Айзек азимов история будущего: История будущего — Википедия – список книг Айзека Азимова в одной Вселенной в сюжетном порядке

Содержание

список книг Айзека Азимова в одной Вселенной в сюжетном порядке

Среди сотен книг, написанных Айзеком Азимовым есть те из них, которые можно отнести к одной Вселенной. Вместе книги этих циклов формируют некую Галактическую историю по версии Азимова. И эта история растянулась на несколько тысячелетий. 

Цикл состоит из «Рассказов о роботах», а далее и серии романов «Детектив Элайджа Бейли и робот Дэниел Оливо», цикла «Галактическая империя» и конечно же культового цикла «Основание».

Кстати, именно с рассказов о роботах, Азимов начинал своё творчество, не подозревая что они станут частью большой истории.

В общем, на этой странице представлены все книги Айзека Азимова, составляющие одну большую историю будущего человечества в хронологическом порядке, удобного для чтения. Для того чтобы было интересней, добавил также некоторые пояснения.

Книги по сюжету

История фактически открывается романом «Конец вечности». Потому что действие этого романа происходит вне времени, в так называемой «Вечности». Но в целом, это самостоятельное произведение, связанное с остальными книгами только отсылкой на него в романе «Кризис Основания»:

И все же в сказке утверждается, будто на самом деле существовали те, кто умел выходить за границы времени и изучать бесконечные линии потенциальной Реальности. Эти люди назывались Вечными, а когда они покидали время, о них говорили, что они перешли в Вечность

Не будем рассказывать сюжет, далее говорится о том что произошло с «Вечными».


Конец вечности

1

The End of Eternity

Эта книга Азимова является образцом виртуозной игры писателя с пространством и временем. Отличная проработка временных парадоксов, сюжет держит в постоянном напряжении, совершает крутые виражи и поражает научным подходом. Многие критики говорят, что это лучшая работа Азимова.

Роман описывает деятельность организации под названием «Вечность», существующей вне времени и зародившейся в 27 столетии. Люди «Вечности» изменяют ход развития истории во имя блага человечества. Миллиарды людей могут навсегда исчезнуть по их воле. Так бы и продолжалось дальше, но главный герой Эндрю Харлан становится участником странных событий, о которых и пойдёт речь в романе.

Год: 1955


Своё творчество Азимов начинал с научно-фантастических рассказов, большая часть из них была про роботов. Все они были объединены одной идеей, о том как робот, наделенный разумом, должен взаимодействовать с человеком. Действие происходит в не очень далёком будущем, по крайней мере по сравнению с событиями, которые будут происходить дальше во вселенной Азимова. Из этих рассказов вы узнаете как всё начиналось, как менялось общество с появлением роботов, как люди относились к ним и что думали сами роботы. Ведь именно они в будущем помогут человеку освоить космос.


Я, робот

2

I, Robot

«Я, робот» – сборник научно-фантастических рассказов (впервые опубликован в 1950), давно ставших для любителей фантастики классикой жанра и оказавших большое влияние на современную научно-фантастическую литературу. В данном сборнике впервые были сформулированы Три закона робототехники.

Год: 1950

Остальные роботы

3

The Rest of the Robots

Остальные роботы это сборник, который включает в себя восемь рассказов и два полноценных романа — первые два об Элайдж Бейли и Р. Оливо.
Название «Остальные роботы» было выбрано потому, что в прошлом году был переиздан сборник рассказов «Я, Робот», и в новом сборнике уже были только новые рассказы, которых не было в «Я, Робот».

Год: 1964


События в этом романе происходят примерно в тот же временной период, что и действия предыдущих рассказов. Повествуется в нём о роботе, с неожиданными качествами, свойственными только людям. И о том, как тот захотел стать человеком. Это самостоятельное произведение, оно слабо связано с остальными книгам, но всё происходит в той же вселенной. Кстати, этот роман был издан уже после смерти писателя, в соавторстве с Р. Сильвербергом по мотивам повести «Двухсотлетний человек». Что читать короткую повесть или роман решать вам.



Позитронный человек

4

The Positronic Man

Эту книгу составили два романа, написанные А.Азимовым в соавторстве с Р. Сильвербергом по мотивам ранних рассказов «Двухсотлетний человек» и «Уродливый мальчуган».

Он повествует о роботе, который стал проявлять человеческие качества. Такие как креативность, которая как считалось, свойственна только людям.
Фильм «Двухсотлетний человек» с Робином Уильямсом был основан как на этом романе, так и на оригинальной повести «Двухсотлетний человек».

Год: 1993


Следующая повесть «Мать Земля», на временной шкале Вселенной Азимова является неким переходом от рассказов о роботах к серии романов об Элайдже Бейли и роботе Дэниела Оливо. Читая её формируется некое предчувствие событий, которые произойдут в «Стальных пещерах» и «Обнажённом солнце», ещё не написанных. Т.е. это своего рода мост. В конце повести также упоминается термин «Галактическая империя», о том что Земля даст рождение будущей Империи. Это сознательная отсылка, так как на тот момент Азимов уже написал «Камешек в небе» годом ранее, но тогда он назывался «Пусть мы стареем» («Grow Old With Me») и был издан только в журнале.


Мать-Земля

5

Mother Earth

Планеты, которые были колонизированы жителями Земли, уже не считают себя «детьми» Матери-Земли. Их общество построено на расовой системе и превосходстве над остальными 6 миллиардами, которые населяют Землю. Но всё ли так благополучно в этом обществе?

Год: 1949


Стальные пещеры — первый в своём роде роман о роботах, многие считают его одним из лучших. Открывает новую серию романов, где Азимов впервые представляет своего любимого главного героя робота Дэниела Оливо, играющего очень важную роль в истории человечества. В общей Вселенной Азимова эта серия имеет большое значение. Она рассказывает о том, что было до Галактической империи, как осваивался космос, какие конфликты были между новыми заселенными мирами и Землей, как они разрешались, и почему в будущей Галактической Империи не будет роботов. Очень интересно читать все романы по порядку, и получать полную картину того, как развивались события и почему. Каждый роман — это новая детективная история, но которая идет всё дальше в будущее и раскрывает вселенную Азимова в новых подробностях.


Стальные пещеры

6

The Caves of Steel

Действие романа происходит на Земле, колыбели человечества, которая страдает от перенаселения. Люди на планете вынуждены всю свою жизнь проводить в гигантских городах-муравейниках, не видя солнечного света, в то время как космониты, потомки Землян, заселившие другие планеты, наслаждаются всеми прелестями бытия. Космониты значительно превосходят Землян в своей экономической и военной мощи. И тут на Земле произошло убийство мирного представителя космонитов, и это событие может обернуться грандиозным межпланетным скандалом, что грозит страшными последствиями. Расследовать убийство отправлен сотрудник нью-йоркской полиции Элайдж Бейли, а со стороны космонитов ему дают необычного сыщика по имени Р. Дэниел Оливо.

Год: 1954

Обнажённое солнце

7

The Naked Sun

Мастерство детектива Элайджа Бейли было замечено космонитами по результатам предыдущего дела. Главного героя приглашают помочь в расследовании убийства на одном из Внешних Миров — Солярии. Солярия — это мир, в котором люди никогда не общаются лично, а только через голографический телеконтакт. В таких условиях и убийство, требующее личного присутствия, кажется невозможным. Но там оно всё же произошло.

Год: 1957


После двух успешных романов серии, Азимова попросили продолжить историю. И он написал этот небольшой детективный рассказ. После того как рассказ был опубликован, Айзек получил письма от фанатов, в которых, все, как один, говорили «Спасибо, но мы хотели ещё один роман!». Эта детективная история увлекательная, но вселенную она не расширяет, здесь упор именно на самом детективе.


Зеркальное отражение

8

Mirror Image

Робот Дэниэл Оливо, в прошлом напарник детектива Элайджа Бейли, обратился к последнему с просьбой: помочь распутать одно запутанное дельце. Два выдающихся математика оспаривают авторство одной гениальной теории. Каждый утверждает, что прав он, а другой — наглый лжец. Элайдж принимает решение допросить роботов-слуг, которые были свидетелями данного происшествия…

Другие переводы: «Зеркальное отображение закона»

Год: 1972


Наконец, спустя много лет было представлено продолжение романа «Обнажённое солнце». Именно в этой книге серии, Азимов стал соединять эту детективную серию романов с рассказами о роботах и циклом «Основание» в одну вселенную. В книге же со времен событий «Обнажённое солнце» прошло только 2 года. В произведении жители перенаселённой Земли впервые задумываются о начале колонизации новых систем, и это движение возглавляет наш герой Элайдж Бейли.


Роботы утренней зари

9

The Robots of Dawn

На Авроре, центральном мире космонитов, произошло «роботоубийство». Кто-то намеренно уничтожил мозг человекоподобного робота. Как считает доктор Фастольф, на то, чтобы такое сделать, на всей планете хватит знаний только у него самого. Но он это не делал. Фастольф — лидер политического движения помощи землянам, и правительству Земли очень не выгодно лишаться его поддержки и оно посылает проверенного уже человека. Бейли должен любой ценой распутать это деликатное дело…

Год: 1983

Роботы и Империя

10

Robots and Empire

В романе Айзека Азимова «Роботы и Империя» действие происходит спустя два столетия после событий «Роботов Утренней Зари».
Волна экспансии с Земли на другие планеты набирает силы, и появляются конфликты между космонитами (жителями Внешних Миров) и поселенцами (потомками землян). Глэдия, женщина-космонитка, которую с Элайджем Бейли связывала искренняя любовь, до сих пор еще жива – ведь космониты живут три-четыре столетия. Жив и её враг – доктор Амадейро, который после смерти доктора Хена Фастольфа вновь вознамерился отомстить Земле, заселившей уже немало планет…

Год: 1985



По хронологии событий, открывает новую серию «Галактическая империя» именно этот роман. Сам Айзек не любил данное произведение, из-за того что редактор журнала настоял на некоторых изменениях в развязке сюжета. Тем не менее это часть общей истории.


Звёзды как пыль

11

The Stars, Like Dust

Действие происходит в далёком будущем. Герой романа Байрон Фаррил заканчивает обучение в местном университете на планете Земля. Вся жизнь Фаррила меняется, когда на него вдруг совершается покушение… Почему? Кому нужна смерть обычного студента? Или в судьбе Фаррила не всё так просто?

Год: 1951

Космические течения

12

The Currents of Space

Действие сюжета происходит во времена перехода Трантора из региональной державы в Галактическую Империю. Трантор контролирует половину обитаемых миров.
Космоаналитик с планеты Земля подвергается воздействию психозонда. В результате он теряет память и проводит дни на планете Флорина, где выращивают особое растение, имеющее громадную ценность на галактических рынках. Неожиданно землянин начинает вспоминать, что он знает некую тайну о будущем Флорины…

Год: 1952

Камешек в небе

13

Pebble In The Sky

В произведении рассказывается о том, как житель Чикаго Джозеф Шварц неожиданно попадает из ХХ века в далёкое будущее. Земля в этом будущем оказалась в положении глубокой провинции, стала лишь маленькой частью Галактической Империи. Многое изменилось, вернуться надежды нет, так ещё и всё осложняется тем, что главный герой попадает в неспокойное время для жителей нашей планеты…

Другие переводы: «Галька в небе», «Песчинка в небе», «Осколок Вселенной»

Год: 1950


Следующий роман «Прелюдия к Основанию» был написан намного позже классической трилогии, и даже после её продолжения. Произведение является приквелом и в нём повествуется о том как всё начиналось, когда живой и здоровый Хэри Селдон только представил теоретическую возможность математического моделирования будущего.


Прелюдия к Основанию

14

Prelude to Foundation

Действие романа начинается с доклада молодого математика Гэри Селдона с планеты Геликон на научном конгрессе, в котором он описывает теоретическую возможность математического моделирования будущего. Докладом заинтересовались премьер-министр Империи Эдо Демерзель и Император. Селдона доставляют во дворец, где он разочаровывает Императора, объяснив сугубо теоретический характер своей работы. Однако Император желает использовать Селдона, чтобы укрепить свою власть.
Селдон продолжает работу над психоисторией, изучая историю Империи, пытаясь получить больше информации, и создать модель психоистории.
Знакомый профессор убеждает его подняться на поверхность Трантора с группой метеорологов. Там он узнаёт о некой древней планете под названием Аврора, от которой и пошла человеческая раса. Селдон пытается найти активного робота, чтобы разузнать о древней истории Первого Мира, и использовать его для модели психоистории.
Наивный и доверчивый провинциал Селдон не подозревает, что он становится самым желаемым человеком во всей Вселенной. Его пытаются привлечь на свою сторону соперничающие политические лидеры.
В романе читателю представляется возможность узнать неизвестные ранее подробности личной жизни гениального ученого — будущего отца психоистории.

Другие переводы: «Прелюдия к Академии»

Год: 1988

На пути к Основанию

15

Forward the Foundation

Действие разворачивается спустя восемь лет с момента событий «Прелюдии к Основанию» — в 12 028 году Галактической Эры (Г.Э.). Гэри Селдон продолжает работу над концепцией психоистории при тайной поддержке премьер-министра Эдо Демерзеля (который на самом деле не тот за кого себя выдаёт), стремясь сделать из этой гипотетической теории практический инструмент для влияния на события в масштабе всей Галактики.

Другие переводы: «Путь к Основанию», «На пути к Академии», «Вперёд к Основанию»

Год: 1993


Это самая первая книга, написанная Азимовым во Вселенной «Основание». Изначально это были четыре рассказа, опубликованные под разными названиями, вместе образующие единый сюжет. Позже был добавлен ещё один рассказ и выпущена книга. По хронологии собитий общей галактической истории этот роман должен быть здесь, но для читателей того времени, цикл «Основание» начался отсюда и полюбился, став популярным, благодаря следующим трём книгам в списке, составляющим классическую трилогию.


Основание

16

Foundation

Первая книга большого цикла романов о распаде Галактической Империи с высочайшим уровнем развития цивилизации и история появления новой.

Учёный Гэри Селдон создаёт науку «психоисторию» и математически доказывает, что Империя через 500 лет перестанет существовать. Власти ему не поверили, но он и его последователи это предвидели и уже подготовили план по созданию новой Галактической Империи. Согласно этому плану, период варварства после краха Империи сократится с 30000 лет всего лишь до 1000 лет.

Другие переводы: «Академия», «Фонд»

Год: 1951

Основание и Империя

17

Foundation and Empire

Вторая книга из серии «Основание». Нас ждёт продолжение истории формирования новой Галактической Империи и новые кризисы Основания.
Роман состоит из двух частей, первоначально опубликованных как отдельные повести.

Другие переводы: «Академия и Империя», «Фонд и Империя», «Основатели и Империя»

Год: 1952

Второе Основание

18

Second Foundation

Третья книга из серии «Основание».
Роман состоит из двух частей, первоначально опубликованных как отдельные повести.
Часть первая «Поиски ведёт Мул» («Search by the Mule») была впервые опубликована в 1948 году в январском выпуске Astounding Sience Fiction под названием «Теперь вам это понятно» («Now you see it»).
Часть вторая «Поиск ведёт Фонд» («Search by the Foundation») была впервые опубликована в 1949-50 годах в декабрьском и январском выпусках Astounding Sience Fiction под названием «Но не до конца» («And now you don’t»). Первоначальные названия повестей представляют собой цитату Первого Оратора из главы 6 первой части.

Другие переводы: «Второй фонд», «Вторая Академия»

Год: 1953


А этот роман является долгожданным продолжением классической трилогии, которого фанаты ждали 30 лет. И возможно он появился на свет только благодаря давлению на писателя со стороны фанатов и издателей, ну и большому гонорару. В итоге этот роман занесён в список бестселлеров газетой «The New York Times» и отмечен несколькими премиями.


Край основания

19

Foundation’s Edge

Действие романа происходит через 500 лет после того как была создана Первое Основание.
Роман был впервые опубликован в сентябре 1982 года. Он был написан спустя почти 30 лет после выхода последнего романа классической трилогии цикла благодаря давлению со стороны поклонников и издателей, а также внушительному гонорару. С тех пор роман неоднократно переиздавался на английском языке, а также был переведён на несколько других языков, включая русский.

Другие переводы: «Академия на краю гибели», «Кризис Основания», «Предел Фонда»

Год: 1982


И наконец, заключительная часть всей истории! В романе много отсылок к предыдущим произведениям, хотя он вполне может считаться самостоятельным. Здесь раскрыта тема того, что ждёт человечество в будущем, по мнению Азимова. Это некая развязка, с рассмотрением событий с перспективы далекого будущего. Заселение миров, галактическая империя, её распад, тёмные века, возрождение галактического государства и путь к чему-то большему. Будущее настолько далёкое, что люди уже не знают где их родной мир, да и как вообще зародилось человечество, высказываются множество теорий. Эту загадку и пытается раскрыть в своём приключении учёный Голон Тревиз. Он со своей командой отправляется в путешествие на самом современном космическом корабле. В нём он находит нечто древнее, узнаёт ответы. И именно ему, в итоге, предстоит выбрать путь, по которому будет дальше развиваться человечество.


Основание и Земля

20

Foundation and Earth

В этом романе-продолжении «Край Основания» мы наблюдаем поиски Старой Земли Голоном Тревизом и его командой. Эти поиски заведут их к самым первым колониям землян, к затерянным Внешним Мирам и даже к самой Солнечной системе… Только там их поджидает что-то более таинственное и древнее, чем сверхразум Геи и Второй Академии…

Другие переводы: «Академия и Земля»

Год: 1986

Основание (цикл) — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Основание.

«Основа́ние» (англ. Foundation, другие варианты перевода: Академия, Фонд, Основатели, Установление, Организация, Фундамент, Фундация) — цикл из семи научно-фантастических романов Айзека Азимова (первоначально состоял из трёх книг, позже были написаны ещё четыре, из них две предваряют хронологию описываемого мира). В 1966 году трилогия удостоилась специальной премии «Хьюго» за «лучшую фантастическую серию всех времён» (Best All-Time Series)[1]. Серия была включена читателями журнала «Локус» в десятку лучших научно-фантастических романов всех времён[2].

Действие «Основания» начинается в Галактической Империи — сверхгосударстве, охватывающем весь Млечный Путь. Математик Селдон с помощью разработанной им науки «психоистории» предсказывает неизбежное падение Империи и наступление тёмных веков. Селдон создаёт Основание — организацию, которая должна в соответствии с рассчитанным на тысячу лет вперед «планом Селдона» сохранить и возродить цивилизацию. Прототипом основной трилогии послужила знаменитая «История упадка и разрушения Римской империи» (1776—1788) английского историка Эдварда Гиббона.

В поздних романах Азимов связал мир Основания с другими своими циклами произведений об Империи Трантора (англ. Trantor) и о позитронных роботах. Объединённый цикл, который носит название «Вселенная Основания» (Foundation Universe или Greater Foundation; также «Галактическая история» или «История будущего»), охватывает историю человечества на протяжении более 20 тысяч лет и включает 14 романов и несколько десятков рассказов[2][3].

После смерти Айзека Азимова другие авторы создали дополнительную трилогию: Г. Бенфорд в 1997 году написал приквел «Страхи Основания» (Foundation’s Fear), Грег Бир в 1998 — «Основание и Хаос» (Foundation and Chaos), Дэвид Брин в 1999 — «Триумф Основания» (Foundation’s Triumph)[3].

В порядке хронологии описываемых событий:

Предыстория:

Оригинальная трилогия:

Продолжение:

«Прелюдия к Основанию»[править | править код]

Книга, которая ставит целью, во-первых, рассказать предысторию событий цикла, а во-вторых, связать «Основание» с другими произведениями — о позитронных роботах и Транторианской Империи. С написанием этой книги практически всё творчество А. Азимова выстраивается в единую сюжетную линию. Становится ясно, из-за вмешательства какой силы человечество, образовав Галактическую Империю, практически полностью остановилось в своём развитии и пришло к своему упадку.

Повествуется о жизни Гэри Селдона и создании им науки под названием «психоистория», статистически описывающей поведение больших народных масс и предсказывающей их дальнейшую историческую эволюцию. Время действия произведения — начало правления императора Клеона I и премьер-министра Эдо Демерзеля. В конце книги главный герой узнаёт истинное происхождение Демерзеля.

«Путь к Основанию»[править | править код]

В книге описываются четыре периода:

  1. Правление премьер-министра Эдо Демерзеля при императоре Клеоне I.
  2. Правление Гэри Селдона на посту премьер-министра при императоре Клеоне I.
  3. Правление военной хунты.
  4. Правление императора Агиса XIV.

Всё это время главный герой занимается созданием своей науки, которая должна будет раскрыться в книге «Основание».

«Основание»[править | править код]

Великий учёный Гэри Селдон создал науку «психоисторию». Используя свои исследования, он предвидел крах существующей Первой Империи, спланировал и воплотил в жизнь план создания Второй Империи в кратчайшие сроки (1000 лет вместо 30 000) после неотвратимого периода полного хаоса и варварства. Он создал Основание Энциклопедистов, которому официально предстояла задача написания Галактической энциклопедии, целью которой было сохранение знаний, культуры и науки во всё больше скатывающейся в невежество Галактике. На суде ему удалось убедить в этом могущественного временщика Линь Чена, который приказал Селдону и его сторонникам удалиться на бедную окраинную планету Терминус.
Свою основную цель Основание начало реализовывать после отделения окраинных провинций Империи, которые располагались рядом с Терминусом. Используя атомную энергетику, высокие технологии, дипломатические манёвры, Основание постепенно захватило власть на окружающей территории и постепенно расширяло своё влияние. На каждом кризисном этапе включалась запись с голограммой Гэри Селдона, в которой он блестяще предсказывал ход событий.

«Основание и Империя»[править | править код]

Империя всё больше погрязает в смутах и неэффективности. Разрушение достигает периферии Империи.

  • В первой части романа имперский генерал Бел Риоз обнаруживает Основание и решает его завоевать. Патриций Дьюсем Барр на планете Сивенна предсказывает ему неудачу, так как действия Риоза идут вразрез с планом Селдона. Честолюбивый Риоз бросает вызов «мёртвой руке Селдона». Однако гений Селдона побеждает — оказывается, что комбинация «сильный генерал — сильный император» неопасна для Основания, так как сильный император уничтожит сильного генерала, опасаясь за свою власть. Риоза казнят по обвинению в мятеже. Слабый генерал был бы неопасен и при сильном императоре, сильный генерал при слабом императоре сам захватил бы трон империи.
  • Во второй части Основание оказывается под угрозой ещё одной сильной личности, по прозвищу «Мул». Это таинственный мутант, покоряющий мир за миром, он покоряет и Основание. Герои романа — супружеская чета вместе с шутом Магнифико и психологом из первого Основания Эблингом Мисом — отправляются на Трантор, где Мису удаётся продублировать работу Селдона. Селдон создал два Основания — одно из представителей физиков и математиков, разместив его на Терминусе, а второе — из психологов, засекретив его местоположение. Цель создания Оснований — корректировать отклонения в выполнении плана Селдона, а также возглавить Вторую Империю после её создания. Управляемая Вторым Основанием, эта Империя сумеет обойти все проблемы и избежать распада благодаря силе науки психоистории.
Мис понимает, что если потомки Мула унаследуют его способности, то человечество превратится в подчинённую расу. Если не унаследуют, то после гибели Мула его империя развалится, но в этом океане варварства уже не будет Основания, чтобы построить Вторую империю. Рассказать, где находится Второе Основание, Мис не успевает — его убивает героиня романа. Она поняла кто есть Мул. Разоблачённый Мул рассказывает, что для него человеческие эмоции — это как некая стрелка, которой он может управлять, стирать чужие воспоминания, заставлять своих сторонников трудиться со сверхотдачей и угнетать своих противников.

«Второе Основание»[править | править код]

Первый Гражданин Мул, правитель Союза Миров, созданного из территорий, подчинявшихся Основанию, за пять лет смог захватить десятую часть Галактики. Однако затем наступательный порыв ослаб из-за препятствий, чинимых Вторым Основанием. Перед двумя своими агентами он ставит задачу — найти мир этого Основания. Тем временем Совет Ораторов Второго Основания подстраивает ловушку для Мула, один из агентов на самом деле пришёл из Второго Основания, но его память стёрта. Он находит планету, подходящую по признакам для Второго Основания, появившийся Мул приказывает флоту всё уничтожить. Явившийся Первый Оратор Второго Основания объясняет мутанту, что в это время их люди захватывают Калган, и подчиняет ошеломлённого Мула своей психической власти. После его смерти разыскать Второе Основание всерьёз пытаются только подпольные группировки. После нескольких неудач подпольщикам всё-таки удаётся не только разыскать, но и уничтожить Второе Основание. По крайней мере, они так думают.

«Кризис Основания»[править | править код]

В разных переводах книга называется «Край Основания», «Край Академии» или «Академия на краю гибели».

Спустя 200 лет после Мула и 500 лет после начала работы Плана Селдона и в Первом, и во Втором Основаниях, независимо друг от друга, замечают, что План выполняется чересчур гладко и без каких-либо значительных отклонений. Советник Мэра Терминуса (столицы Первого Основания) Голан Тревайз подозревает, что Второе Основание существует и вмешивается в дела Первого Основания, и отправляется на розыски Второго Основания вместе с историком Дженовом Пелоратом. Оратор Стор Гендибаль доказывает Столу Ораторов (коллегии правителей Второго Основания), что в План Селдона вмешивается неизвестная сила, и отправляется на её поиски. Во время путешествия Тревайз и Пелорат узнают про существование роботов (первый ввод роботов в цикл «Основания» по хронологии написания книг). Пелорат также обнаруживает исчезновение любых материалов о Земле из всех доступных библиотек. В результате поисков представители Первого и Второго Основания обнаруживают неизвестную ранее планету Гею и одновременно прибывают к ней. Планета оказывается обладающей уникальным свойством, которое позволяет ей вмешиваться в дела обоих Оснований. Тревайз вынужден определить дальнейшую судьбу Галактики, но остается неудовлетворённым своим решением и отправляется на поиски Земли, так как считает, что найдёт на ней обоснование своего выбора.

«Основание и Земля»[править | править код]

Книга продолжает повествование с того момента, на котором завершилась предыдущая. В ходе поисков Земли, легендарной прародины человечества, расселившегося по Галактике, Тревайз убеждается, что в процесс развития обоих Оснований и Геи вмешалась ещё одна сила, которая уничтожила все записи о Земле в библиотеках. Это укрепляет Тревайза в решимости найти Землю. Тревайз, Пелорат и геянка Блисс посещают три покинутые планеты Внешних миров, находят планету Новую Землю, а затем собственно Землю. Внутри спутника Земли, Луны, путешественники находят робота Дэниела Оливо и ответы на все вопросы.

В 1973 году BBC выпустила радиоспектакль из восьми эпизодов Трилогия Основания, в основу которого легли «Основание», «Основание и Империя» и «Второе Основание».

В ноябре 2014 года было объявлено о планах телеканала HBO экранизировать книжный цикл[4], сценаристом и продюсером был заявлен Джонатан Нолан. В апреле 2015 года он называл релиз сериала делом времени, однако в дальнейшем Нолан был занят в работе над сериалом «Мир Дикого запада»[5].

28 июня 2017 года на просторах интернета[6] появилась новость, что к работе над сериалом привлечена студия-правообладатель Skydance Television, а также сценаристы Дэвид Гойер и Джош Фридман.

В октябре 2019 года стало известно, что компания Apple запускающая производство собственных сериалов, будет работать над экранизацией «Основания». Роль математика Селдона исполнит Джаред Харрис, а императора будет играть Ли Пейс[7][8].

Книги по расширенной Вселенной Основания[править | править код]

Другие авторы, внесшие свой вклад в расширенную серию[править | править код]

Романы Азимова охватывали только 500 из предполагаемых 1000 лет, которые понадобятся для основания Галактической Империи. Романы, написанные после Азимова, не продолжали хронологию событий, а скорее стремились заполнить пробелы в более ранних рассказах. Вселенная Фонда была вновь возвращена в 1989 году антологией «Друзья Фонда/Foundation’s Friends» — сборника рассказов, написанных многими выдающимися писателями-фантастами того времени (в российском издании 2002 г. антология «Курсанты Академии»). Мемориальная антология посвящена пятидесятилетию творческой деятельности Айзека Азимова. В рассказе «Истокоголик/The Originist» Орсон Скотт Кард разъясняет основание Второго фонда вскоре после смерти Селдона; «Падение Трантора/Trantor Falls» Гарри Тертлдава рассказывает об усилиях Второго фонда выжить во время разграбления Трантора, столицы империи и дома Второго фонда; а «Совесть Академии/ Foundation’s Conscience (1989)» Джорджа Зебровски- уже после возникновения Второй Галактической Империи, об усилиях историка задокументировать работы Селдона. Ученый занимается поиском неизвестных выступлений Гэри Селдона. Результат поиска оказывается слишком шокирующим, чтобы предать его огласке.

Кроме того, незадолго до своей смерти в 1992 году Азимов одобрил наброски для трех романов, известных как трилогия «Калибан» Роджера Макбрайда Аллена, действие которой разворачивается между «Роботы и Империя» и циклом «Галактическая Империя». Трилогия «Калибан» описывает терраформирование космического мира Инферно, планеты, где экологический кризис заставляет Космонитов отказаться от многих давно лелеемых частей своей культуры. Романы Аллена перекликаются с неуверенностью, выраженной в более поздних книгах Азимова о трех законах робототехники, и в частности о том, как полностью роботизированная культура может ослабить человеческую инициативу.

После смерти Азимова и по просьбе Джанет Азимов и представителя литературного наследия Азимова, Ральф Вичинанза обратился к Грегори Бенфорду с просьбой написать еще одну историю Фонда. В конце концов он согласился, и с Вичинанца и после разговора «с несколькими авторами об (этом) проекте», сформировал план трилогии с «двумя жесткими писателями НФ, на которых большое влияние оказал Азимов и обладающих безоговорочными техническими способностями: Грег Бир и Дэвид Брин.»[9] Роман «Страхи Фонда» (1997) проходит в хронологическом порядке между первой и второй частями второго приквела Азимова «Вперед к Фонду».; «Фонд и Хаос» (1998) разворачивается в то же время, что и первая глава Фонда, заполняя фон; «Триумф Фонда» (1999) охватывает Землю после записи голографических сообщений в Фонд и связывает вместе ряд свободных концов. В настоящее время некоторые[10][11]утверждают, что эти книги в совокупности являются «второй трилогией основания», хотя они являются вставками в ранее существовавшие приквелы и некоторые из более ранних сюжетных линий основания и обычно не признаются новой трилогией, хотя они написаны по заказу литературных представителей.

В эпилоге к «Триумфу Фонда» Брин отметил, что он может представить себя или другого автора, пишущего другое продолжение, дополняющее «Триумф Фонда», чувствуя, что история Гэри Селдона еще не обязательно закончена. Позже он опубликовал возможный старт такой книги на своем сайте.[12]

Совсем недавно представители литературного наследия Азимова санкционировали публикацию еще одной трилогии «Тайны роботов» Марка У. Тидеманна. Эти романы, действие которых происходит за несколько лет до «Роботов и Империи» Азимова, — «Мираж» (2000), «Химера» (2001) и «Аврора» (2002). За ними последовала еще одна мистерия о роботе, работа Александра К. Ирвина «Have Robot, Will Travel» (2004), действие которой происходит через пять лет после трилогии Тидеманна.

В 2001 году Дональд Кингсбери опубликовал роман «Психоисторический кризис», действие которого происходит во Вселенной Основания после начала Второй Империи.

Романы различных авторов (Robot City, Robots and Aliens and Robots in Time series) слабо связаны с серией роботов, но содержат много несоответствий с книгами Азимова и обычно не считаются частью серии Основание (Foundation).

В ноябре 2009 года представители литературного наследия Азимова объявили о публикации приквела «Я, робот» под рабочим названием «Роботы и хаос» — первого тома трилогии приквела с участием персонажа Сьюзен Кэлвин, написанной автором фэнтези Микки Цукер Райхерт. Первая книга была опубликована в ноябре 2011 года под названием «», далее «» в 2013 году и «» в 2016 году[13]

Галактическая империя Айзека Азимова и имперская история ХХ века

Галактическая империя Азимова и имперская история ХХ века

Осторожно СПОЙЛЕРЫ!

Если вы ещё не читали цикл книг Айзека Азимова «Основание», и не хотите спойлеров, советуем вернуться к этой статье после прочтения книг.

Певцом империи называют обычно Редьярда Киплинга. Однако Айзек Азимов – автор известного цикла романов о Галактической Империи и Основании, на мой взгляд заслуживает этого эпитета гораздо больше. Киплинг воспевал реально существующую Британскую империю, в которой он жил. Азимов был певцом выдуманной империи, так сказать, некоего идеала империи, который воображение Азимова перебросило в очень далёкое будущее, отделённое от нашей эпохи как минимум на несколько десятков тысяч лет.

СПРАВКА! Сначала Азимовым была написана первая трилогия («Основание» (1951), «Основание и империя» (1952), «Второе Основание» (1953), затем уже в 80-х Азимов вернулся к циклу и написал вторую трилогию «Кризис Основания» (1982), «Основание и Земля» (1986), «Прелюдия к Основанию» (1988), а в начале 90-х последний роман про Основание «Путь к Основанию» (1993). Кроме того, при помощи написанных ранее еще трех романов («Камушек в небе» (1950), «Звезды как пыль» (1951), «Космические течения» (1952)) он связал романы об Основании и Империи с романами о детективе Элайдже Бейли и суперроботе Дэниэле Оливо («Стальные пещеры» (1954), «Обнаженное Солнце» (1957), «Роботы Зари» (1983), «Роботы и империя» (1985)). Итого получилась сага из 14 романов, описывающая двенадцатитысячелетний период «истории будущего» – от освоения землянами Галактики до кризиса и  падения Первой Галактической империи, и утверждении двух Оснований, которые должны были  разрастись во вторую Империю, но дали начало суперорганизма Галаксии. Весь цикл связан общим персонажем – роботом Дэниэлом, который существует около 20 тысячелетий и является у Азимова своеобразным «ангелом-хранителем» человечества.

Идеальная галактическая империя

Галактическая империя Азимова является идеалом не потому, что в ней нет никаких недостатков, внутренних противоречий и раздоров. Как раз наоборот, Азимов изображает её в этом смысле очень реалистически и по уровню бюрократии, коррупции и политических конфликтов империя будущего не уступает современным государствам. Просто империя (или во всяком случае большие империи древности, и прежде всего Римская, которая для Азимова выступает как образец) всегда стремится отождествить себя со всем миром, а все, что находится за ее границами, представить как варварскую окраину, где нет никакой сколько-нибудь развитой культуры и цивилизации и царит презренная дикость. Об этом, в частности, писала такая известная исследовательница в области империоведения как Светлана Лурье. В определённом смысле любая империя считает себя «Срединным Царством» (как именовала себя Китайская империя), охватывающим собой весь мир, освоенный цивилизованными людьми, всю «ойкумену». В этом плане Галактическая империя Азимова есть доведение до логического завершения идеи империи вообще.

Во «Вселенной Азимова» нет инопланетян. Разумные существа представлены только человечеством, зародившимся на планете Земля, на окраине галактики Млечный Путь и после открытия гиперпространственных перелётов, позволяющих перемещаться на любые расстояния через «гиперпространство», населивших все пригодные для жизни планеты в этой Галактике.  После длительного периода хаоса и космических войн между планетами и союзами планет, возвысилось Тренторианское королевство, затем – Тренторианская республика (со столицей на планете Трентор, находящейся недалеко от центра Галактики) и вскоре оно превратилось в Галактическую империю, простирающуюся до самого конца последнего спиралевидного рукава Галактики и включающую в себя все обитаемые миры, то есть всё человечество.  Иными словами, Галактическая империя у Азимова буквально включает в себя весь обжитый людьми мир, всё человечество.  Вне ее – только мёртвые, не знающие разумной жизни планеты, системы планет и галактики, а также бесконечные пространства, заполненные разряженным межзвёздным газом (в самой Галактике в Империю не входит только планета гермафродитов — Солярия, о которой никто не знает уже много десятков тысяч лет, но ведь они не совсем люди…).  


Трентор

Какой вариант будущего описывает Азимов?

Обрисуем Галактическую Империю, которая встаёт со страниц книг Азимова. Речь там идёт о далёком будущем, которое разделяет с нашей эпохой отрезок в десятки тысяч лет (в «Прелюдии к Основанию» говорится о 20 000 лет с тех пор, как люди изобрели компьютеры и стали аккумулировать в них все имеющиеся знания).  

Человечество, заселившее все пригодные для жизни планеты Галактики,  говорит на едином языке, имеющим своей основой английский – язык родной планеты людей – Земли, которая уже перед эпохой межзвёздных перелётов объединилась (в «Камушке в небе» Азимов упоминает, что столицей единой Земли стал город Вашин, в котором легко узнаваем Вашингтон). В позднейших произведениях Азимов неоднократно упоминает, что на наиболее отсталых планетах Империи сохранились такие архаические языки, которые вполне могут быть диалектами «мифологического английского», а в раннеимперскую эру ещё были в сохранности записи  с кораблей пионеров, колонизировавших Галактику, и записи эти тоже были на английском.

Арт по вселенной Основания (Академии)

Человечество смешалось, забыло о существовании разных народов и даже о своей прародине – Земле (уже в раннеимперскую эру господствует точка зрения, что человечество – результат смешения разных человечеств, которые возникли на разных планетах Галактики в ходе биологической эволюции и первоначально развивались независимо, а затем слились в эпоху межзвёздных перелётов). Однако  в романе «Космические течения» упоминается планета необычных, чернокожих людей – Либейр и планета «ненормально» белокожих – Флорина. А в романе «Прелюдия к Основанию», действие которого развивается через 12 тысяч лет после событий в «Космических течениях», упоминаются монголоиды, которых именуют «восточники», при этом не понимая значения этого термина.

Первая империя охватывает собой всю Галактику. Она включает в себя 25 миллионов обитаемых планет вплоть до самого отдалённого рукава галактики Млечный Путь. Столица Империи – планета Трентор, расположенная недалеко от ядра Галактики. Она полностью закована в металл за исключением небольшого участка, на котором находится Дворец Императора и где разбит сад. Всю свою жизнь тренториане проводят под землёй, в идеальном искусственном климате, под искусственным светом, полностью обеспеченные всем необходимым. Планета разделена на 800 секторов и каждый имеет свои особенности (вплоть до одежды, быта, традиций населения). На Тренторе в 12-ом тысячелетии имперской эры проживает 40 миллиардов человек. 

Полностью урбанизированная планета Трантор

Империя разделена на провинции; на головной планете каждой провинции размещена резиденция вице-губернатора и находится гарнизон имперских войск, которые безжалостно подавляют бунты местного населения (в центре империи – на Тренторе есть и имперская гвардия, которая призвана охранять императора, но которая часто в истории империи совершала дворцовые перевороты). Вместе с тем Галактическая Империя не лишена демократических форм управления. Имперское правительство на Тренторе старается лишний раз не вмешиваться в жизнь других миров и секторов Трентора, довольствуясь лишь их политической лояльностью. Сектора Трентора и провинции во «Внешних мирах» живут в согласии со своими традициями и даже со своей системой законов (в романе «Прелюдия к Основанию» описывается жизнь архаического сектора Микоген, а в романе «Камушек в небе» — не менее странные обычаи наполовину радиоактивной Земли, которая входит в Империю на правах автономной планеты). Кроме того, сектора и провинции имеют  местное самоуправление: в романе «Путь к Основанию» упоминается о Совете и правительстве Сектора Даль и говорится о выборах этого правительства, на которых победила партия джоранумитов.

В империи есть ограниченные политические свободы. В том же романе  говорится о демонстрациях джоранумитов, которые вроде бы правительство не собирается разгонять,  гораздо более чётко отмечаются свобода слова и собраний, которая дарована студентам и преподавателям университета на Тренторе.

При этом все сектора и все провинции равны перед законом, хотя в реальности, конечно, сильно отличаются друг от друга по уровню развития. Имперское руководство старается собирать в университетах на Тренторе представителей всех миров, предоставляя им высококачественное образование, а также максимум политических свобод – с тем, чтобы выучившись и пресытившись радикальной политикой, они возвратились на свои миры лояльными чиновниками Империи. В Империи пресекаются все попытки дискриминации по признаку происхождения (что не мешает, например, надсмехаться над чудаковатыми патриархальными микогенцами).  

Император, живущий во дворце на Тренторе (его дворец – единственная часть планеты, не закрытая куполом и включающая в себя сад, куда свезены растения со всей Галактики) во многом фигура символическая. Он лишь воплощает имперскую власть – подписывает законы, выступает по головидению, принимает парады, обедает с высшими чиновниками. Но его реальная власть простирается не дальше территории его дворца (в «Пути к Основанию» император Клеон объясняет это своему премьер-министру Гэрри Сэлдону, который попытался вмешаться в его компетенцию и стал давать советы по поводу кандидатуры на пост главного дворцового садовника). Реальной властью в империи обладает премьер –министр (в «Прелюдии к Основанию» это Эдо Демерзель, в «Пути к Основанию» — Гэрри Сэлдон). Император обладает правом снимать и назначать премьер-министра (после ухода в отставку Демерзеля, Клеон назначил Гэрри Сэлдона), но каждое такое назначение, сделанное без согласия с высшими чиновниками империи, чревато попыткой дворцового переворота (Клеон это сделал именно так, предпочтя выходцам из элиты никому не известного математика и получил заговор, который не удался лишь благодаря жене Сэлдона Дорс Венабили). Премьер-министр управляет кабинетом министров, которые возглавляют соответствующие ведомства. Особняком стоит служба безопасности, которая занимается выявлением диссидентов и потенциальных мятежников и поддержанием общественного порядка. Её руководитель  отчитывается перед Императором и обязан предоставлять необходимую информацию премьер-министру, но на самом деле, как это признаёт Гэрри Сэлдон – это «государство в государстве» и никто – ни премьер, ни сам Император не могут ею управлять.

Величайший учёный во Вселенной Основание (Академия) — Гэрри Сэлдон

Параллели с реальным миром

Короче говоря, Первая Империя у Азимова сочетает в себе черты военно-чиновничьего государства и либеральной демократии, охватывает собой сильно различающиеся по культуре миры, стараясь управлять ими при помощи методов «мягкой силы».  Не секрет, что сам Азимов пытался сознательно воспроизвести в своей империи древний Рим на футуристической технологической основе. Писатель вспоминал, что идея «Основания» пришла ему в 1941 году, когда в вагоне нью-йоркского метро он увидел рекламу банка, на которой был изображён римский воин на фоне звездолета. Фантасту пришло в голову, что можно изобразить историю вырождения и распада империи далёкого будущего, используя отдельные черты древнеримского государства. Для этого Азимов проштудировал «Закат и падение Римской империи» Эдварда Гиббона, откуда почерпнул множество фактов, которые ему пригодились в литературной  работе. Однако, полагаю, что бессознательно Азимов вдохновлялся совсем другим, реальным и гораздо более близким к нам во времени образцом. В чертах Галактической империи легко узнаётся и Британская Империя, которую формально возглавляла королева, правившая, но не властвовавшая, фактически же – всесильный премьер-министр, одним из самых известных из которых в ХХ веке был Уинстон Черчилль. Британская Империя занимала значительную часть территории нашей планеты (до 22%, так что в ней, как говорили, «никогда не заходило солнце»), располагалась на всех обитаемых континентах и включала в себя в момент своего наивысшего могущества – в 20-30-е гг. ХХ века около четверти населения человечества. Единственное различие состоит в том, что Британская империя опиралась на идеологию превосходства белых англосаксов («бремя белого человека»), а Галактическая Империя у Азимова не знает никакой расовой дискриминации и каждый гражданин Империи, независимо от его происхождения,  цвета кожи, акцента имеет такой же набор прав, как и другой (хотя так было не всегда, на заре империи в ней были распространены «антиземельные» настроения, напоминающие экстраполированный на галактическую историю антисемитизм; об этом повествуется в «Камешке в небе»). Тут Азимов вдохновляется универсализмом поздней Римской империи, которая при императоре Каракалле стала государством равных прав, потому что гражданство получили все свободные граждане Империи.

Задумаемся теперь над тем, что Азимов начал писать свою эпопею о разрушающейся Галактической империи в конце 1940-х, когда реальная Британская Империя стала клониться к упадку, раздираемая острой политической борьбой в метрополии и национально-освободительными движениями на периферии. Наиболее проницательным политическим деятелям практически уже было ясно, что скоро она распадётся – это чувство витало в воздухе (хотя простое население Британской империи, вероятно, этого не понимало и думало, что переживает времена нового расцвета). Такую ситуацию и отображает Азимов, много раз упоминая в первой трилогии об Основании о том, что Галактическая империя в кризисе и что через несколько столетий произойдёт её распад, хотя пока ещё мало кто это понимает.

Но если под Галактической империей Азимов, может, вполне бессознательно, понимал современную ему Британию, то что тогда такое Основание с центром на Терминусе? Вспомним, что Основание – государство, возникшее на периферии Галактики, но вскоре превратившееся в огромную империю, постепенно приближающуюся к размерам первой галактической, но при этом не именующее себя империей (даже достигнув вершины могущества, лидеры Основания скромно именовали себя не императорами, а всего лишь мэрами).  Основание создано группой учёных, которые должны были заниматься написанием Галактической Энциклопедии, но вскоре оно стало центром «научной религии», при помощи которой удалось объединить ближайшие к Трентору планеты. Затем, когда религия перестала быть действенным политическим инструментом, на место священникам приходят Торговцы; основание превращается в торговую олигархическую республику, раскинувшую сеть своих агентов почти по всей галактике.

Эта странная смесь науки, передовой техники, религии и торгового духа очень точно отображает суть американской ментальности, а сама «имперская федерация» Основания напоминает Соединённые штаты Америки, «имперскую республику», как ещё их называют.   

Но в фантастической саге Азимова есть и Второе Основание – сообщество психоисториков, созданное тем же Гэрри Сэлдоном на другом конце Галактики, в Галактической библиотеке старой имперской столицы Трентора.  Для всей остальной Галактики – это беспомощные полуслепые библиотекари, копошащиеся в полуистлевших фолиантах и ничего не понимающие в новейшей политике. На самом деле – это высококлассные специалисты-менталисты, обладающие паранормальными способностями, могущие читать эмоции других людей, связывать их волю, управлять их действиями.  Это тайная власть Вселенной Азимова. Физики с Терминуса только думают, что они управляют огромной торговой федерацией, постепенно превращающейся во вторую империю. Реальные же ее правители – всесильные и никому не известные психоисторики с Трентора, повсюду рассылающие своих шпионов и дёргающие за нитки «публичных власть имущих» — политиков, банкиров, полководцев.

Столица Галактической империи — планета Трантор

Цель психоисториков – исполнение Плана Сэлдона. Основатель науки психоистории Гэрри Сэлдон открыл законы развития человеческих сообществ. Используя знание этих законов, можно сократить период хаоса между эпохами первой и второй империи до исторического минимума – до 1 тысячи лет.  Психоисторики – хранители и корректоры этого плана, ведь физики хоть и знают о его существовании, но не понимают его смысла. И это необходимое условие его успешной реализации: если массы людей, вовлечённых в историю, поймут, что ими движет, они смогут изменить своё поведение и вторая империя не возникнет.  

В литературе о романах Азимова уже не однажды указывалось на параллель между психоисторией и советским марксизмом. Представители советского истмата учили, что законы истории, открытые Марксом (такие как закон соответствия производительных сил и производственных отношений) носят характер жёстких детерминант, которые реализуются, независимо от воли отдельных людей, пусть даже эти люди – гении-политики, более того, эти законы превращают людей в марионеток, исполняющих исторический  закон, хотят они того или нет. Но точно такой же характер жёсткой детерминации носят законы психоистории у Азимова. И даже, более того, Азимова остро интересует проблема, которая в марксизме получила название «роль личности в истории». В романе «Основание и империя» изображён молодой, амбициозный генерал Бэл Риоз, который осмелился бросить вызов «мёртвой руке психоисторической необходимости» (эта часть романа первоначально так и называлась «Dead Hand»). Несмотря на то, что мудрый и старый сенатор Барр предупреждал его, что это бесполезно, Риоз всё же пытается остановить экспансию первого Основания против доживающей последние столетия империи. И, конечно, проигрывает. В воображаемом мире Азимова победа Основания также неизбежна, как в воображаемом мире советского марксизма-ленинизма была неизбежна победа коммунизма.


Сэлдон. Прелюдия к Основанию (Прелюдия к Академии, На пути к Академии)

Существуют и другие причины провести параллель между Вторым основанием и «социалистическим блоком», а также тайной борьбой первого и второго Оснований и «холодной войной» между мирами капитализма и социализма. Власть Первого Основания – это власть, основанная на техническом превосходстве и выгодах свободной торговли, власть же Второго Основания базируется на ментальном могуществе, умении контролировать поведение, эмоции, мысли огромных масс людей.   Перед нами легко узнаваемые метафоры идеального либерального капитализма и идеократического социализма (надо ли оговариваться, что именно идеального капитализма, ведь ещё философы Франкфуртской школы показали, что за фасадом либеральной демократии кроется не менее жёсткий идеологический контроль – факт, на который Азимов, бывший романтиком американской демократии, не обратил должного внимания).

Кстати, в этом случае приобретает совершенно иной смысл содержание второй части романа «Второе Основание», где описывается как хитрые физики с Терминуса при помощи новейшего прибора пытаются найти и разоблачить живущих среди них шпионов Второго Основания. Ведь это не что иное, как перенесённая в фантастическую реальность маккартистская охота за коммунистами и замечательно, что роман увидел свет в 1953 году – в самый разгар преследований коммунистов и связанной с этим шпиономанией в США (закон Маккарэна о создании Управления по контролю над подрывной или антиамериканской деятельностью был принят в 1950-м году и в том же 1950-м году был опубликован доклад о «коммунистической фильтрации», требовавший увольнения 151 деятеля искусства, а 1953 год, вообще, называют «золотым годом маккартизма»).

Наконец, организация  манипуляторов сознания, исповедующих  теорию жёстких исторических закономерностей, находится на Тренторе , который был столицей Первой Империи. Мы уже проводили параллель между Первой Империей у Азимова и Британской Империей  реальной земной истории, таким образом, Трентор можно уподобить Лондону- космополитическому имперскому городу, где в полуподполье существовало могущественное Международное Товарищество Рабочих – коммунистический Интернационал, имевший свои тайные отделения во многих странах Европы и деятельно стремившийся вырвать власть из рук международной буржуазии и её ставленников в национальных государствах. И лидер этой организации – престарелый, с трудом передвигавшийся Карл Маркс даже после своей смерти  «являлся» взорам экспрессивных революционеров, дабы объяснить им суть наступившего кризиса и пути выхода из него – в точности как Гэри Сэлдон, чьи голографические изображения являлись на Терминусе регулярно в течение тысячи лет с разъяснениями путей реализации плана Сэлдона…

Итак, если Первое Основание напоминает цитадель либерального капитализма –  Соединённые Штаты Америки, то Второе Основание, мир психоисториков, всемогущих манипуляторов сознанием масс – возможно, метафора идеократического госсоциализма. Любопытно, что борьба между ними у Азимова оканчивается поражением обеих сторон (тогда как в реальности победил всё же западный капитализм). Советник Первой Академии Голан Тревайз, которому суждено было решить судьбу Галактики в романе «Основание и Земля», отвергает и мир физиков, и мир психоисториков и выбирает Галаксию – суперорганизм, в котором все его части – от людей до чёрной дыры в центре Галактики связаны настолько тесными связями, что полностью исчезает индивид как таковой и каждый разумный житель Галактики живёт реакциями и ощущениями всей Галактики  и вынужден говорить о себе: я/мы/Галаксия (как жители уже существующего в романе Азимова суперорганизма планеты Гея говорят о себе: «я/мы/Гея»).

Трентор в представлении художника

Эта мечта Азимова подозрительно напоминает некую светскую вариацию на тему философии всеединства, впрочем, мне не удалось найти сведений о знакомстве американского фантаста с этой философией.

Впрочем, в этой идее можно увидеть и слабое отражение популярных в годы перестройки, когда и писались последние романы об Основании, теорий конвергенции… Как бы то ни было, сегодня гораздо более актуально звучат рассуждения Азимова об империи как проекте, гасящем противоречия и  конфликты и приносящим мир огромным массам людей, а сам Азимов вошёл в историю как современный певец империи, автор увлекательного и масштабного фантастического эпоса о галактических империях будущего.

Автор: Рустем Вахитов, г. Уфа
Опубликовано с разрешением автора. 
Изначально статья была опубликована на сайте «Политконсерватизм. Русская идея».


Понравилась статья? Покажи её друзьям:

1. Айзек Азимов, «История Будущего».

Когда говорят об эпичной и масштабной научной фантастике, сразу в голову приходит «Цикл Будущего» Айзека Азимова. Первая в мировой научной фантастике монументальная история будущего, самой яркой частью которой считается трилогия «Foundation» («основание», «академия») (премия «Хьюго» как лучшая фантастическая серия всех времен. Азимов попытался свести развитие цивилизации к комплексу законов, сходных с математическими формулами
1. Айзек Азимов, История Будущего.. Спасителями человечества становятся не полководцы и политики, а ученые — адепты науки психоистории. А действие всей серии охватывает 20 тысяч лет! Масштабнее только история самой вселенной!
Какие книги входят?
Серия о роботах.
«Совершенный Робот».
«Стальные Пещеры».
«Обнажённое Солнце».
«Роботы Зари».
«Роботы и Империя».
Серия о галактической империи.
«Звёзды как Пыль».
«Космические Течения».
«Камешек в небе».
Серия об основании.
«Прелюдия к Основанию».
«На пути к Основанию».
«Основание».
«Основание и Империя».
«Второе Основание».
«Кризис Основания».
«Основание и Земля».
2. Фрэнк Герберт, Брайан Герберт, «Дюна».
Масштаб и детализированность столь далеко до сих пор поражает. Вселенная дюны — это далёкий мир будущего, в котором людям пришлось отказаться от искусственного интеллекта и продвинутой вычислительной техники. И, как следствие, этого, человечеству пришлось развивать способности собственного тела. В этом мире царит феодальный строй и монополия на межзвёздные перевозки космической гильдии. Важнейшим веществом во вселенной является пряность, без которого невозможны дальние космические перелёты. Единственным источником пряность является пустынная планета арракис, на которой и происходит основное действие книг.
Какие книги входят?
Оригинальная история.
1. дюна.
2. мессия дюны.
3. дети дюны.
4. бог — император.
5. еретики дюны.
6. капитул дюны.
Дюна: история батлерианского джихада.
1. охота за харконненами.
2. мек для битья.
Легенды дюны.
1. дюна: батлерианский джихад.
2. крестовый поход машин.
3. битва за коррин.
Прелюдия к дюне.
1. дюна: дом атрейдесов.
2. дюна: дом харконненов.
3. дюна: дом коррино.
3. Дэн симмонс, «Гиперион».
Лебединая песня фантастики XX века. Апогей человеческой фантазии. Как и гербертовская «Дюна», эта книга — космоопера с большой буквы. Симмонсу удалось создать великолепное многослойное произведение о мире далекого будущего, совместив несколько магистральных тем научной фантастики — от хронопутешествий до проблемы искусственного интеллекта. Серия насыщена отсылками к мировой литературе и мифологии, полна философских размышлений и при этом крайне увлекательна. 20 лет пытаются экранизировать «Гиперион», и 20 лет понимают, что оно слишком эпично и масштабно для узкого экрана.
Какие книги входят?
«Гиперион».
«Падение Гипериона».
«Эндимион».
«Восход Эндимиона».
4. Аркадий и Борис Стругацкие, «Цикл о Полдне».
Мегацикл начинался как очень удачная утопия: авторы показали идеальный коммунизм, ради которого действительно хочется жить и работать! Даже странно, что рассказы из цикла «Полдень, Xxii век» не вошли в школьную программу. Впрочем, со временем соавторы стали задавать «Неприятные» вопросы, обнаруживая изъяны в созданном ими же идеале, — и тут уже их книги вознесли на щиты либерально настроенные интеллигенты. Множество цивилизаций, множество миров и планет, поражающие воображение технологии — и все это в эпичном цикле наших соотечественников.
Какие книги входят?
«Полдень, Xxii век».
«Попытка к Бегству».
«Далёкая Радуга».
«Трудно Быть Богом».
«Беспокойство».
«Обитаемый Остров».
«Малыш».
«Парень из Преисподней».
«Жук в муравейнике».
«Волны Ветер Гасят».
5. Ларри нивен, «Мир — Кольцо».
История далекого будущего, прописанная до мельчайших деталей. История далеких планет, населенная миллиардами землян и представителей самых невероятных инопланетных рас — кзинов и кукольников, кдатлинов и триноков. Однако истинная жемчужина освоенного космоса — это мир — кольцо. Самый уникальный артефакт за всю историю мировой научной фантастики — и, по словам Ларри нивена, самое удивительное произведение инженерного искусства со времен «Божественной Комедии». Искусственно созданный вокруг далекого солнца обруч — толщиной в десятки метров, шириной — в миллионы километров и диаметром — миллиард. Обруч, внутренняя сторона которого способна вместить триллионы обитателей. Обруч, который вновь и вновь становится ареной для войн, экспансий и невероятных увлекательных приключений.
Какие книги входят?
«Мир — Кольцо».
«Инженеры Мира — Кольца».
«Трон Мира — Кольца».
«Дети Мира — Кольца».
6. Кэролайн Дж. Черри, «Цикл об Альянсе и Союзе».
Грандиозное эпическое полотно истории будущего, истории взаимоотношений земли и двух противоборствующих межзвездных сил, союза и альянса, между третьим и четвертым тысячелетием нашей эры. Расселение землян в космосе за пределами солнечной системы и взаимодействие земной культуры с культурами инопланетными порождает массу проблем, которые Черри описывает с поразительным мастерством. Но это не просто очередная история будущего о противоборстве двух галактических сил — торгового альянса и милитаристического союза. Главное достоинство серии, состоящей из нескольких циклов, — невероятно точное описание жизни и внутреннего мира нечеловеческих цивилизаций. Герои романов и повестей Черри — чаще всего разнообразные «Чужие», в корне отличающиеся от нас мышлением и поведением. Может, писательница — инопланетный подкидыш?
Какие книги входят?
«Трудные Времена».
«Последняя База».
«Сытин».
«40 На Геенне».
«Угасающее Солнце».
«Район Змеи».
«Ночи Меровингена».
7. кит лаумер, «Империум».
И последним в списке будет малоизвестный у нас, но культовый на Западе цикл книг о империуме. Роман «Миры Империума» стал блестящим дебютом одного из самых плодовитых, самых выдающихся американских фантастов нашего времени кита лаумера. Для произведений этого писателя характерна «Крутая» приключенческая интрига, а также возрастающее от романа к роману тяготение к юмору, гротеску, пародии. Среди развалин угасших исторических альтернатив помещается империум, цветущая держава, установившая торговые связи с мирами, так далеко отстоящими от нее в пределах вероятности, что там и вовсе не помышляют о темпоральных путешествиях. Но империум — не единственный мир, где научились рассекать время. Вдобавок конкуренты приступили к странствиям по линиям времени гораздо раньше, и их корабли куда совершеннее любых, какие способны создать люди. Да и само время не стоит на месте, его линии переплетаются, образуя порой самые неожиданные узоры. Хоть и книги не поражают количеством страниц, но удивительно, как в «Тонкие» книжки лаумер сумел впихнуть столь масштабный и детально изображенный мир. Какие книги входят? «Миры Империума» «обратная сторона времени» «назначение в никуда» «жёлтая зона».

Человек из будущего: Айзек Азимов и его несбывшиеся пророчества | Статьи

100 лет назад, 2 января 1920 года родился Айзек Азимов, величайший, вероятно, писатель-фантаст всех времен. Журналист Алексей Королев для «Известий» вспомнил, какую роль в творчестве писателя сыграло наличие у него ученой степени и почему настоящему классику никогда не поздно начинать всё заново.

Доктор наук в мире ярких обложек

Про Азимова нужно понимать две вещи. Во-первых, его внелитературная биография чрезвычайно важна для правильной оценки его места в истории мировой фантастики. Во-вторых, еще важнее то, в каком состоянии эта самая фантастика находилась в то время, когда ею занялся Азимов. Но обо всем по порядку.

На самом деле, конечно, не слишком большое значение имеет тот факт, что Азимов родился недалеко от Смоленска в зажиточной еврейской семье, которая умудрилась перебраться в Соединенные Штаты в не самом для этого дела благоприятном 1923 году. Этот факт греет душу отечественным поклонникам его таланта, но ничего и никогда всерьез Азимова с Россией не связывало (ну, кроме громадной популярности у русского читателя). А вот то, что родители Айзека сумели выбиться в Америке в люди и в итоге дать сыну приличное образование, сыграло в его писательской карьере огромную роль. Азимов окончил престижный Колумбийский университет, и, хотя никто и никогда не называл его крупным ученым, он всё же 10 лет преподавал такую непростую дисциплину, как биохимия.

Американский писатель-фантаст Айзек Азимов

Фото: Global Look Press/Beryl Bernay

Фантастикой Айзек, разумеется, увлекся еще ребенком, благо отцовский кондитерский магазин торговал, как тогда было принято, всем на свете, в том числе — журналами. Но то, что ему приходилось в этих журналах читать, перестало его удовлетворять сразу. Практически вся американская фантастика периода интербеллума состояла из одного бесконечного романа в мягкой обложке, на которой имелась красотка в исподнем или звериной шкуре либо атлетичный красавец в том же наряде. У этого «романа» были разные авторы и названия, но почти одинаково-бессмысленный сюжет и одинаково низкий литературный уровень. Pulp fiction этот производила армия неотличимых друг от друга халтурщиков, в основном — бывших журналистов.

Доктор биохимии Айзек Азимов такого сочинять не мог по определению. С ним в американскую (и мировую) фантастику пришла наука. Разумеется, Азимов (как и его товарищи по «большой тройке» фантастов Роберт Хайнлайн и Артур Кларк) был в первую очередь очень талантливым литератором. Но его мозг был мозгом ученого — и это сразу выделило его тексты среди прочих.

До «Основанья», а затем

Он дебютировал еще студентом — первый рассказ о роботах, «Робби», вышел в 1940-м, и в нем уже был сформулирован первый из трех азимовских законов роботехники — робот не может навредить человеку. Нельзя сказать, что вчерашний школьник проснулся знаменитым — но то, насколько его фантастика отличается от лежащей на соседних полках, было сразу заметно. Азимовскую фантастику можно назвать академической — она всегда говорит о серьезных вещах, даром что жанр — развлекательный. В 1940-1950-х годах взаимоотношения человека с искусственным интеллектом казалась проблемой несуществующей, во всяком случае — находящейся на том же горизонте планирования, что и полеты за пределы Солнечной системы. Как мы теперь понимаем, во-первых, это оказалось не так, а во-вторых, азимовскими законами роботехники мы успешно начинаем пользоваться в практической жизни.

123

Фото: РИА Новости/С.Крапивницкий

Кадр из учебного фильма «Я, робот» по рассказу американского ученого Айзека Азимова

Но серия о роботах была всё же, выражаясь языком советского литературоведения, фантастикой ближнего прицела. Азимову описывать одни только чудеса ближайшего будущего было скучновато. Его фантазии хотелось полной свободы от условностей хронологии — так появилось «Основание», вероятно, магнум опус писателя, квинтэссенция его взглядов на человеческую историю. Да, «Основание», действие которого происходит примерно в ССI (201-м) веке по нашему исчислению — по сути исторический роман. 22-летний (на момент написания) Азимов всерьез размышляет о политическом устройстве нашей цивилизации, механизмах власти, демократии и диктатуре.

Об этом часто забывают, но золотой корпус азимовских текстов, то, благодаря чему его и считают первым фантастом столетия, увидел свет в невероятно сжатые сроки: в 1950 году вышел «Я, робот», в 1958 — последняя часть приключений Лаки Старра, «Кольца Сатурна». В этот промежуток уместились канонические рассказы о роботах, фантастические детективы о сыщике Элайдже Бейли и его помощнике Р. Дэниеле Оливо, самый известный (и лучший) «внесерийный» роман «Конец Вечности» и, конечно, «Основание». Немыслимая плодовитость — не столько количественно, сколько качественно. Особенно если вспомнить еще, что подавляющее большинство этих текстов были написаны в еще более краткий промежуток времени — между 1942 и 1946 годами!

123

Фото: lwcurrey.com

Обложка первого издания романа «Конец Вечности», 1955 год

Статус живого классика Азимов обрел, еще не перешагнув сорокалетний рубеж. Перешел — и остановился. Собственно, вопрос, а что именно читать у Азимова, в обязательном порядке имеет очень простой ответ: всё, что увидело свет до 1958 года (поразительно, но в этот же год Азимов ушел и из университета). Всё более позднее — что называется факультатив. И дело тут не в Азимове как таковом. Просто золотой век фантастики закончился 12 апреля 1961 года. Выдумки о том, что своими глазами видел живой человек — какими бы гениальными эти выдумки ни были — больше не могли никого всерьез заинтересовать.

Возвращение

Разумеется, Азимов не перестал писать. Его библиография 1960-1970-х годов столь же массивна, как и в предшествовавшее десятилетие. Азимов регулярно выпускает сборники рассказов, пишет свой, пожалуй, самый «наукообразный» роман «Сами боги». Но что-то в нем действительно необратимо изменилось. Казалось, он потерял вкус к тому, в чем ему не было равных — сотворению новых вселенных. Азимов обращается к жанру «крутого детектива» («Убийство в Эй-Би-Эй»), увлеченно занимается нон-фикшном, как вполне серьезным («О времени, пространстве и других вещах»), так и откровенно поверхностным, рассчитанным исключительно на коммерческий успех (как например, азимовские «гиды» по Библии и Шекспиру). Едва ли не единственная из опубликованных в это время вещей, действительно украшающих библиографию писателя — повесть «Двухсотлетний человек».

Фото: TASS/AP

Но те, кто поторопился причислить величайшего фантаста века к «сбитым летчикам» (или, скорее, потерянным астронавтам) ошиблись. Разменяв седьмой десяток Азимов вдруг обрел второе дыхание. Он решает объединить три свои главные вселенные — Основания, Галактической Империи и Роботов — в одну, собрать, склеить такие разные истории, завершить, объяснить, поставить точку. Задача эта казалась нерешаемой, да что там говорить — вовсе ненужной. Между событиями «Робби» и «Основания» самим автором была проложена пропасть в 20 тыс. лет. Что уж тут общего? Но Азимову, как настоящему ученому, чем сложнее проблема — тем интереснее ее разрешить. Он дописывает цикл о Элайдже Бейли и Р. Дэниеле Оливо («Роботы зари», «Роботы и Империя»), а параллельно завершает историю Основания («Кризис Основания», «Основание и Земля»). В этой последней книге Азимов мастерски сводит все концы с концами: вся история человечества, начиная с конца ХХ века — дело рук робота Дэниела Оливо.

Азимов умер совершенно нестарым человеком — ему едва исполнилось 72. У этой безвременной кончины, разумеется, есть медицинская причина, вполне драматичная: писатель умер от ВИЧ, которым его заразили во время операции на сердце. Но есть тут и немного чистой мистики: вряд ли Азимов уютно чувствовал бы себя в 1998 году, том самом, в котором происходит действие «Робби» и в котором люди летают с Луны на Марс, а детей нянчат механические человекоподобные существа. Фантаст не должен видеть, что описанное им будущее не наступило — это разорвет ему сердце.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Хронология чтения книг Айзека Азимова. Правильный порядок

15 Февраля 2017, 15:39

Здравствуйте! Это здорово, что вы интересуетесь правильным порядком чтения книг Айзека Азимова. И хорошо, что попали именно сюда, прочитайте эту маленькую статью до конца, и вы поймете как и в какой последовательности лучше читать Азимова. Дело в том, что библиография писателя поражает своим количеством книг, и самостоятельно сложно разобраться что к чему. Поэтому давайте вместе попробуем это сделать.

Во-первых, если вы ещё ничего не читали из Азимова и хотите выбрать первую действительно качественную книгу, советуем ознакомиться с соответствующей статьей:

Во-вторых, хотелось бы оговориться, что есть несколько путей, и каждый для себя выбирает то, что ему больше по душе. Некоторым может показаться логичным читать произведения в той последовательности, в которой они были написаны Азимовым. И не важно если очередной его роман это приквел к предыдущим, ведь писатель должен бы поставить нас в известность об этом. И кому-то может показаться интересным побывать в шкуре тех читателей, которые жили во времена писателя, когда книги публиковались. Но это не лучший вариант, потому что изначально Азимов публиковался только в научно-фантастических журналах, и отдельные книги не выпускались. И первая книга, например, совсем не начало истории. Впоследствии, всего его ранние наработки, рассказы и повести, которые раньше были только в журналах, превратились в отдельные книги или даже серии романов и стали очень популярны. На сайте есть страница с книгами, разделенные по годам первой публикации. Именно эти книги и принесли всемирную известность писателю. Кстати, подробнее путь к успеху описан в его биографии.

Есть также страница, где все книги сгруппированы по сериям или циклам. Это уже вариант хороший для правильного ознакомления. На каждой странице цикла есть список книг, отсортированный как по сюжету, так и по году публикации. Выбираете то, что вам больше всего кажется интересным, и читаете книги в сюжетном порядке.

Сам Айзек Азимов, кстати, тоже составил нумерованный список для собственных книг, используя какую-то свою логику на этот счёт. Но там всё идёт не в сюжетном порядке, а скорее в порядке первой публикации. И в этот список входят как художественные, так и научно-популярные книги. Вы можете видеть на сайте номер книги по этому списку, так называемый «Номер Азимова», который расположен на обложке.

А теперь самый лучший вариант чтения книг Азимова! Самое интересное, это то, что внушительную часть научно-фантастических книг можно объединить в один громадный цикл — Галактическую историю. По своей сути, это история будущего человечества по версии Айзека Азимова на десятки тысяч лет вперёд. И у нас есть возможность читать всё по-порядку. Те, кто так пробовал, а также те, кто потом перечитывал в правильном сюжетном порядке, отмечают, что так вся история действительно выстраивается логично и последовательно. И всячески советуют именно такой порядок чтения. Переходите на страницу с Галактической историей, и смело читайте.

 

На этом рекомендации пока закончены. Выбирать с какой книгой провести время конечно же вам, а здесь лишь информация, которая поможет принять решение. И какой бы выбор не был сделан, надеемся, что вы с удовольствием погрузитесь в мир, созданный Айзеком Азимовым, и получите массу удовольствия. Приятного чтения!


Понравилась статья? Покажи её друзьям:

Айзек Азимов — История читать онлайн

Айзек Азимов

История

Худая рука Уллена легко и бережно водила стило по бумаге; близко посаженные глаза помаргивали за толстыми линзами. Дважды загорался световой сигнал, прежде чем Уллен ответил:

– Это ты, Тшонни? Вхоти, пошалуйста. Он добродушно улыбнулся, его сухощавое марсианское лицо оживилось.

– Сатись, Тшонни… но сперва приспусти санавески. Сверкание вашево огромново семново солнца растрашает. Ах, совсем-совсем хорошо, а теперь сатись и посити тихо-тихо немношко, Потому что я санят.

Джон Брюстер сдвинул в сторону кипу бумаг и уселся. Сдув пыль с корешка открытой книги на соседнем стуле, он укоризненно поглядел на марсианского историка.

– А ты все роешься в своих дряхлых заплесневелых фолиантах? И тебе не надоело?

– Пошалуйста, Тшонни, — Уллен не поднимал глаз, — не сакрой мне нушную страницу. Это кника «Эра Китлера», Уильяма Стюарта, и её очень трутно читать. Он испольсует слишком мноко слов, которых не расъясняет. — Когда он перевел взгляд на Джонни, на лице его читалось недоуменное раздражение. Никокта не опъясняет термины, которыми польсуется. Это ше совершенно ненаучно. Мы на Марсе, преште чем приступить к рапоте, саявляем: «Вот список всех терминов, которые испольсуются в тальнейшем. Иначе как пы люти смокли расумно исъясняться? Ну и ну! Эти сумасшетшие семляне!

– Это все пустяки, Уллен… забудь. Почему бы тебе не взглянуть на меня? Или ты ничего не заметил?

Марсианин вздохнул, снял очки, задумчиво протер стекла и осторожно водрузил очки на нос. Потом окинул Джонни изучающим взглядом.

– Я тумаю, ты нател новый костюм. Или не так?

– Новый костюм? И это все, что ты можешь сказать, Уллен? Это же мундир. Я — член Внутренней Обороны. Он вскочил на ноги — воплощение юношеского задора.

– Што такое «Внутренняя Опорона?» — без энтузиазма поинтересовался Уллен.

Джонни захлопал глазами и растерянно опустился на место.

– Знаешь, я и в самом деле могу подумать, что ты даже не слышал о войне, которая на прошлой неделе началась между Землей и Венерой. Готов поспорить!

– Я пыл санят. — Марсианин нахмурился и поджал тонкие, бескровные губы. — На Марсе не пывает войн… теперь не пывает. Кокта-то мы применяли силу, но это ныло тавным-тавно. А теперь нас осталось мало, и силой мы не польсуемся. Этот путь совершенно песперспективен. — Казалось, он заставил себя встряхнуться и заговорить оживленнее. — Скаши мне, Тшонни, не знаешь ли ты, кде я моку найти опретеление тово, что насывается «национальная кортость»? Оно меня останавливает. Я не моку твикаться тальше, пока не пойму его сначение.

Джонни выпрямился во весь рост, блистая чистой зеленью мундира Земных Сил, и улыбнулся, ласково и снисходительно:

– Ты неисправим, Уллен, старый ты простофиля. Не хочешь ли пожелать мне удачи? Завтра я отправляюсь в космос.

– Ах, а это опасно?

Джонни даже взвизгнул от смеха:

– Опасно? А ты как думаешь?

– Токта… токта это клупо — искать опасности. Зачем это тепе нато? ~

– Тебе этого не понять, Уллен. Ты только пожелай мне удачи, скажи, чтобы я быстрее возвращался с победой.

– Все-не-пре-мен-но! Я никому не шелаю смерти. — Узкая ладонь марсианина скользнула в протянутую лапищу. — Путь осторошен, Тшонни… И покоти, пока ты не ушел, потаи мне рапоту Стюарта. Тут, на вашей Семле все телается таким тяшелым. Тяшелым-тяшелым… И таше к терминам не привотится опретелений.

Он вздохнул и вновь погрузился в манускрипты, ещё до того как Джонни неслышно выскользнул из комнаты.

– Какой варварский нарот, — сонно пробормотал себе под нос марсианин. — Воевать! Они тумают, что упивая… — Слова сменились внятным ворчанием, в то время как глаза продолжали следить за пальцем, ползущим по странице.

«…Союз англосаксонских государств в любую минуту мог распасться, хотя уже к весне 1941 года стало очевидно, что гибель…»

– Эти сумасшетшие семляне!

Опираясь на костыли, Уллен остановился на лестнице университетской библиотеки, сухонькой ладошкой защитив слезящиеся глаза от неистового земного солнца.

Небо было голубым, безоблачным… безмятежным. Но где-то там, вверху, за пределами воздушного океана, сражаясь, маневрировали стальные корабли, полыхая яростным огнем. А вниз, на города, падали крохотные капли смерти высокорадиоактивные бомбы, бесшумно и неумолимо выгрызающие в месте падения пятнадцатифутовый кратер.

Население городов теснилось в убежищах, скрывалось в расположенных глубоко под землей освинцованных помещениях. А здесь, наверху, молчаливые, озабоченные люди текли мимо Уллена. Патрульные в форме вносили некоторое подобие порядка в это гигантское бегство, направляя отставших и подгоняя медлительных.

Воздух был полон отрывистых приказов.

– Спустись-ка в убежище, папаша. И поторопись. Видишь ли, здесь запрещено торчать без дела.

Уллен повернулся к патрульному, неторопливо собрал разбежавшиеся мысли, оценивая ситуацию.

– Прошу прощения, семлянин… но я не спосопен очень пыстро перемещаться по вашему миру. — Он постучал костылем по мраморным плитам. В нем все претметы слишком тяшелы. Если я окашусь в толпе, то меня затопчут.

Он доброжелательно улыбнулся с высоты своего немалого роста. .Патрульный потер щетинистый подбородок:

– Порядок, папаша, я тебя понял. Вам, марсианам, у нас нелегко… Убери-ка с дороги свои палочки.

Напрягшись, он подхватил марсианина на руки.

– Обхвати-ка меня покрепче ногами, нам надо поторопиться.

Мощная фигура патрульного протискивалась сквозь толпу. Уллен зажмурился, — быстрое движение при этом противоестественном тяготении отзывалось спазмами в желудке. Он снова открыл глаза только в слабо освещенном закоулке подвала с низкими потолками.

Патрульный осторожно опустил его на пол, подсунув под мышки костыли.

– Порядок, папаша. Побереги себя.

Уллен пригляделся к окружающим и заковылял к одной из невысоких скамеек в ближайшем углу убежища. Позади него послышался зловещий лязг тяжелой, освинцованной двери.

Марсианский ученый достал из кармана потрепанный блокнот и начал неторопливо заполнять его каракулями. Он не обращал ни малейшего внимания на взволнованные перешептывания, встретившие его появление, на обрывки возбужденных разговоров, повисшие в воздухе.

Но, потирая пушистый лоб обратным концом карандаша, он наткнулся на внимательный взгляд человека, сидящего рядом. Уллен рассеянно улыбнулся и вернулся к записям.

– Вы ведь марсианин, верно? — заговорил сосед торопливым, свистящим голосом. — Не скажу, что особо люблю чужаков, но против марсиан ничего такого не имею. Что же касается венериан, так теперь я бы им…


Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о