента и правительства носили значки с портретом президента. В заставке вечерних новостей Мобуту каждый день появлялся сидящим на небесах. На каждой банкноте также был изображён президент.

В честь Мобуту было переименовано озеро Альберт (1973), с XIX века носившее имя мужа королевы Виктории. Лишь часть акватории этого озера принадлежала Заиру; в Уганде использовалось старое название, однако в СССР переименование было признано, и во всех справочниках и картах значилось озеро Мобуту-Сесе-Секо. После свержения Мобуту в 1996 году было восстановлено прежнее название. Впрочем, сегодня стало известно что Жозеф-Дезире Мобуту имел тесные «дружеские» контакты с ЦРУ США, которые продолжались даже после того, как по окончании «холодной войны» США объявили его персоной нон грата.

Во время холодной войны Мобуту вёл скорее прозападную внешнюю политику, в частности, поддерживая антикоммунистических повстанцев Анголы (УНИТА). Однако нельзя сказать, что отношения Заира с социалистическими странами были враждебными: Мобуту был другом румынского диктатора Николае Чаушеску, установил хорошие отношения с Китаем и Северной Кореей, а Советскому Союзу позволил построить в Киншасе посольство.

Всё это привело к тому, что экономическая и социальная инфраструктуры страны были почти полностью разрушены. Заработная плата задерживалась на месяцы, количество голодающих и безработных достигло небывалых размеров, на высоком уровне находилась инфляция. Единственной профессией, гарантировавшей стабильный высокий заработок, была профессия военного: армия была опорой режима.

В 1975 году в Заире начался экономический кризис, в 1989 году был объявлен дефолт: государство оказалось не в состоянии выплатить внешний долг. При Мобуту были введены социальные пособия многодетным семьям, инвалидам и т. д., но из-за высокой инфляции эти пособия быстро обесценились.

В середине 1990-х годов в соседней Руанде начался массовый геноцид, и несколько сотен тысяч человек бежали в Заир. Мобуту отправил в восточные районы страны правительственные войска, чтобы изгнать оттуда беженцев, а заодно и народность тутси (в 1996 году этому народу было приказано покинуть страну). Эти действия вызвали массовое недовольство в стране, и в октябре 1996 тутси подняли восстание против режима Мобуту. Вместе с другими повстанцами они объединились в Альянс Демократических Сил за Освобождение Конго. Возглавил организацию Лоран Кабила, поддержку оказывали правительства Уганды и Руанды.

Правительственные войска ничего не могли противопоставить повстанцам, и в мае 1997 года войска оппозиции вошли в Киншасу. Мобуту бежал из страны, снова переименованной в Демократическую Республику Конго.

Это было начало, так называемой Великой африканской войны,

в которой участвовало более двадцати вооружённых групп, представлявших девять государств Африки. Начались кровавые столкновения с массовыми убийствами мирных жителей и расправами над военнопленными. Широкое распространение получили групповые изнасилования, причем как женщин так и мужчин. В руках у боевиков самое современное оружие, но не забыты и ужасающие древние культы. Воины ленду пожирают сердца, печень и легкие убитых врагов: согласно старинному поверью, это делает мужчину неуязвимым для пуль врага и придает ему дополнительные магические силы. Свидетельства о каннибализме в ходе гражданской войны в Конго появляются постоянно…

В 2003году ООН начало операцию «Артемида» – высадку международного миротворческого контингента в Демократической Республике Конго. Французские десантники заняли аэропорт города Буниа – центра охваченной гражданской войной провинции Итури на востоке страны. Решение об отправке миротворцев в Итури было принято Советом Безопасности ООН. Основные силы из стран ЕС. Общее число миротворцев – около 1400 человек, большая часть из них – 750 солдат – французы. Французы и станут командовать контингентом во франкофонной стране. Кроме того, будут солдаты из Бельгии (бывшей метрополии), Великобритании, Швеции и Ирландии, Пакистана и Индии. Немцы уклонились от посылки солдат, но взяли на себя все авиаперевозки и медицинскую помощь. В Итури и раньше были размещены силы ООН – 750 солдат из соседней Уганды. Однако их возможности были крайне ограничены – мандат практически запрещал им применять оружие. Нынешние миротворцы располагают тяжелой техникой и имеют право стрелять, «чтобы защитить себя и мирное население».

Надо сказать — местные жители не очень рады «миротворцам», да и есть почему…

Пример — расследование БиБиСи обнаружило свидетельства того, что пакистанские миротворцы ООН на востоке ДРК были вовлечены в незаконную торговлю золотом с вооруженной группировкой FNI и обеспечивали боевиков оружием для охраны рудников. А индийские миротворцы, дислоцированные в окрестностях города Гома, заключали прямые сделки с военизированными группировками, ответственными за геноцид местных племен… В частности, они занимались торговлей наркотиками и золотом.

Ниже мы хотим представить фотоматериалы о жизни в стране случившегося Апокалипсиса.

Впрочем, в городах есть и вполне приличные кварталы, но туда НЕ всем можно…

А это лагеря беженцев и деревни, за пределами…

Смерть от своих рук, когда уже нет сил жить…

Беженцы, уходящие из зон боевых действий.

В сельской местности местные жители вынуждены организовывать отряды самообороны/милиции, их называют Май-май…

А это солдат вооруженного формирования, охраняющий по найму деревенское поле с бататом.

Это уже регулярная правительственная армия.

Расслабляться в буше не стоит. Даже батат солдат готовит, не выпуская автомат…

В правительственных частях конголезской армии почти каждый третий солдат — женщина.

Многие воюют вместе со своими детьми…

Да и дети тоже воюют.

Этот патруль правительственных войск был недостаточно осторожен и внимателен… Ни оружия, ни обуви…

Впрочем, трупами в мире после Апокалипсиса, кого то удивить сложно. Они везде. В городе и буше, на дорогах и в реках… взрослые и дети…

Много и очень много…

Но мертвым еще везет, хуже тем кто получив серьезное ранение, или болезнь остался жить…

Это ранения, оставленные пангой — широким и тяжелым ножом, местным вариантом мачете.

Последствия обычного сифилиса.

Говорят, что так влияет на африканцев последствие длительного радиационного облучения на урановых рудниках.

Сохранить жизнь и здоровье очень трудно в мире, где грабеж стал повседневной нормой. Это марадеры Конго.

Малолетний марадер…

Будущий мародер, в руках как раз кустарно изготовленная панга, следы от которой на теле вы могли увидеть выше…

Как раз такие, на этот раз пангой воспользовались как разделочным ножом…

Но иногда мародеров слишком много, неизбежные ссоры за еду, кому сегодня достанется «жаркое»:

Многие трупы, обгоревшие в пожарищах, после боев с повстанцами, симбу, просто марадерами и бандитами, зачастую не досчитываются некоторых частей тела. Обратите внимание, у женского обгоревшего трупа отсутствуют обе ступни — скорее всего были отрезаны еще до пожара. Рука и часть грудины — после.

А это уже целый караван, отбитый правительственным подразделением у симбу… Их должны были съесть.

Впрочем, мародерством и грабежом местного населения занимаются не только симбу и повстанцы но и регулярные армейские части. Как свои, так и пришедшие на территорию ДРК из Руанды, Анголы, и тд. А так же частные армии, состоящие из наемников. Среди них есть и много европейцев…

Это генерал Лора́н Нку́нда, один из руководителей повстанцев тутси (ватутси). Был арестован в 2009 году.

В деревне тутси.

Его бойцы.

Армия Руанды, воюющая со всеми…

Ангольские товарищи, воюющие как на стороне правительства — «УНИТА», так и на стороне повстанцев…

Это бойцы французского «Иностранного легиона» патрулирующие деревенский рынок. Головные уборы они не носят из особого «кастового» шика…

«Белый легион» обучается владению калашниковым. Бойцы из Executive Outcomes — корпорации со штаб-квартирой в Претории, которая специализируется на вербовке и сдаче внаем ветеранов, имеющих опыт боевых действий в Африке.

Но нет разницы для многострадального народа Конго, откуда пришли убийцы. Все равно все заканчивается так…

Внизу, в долине — деревня.

Эта женщина была изнасилована солдатами, потом бамбуковой палкой…

Но, бывает, и после смерти не наступает покой…

Вот так живут люди в мире СЛУЧИВШЕГОСЯ АПОКАЛИПСИСА!

Растят детей и надеются на лучшее…

Хакуна матата, мзунгу?!!!

Все без проблем, белый человек!!!


http://deadland.ru/node/2849

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о